Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Кукушкин Виктор

НЕБЕСНАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ

оригинальный сценарий комедийного многосерийного художественного фильма

Москва — 2003-2005 гг.

Серии 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

Серия девятая.

Побег из секретного центра.

Эпизод 1.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ. СПАЛЬНЯ.

Кирилл лежал на кровати, не раздеваясь. Не смотря на усталость, на весь груз происшедшего и пережитого, он не мог уснуть.

— Лежишь? — поинтересовался голос отлученного от дел.

— Лежу, — спокойно ответил Кирилл. Он даже не удивился такому неожиданному появлению голоса. Открывшуюся и закрывшуюся дверь он просто не заметил.

— Что так?

— Переживаю...

— Чего это? — проворчал голос.

— Завтра я увижу жену... то есть не совсем жену. Ту женщину... девочку... какой она была десять лет назад... Пытаюсь понять, каким я был десять лет назад... Что я ей скажу?..

— Обдумываешь?

— Что мне с ними обоими делать?

— Твоя самоуверенность меня поражает. Ты уверен, что она... эта молодая девочка тебя полюбит?.. Ты уже другой. Уже не мальчик. Тебя и другая, то есть она же, но старше, уже не любит, насколько я смог убедиться.

— Проблема не в том, любит или не любит. Проблема в том, смогу я дать ей почву для иллюзий или нет... А старшая, то есть сегодняшняя, уже испорченная. Десять лет назад она была неиспорченной.

— Но для молодой ты уже испорченный.

— Мужчины не портятся. Мужчины набираются опыта и становятся крепче. Если они, конечно, мужчины.

— Опыт... Со свой женой не смог справиться.

— Просто не хочу справляться. Надоело. А эта Аня поможет мне жизнь начать заново. Вернуть любовь. Вернуть прежние чувства. И я уже не повторю тех прежних ошибок...

— Если захочет...

— Что, «если захочет»?

— К тому же, она ничего не помнит. Тебе вновь придется ее завоевывать... В любом случае, одну из них придется удалить. Для твоего же блага.

— А нельзя так... например, сделать из них двойняшек.

— Как ты это себе представляешь?..

— Ну...

— Может, тебе стоит влюбиться в какую-нибудь другую женщину, и оставить этих женщин в покое... Все! Хватит рассуждений. До Дня Всех Времен остались всего сутки. Сегодня, сейчас ты ее увидишь. Соберись. И сиди наготове. Пора приступать к финальной фазе нашей операции... Многое от тебя будет зависеть... Жди. Я скоро вернусь.

Легко сказать «жди»...

Кирилл встал, кругами заходил по комнате. Подошел к окну. Посмотрел во двор. Двор стоял словно заколдованный. Тихо, ни одного движения. Ветви деревьев, фонари на фоне черного провала ночного неба... Где-то поблизости затаилась тревога. Хитрая природа со своими способностями к подражанию перевоплотилась под воздействием освещения, прониклась предлагаемыми обстоятельствами человеческих чувств и ждала, когда же в ее декорациях развернется новый захватывающий спектакль.

Эпизод 2.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ. СПАЛЬНЯ.

Бывший советник, как и отлученный от дел, тоже покинул свое временное тело и пытался прийти в себя, пытался оправиться от шока. Изредка он поглядывал в сторону тела. Словно не верил, что это тело когда-то могло принадлежать ему.

Теперь на кровати, сваленные в кучу, лежали сразу два тела — женщины и Бориса — с еле теплившейся в них жизнью.

Наконец, за дверью раздался осторожный шорох, звякнули ключи, и на пороге появился отлученный от дел.

— Почему так долго? Что ты делал столько времени, оставив меня взаперти? Я тут еле вышел... из нее... Еле пришел в себя.

— Хватит истерик! Ты же не... баба! Приступаем! Тебе такие операции не впервой. Правда, попытка извлечь Каркушина из армейской казармы в свое время оказалась неудачной.

— Во всем был виноват сам Каркушин!

— Ну вот, я и готовил его, чтобы он снова чего не выкинул. Пошли... вооружаться... Эх, хотелось бы увидеть сначала их начальника. До сих пор жалею, что не стукнул его сковородкой по голове.

Эпизод 3.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ. КОМПЛЕКС.

Возле оружейной комнаты пришлось повозиться. Связка ключей была не маленькой, и не сразу удалось подобрать нужный ключ. Но сейчас никто уже не смог бы увидеть сотрудников Канцелярии. Кроме, разве что, вращающихся в воздухе ключей.

