Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Воловик Максим
мастерская Н.Б.Рязанцевой
В.А.Антоновой

ПО ДОРОГЕ К СЛУЧАЮ

сценарий п/м фильма (вольная экранизация по мотивам рассказа Антония Погорельского «Пагубные последствия необузданного воображения» из романа «Двойник или мои вечера в Малороссии»)

Лос-Анджелес - Москва, Март-Июнь, 2000

Посвящается Л.М.

1. Москва, 2000-й год. Автомобили медленно, как улитки, ползут по садовому кольцу. Красный свет светофора. Они останавливаются. Люди переходят дорогу. Среди них идет Алексей (молодой человек 22-х лет). Он переходит на другую сторону, идет вдоль Садового кольца, сворачивает в переулок. В песочнице на детском дворе девочки играют в куклы. Алексей идет дальше. В вишневой Audi сидит красивая девушка, и он обращает внимание на нее. Девушка закрывает затемненное окно, и Алексей видит свое отражение.

Филипп стоит на перекрестке, рассматривает проезжающие машины. В одной сидит мужчина и, пока горит красный, он пишет что-то в блокноте. В другой машине собака молчаливо смотрит на Филиппа. Он подмигивает ей, она не реагирует. Зажигается зеленый свет и машина увозит ее. Напротив, через дорогу, компьютерный магазин «Технический мир». Из него выходят трое молодых ребят и переходят дорогу на красный свет. Они подходят к Филиппу.

ОДИН ИЗ НИХ. Закурить будет?

ФИЛИПП. Не курю.

Они идут дальше, навстречу им Алексей. Они спрашивают его. Алексей вынимает четыре сигареты. Все закуривают. Алексей идет дальше. Ребята уходят. Еще горит красный свет для пешеходов, но Алексей переходит. Откуда-то летит вишневая Audi и он не успевает среагировать, падает на капот машины, разбивает головой лобовое стекло, выбегает водитель.

ВОДИТЕЛЬ. Обалдел? Куда тебя несет?

АЛЕКСЕЙ. Я... Извините, я не видел.

Несколько прохожих остановились. Загорелся красный светофор для машин. Филипп подходит к Алексею.

ФИЛИПП. Я - врач.

АЛЕКСЕЙ. Голова...

По его лицу течет кровь. Он теряет сознание и падает.

ФИЛИПП. Надо везти его в больницу.

ВОДИТЕЛЬ. И откуда он такой, бля?

Они берут Алексея и тащат его на заднее сиденье вишневой Audi. Филипп открывает дверь. Впереди сидит та самая красивая девушка, которую Алексей видел минутой раньше.

ФИЛИПП. Девушка, немного подвиньтесь.

Девушка двигает кресло вперед. Филипп укладывает Алексея, закрывает дверь и собирается уходить.

ВОДИТЕЛЬ. Эй, парень, ты чего? Поехали с нами. Он ща коньки отбросит, а мне ему одному венок плести...

ФИЛИПП. Да, да. Поехали.

ВОДИТЕЛЬ. Доктор значит?

ФИЛИПП. Недавно закончил.

ВОДИТЕЛЬ. Не похож...

Они садятся и едут. Любопытные вокруг, успевшие уже образовать круг, расходятся. Свежая сигарета остается лежать и дымиться на белой полосе пешеходной зебры.

2. Спустя недели. Клуб «Puppet World». DJ ставит пластинку, включает проигрыватель, двигает панель звука. Трип-хоповый трэк Beasty Boys вырывается из усилителей. В клубе много правильной молодежной тусовки, юноши и девушки, будущее молодой Федеративной России.

За столиком сидят две девушки: Женя и Лера. Они пьют бутылочную «Балтику №7».

ЖЕНЯ. Они клевые ребята. Леша, типа, крутые родители, ест экстази на праздники, спит редко с кем, но метко. Влюбчивый! Симпатичный...

ЛЕРА. А Филипп?

ЖЕНЯ. Филипп - просто мальчик. Он старше Лешки, циничный бывает. Врач, кажется. У него мама пашет, а он гуляет. Все время говорит, что он в «Скорую помощь» идет работать. Спасатель. (она бьет пальчиком по бутылке)

ЛЕРА. Где же они?

ЖЕНЯ. Не знаю, стрелка на 12 была, а щас уже 0:35. Леша с рельсов, наверное, сошел.

ЛЕРА. А ты с ним спала?

ЖЕНЯ. Да... Но Филипп тоже неплохой, тебе понравится. Где же они?

ЛЕРА. Жень, может пойдем, уже поздно, а?

ЖЕНЯ. Ах, Лера, Лера! Куда пойдем? Я тебе мальчика хорошего ищу, а ты пойдем. Спать что ли? Дура! Выспишься еще...

Ноги. Вокруг много ног. На другом конце клуба Алексей таращится на двух альтернативных девчонок, которые не обращают на него НИКАКОГО внимания. На его лбу бактерицидный пластырь телесного цвета. Подходит Филипп и приносит две кружки пива. Алексей берет одну. Девушки идут танцевать. Они изгибаются как надо, медленно растворяясь в толпе остальных.

АЛЕКСЕЙ. Поделим их?

ФИЛИПП. Стоит?

АЛЕКСЕЙ. Красивые девочки..., стиль есть.

ФИЛИПП. Стиль?

АЛЕКСЕЙ. Ладно, я пойду светиться. Мы скоро придем.

Он уходит в толпу, вернув пиво Филиппу. Он отхлебывает немного.

АЛЕКСЕЙ. (танцует) Привет!

ДЕВУШКИ. Привет!

АЛЕКСЕЙ. Я - Леша.

ДЕВУШКИ. Я - Мальвина. Я - Пьеро.

АЛЕКСЕЙ. Смешно. Что это, клички?

ДЕВУШКИ. Наш прикол.

АЛЕКСЕЙ. (кивает) А-га.

Девушки не обращают внимания, продолжают танцевать. В клубе все как надо. DJ ставит новую пластинку...

3. Квартира. В одной комнате Алексей занимается любовью с Мальвиной. В другой, Филипп разговаривает с Пьеро, сидя у окна на тахте.

АЛЕКСЕЙ. Я не устал, ха.

МАЛЬВИНА. Да... да... ДА... А-а-а...

Они продолжают...

ФИЛИПП. Часто по клубам ходите?

ПЬЕРО. Часто. А что еще делать?

ФИЛИПП. Работаете?

ПЬЕРО. Не-а. Я раньше работала, уволили. Не ищу. Скучно работать.

ФИЛИПП. А я врач, только закончил.

ПЬЕРО. Ты? Смешно. Пипетки вставлять...

Пьеро смеется тонким дурацким голоском, но ей это идет. Она снимает с себя голубую маечку и черные джинсы Levi's.

