Мнения о «ЕЖЕ» изнутри

Дима Вернер

Дима Вернер

Интернет обладает одной замечательной особенностью — люди, которые физически живут далеко друг от друга, в разных городах и странах, могут виртуально общаться, как будто они находятся в одной гостиной. Для создателей русского Интернета такой виртуальной гостиной является ЕЖЕ-лист. Вот уже много лет на ЕЖЕ-листе общаются люди, наполняющие русский Интернет содержанием. Если вы делаете что-то в Интернете на русском языке и не подписаны на ЕЖЕ-лист — вы очень многое теряете. ЕЖЕ-лист всегда был для меня источником информации, которая помогала мне развивать свои проекты, да и просто я получал удовольствие от общения с умными и интересными людьми.

А самая запоминающаяся история для меня лично произошла весной 1999-го года. Я рассказал на листе про то, как «Комсомольская Правда» украла с анекдот.ру карикатуру Олега Шварцбурга, подписав ее «Шутка из Интернета». В результате уже через несколько дней «Комсомолка» на своих страницах официально извинилась. Насколько я знаю, это был первый случай, когда крупная столичная газета принесла извинения интернет-сайту. ЕЖЕ-лист — это сила!
Алекс Экслер

Алекс Экслер

Я не люблю никакие сообщества, клубы и так далее. По одной простой причине: пафоса много, а толку — ноль. «ЕЖЕ» — единственное сообщество, в котором я состою уже много лет, и которое мне до сих пор очень нравится. Почему? Да потому что пафоса нет никакого, а толку — лично для меня — очень даже много. Приятно иметь возможность неформально общаться с креативщиками. Приятно, когда есть закрытая рассылка с практически идеальным модерированием — в том смысле, что и «свобода слова» не подавляется, и ненужный флейм давится очень быстро и очень эффективно. Еще приятно то, что это сообщество объединяет создателей практически всех более или менее значимых проектов в Рунете. Мне это нравится.
Антон Носик

Антон Носик

ЕЖЕ-движение возникло так давно, что сегодня мне трудно уже вспомнить, когда это произошло, и зачем. Но помню совершенно отчетливо, что процессом создания сообщества рулили Саша Малюков из загадочного университета с японским названием Або в финском городе Турку (лишь много лет спустя, попав в Финляндию, я выяснил, что Або — это всего лишь шведское название того самого Турку) и Леня Делицын, в те годы просиживавший штаны на геологической кафедре в штате Висконсин, знаменитом своими оффшорами делавэрского образца. Делицын из Висконсина и Малюков из Турку были мне знакомы еще по моей собственной жизни в Иерусалиме, хотя физически с ними встретиться впервые удалось лишь много лет спустя…

Мне почему-то кажется, что первая моя встреча с Делицыным произошла в тот день, когда я нанял его на работу руководителем аналитической службы Рамблера. Хотя на самом деле это наверняка аберрация памяти, и познакомились мы за несколько недель до этого. Как бы то ни было, от мысли о том, что мне хотелось бы нанять Делицына на работу аналитиком, до собственно знакомства и найма, прошло никак не меньше четырех лет.
Леонид Делицын

Леонид Делицын

Я подписан только на один список рассылки — ЕЖЕ-лист, поскольку этого достаточно. Раньше я был подписан ещё на список banners, который модерировал Роман  К., но тот список, кажется, перестал функционировать. ЕЖЕ — очень важный, знаковый русский проект, проект очень важный, в России ведь нет своего Apache, Linux или perl, где бы российские специалисты доминировали. Мне он особенно дорог, поскольку разрушает барьер между русскими здесь и в других странах, который неизбежно воздымается, подобно застарелой нелюбви между городом и деревней.