Наконец, дверь оружейной комнаты издала протяжный стон и сдалась.

Эпизод 4.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ. КОМПЛЕКС.

Руководитель Центра, ни о чем не подозревая, слушал доклад. Он всегда слушал доклады на ночь. Он считал, что с каждым докладом, чтобы его понять, надо переспать.

— Ну что там у вас еще? — переварив полученную дозу информации, произнес руководитель Центра.

— Мы тут подумали, посчитали... весь проект нам обойдется, — и докладчик по старой привычке протянул бумажку с написанной суммой.

— Вы хорошо подумали?.. Я что, деньги печатаю что ли?!

— Иначе никак нельзя... Может, попросим у государства?

— У государства, пока не докажем важность проекта, просить бесполезно.

— Что-то они какие-то непрезентабельные... — это уже в сторону прибывших гостей.

— Сам вижу. Завтра проверим на полиграфе... Но тогда как объяснить двойников, сковородку и все такое?

— Может, место в том доме какое-то особенное?

— Проверим. А что тогда с этими? Консервируем?

— Нам же не впервой. Сколько раз открывались, сколько закрывались. Ведь ни одной жалобы не было... Морозим! То есть... мочим...

— Куда морозим?.. Уже лето... Скоро выборы президента... умом Россию не понять... Надо подумать...

— Занимались бы охранной деятельностью... — вздохнул зам.

— Надо повышать уровень...

— То есть?..

Эпизод 5.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ.

Неожиданно дверь комнаты распахнулась и, к всеобщему изумлению, на пороге вырос Кирилл. Кирилл быстро прошел в комнату. За ним отвязно проплыли автомат Калашникова и пулемет. Это два сотрудника Канцелярии обеспечивали Кириллу огневую поддержку.

— Вы... Вы!.. — только и смог вымолвить руководитель центра. Тут он увидел плавающее оружие и совсем потерял речь.

— Я! — согласился Кирилл. — Не надо было нас запирать... Я же говорил, что хочу увидеть Аню! А вы — «спать», «спать»... Тогда бы мы с вами, может быть, полюбовно расстались, — и в сторону оружия: Если что... если хоть одно движение, отправляйте их прямо в Канцелярию, — эту фразу Каркушин бросил в сторону оружия.

— В какую канцелярию? — исторг руководитель.

— В Небесную...

Отлученный от дел не сдержался от соблазна и двинул прикладом пулемета руководителя центра по подбородку.

— Где Аня и Президент? — прохрипел Кирилл.

— В... в... — к руководителю Центра никак не мог вернуться дар речи. — Только не бейте...

— Привезти их сюда немедленно! Подготовить к дороге автобус. Перенести в него двоих моих друзей, которых вы поселили вместе. Они сейчас отдыхают в спальне. Выстроить всех ваших сотрудников в коридоре. Всех до единого! Мне необходимо произвести инструктаж, — отдавал команды Кирилл.

— Что вы стоите? Выполняйте! — прохрипел руководитель в сторону своего зама.

— Одно неверное движение — и все здесь взлетит на воздух, к чертям собачьим! — добавил Кирилл и, помимо своей воли, обнажил оскал усмешки. Похоже, уровень адреналина в крови превышал у него все допустимые нормы.

Эпизод 6.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ.

В здании началась суета. Зажегся свет в окнах и коридорах. Сотрудники Центра посыпали сонные в коридор на построение.

Посмотреть на них вышел бывший советник, то есть автомат Калашникова. Автомат Калашникова проплыл в воздухе мимо шеренги.

— Без паники... — вращая глазами, прокукарекал заместитель руководителя Центра. — Происходит испытание нового оружия.

Двое из шеренги тут же упали в обморок.

— Сейчас с вами будет проведен инструктаж... — закончил зам. Он тоже еле держался на ногах.

Эпизод 7.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ.

— Мм... мм... может, договоримся, — заискивающе пробормотал руководитель Центра.

— Раньше надо было договариваться, — ответил Кирилл. — Теперь уже поздно. Теперь вам впору вешаться... а не договариваться. Сидеть!..

Эпизод 8.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ.

Кирилл покровительственно прошелся мимо шеренги. Настал час вершить суд ему. Впрочем, Кирилл попробовал быть снисходительным. Вот-вот должна была появиться его дама сердца.

— Все до единого? — поинтересовался Кирилл.

— Все, — кивнул представитель Центра.

— А где же Аня?

— Так... вы же просили построить всех наших... здесь.