ПЬЕРО. Давай?

Филипп не отвечает. Пьеро сама раздевает его, целует в губы. Она моргает глазками, кладет свои руки ему на плечи. Целует его шею, грудь, поворачивается спиной и опускается. Филипп видит себя в окне, отражение сливается с ночным городом. Где-то на улице мигают желтые сигналы светофоров.

4. Утро. Окна той же квартиры (взгляд из-за дома). Алексей и Филипп спят в тех же комнатах, девочек больше нет. На потолке в комнате Алексея нарисован ангел, лицом чем-то похожий на Мальвину. Над Филиппом улыбается ангел Пьеро. Он просыпается и смотрит в окно. С подоконника улетает голубь. В воздухе к нему присоединяется еще один. Филипп спросонья смотрит на разрисованный потолок, встает и идет к Алексею. Заходит и видит рисунок ангела Мальвины.

ФИЛИПП. Просыпайся.

АЛЕКСЕЙ. Еще рано, классный сон...

ФИЛИПП. Просыпайся!

Он сдергивает одеяло. Алексей съеживается калачиком и лезет головой под подушку.

ФИЛИПП. Хватит спать. Будут тебе еще сны. Вставай.

Алексей открывает глаза...

АЛЕКСЕЙ. Ну, что?

ФИЛИПП. Смотри.

Он обращает внимание на потолок. На белом потолке ангел с обликом Мальвины. Алексей встает во весь рост на кровати и трогает рисунок. Белый мел остается на кончиках его пальцев.

АЛЕКСЕЙ. Ха, что это?

ФИЛИПП. Мы трахались с ангелами, или над нами посмеялись, или черт знает что. Испортили потолок, твои стильные девочки. Мать меня убьет.

АЛЕКСЕЙ. Я курил вчера что-нибудь?

ФИЛИПП. Какая разница? Я не курю и все вижу. Fucking piece of art.

АЛЕКСЕЙ. Что факин?

Звонок в дверь. Филипп открывает. На пороге сосед-отморозок Гриша.

ГРИША. Филь, дай видак. Мне похороны друга надо переписать.

ФИЛИПП. Подожди.

Филипп идет в комнату, отключает провода видеомагнитофона, приносит его Грише.

ГРИША. Перепишу, отдам. Бля буду!

ФИЛИПП. Давай, давай...

Он закрывает дверь. Потом опомнившись, открывает. Гриша заходит в лифт.

ФИЛИПП. А кто умер то? Ты же ни с кем не дружишь?

ГРИША. С тобой дружу.

Лифт уезжает.

АЛЕКСЕЙ. Кто это?

ФИЛИПП. Гриша, сосед. Видак попросил, сдуру дал ему. Он его прогуляет, мы с тобой пукнуть не успеем. Ладно пойдем, тепло на улице, хорошо.

На улице светит яркое солнышко.

5. Закусочная. Алексей и Филипп сидят за деревянным столиком и пьют чай. На большой тарелке лежат блины со сметаной и вишневым джемом. Алексей скручивает один блинчик, макает в сметану. Звонит мобильный телефон.

АЛЕКСЕЙ. Алло... Да, мама. Я уже не дома... С Филиппом... Кушаем блины со сметаной... Куда?... Шутишь?... Да, обязательно. Целую тебя, пока.

Он отключатся, и доедает свой блин. Вынимает на стол 250 рублей и встает. Друзья уходят.

АЛЕКСЕЙ. Пошли, мои милые родители, жить им сто лет здоровыми и вообще. Хотят меня с тобой отправить подучить, типа, английский и просто так... (они ловят машину) Динамо, сорок?

ТАКСИСТ. Полтинник.

АЛЕКСЕЙ. (садится вперед, Филипп назад) Какие крылья нарисовали?

ФИЛИПП. Я про маму твою не понял?

АЛЕКСЕЙ. Почти все родители пытаются всунуть в своих детей максимальное... Есть вариант поехать в Нью-Йорк, поучиться там чуть больше месяца. И мои туда же, сразу в обгон всех, меня суют.

ФИЛИПП. Это мама звонила?

АЛЕКСЕЙ. (не очень довольным голосом) Да, звонила...

ФИЛИПП. Это плохо?

АЛЕКСЕЙ. Хорошо... Какие крылья нарисовали все-таки. Какие же, а? Тонко, и похоже, легкой розовой помадой так. (он изображает художника)

ФИЛИПП. Тебе она понравилась?

АЛЕКСЕЙ. Я бы в нее влюбился. Не стирай рисунок.

ФИЛИПП. Мать придет с дежурства, если заметит...

Он режет, как в пантомиме, горло на себе, потом закатывает глаза, падает головой назад, умирает.

ФИЛИПП. Что-то странное в этой выходке, пахнет обманом.

АЛЕКСЕЙ. Как мираж, будто мы в сказке. Ха, пусть пахнет, мне она понравилась: и выходка эта, и сама девчонка. А имена придумали Мальвина и Пьеро. Фантазеры, маму их.

ФИЛИПП. Завтра музыка в клубе «Небо». Пойдем? Может, этих буратин поймаем.

АЛЕКСЕЙ. Сходим. Хотя, нет, я не могу. Я бы влюбился в эту Мальвину. Поехать бы с ней куда-нибудь, ну, в Питер или, там, в Прагу... Скажи.

ФИЛИПП. Я не знаю. В них что-то есть, и эта Мальвина... но ехать куда-то. Не экономично - устанешь, на гвоздь не повесишь.

АЛЕКСЕЙ. Я думаю о ней - может быть... (глаза замечтали) Эх, надо бы писать стихи.

ФИЛИПП. Фонарики закатил, Пушкин-Хлопушкин. ТЕБЕ не светит.

АЛЕКСЕЙ. (как бы романтично) Заколдованный странник, я иду и иду, что-то сильное ранит, и тогда я умру...

ФИЛИПП. Не умрешь, расколдуешься.

АЛЕКСЕЙ. Не знаю. (он смотрит в окно) Ой, здесь, здесь остановитесь. Спасибо. (расплачивается) Всего доброго вам, товарищ водитель.

ВОДИТЕЛЬ. Спасибо вам, товарищи...

Они выходят.

6. Дома у Алексея. Гостиная комната. Отец и мать сидят за пустым круглым столом. Младший брат Митя (ему где-то 8 лет) играет в Sony Playstation на телевизоре. Алексей сидит в кресле, а Филипп на стуле, не за столом, а чуть поодаль, как бы в углу комнаты.

ПАПА. Я так понимаю, ваши гулянки пора заканчивать. Если вы думаете только о тусовке, то мы должны думать о вашем будущем...

МАМА. Я говорила, Филипп, с твоей мамой еще вчера, она согласна.