У нас как-то давно был спор с одним из старейших ежей, являются ли сетевые проекты формой творчества, и я продолжаю настаивать, что такие проекты, как ЕЖЕ — это результат именно творчества, как концерт — результат творчества дирижёра и артистов. Успех ЕЖЕ по крайней мере наполовину (а я думаю, больше) обусловлен специальным гением Александра Малюкова. Я думаю, что однажды Саша напишет книжку о том, как правильно делать такие проекты. И эта книга будет пользоваться огромным успехом, поскольку в будущем все будут подписаны на какие-нибудь списки рассылки, как были раньше подписаны на газеты и журналы. Хотя, конечно, всё равно не все смогут дирижировать такими сообществами, поскольку таланты у нас у всех разные. Но некоторые, у которых есть такой дар, может быть, создадут что-нибудь, что можно будет назвать следующей стадией развития.
Игорь Ашманов

Игорь Ашманов

Я подписался на ЕЖЕ-лист года два-три назад более-менее случайно. В ЕЖЕ-листе обсуждали (ругали) наш сервис Спамтест, накал дискуссии был высок, я подписался, чтобы почитать, но поздно — дискуссия уже досрочно завершилась победой Спамтеста. Стал читать рассылку и обнаружил, что диапазон тем необычайно широк, меня это «зацепило», и я с тех пор читаю рассылку каждый день, хотя это как минимум 50-70 писем в сутки. Мне не нравится «элитарность», но ЕЖЕ-лист — не элита Рунета, потому что у Рунета пока ещё, по-моему, нет элиты. Но это крепкий средний класс Рунета, и мне лично очень интересно знать, что он себе думает по всем вопросам бытия.

Из наиболее полезных свойств ЕЖЕ-листа отмечу следующие: а) широкий круг тем, наличие специалистов или продуманных мнений среди участников практически по каждой из них; б) наличие топ-менеджеров или сотрудников большинства из крупных проектов Рунета, что позволяет обращаться при необходимости напрямую; в) отличное место для поиска сотрудников, работает лучше любого кадрового агентства (постепенно в нашей компании оказалось больше десяти членов ЕЖЕ-листа); г) наличие порога вхождения, хорошие механизмы саморегуляции и отличное модерирование по схеме 24×7×365, благодаря чему в рассылке практически нет сетевого хамства, бессмысленных флеймов, спама.
Дмитрий Иванов

Дмитрий Иванов

О ЕЖах мне поведал Евгений Горный — осенью 1997 года, в  квартире-редакции Журнала.ру в Калашном переулке, где происходила вечная тусовка. Помимо ЕЖЕй тогда был еще другой список рассылки — pogoda. Мол, для тех, «кто делает погоду в Интернете». Придумали его, как нетрудно догадаться, Лебедев с Носиком. Горный спросил меня удивленно: «Как, ты не подписан на „Погоду“? Что, и о ЕЖЕ-листе не знаешь?» Я сразу ощутил свою неполноценность и попросил поспособствовать тому, чтоб мне тоже оказаться включенным в число «делающих погоду». Список «Погода» вскоре помер, а ЕЖЕ-лист и сегодня — несмотря на то, что прошли годы и сменились поколения флеймеров — хранит дух той тусовки «делающих погоду в Интернете», что собиралась в квартире Ицковича выпить и потрепаться.
Михаил Вахтеров

Михаил Вахтеров

Весной 1998 г. о «ЕЖЕ» мне рассказал Леха Андреев — первый ЕЖик, которого я увидел вживую. На станции метро Арбатская в Москве мы забили стрелку, где состоялось знакомство и вручение ему диплома первого интернет-конкурса «Золотой сайт».

Сегодня для меня ЕЖЕ-лист — это больше чем Интернет. Каждый день он приносит радость, мудрость, а иногда огорчения, т. е. жизнь продолжается. Берусь утверждать, что ЕЖЕ-друзья мне оказали и продолжают оказывать неоценимую поддержку в проведении интернет-конкурса «Золотой сайт». C ними же мы создавали Всероссийскую интернет-академию. По-разному складываются судьбы у проектов, рожденных в ЕЖЕ-дискуссиях, но каждый из них всегда «на первых ролях» в Рунете — не проходит незамеченным событием. Я задаю себе вопрос — каким бы был Рунет без «ЕЖЕ»? И отвечаю вам — бесхребтовым! ;)
Александр Гагин