ФИЛИПП. Моя мама? Она всегда согласна.

МАМА. В конце лета поедете. Там, конечно, вам будет тоже сладко, но хоть английский выучите.

ФИЛИПП. Мы вроде его знаем?!

МАМА. Это вы думаете, что знаете, а на самом деле?

ПАПА. Леша, хватит молчать.

Алексей смотрит в пол. Он поднимает голову и иронично улыбается родителям.

АЛЕКСЕЙ. Ха, вы все решили, что здесь... (слово «добавишь» повисло у него на языке) Нью-Йорк, так Нью-Йорк.

Митя нажимает на кнопку маленького пульта, компьютерный хоккеист команды «Rangers» бьет по вратарю «Canadians» и шайба разбивает боковой щит за воротами. Все смотрят на экран. Митя нажимает на кнопки, и игра возобновляется вбрасыванием...

7. Филипп гуляет по вечернему бульвару. Руки в карманах черной куртки с капюшоном. Проходит старичок с сумкой.

СТАРИК. Пустой бутылочки нет?

ФИЛИПП. Нет.

Старичок идет дальше. Под лавкой он находит почти пустую бутылку из-под пива. Выливает на землю остатки. Филипп, обернувшись, смотрит. Старичок оглядывается...

СТАРИК. Что смотришь?

ФИЛИПП. Просто так.

СТАРИК. Иди, куда надо.

ФИЛИПП. А куда надо?

СТАРИК. Иди, парень, иди... А то ща (он замахивается бутылкой).

ФИЛИПП. (не уходит) Ну, ну, кидай.

Старик занервничал. Он вынимает бутылку из сумки и замахивается.

ФИЛИПП. (почему-то тихо) Кидай.

Рука старика нервно трясется. Вдруг он бросает в него бутылку, она пролетает какие-то жалкие два-три метра и разбивается о камушек, который лежал на земле. Старик отворачивается и медленно уходит. Филипп смотрит ему в спину...

ФИЛИПП. (тихо, что непонятно кому: себе или старику) Идиот.

8. Клуб «Небо». Очередь у входа. Народ распивает пиво, курит... Отходы потребления валяются на полу. Одна бабушка горбато бродит между оставленной стеклотарой, кажется вот-вот на нее, маленькую, кто-то наступит.

Филипп подходит к очереди. Становится в ее конец. Перед ним два парня разводят одну девчонку, которая стоит перед ними.

ДЕВУШКА. А вы?

ПЕРВЫЙ. Я в МГИМО, а мой друг в МГУ.

ДЕВУШКА. Любите учиться?

ПЕРВЫЙ. Любим, мы же будущее...

ДЕВУШКА. Вы будущее?

ВТОРОЙ. А как вас зовут? (он вплотную приближается к ее плечу)

ДЕВУШКА. Сережа, здесь мальчики спрашивают, мое имя.

Из последней модели Лады вылезает чудо «без перьев», с крохотной мобилкой. Здоровяк подходит к очереди. Очередь замечает приближение... Становится темно.

ЧУДО. (по телефону) Я ща занят, перезвоню. (своей подруге) Солнце, звала?

СОЛНЦЕ. Ребята вопросы задают. (она улыбается мальчикам)

Мальчики улыбаются гостю.

ЧУДО. Чо, письки? Козлите домой, а то...

Чудо обнимает свою кроху-солнышко, она его. Мальчики откатывают. Чудо двигает на Филиппа. Филипп отступает.

КТО-ТО . из очереди). Их двое было...

ФИЛИПП. Я не с ними.

СОЛНЦЕ. Сереж, он не с ними, правда.

Чудо и Солнце уходят. Чудо прощается с народом злым взглядом. Становится светло.

ЧУДО. Всех бы наказал.

СОЛНЦЕ. Пусть живут...

Они уходят и уже не слышно о чем они там говорят. Народ возвращается к своему, горбатая бабушка садится возле двух целующихся. Филипп смотрит на нее, ему кажется, что бабушка похожа на бульварного старичка. Бабушка смотрит в сумку и пересчитывает бутылки...

9. Целующиеся дают бабушке еще две бутылки. Это Мальвина и Пьеро. Бабушка берет и тут же уходит. Девушки снова облизывают друг друга, словно уличные собаки. Филипп пристально наблюдает за ними, сам того не замечая, выходит из очереди.

КТО-ТО СЗАДИ. Парень, ты заходишь?

Филипп видит, что подошла его очередь, заходить в клуб «Небо». Он всех пропускает. Мальвина опрокидывает голову назад, и Пьеро целует ей шею. Филипп выходит на середину улицы, ему сигналит машина. Он отбегает на тротуар.

Девушки уходят. Филипп следует за ними.

ЖЕНЯ. Филипп, Филипп!

Филипп оборачивается. У входа в клуб стоит почти голая Женя. На ней прозрачная тесемочка в стиле диско и шортики розового цвета. Она делается приятной, словно хочет продать свой товар.

ФИЛИПП. У меня нет времени сейчас. Давай потом...

ЖЕНЯ. А где Леша?

ФИЛИПП. (смотрит, чтобы лесбиянки не ушли далеко) Леша собирает чемоданы. Мы в штаты едем на месяцок.

ЖЕНЯ. Я тебе девочку приводила. А вы не пришли...

ФИЛИПП. Потом, потом, Женя. Передай привет своей девочке. Пишите мылом мне, пока.

Он бежит за спинами Пьеро и Мальвины. Те балуются, идут по переулочку: плюются, трогают друг друга ширинки и за грудь, соблазняют прохожих, играют проституток, выходя на проезжую часть...

10. Квартира Филиппа. Его мама поливает цветы. Филипп нежится на диване, посматривая в окно.

МАМА. Филипп, ну помоги же.

ФИЛИПП. Я жду.

МАМА. Чего ты ждешь? Хватит ждать! Господи, был, как был, а стал каким. Вспомни, как ты мне помогал.

Филипп берет пылесос и начинает убирать квартиру. Мама меняется в лице. Когда Филипп заканчивает, она приносит ему стакан апельсинного сока, Филипп выпивает. Мать целует сына. Филипп обнимает ее.

МАМА. Я отпускаю тебя с твоим Алешей, только потому, что его родители согласились доплатить за твое пребывание. Но...

ФИЛИПП. Я не останусь, мне там нечего делать.

МАМА. Все бывает. Кто вас знает, что вы там найдете, каких друзей, какую жизнь...

ФИЛИПП. Мы едем учить английский на месяц, на 35 дней, и все. Вернусь, пойду работать в больницу, как тебе обещал.

Мать начинает плакать. Филипп еще крепче обнимает ее.

МАМА. Помни о доме, Филипп. Здесь все твое, всегда будет...

Она разревелась...

11. Троллейбус «Б» тормозит у остановки. На заднем плане американское посольство. Алексей выходит из его главного входа, рассматривая свой и Филиппа паспорта. Он замечает троллейбус и бежит к остановке. Троллейбус останавливается, несколько человек выходят и входят. Алексей прибавляет скорости. Двери троллейбуса закрываются прямо перед его носом.

АЛЕКСЕЙ. Ну, откройте...

Троллейбус успевает проехать несколько метров и останавливается. Алексей забегает внутрь и встает в хвосте. Он смотрит в сторону американского посольства. Флаг США развевается от сильного московского ветра. Троллейбус заезжает в туннель...

12. Америка. Нью-Йорк. Желтый «шевроле», такси, обгоняет стоящие повернуть направо машины. Его водитель Санни Бикл мчится в сторону Манхеттена, дует жвачку, нервно крутит радиоприемник и спрашивает пассажиров...

БИКЛ. Парни, там плохая гостиница. Кто вас туда послал?

Алексей спит, Филипп мотает головой по сторонам. Машина несется по Ван Вик Экспрессвею.

ФИЛИПП. Мы будем снимать квартиру, это на время.

БИКЛ. Чушь. Вы заплатите за три дня месячную плату. Хотите, отвезу вас в дом по соседству, это в Гринвич Вилледже. Стоит 1000 баксов, спальня и гостиная. Там, правда, грязно, но уверяю вас, это очень дешево для города.

ФИЛИПП. Может быть, я не знаю...

БИКЛ. Черви вас не съедят. А твоему другу, кажется, все равно где спать.

Машина виляет змейкой, обгоняя другие машины. Филипп уже тоже спит. Когда такси вынырнуло из туннеля и повернуло на вторую авеню в Манхеттене, оба друга все еще спали.

Такси остановилось. Бикл оборачивается назад и громко, чтобы русские парни проснулись, говорит...

БИКЛ. Добро пожаловать в город Нью-Йорк, столицу больших денег и маленьких надежд!

Его никто не слышит.

БИКЛ. (еще громче) Эй, русские, сколько можно спать?

13. Новая квартира. Алексей спит на голом диванчике, милая полная хозяйка дома Шарлотта знакомит Филиппа с квартирой. Хозяйка показывает улицу.

ШАРЛОТТА. Здесь тихо, напротив живет профессор Андрони со своей дочерью. (она с гордостью хвастает) Это тоже мой дом.

ФИЛИПП. Мне нравится. Я думаю моему другу тоже...

ШАРЛОТТА. Очень хорошо. Оплата производится...

ФИЛИПП. Мы будем здесь только 35 дней.

ШАРЛОТТА. Без проблем. Приятного вам отдыха!

В окне с фиолетовыми шторами профессора только свет лампочки. Вдруг проходит девушка, она выключает свет, успевая посмотреть в окно и поймать взгляд Филиппа. Затем она сдвигает шторы и более ничего не видно.

14. Друзья идут по Бродвею. 39-я, 40-я улицы...

АЛЕКСЕЙ. Посмотри, там много огней.

ФИЛИПП. Это Тайм Сквер. Огни западного популизма.

АЛЕКСЕЙ. Ха, могущество доброй империи.

ФИЛИПП. Посмотри.

На углу 41 улицы и Бродвей авеню валяются несколько хомлесов (бомжей). Они лежат на теплом асфальте, взгляды у них потухшие, запах от них - слов не найдешь, только один способен еще просить подаяние. Это негр, непонятно каких лет, в чистых порванных кроссовках Nike. Он быстро приподнимается и тянет руку нашим героям-туристам.

НЕГР. Богу слава! Дайте на воду и хлеб, на ужин, дайте, благослови вас господь!

Друзья отлетают от обозрения. Перебегают улицу, вскоре оказываясь на Тайм Сквер.

ФИЛИПП. Ну что? Американские горки?

АЛЕКСЕЙ. Мне было страшно.

ФИЛИПП. Плесень американского благополучия. Заметь, просит деньги, славя Бога.

АЛЕКСЕЙ. Наверное, у них такая традиция...

Он поднимает голову от множества огней вокруг и крутится вокруг с открытым ртом. Практически все усеяно яркими рекламными щитами. Филипп тоже крутит головой, но, кажется, с меньшим восхищением.

ФИЛИПП. А это вот, цветы американского благополучия. Зайдем в магазинчик.

Они идут дальше и растворяются в Virgin Megastore (огромнейший музыкальный магазин).

15. Спустя недели. Снятая квартира в Нью-Йорке. Филипп, задрав ноги на стену, листает журнал «Details». Алексей крутит пультом телевизор.

АЛЕКСЕЙ. Здесь так же скучно. Английский мы... Они сами не умеют говорить. Америка!

ФИЛИПП. Ты злой. Что-то случилось?

АЛЕКСЕЙ. Нет, ничего.

ФИЛИПП. Рассказывай. Ты пропадаешь по вечерам, я пока не слепой.

Он встает и собирается выйти из комнаты.

АЛЕКСЕЙ. Ха, занимайся своими делами. Шпионишь за мной? Тебя мои родители за этим послали?

ФИЛИПП. Отвали. Запал на бабу, а тебе не дают.

АЛЕКСЕЙ. Хм... (он выключает телевизор, встает и подходит к окну) Из твоей комнаты все видно, я проверял.

ФИЛИПП. Ты о чем?

АЛЕКСЕЙ. Так, ни о чем...

ФИЛИПП. Послушай, дурень. Я ничего не знаю, мне и дела нет, но ты не ешь, не спишь, я из-за тебя не сплю, в конце концов... Ты уехал головой черт знает куда. Посмотри на себя... (он бросает журнал через всю комнату на кровать, где лежал, передумывая уходить) Посмотри же на себя, ради чего и кого? Чтобы завтра же изменить ей и... Сраный романтик. Хуй, как лопата, а в голове...

Алексей не дает ему договорить, и бьет по лицу. Филипп уворачивается, бьет его сам. Алексей падает на пол, смотрит на Филиппа с отвращением и вытирает струйку крови на губе. Филипп подходит к окну. Через дворик, где фиолетовые шторы на окне, стоит ангельски красивая девушка. Они смотрит прямо на Филиппа, так что ему делается дурно и он отпрыгивает от окна будто ему стало стыдно.

ФИЛИПП. Это она?

АЛЕКСЕЙ. Да!

ФИЛИПП. Как неживая!

АЛЕКСЕЙ. Не говори... Неземная красота, неземная...

ФИЛИПП. И она причина всех твоих сумасшествий... очередных?

АЛЕКСЕЙ. Ха, это не девочка, это ангел. Я не знаю еще имени ее, ни кто она, но уверен, что и то и другое соответствует этой небесной красоте! Увидишь, Филипп! Увидишь, и не будешь удивляться моей...