Александр Гагин

Меня в ЕЖЕ-движении больше всего удивил его успех. Мало того, что оно состоялось, но еще и стало практически единственным живым обществом для тех, кто что-то делает в Интернете. Когда все начиналось, я был настроен крайне скептично: кому это нужно? зачем? Были уже другие способы общаться, и общинность ЕЖЕ меня смущала. Однако время показало, что был бы лидер и его желание — и все произойдет. Сегодня сложно даже вспомнить, какие форматы и рассылки я имел в виду, когда говорил, что нам и без ЕЖЕ есть, где общаться. Теперь больше негде.
Павел Шевчук

Павел Шевчук

На первый взгляд может показаться, что на ЕЖЕ-листе можно задать абсолютно любой, самый глупый вопрос. Но это совсем не так просто. Кроме писаных правил листа существуют ещё и неписаные. И одно из неписаных правил регламентирует, какие вопросы задавать является хорошим тоном, а какие — дурным.

Можно задать вопрос из своей профессиональной области деятельности, если он сложный, интересный или требующий инсайдерской информации. Одним словом, такой, ответа на который просто так в «Гугле» не найдёшь. Такие вопросы, хоть и не часто, но с удовольствием обсуждаются на листе.

Также считается хорошим тоном задавать ламерские вопросы из области деятельности, не являющейся профессиональной для вопрошающего. Например, программист может смело спрашивать о том, что такое фокусное расстояние объектива. Финансист может легко спросить, какая ныне температура воды в Египте. Маркетологу сам Бог велел поинтересоваться, в чём разница между либерализмом и либертарианством. А журналист просто обязан время от времени жаловаться, что не может настроить «Вордпресс».

Вы же нарушите это правило, задав ламерский вопрос в области, которую вы указали, как свою работу. Подписчики просто пробурчат под нос «фи» и пролистают лист дальше.

Надеюсь, это поможет вам в будущем задавать правильные вопросы на ЕЖЕ-листе.
Александр «Sanches» Милицкий

Александр «Sanches» Милицкий

Лично мне ЕЖЕ-лист интересен как:

1. Сообщество коллег, связанных общими отраслевыми и профессиональными интересами. В каковом сообществе можно задать специфический вопрос, обратиться за помощью, найти работу или работника, — и, в свою очередь, предоставить аналогичное коллегам по листу.

2. Дискуссионная площадка для обсуждения/обкатки всяческих мыслей и идей, эдакий брейн-полигон. Где можно высказать сырую еще идею, получить о ней критические отзывы, обкатать. Где можно, послушав обсуждение какого-то вопроса более компетентными и знающими людьми, — составить о нем собственное мнение, которого ранее попросту не было. Причем дискуссионный клуб именно закрытый, — ибо обкатываемые и обсуждаемые мысли могут быть сырыми, а позиция, занимаемая в диспуте, не соответствовать собственному мнению, а являться позицией «адвоката дьявола», — и вынос такого рода вещей за пределы листа был бы крайне нежелательным.

3. Отраслевой механизм самоорганизации, — включающийся тогда, когда возникают насущные проблемы, задевающие многих из участников. Пример такого рода ситуации — открытое письмо в защиту библиотеки Мошкова.

4. Канал профессиональной коммуникации, — ориентированный не на массовый сектор, а на небольшое число профессионалов. Анонсы, результаты исследований, сообщения о выставках и конференциях и т. п., — то, что «крутится» внутри профессионального сообщества, и для широкой публики не предназначено, — да ей и не особо интересно.

5. Тусовка. Сообщество людей, которые виртуально и/или реально знают друг друга не первый год, периодически видятся на всяческих РИФах, встречаются в офисах за столом переговоров, оказываются за одним столиком в «Пирогах» или «Вермеле», распространяют значки и футболки, заглядывают друг к другу в гости, приезжая из другого города.

6. Площадка и база для возможной реализации совместных проектов, — поиска для них коллег, соратников и единомышленников.

7. Место с высокой концентрацией интеллектуальных, образованных и просто умных людей, — от общества которых и общения с которыми получаешь почти физиологическое удовольствие, близкое по силе к оргазму.
Александр Ляхов

Александр Ляхов

Мои впечатления о ЕЖЕ-движении не складываются в какую-то цельную картину, поэтому ограничусь несколькими эклектичными заметками на тему «Я и ЕЖЕ».