ФИЛИПП. Скажи еще «страсти»...

АЛЕКСЕЙ. СТРАСТИ! ДА! СТРАСТИ!

Он хватает за руку Филиппа и, указывая на дом, находившийся напротив их, продолжает с прежним слепым восторгом.

АЛЕКСЕЙ. Взгляни же и признайся, что ты никогда не видел подобного ангела!

Филипп быстро последовал направлению его руки. В окне другого дома по-прежнему сидит девушка. Красавица, а не девушка. Черные волосы небрежными кудрями упадали на белые плечи. Ангельская невинность блистала в ее взорах. Нет? Никакой гений, никакая пламенная кисть художника, никакой вдохновенный поэт или скульптор, наконец, никакой компьютер никогда не производили такого лица, такого стана, такого собрания прелестей неизъяснимых! Она на секундочку бросает свой взгляд на друзей и улыбается. Какой взгляд, какая улыбка!

16. Та же комната. Друзья сидят на прежних местах, окно занавешено.

ФИЛИПП. Девчонка, что надо. Неудивительно, ты переменился в лице. Как же ее зовут, кто она?

АЛЕКСЕЙ. Ха, я сам только узнал, что она здесь живет. Хотя, кажется, что я ее знаю давно, давно видел и только ждал встречи с ней. Ангельской красоты девчоночка! Ангельской, Филипп! Fuck me, ха...

ФИЛИПП. Когда же ты ее увидел? (он занимает удобное положение, приготовившись слушать, и смотрит в сторону окна)

Рассказ Алексея о первой встрече с девушкой. (В данном случае, закадровый текст почти синхронно совпадает с изображением.)

Неделей, нет, дней десять тому назад я гулял в... Парке, Централ Парке... Вечер был супер, и я, задумавшись, ушел конкретно так далеко по большой тропинке, ведущей в Гарлем. Подхожу к небольшому лесочку, слышу два голоса, они спорили, яростно так спорили. Знаешь же, я не такой любопытный, как ты, например, но в эту минуту какая-то непонятная сила толкала меня подойти ближе. Я увидел сидящую неподвижно под деревом девушку с опущенными вниз глазами. Она была в белой бейсболке, мне мешало увидеть ее. Она не принимала никакого участия в том, что близ нее происходило, хотя, как я заметил, сама она была предметом слышанного мною жаркого спора. Перед нею стояли два человека, которых голос и движения изъявляли величайшую ярость. Один из них—высокий мужчина в красном—хотел подойти к красавице; а другой—гораздо меньший ростом, худощавый, в светло-сером костюме—не допускал его. Ссора кончилась дракою. Уже парень в красном повалил на землю своего соперника, уже протягивал он руки к сидящей под деревом девушке,—а я все еще стоял неподвижно, не знал, кому из них помогать... Наконец взгляд, брошенный мною на лицо высокого мужчины, решил мое недоумение. Ты не можешь представить, какая адская радость выражалась в его физиономии! Уже схватил он за руку девицу, как вдруг я выскочил из-за кустов. Остановись!—закричал я ему.—Я не позволю!

Неожиданное мое появление удивило их. В красном взглянул на меня пристально и громко так захохотал, ха.

—Пускай же она сама решит, с кем она хочет быть!—вскричал он. Я подошел к ней и вежливо, так, по-английски сказал:

—Готов исполнить любое ваше желание!

Но она все молчала... Я догадался, что она была в обмороке. Между тем мужчина в сером костюме подошел к своему сопернику.

—Вентурини! - сказал он ему,—теперь ты со мною не сладишь. Советую тебе испариться!

—Хорошо!—отвечал красный,—мы с тобою в другой раз разочтемся. А тебя,—продолжал он, обращаясь ко мне,—тебя, парень, поздравляю от всего сердца. Храбрость такая в свое время будет достойно вознаграждена. - Сказал и опять захохотал. А потом скрылся между деревьями. Еще несколько минут спустя после того слышен был вдали громкий его хохот, который, не знаю почему, вселял в меня ужас!

Оставшись с соперником красного, я изъявил сожаление и сердечное участие свое в положении девушки.

—Это пройдет,—отвечал он, схватил ее под руку, и она открыла глаза!

Я бросился к ней, но незнакомец не допустил меня предложить ей мои услуги. Он сам вывел ее из лесочка, поймал такси и, сев рядом с ней, уехал. Я конкретно так расстерялся, что не успел выговорить ни одного слова; когда же опомнился, то такси испарилось в желтой массе других... Не знаю, обмануло ли меня воображение мое, но я заметил, что при прощании со мной на лице незнакомца показалась та же адская улыбка, которая прежде поразила меня в его сопернике».

Картинка рассказа медленно темнеет, и мы видим задумавшегося Алексея уже в комнате. Он молчит и затем продолжает.

АЛЕКСЕЙ. С той минуты ее лицо стоит передо мной. Все это время я хожу по Нью-Йорку, где я только не был, чтобы отыскать ее. Ее нигде нет. Надежда уже стала умирать, но... Представляешь...

Филипп пристально смотрит в окно, на секунду обращает внимание на своего друга и снова возвращает свой взгляд куда-то вдаль...

АЛЕКСЕЙ. Захожу к тебе в комнату. Смотрю в окно, а она там. Представляешь! Как здорово! Как круто! Она и живет прямо напротив нас. Теперь я счастлив! Из моей комнаты тоже видно ее, не так хорошо, но видно. Мы смотрим друг на друга... Она мне кланяется и улыбается... И, если наглая интуиция меня не обманывает, то она не совсем ко мне равнодушна.

Филипп по-прежнему смотрит в окно. Алексей, наконец, замечает это.

АЛЕКСЕЙ. Скотина, ты слушал меня или нет?

Он встает, чтобы закрыть окно и видит там ЕЕ.

АЛЕКСЕЙ. Ты смотрел на нее все это время?

ФИЛИПП. Ты что, купил ее? Может, она мне тоже нравится? И вообще, если тебе интересно... Я увидел ее первым. Мы приехали только. Когда ты спал, как говно, упал на кровать, я видел ее мельком там, в окне.

АЛЕКСЕЙ. Дай мне слово, что ты...

ФИЛИПП. Успокойся. Я не трону ее. Пора уже спать.

Он встает, чтобы уйти к себе.

АЛЕКСЕЙ. Ты мог бы узнать о ней что-то? Я как-то стесняюсь.

ФИЛИПП. Она живет с отцом-профессором. Андрони, кажется. Я думаю, это тот самый маленький в сером костюме.

АЛЕКСЕЙ. Это ее отец?

ФИЛИПП. Не знаю, мне сказала Шарлотта. Спокойной ночи!

17. Филипп спит. Сон №1.

Белая комната. Много разных людей проходит мимо гроба, как на похоронах, бросая каждый по красному цветку.

КТО-ТО в маске металлическим голосом. . (у входа в белую комнату) Кого хоронят?

Люди впереди строго смотрят на спрашивающего и отвечают брезгливым молчанием.

Охрана у входа заставляет снять маску. Это Филипп. Он идет в очереди, делая такое же скорбное лицо. В гробу никого. Тогда Филипп делает несколько шагов, чтобы заглянуть внутрь, но охрана хватает его и уводит.

Он сидит в такой же белой комнате, но пустой. Только ровная красная полоска на одной из стен. Филипп всматривается в полоску. Это та же очередь...

Он просыпается в своей темной спальне. Где-то слышна музыка арфы. Филипп встает и идет к окну. За слегка убранной фиолетовой шторой сидит ОНА и играет на арфе. Филипп протирает глаза. Она играет что-то редкое, звуки арфы раздаются в ушах его и смешиваются с пронзительным хохотом, о котором рассказывал Алексей...

18. Филипп ложится спать. Снова тихо. Сон №2.

Лес. Зеленая поляна. Человек в красном мечется туда-сюда.

В КРАСНОМ. Ты хочешь спать с ней? Купи ее у него. Купи же. Это стоит того.

ФИЛИПП. Я...

Он говорит, но ничего не слышно. Он понимает это и перестает говорить.

В КРАСНОМ. Что-то хочется сказать? Не можешь? Не можешь? Бери ее даром, отними ее у своего друга, отними.

Тут же Филипп лежит с НЕЙ в кровати и трогает ее.

В КРАСНОМ. Ты забыл заплатить!

Вопросительный взгляд Филиппа.

В КРАСНОМ. УБЕЙ ЕГО! Убей своего друга!

У Филиппа в руках оказывается пистолет. У дерева стоит связанный Алексей.

В КРАСНОМ. СТРЕЛЯЙ!

Выстрел.

Филипп снова просыпается. В комнате темно и тихо. Он подходит к окну. Там тоже - темно и тихо.

19. Филипп лежит взмокший и не может заснуть. Последний сон. Сон №3.

Темно. Небольшой фонарик бродит по пустой комнате.

ГОЛОС КРАСНОГО. (за кадром) Ее отец кукла-робот. И она тоже, кукла-робот.

ГОЛОС ФИЛИППА. (за кадром) Но он любит ее?

ГОЛОС КРАСНОГО. (фонарик падает на его лицо и останавливается) Если он любит ее, она станет человеком.

Лес. Зеленая поляна. Кровать. Окно с фиолетовыми шторами. Где-то за деревьями желтое такси с включенными фарами. Там сидит тот самый знакомый таксист Санни Бикл. Алексей медленно подходит к кровати, где лежит ОНА. Он ложится рядом с ней, целует ее, обнимает. Она послушно раздвигает ноги. Он входит в нее...

Она не реагирует. Мертвенно послушный взгляд тупо смотрит на Алексея.

АЛЕКСЕЙ. Тебе плохо?

Он осматривается вокруг.

АЛЕКСЕЙ. Дайте одеколона, ей нехорошо!

Появляется совсем не симпатичный черный пакистанец с большой сумкой.

ПАКИСТАНЕЦ. Два берешь, третий бесплатно.

Алексей берет откуда-то деньги. Пакистанец отдает ему три одеколона и сдачи, немного мелочи. Тут же подходит нищий негр и просит подаяние.

НЕГР. Богу слава! Тебе счастья большого! Бог даст! Бог даст!

Алексей подает ему, бросая мелочь. Негр неохотно делает шаг назад. Алексей дает ему один флакон одеколона. Негр исчезает.

Тогда, наконец, он начинает протирать ЕЕ одеколоном. Ей не становится лучше. Вдруг из ее груди вылетает пружинки, высыпаются шарики, тянутся, как змеи провода разных цветов. Алексей смертельно пугается и убегает.

В КРАСНОМ. Теперь твой шанс.

Филипп подходит к НЕЙ. Он целует ее. Она розовеет. Все механизмы исчезают.

ОНА. Я хочу есть!

И кусает Филиппа. В красном злобно смеется. Филипп бежит от красавицы. Он садится в желтое такси и уезжает. Бикл успевает бросить пару слов.

БИКЛ. Сегодня теплая ночь, не правда ли?

20. Квартира Шарлотты. Филипп сидит в удобном кресле и пьет бутылочное пиво неизвестной марки. Шарлотта курит сигарету, стоя у окна. Она бросает пепел со своего первого этажа. На улице мило. Проходят люди, проезжают машины, все как всегда.

ШАРЛОТТА. Ее зовут Аделина. Странное имя, но ничего. Они мне платят, а что там и как там - это дело полиции и любопытных.

ФИЛИПП. А чем же она занимается?

ШАРЛОТТА. Она? Я могу вас свести с ее папашей, господином Адрони. Может он и расскажет вам что. А я просто никогда не интересовалась. Простите меня.

Она бросает сигарету на улицу и закрывает окно.

ШАРЛОТТА. Сегодня прохладный день, не правда ли?

ФИЛИПП. Для России это тепло.

Шарлотта набрасывает на себя курточку, и они выходят из квартиры.

На улице. Шарлотта высматривает в маленьком треугольном парке профессора.

ШАРЛОТТА. Он здесь всегда по выходным. Читает газеты... А вот и он. Пойдемте.

Они подходят к профессору. Он обращает на них свое внимание.

ШАРЛОТТА. Добрый день, профессор! Простите, что вас так беспокоим. Знакомьтесь, ваш сосед, русский студент.

ФИЛИПП. Филипп.

АНДРОНИ. Джузеппе Андрони.

ШАРЛОТТА. (извиняясь, уходит) Ну и прекрасно. Простите меня, я пойду.

Новые знакомые попрощались с хозяйкой общей растерянностью.

АНДРОНИ. (он откладывает газету в сторону) Вы русский? Учитесь здесь?

ФИЛИПП. Я с другом, мы учим английский. Так, хм, повышаем уровень.

АНДРОНИ. Вы хорошо говорите.

ФИЛИПП. Спасибо.

АНДРОНИ. Я был в России. Знаете, странное место. Я помню только много грязи, лужи, старая церковь, много женщин в платках. Был какой-то православный праздник. Я не помню сейчас.

ФИЛИПП. Вы были в Москве?

АНДРОНИ. Да, Москва... Метро, туннели, Красная площадь, Ленин... Он до сих пор там? (Филипп кивает) Я родился в Италии, знаете, много близкого. Но в Италии тепло, чисто.

ФИЛИПП. В лужах наши проблемы.

АНДРОНИ. Может быть, может быть. Вы знаете, мне пора. Моя дочь все время одна. Простите.