Первое впечатление — на ЕЖЕ-листе собрались сплошь военспецы! Военные темы вызывают многолюдные и шумные споры, напоминающие собрания «пикейных жилетов» у Ильфа и Петрова. Тогда как другие важные (на мой взгляд!) темы остаются почему-то без внимания…

Первый ЕЖЕк, увиденный мною, что называется, вживую — Володя Харченко. 2 июня 2005 года, прилетев со сборной Казахстана по футболу в Киев, я созвонился с Володей — и на вечер он стал нашим гидом. Неспешная прогулка по Красноармейской улице и Крещатику, замечательный ужин с видом на Майдан Незалежности, ЕЖЕ-значок на память…

Март 2006 года. Юбилейный 10-й РИФ. Близкое знакомство с другим ЕЖЕком — Сашей Милицким. Тихое восхищение: «Так вот ты какой, оказывается, северный олень!». С другими ЕЖЕками контакта почему-то не получилось, хотя «Косогоров Самогон No 5» к этому располагал…

Первое ЕЖЕ-разочарование — РОТОР-2005. Воспринимается как попытка совмещения обычного конкурса сайтов с «Оскаром» и петушиными боями. Предложил САМу отделить мух от котлет. Хотя большинство таким «шоу» довольно…

29 мая 2006 года, как участник ЕЖЕ-листа, получил от САМа письмо под названием «ЕЖЕ избавляется от старья» — и стало как-то очень грустно… Потому что именно с запроса на вступление в «ЕЖЕ-недельки» и «ЕЖЕ-месячники», упомянутые в этом письме, и началось моя ЕЖЕ-деятельность. Было это 24 мая 2001 года…
Андрей Шипилов

Андрей Шипилов

Я подсел на ЕЖЕ-лист, как на наркотик. Помню, в 98-м Анатолий Левенчук долго и упорно уговаривал меня подписаться. Я не хотел. Меня тогда жутко раздражали слова «Сетевая элита», а все вокруг были склонны ставить знак равенства между словами «Сетевая элита» и «ЕЖЕ-движение». Вообще тогда мало кто знал, что такое, это самое «ЕЖЕ», и всяких легенд вокруг этого слова ходило в избытке. Я не хотел иметь ничего общего с «Сетевой элитой». В конце-концов, хитрый Левенчук заручился моим согласием «только попробовать» и сам подписал меня. И это было подобно «первому бесплатному» уколу от драгдилера. Здесь оказались все те же люди, которые были мне знакомы по реальной жизни, но здесь они были какими-то другими. Сама среда, аура, была совсем другой.

Что сейчас для меня ЕЖЕ-движение? Это уникальная среда общения, которую очень тяжело представить находясь вне ее. В моих глазах это нечто вроде Касталии Гессе.
Евгений Скляревский

Евгений Скляревский

Я узнал о ЕЖЕ, увидев ссылку на страницу ФРИ в письме Даниила Кислова, осенью 2003 года, написал САМу, можно ли и мне? На что сразу поучил ответ: «Кому же, как не вам?». Огляделся, а «тут на четверть бывший наш народ», не только бомонд Носик, Экслер, Паркер, Лейбов, Гельман, но и знакомые по «Компьютерре» (той, прежней, я ее фанат) Андрей Шипилов, Константин Кноп, Анатолий Левенчук.

С первых дней участие в ЕЖЕ наполняет восторгом, который до сих пор не увял. Заметил — если первые мои письма игнорировались «старослужащими» (теперь знаю, что совершенно справедливо), потом иногда стали прислушиваться, потом, попозже, почувствовал некоторое уважение со стороны подписчиков. Сейчас зачастую могу прогнозировать развитие обсуждения на ту или иную тему, иногда провоцирую активность или перевожу обсуждение на новую ветку — все это составляющие виртуального общения, для меня это праздник, карнавал мнений, реплик, мыслей. Хоть все под своими реальными именами и многие давно знакомы, все равно присутствуют все прелести сетевые — можно не спешить с ответом, справиться с Яндексом-Википедией, обсудить ситуацию приватно, пошутить, найти противоречия в доводах оппонента, в его прошлых высказываниях.

Изучал, кстати, историю ЕЖЕ-движения, в таком долгом существовании сообщества все авторы «винят» удачный стиль модерирования, найденный САМом. Кроме ЕЖЕ-листа — приятно присутствовать во ФРИ, этом паноптикуме восковых фигур создателей русского Интернета. Меня, кстати, не коробит, как большинство (да и сомневаюсь в их искренности) от термина «Сетевая элита» — это же не противопоставление «быдлу», а в том смысле, что люди «двинули собой» и создали нечто значимое. Важен и приятен для меня и «Информационный бум», особенно «старички» — «пятница» и «суббота», а также выбывшие (надеюсь, не насовсем) любимцы — Артемий Ломов и Денис Шумаков.
Николай Попов

Николай Попов

Если ты что-то в Сети хорошо делаешь — тебя читают, слушают, смотрят, обсуждают. Если ты делаешь это очень толково, долго и стабильно — твоё имя приобретает определённый вес. Но как только ты перестал держать руку на пульсе, ты умер. Через полгода при твоём появлении будут спрашивать «что это было?», а ещё через полгода даже и не будут.

Между тем, в Рунете живёт ЕЖЕ-лист. Такое место, где авторы самых разнообразных сетевых проектов могут просто посмотреть друг на дружку — и прочувствовать, пронаблюдать эти вещи не на своей шкуре. Ведь вчерашний он — это сегодняшний я, а сегодняшний я — это завтрашний ты. Задай вопрос — и увидишь, стали ли мы счастливее.

Рунет — коралловый риф из десятков тысяч полипов, строящих свои домики на домиках предыдущих поколений. И замуровывающих эти предыдущие поколения заживо. Потерял искорку, перестал давать стране угля, строить домик? Что ж, он послужит основанием для наших, спасибо. И умри. Максимум, что мы тебе можем оставить — слюдяное окошечко, через которое ты будешь ещё некоторое время корчить нам смешные рожи, пока не истратишь весь свой оставшийся воздух. Но мы не звери. Если ты нам очень понравишься, мы тебя даже выберем победителем клоунского конкурса РОТОР напоследок, нам не жалко. Вдруг тебе оно хоть чем-то поможет.

А назавтра в твоём положении окажемся мы. А напослезавтра ты. И только ЕЖЕ-лист переживёт и тебя, и нас, и их — всех. Это вечная кунсткамера нашего кораллового рифа. Любопытное природное явление для умеющего мотать на ус.
Виктор Галенко

Виктор Галенко

Было так: Жутко ревнуя, в ЕЖЕ меня порекомендовал мой соратник и заместитель по порталу «Спорт-Экспресс» Алексей Чурсин… И ЕЖЕ-движение понесло меня как стадо муравьев дохлую гусеницу. Горизонты раздвинулись. И из тесного мира спортивной прессы выкинуло в реальный мир. Иконы и столпы Рунета оказались людьми, как правило, веселыми и пьющими. Особенно это удалось в полной мере испытать при раздаче ЕЖЕ-значков, а также при организации ЕЖЕ-встреч. Печень пыталась дрогнуть, но на морально-волевых выдержала. Дмитрий Вернер, Игорь Ашманов, Алексей Тутубалин, Борис Соркин и многие другие ЕЖЕ-ки плотно вошли в мою жизнь. А я соответственно в их. Хотя им возможно, этого не очень то и хотелось. Утро начинается с прочтения ЕЖЕ-листа. Мозг рвется на части. Где зерна и где плевела? Где овцы и кто козлища? А дальше как у Высоцкого :

Я, например, на свете лучшей книгой
Считаю кодекс уголовный наш.

И если мне неймется и не спится
Или с похмелья нет на мне лица —
Открою кодекс на любой странице,
И не могу, читаю до конца.


Вот и я, перед сном тоже читаю ЕЖЕ-лист. Что происходит? О чем сыр бор? В чем @ порылась?