Он встает. Филипп идет с ним.

АНДРОНИ. Было бы интересно поговорить с вами. Но вы знаете, моя дочь Аделина, она не любит гостей.

ФИЛИПП. От чего же?

АНДРОНИ. Она очень больна. Простите... Все доброго...

Он скрывается в доме. Филипп остается один.

21. Улица. Старый грек катит тележку для готовки и продажи хот-догов. Филипп и Алексей останавливаются вместе с ним и с другими пешеходами на углу квартала. Красный свет светофора.

АЛЕКСЕЙ. Ты что-то узнал?

ФИЛИПП. Обыкновенный профессор. Немного жалко даже его, ничего мистического. Он, представь, был в Москве. Правда, кроме луж и бабушек у него из воспоминаний ничего не осталось.

АЛЕКСЕЙ. А девушка? Что же она?

ФИЛИПП. Она чем-то болеет. Не знаю, он не хотел об этом говорить. Сразу поспешил домой. Знаешь, я пойду схожу-ка в магазин компьютерный. Может кто мыло, какое прислал по нэту.

АЛЕКСЕЙ. А как зовут ее?

ФИЛИПП. Как зовут ее? Ах, да. Зовут ее Аделина. Они итальянцы.

ГРЕК. Вы русские?

ОБА. Да!

ГРЕК. Купите по сосиске.

Алексей вынимает деньги, 2 доллара. Отдает. Грек с симпатией к покупателям быстро делает хот-дог, делает второй, третий...

ГРЕК. Возьмите третий, бесплатно. Только для русских!

АЛЕКСЕЙ. Спасибо!

Грек остается продавать свои хот-доги на углу. Загорается зеленый и они идут. Только Филипп оборачивается назад, как будто это уже было с ним, или не было...

ФИЛИПП. (ест сосиску) Я пошел, увидимся.

АЛЕКСЕЙ. Дай эту третью, бесплатную, тому негру.

ФИЛИПП. Зачем?

АЛЕКСЕЙ. Я больше не хочу есть. А он уж точно хочет, ха.

ФИЛИПП. Сам давай. Я пошел.

Он уходит. Алексей подходит к спящему неприятному негру и толкает его ногой. Негр медленно просыпается и видит перед собой подарок.

НЕГР. Спасибо сэр!

АЛЕКСЕЙ. Это тебе от православных, парень!

НЕГР. Я не верю в бога, но спасибо все равно.

Он ест аппетитный хот-дог. Алексей уходит...

22. Компьютерный магазин. Филипп подходит к работнику, китайцу среднего возраста.

ФИЛИПП. Вы не поможете, мне нужен интернет.

РАБОТНИК. Это здесь. (он показывает)

ФИЛИПП. Спасибо.

Он идет по магазину. Вокруг множество новейших компьютерных штучек. Какой-то белый ребенок постреливает их пистолета в экран и оттуда вылетают звуки убитых животных. Следующий уровень. Люди. Мальчик быстро стреляет в только что появившегося белого ковбоя. Ковбой падает с криками от боли.

МАЛЬЧИК. Мама, он похож на папу!

МАМА. (которая стояла рядом, типичная американка) Наш папа не ковбой.

Появляется группа гангстеров и малыш поражает их несколькими выстрелами. Глаза у него горят, он продолжает стрелять... Мама решает отойти немного от своего ребенка и случайно сталкивается с Филиппом.

МАМА. (ярко и красиво улыбается) Простите меня.

ФИЛИПП. Ничего страшного.

МАМА. Мой сын, он не отходит от этой игры. Я решила побродить вокруг.

ФИЛИПП. Да, я понимаю.

Филипп идет к компьютерному отделу. Свободен, вселишь один компьютер. Он подходит к нему одновременно с молодой японской парочкой. Они пропускают его вперед.

ЯПОНЦЫ. Ничего, мы подождем.

ФИЛИПП. Спасибо.

Он быстро ориентируется в интернете. Открывает почту. Там единственное письмо от Леры. Филипп смотрит туда, где он столкнулся с мамой мальчика. Она крутится вокруг, кого-то высматривая. Мальчик рядом продолжает стрелять. Филипп начинает читать письмо.

«Привет, Филипп!

Пишет тебе Лера, подруга Жени. Она мне и дала твой адрес, извини, что так вот...»

Филипп опять смотрит в ту же сторону. Женщина машет ему рукой и уходит. Филипп ведет мышкой в конец письма. Там еще ссылка открыть фотографию. Он нажимает, отвлекается снова, но женщины уже нет. Тогда он все бросает и убегает. Японцы подходят к компьютеру. Перед ними два окна. В одном открывается осенний красно-желтый листочек. Японцы улыбаются и целуются. Закрывают окно. В другом, на непонятном им русском написано продолжение письма.

«... У нас осень, бабье лето только закончилось. Женя сказала, что вы скоро с Лешей вернетесь. Может быть, застанете еще теплые дни. Говорят в Америке сейчас еще жарко. Это правда? Там, наверное, еще можно загорать. А у нас уже скоро зима. Прости, Филипп, не знаю о чем писать. Приезжай! Посылаю тебе листок нашей русской осени. Вы там, наверное, скучаете по дому.

Пока, Лера».

Японцы закрывают и это окно...

23. Утро следующего дня. Алексей просыпается. Потягивается, в это время в квартиру заходит Филипп.

АЛЕКСЕЙ. Ты где был?

ФИЛИПП. Учил английский.

АЛЕКСЕЙ. Трахал местное населенье?

ФИЛИПП. А говорят, мы проиграли холодную войну. Во всяком случае, сегодня с нами начинают считаться.

АЛЕКСЕЙ. Кто она?

ФИЛИПП. (садится удобней) Мама маленького убийцы. Парень мочил из пистолета в магазине виртуальных людей и животных. Она купила ему эту ерунду, и он балдел в своей комнате, а мы в другой под его выстрелы.

АЛЕКСЕЙ. Старая самка?

ФИЛИПП. Небось, бросила своего яппи, и охотится по городу. Эту ночь ягненком был я. (смеется с удовольствием)

АЛЕКСЕЙ. Поздравляю. Я вот в окно смотрю. ЕЕ вчера весь вечер не было. Ни света, ничего.

Алексей поднимается и смотрит на ее окно, там никого нет. Он грустно отходит от него.

АЛЕКСЕЙ. Я остался бы здесь.

ФИЛИПП. Ты? Смешно. А я хочу в Москву, домой. Что красота? Здесь все равно не то и не так. Ты здесь, как хлеб, черствеешь.

АЛЕКСЕЙ. Здесь умеют говорить спасибо.

ФИЛИПП. За это они все получают свой кусок.

АЛЕКСЕЙ. Может быть, может быть.