Что пишет Игорь Ашманов? Николай Попов? Кого опять заминусовали? Невозможно заснуть без этого. А утром в трусах, с трудом продрав глаза, снова смотреть как папка ЕЖЕ наполняется. И любопытно. Что же там внутре?

Но иногда все жутко надоедает, и ЕЖЕ-лист иногда начинает касаться чемоданом без ручки. И нести тяжело. И бросить жаль. Не получается. Поздно. ЕЖЕ-зависимость.
Генри Шеппард

Генри Шеппард

Самая интересная форма изложения истории — военные мемуары. Их не портит даже примитивный слог и солдафонская прямолинейность в выводах. Зато драйв зашкаливает за все мыслимые пределы.

Первое знакомство с ЕЖЕ началось разведывательной атакой легкой кавалерии, но закончилось разгромом. Я «наступил на лапу» паре знаменитых сетевых деятелей, которые палили друг в друга тяжелой артиллерией. Конфликт двух «гуру» крутился вокруг их личных отношений и какого-то малозначительного повода, но моя разведывательная операция случайно и неожиданно обнаружила себя прямо между их позиций, так что я был беспощадно затоптан ими обоими и армией их поклонников. Я был вышвырнут за пределы ЕЖЕ-листа самым беспощадным образом.

Полгода я зализывал раны, после чего снова попытался галопом промчаться по просторам листа. На этот раз удалось проскочить незамеченным и прицепиться в хвост какому-то неповоротливому «сетевому гуру», который узнал во мне редактора своего любимого издания. Я постепенно укреплял позиции и развивал успех операции, пока снова не удержался и не ринулся в атаку на другого «гуру» в пылу азарта. На этот раз я снова был побит, но и «гуру» получил от меня пару глубоких отметин. Наученный старым опытом, я предпринял тактическое отступление и отписался еще на полгода.

Третья атака была проведена по всем правилам в стиле Китченера. Небольшие стычки с новичками по мелким вопросам дали возможность засветиться и приобрести хрупкий статус-кво за счет репутации упертого болвана. Подписчики «покруче» уже перестали тыкать и с пол-оборота засыпать снарядами, а начали аккуратно изучать мой послужной лист и список наград, на которые раньше никто не обращал внимания. Постепенно позиционная стратегия и грубая, но упорная пропаганда дали мне возможность накопить силы. И теперь даже введение ограничивающего рейтинга не в состоянии остановить мое победное наступление.

Победа будет за нами!
Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов

Все началось не с ЕЖЕ-листа, а с ЕЖЕ-движения. Предполагалось, что те, у кого еженедельные проекты будут обмениваться ссылками. Потом добавились ЕЖЕ-дневки и в какой-то момент, чтобы обсуждать всякие технические тонкости сделали лист — для этих десяти-пятнадцати человек, больше тогда ЕЖЕ-проектов не набиралось.

В результате ЕЖЕ-лист оказался важным местом общения. Его звездный час пришелся на 1999—2001. Именно там люди, только начинавшие работать в Сети, могли на равных говорить с уже состоявшимися opinion leaders, которые в свою очередь не чувствовали себя связанными корпоративными правилами, то есть необходимостью фильтровать базар.

Впрочем, с появлением ЖЖ многие зубры ЕЖЕ постепенно отдрейфовали туда. Тем не менее ЕЖЕ-лист по-прежнему существует и функционирует — хотя для меня центр тяжести перенесся на редкие офлайновые встречи.

Моя любимая байка — про то, как на встрече ЕЖЕй в конце 1999 года в полуоткрытом «Проекте ОГИ» актриса Амалия Мордвинова, опрометчиво приведенная туда Кубом, чуть не дала по морде Артемию Лебедеву: Великий Дизайнер недостаточно почтительно говорил с Великой Актрисой. Между тем, Тема всего-навсего ответил на просьбу «нарисовать сайт», что рисовать он не умеет. Мне как журналисту, было очень смешно, что на тот момент не было издания, куда можно было бы продать заголовок «Амалия Мордвинова едва не дала по морде Артемию Лебедеву», потому что известность этих людей была как раз такова, что издания твердо делились на тех, кто знали, кто такой Лебедев и тех, кто знали, кто такая Мордвинова. Сегодня, разумеется, это было бы невозможно: оба участника стали звездами еще больше. Более того, и Тема, и Куб покинули ЕЖЕ-лист — но я все равно рассказал здесь эту историю, чтобы напомнить, что на ЕЖЕ-листе успели побывать все.
Алексей «Леха» Андреев