Он снова смотрит в окно.

24. Нью-Йорк. Звук «Скорой помощи». Кругом квадратные линии улиц. Машины. Много машин. Амбуленс поворачивает в сторону района Гринвич Вилледж. Проезжает квартал, другой, обгоняя, машины, она выезжает на улицу, где живут Алексей и Филипп.

Из «скорой» выбегают врач, за ним санитар. Они вбегают в дом, где живет профессор. Он открывает им дверь. Вбегает третий, внося носилки. Девушку кладут на носилки. Капельница, какие-то приборы, искусственное дыхание. Ее глаза закрыты, красивое лицо белое, или даже скорее синее. На лице у профессора страх. Где-то в дверях стоит хозяйка дома Шарлотта. Она ничего не понимает.

Улица. Много народу. Подъехала еще одна скорая, две полицейских машины, где-то из-за угла выезжает большая пожарная машина. Шум от разных сирен. Голоса любопытных на улице «ЧТО ПРОИСХОДИТ?». В окне Алексей, в другом Филипп. Они вглядываются, что происходит в окне противоположенного дома.

Снова квартира профессора. Врач делает искусственное дыхание. Еще раз, еще раз...

САНИТАР. Она умирает.

ВРАЧ. Еще есть шанс.

САНИТАР. Хватит. Мы ее потеряли. Остановись.

ВРАЧ. Еще немного.

САНИТАР. Она мертва. Хватит.

АНДРОНИ. НЕТ! НЕТ!

Он плачет, опускаясь на колени. Обнимает стенку, руки медленно скользят вниз... Картинка темнеет, темнеет. Становится совсем темно.

25. Нью-Йорк. Прогулочный вертолет летит над небоскребами города. В кабине немецкая семья, французская парочка и Алексей с Филиппом.

ФИЛИПП. Были здесь с месяц и не видели ничего толком.

АЛЕКСЕЙ. Я приеду еще.

ФИЛИПП. Как мало зеленого.

АЛЕКСЕЙ. А Централ Парк?

ФИЛИПП. Я там так и не был.

АЛЕКСЕЙ. И я.

ФИЛИПП. Ты же мне рассказывал, что...

АЛЕКСЕЙ. Это была моя бурная фантазия. Сон. Я что-то придумал, что-то было на самом деле. Я ЕЕ видел, но просто в городе, они выходили с отцом из аптеки. И так наклеилось все в голове. Ты слушал с открытым ртом.

ФИЛИПП. Гадина какая!

АЛЕКСЕЙ. Жалко девочку!

ФИЛИПП. Я говорил с врачом. Он сказал, что у нее был врожденный порок сердца. А этим летом ей поменяли его на чужое. Не прижилось.

АЛЕКСЕЙ. Она была красивая, и какая красивая!

ФИЛИПП. Кто-то сказал: «Красота - один из видов Гения». Ее гений оказался хрупок.

АЛЕКСЕЙ. Гений - это вечность.

ФИЛИПП. Посмотри вокруг. Где-то над городом, как ангел, летает твоя Аделина.

АЛЕКСЕЙ. Я обязательно вернусь еше сюда. Нью-Йорк - это мой город.

Вертолет летит от Даунтауна, где-то над Гринвич-Вилледжем, над Гудзоном, чуть поодаль статуя свободы... Филипп всматривается в горизонт на восток.

ФИЛИПП. Завтра домой!

26. Москва. Шереметьево 2. Самолет садиться. Алексей и Филипп выходят из аэропорта.

ТАКСИСТЫ. Не дорого, такси, не дорого, такси...

ФИЛИПП. Я знаю, где подешевле. Пойдем. Они идут по осеннему асфальту, переступая лужи.

Едут в машине. На лобовом стекле желтая наклейка «инвалид». Алексей спит. Филипп смотрит на водителя.

ВОДИТЕЛЬ. Что смотришь, думаешь, чего нет?

ФИЛИПП. Честно говоря...

ВОДИТЕЛЬ. Два года назад ограбили, суки одни. Прострелили позвоночник, руку парализовало, но ничего живу пока. Я таксистом работал. «Спасибо» говорил каждому клиенту. Чужого не брал. А здесь, ловят двое. До Солнцево, говорят. Я везу их. Они меня по голове на светофоре. Я ничего, тогда один выстрелил. Ограбили. Машину забрали. В лес выкинули, думали, умру сам. А я валялся сутки, назло всем гадам, пока бабка не шла. Грибы собирала в лесу этом гребаном. Я ей кричу, она бежит ко мне. Говорит, что не донесу, сыночек. А я ей, что не могу больше. В платочке такая бабушка. Умерла уже. Бог не уберег. А меня спасла. Теперь с городом сужусь.

ФИЛИПП. За что судитесь?

ВОДИТЕЛЬ. За все. Они с меня деньги за машину арендованную, а я с них за произвол, за спину свою.

Он берет левой коленкой руль, а левой рукой достает пока сигарету, зажимает ее губами, зажигает спичку, закуривает. Правой парализованной рукой он переключает каким-то образом следующую скорость. Машина вылетает на шоссе. Скоро Москва.

ВОДИТЕЛЬ. Полетели.

ФИЛИПП. Уже осень.

ВОДИТЕЛЬ. Да... Жена еще не ушла, спасибо ей. Эх, парень. Не верил я раньше ни во что. В любовь не верил, красивое только видел и драл эту красоту, как сволочь. Злой был, думал что-то, но злость мешала. Хорошо, жена есть. Случай, какой, познакомились. Главное что? Случай, парень! Нельзя его пропустить, его ждать надо. Он рядом с тобой бродит, как тень. Не жена, я бы ща бутылки собирал под говном всяким.

Он бросает сигарету в окно.

ВОДИТЕЛЬ. Туда ездили-то? На Запад?

ФИЛИПП. В Штаты!

ВОДИТЕЛЬ. Там я бы их быстро засудил. Там люди живут!

Машина въезжает в Москву.

ВОДИТЕЛЬ. Да, парень, главное случай не упустить. Распиздяйничай, гуляй, девок дрючь, работай по специальности, живи себе, как все, короче говоря. Не выпендривайся, конечно, сильно. Тихо едешь, быстро едешь - один хрен. Главное он, как тень, рядом с тобой всегда, пока не встретишь ее. А что потом еще случаи, типа вот этого... (он левой рукой проводит по огромному шву на шее, уходящего вниз под одежду) Так это все хуйня, знаешь, если СИЛЬНЫМ будешь...

На лобовое стекло падает желто-красный листочек и цепляется за щетки. Машина быстро едет вперед...

КОНЕЦ

Лос-Анджелес - Москва, Март-Июнь, 2000

Воловик Максим

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 14|6|2000 - Can't open count file