Алексей «Леха» Андреев

Мне более всего запомнилась первая встреча ЕЖЕй в Питере в 97-м. Тогда еще мало кто знал друг друга в лицо, а встретиться договорились почему-то в «Катькином садике», где обычно собираются питерские гомосеки. Ну вот, прихожу я туда и вижу — в натуре куча мужиков стоит у памятника, и совершенно непонятно, то ли это ЕЖи, то ли просто пидоры, как обычно. Но все же заметил в толпе одну симпатичную девушку — и сразу к ней. Только начал флиртовать, тут же какой-то мужик в кипе подбегает и сурово так говорит «А это моя жена!». Ага, думаю я, значит все-таки не пидоры…

Так я и познакомился с Антоном Носиком, ну а затем и с другими товарищами. Потом мы все отправились в уличное кафе на Грибанале (а дело было в очень холодный сезон — ветер, пластиковые стаканы, вокруг бомжи, рядом Спас на Кровище и прочая такая пост-советская экзотика.) Но самое главное, что на этой встрече были произнесены несколько тостов по поводу Рунета, и все они впоследствии сбылись. Вот, собственно, в этом и сила ЕЖЕй. То есть не в тостах, конечно, а в том, что они работают. Даже если из пластиковых стаканов.
Радио «Свобода»

Радио «Свобода»: «ЕЖЕ-движение — сообщество профессионалов Интернета»

В передаче на Радио «Свобода» рассказали о ЕЖЕ-движении Александр «САМ» Малюков, Леонид Делицин, Дмитрий Леонов и Александр Сергеев.

Текст передачи целиком.

Высказались

#
Дима Вернер
#
Алекс Экслер
#
Антон Носик
#
Леонид Делицын
#
Игорь Ашманов
#
Дмитрий Иванов
#
Михаил Вахтеров
#
Александр Гагин
#
Павел Шевчук
#
Александр «Sanches» Милицкий
#
Александр Ляхов
#
Андрей Шипилов
#
Евгений Скляревский
#
Николай Попов
#
Виктор Галенко
#
Генри Шеппард
#
Сергей Кузнецов
#
Алексей «Леха» Андреев
#
ЕЖи на Радио «Свобода»



РОТОР 2012

сетевой конкурс

Случайная 5-ка неслучайных победителей

«Тенденция года»
Краудсорсинг

«Человек года»
Павел Дуров

«Юмористический сайт года»
Atkritka.com

«Видео года»
«Ты кто такой, давай до свидания!»

«Сайт информационных технологий и телекоммуникаций»
Roem.ru

все победители →






Информационный бум

Кое-что об индийских богах и индийских снах

Субботний религиозно-философский семинар с Эдгаром Лейтаном

Из жизни Абсурдистана: о запрете Бхагавадгиты и другие весёлые штучки

Субботний религиозно-философский семинар с Эдгаром Лейтаном

Правды, судьбы и блуждание в трёх соснах

Субботний религиозно-философский семинар с Эдгаром Лейтаном

О вере, о «священном» и его дебрях

Субботний религиозно-философский семинар с Эдгаром Лейтаном



Эксперт-шоу «Рунетология»

Рунетология (296): Андрей Колесников, директор Ассоциации интернета вещей


Рунетология (295): Александр Иванов, президент Национальной ассоциации дистанционной торговли


Рунетология (294): Денис Савельев, основатель агентства интернет-маркетинга Texterra


Рунетология (293): Герман Клименко, советник Президента Российской Федерации


© 1997–2017 Союз «ЕЖЕ»
about EZHE  |  карта сайта   
идея и координация
Александр Малюков

программирование
Дмитрий Леонов

дизайн
Владимир Липка

хостинг
PHPClub.ru