— А больше ничего не «просил»?.. Я не прошу, я приказываю, привести всех моих людей немедленно в автобус. Живо!.. Вы что, не поняли?!

Несколько сотрудников центра тут же бросились исполнять приказ Каркушина.

— Я еще узнаю, как вы вели себя с моей Аней... Не дай бог что... Я, может, хотел с вами по-хорошему, по-дружески, можно сказать, пообщаться. А вы? Вы меня обидели. Вы всех моих друзей обидели! Вы меня и моих друзей заперли, как каких-то... Вы оскорбили мои чувства, все мои чувства! И что мне теперь с вами делать?.. Я что-то так и не понял — у вас здесь что — государственная структура частная или? — сменив тон, поинтересовался Кирилл на всякий случай.

— Частично государственная, частично частная... — еле выдохнул руководитель Центра.

— У кого контрольный пакет? — уточнил Кирилл.

— У нас.

— Так не бывает.

— Понимаете, я раньше работал в государственной структуре. И ничего кроме этого не умею... Поэтому, когда меня... попросили в отставку... Мне от государства кое-что перепало... Связи, приватизированные объекты...

— Еще один отлученный от дел, — усмехнулся отлученный от дел. — А он мне начинает нравиться.

Кирилл бросил укоризненный взгляд в сторону отлученного от дел. Впрочем, эту фразу не мог услышать никто, кроме Кирилла. Да еще бывшего советника Канцелярии, стоявшего с автоматом.

Через фойе в автобус пронесли тела женщины и Бориса. Руководитель Центра, увидев бесчувственные тела уже двоих, а не одного, как на даче, чуть не потерял сознание и стал тихо спускаться по стенке.

— Вобщем, подумывал я устроить над вами условно-показательный суд. Для моих товарищей... из другой организации, — Кирилл скосил взгляд в сторону свободно плавающего оружия. — Чтобы доказать, что и без санкций Канцелярии мы могли послать вас всех в... Небесную Канцелярию... Но, памятуя... вобщем, передумал. Слушай мою команду!..

В квадрате коридора, подгоняемые сотрудниками Центра, появилась Аня и Президент. Оба сонные, закутанные в пледы. Президент прижимал к своей груди книгу. Кирилл остановил их. Посмотрел на Аню. Та опустила взгляд.

— Наконец-то, я тебя нашел. Теперь все будет хорошо... — произнес Кирилл и махнул рукой, чтобы их проводили в автобус. — Я вас прощаю!.. И не дай бог, если вы устроите за нами погоню. Тогда всем вам будет крышка... — заключил Кирилл.

Эпизод 9.

АВТОБУС.

Ранним осенним утром автобус с беглецами мчал по лесной дороге.

Бывший Советник и Отлученный от дел еще не успокоились от азарта разборки и потому не выпускали из рук оружия. Правда, никто из присутствующих, конечно же, не видел ни этих рук, ни самих сотрудников Канцелярии. Все видели только оружие, болтающееся рядом с Кириллом в салоне автобуса. Кирилл тоже болтался по автобусу, переходя то к заднему окну, то к переднему.

— Вот теперь я начинаю понимать фразу «Оружие в большом количестве гуляет по стране», — заметил Федор, бегая взглядом из стороны в сторону. — А раньше не понимал...

— Ты лучше на дорогу смотри, — крикнул Кирилл.

— Куда рулить-то? — ответственно поинтересовался Федор.

— Рули, давай... прямо!.. Обратно... — крикнул Кирилл.

— Так прямо или обратно? Мне надо точно знать.

— Прямо. Обратно на дачу.

— Что я помню что ли дорогу? — проворчал Федор.

— Главное из леса выехать, на большак. Там разберемся, — крикнул Кирилл. — Спать надо было меньше...

Кирилл все еще находился в возбужденном состоянии. Мотаясь по салону, демонстрировал себя перед девушкой. И не знал, что делать дальше.

Наконец, Кирилл присел напротив Ани и Президента. Общество Ани было ему настолько приятно, насколько неприятно общество Президента. Кирилл не знал, с чего начать разговор.

— Я нетерпелив. Из-за своего нетерпения, что я не могу ждать, я теряю очень много времени, — произнес почему-то Кирилл и в сторону обоих. И вновь смутился.

— А вы кто? — спросила Аня.

От этого вопроса Кирилл растерялся полностью.

— Что с ними? — поинтересовался, наконец, Президент, указав взглядом на тела женщины и Бориса, сваленные в стороне, на сиденье.

— Отдыхают, — махнул рукой Кирилл.

— Очень странно отдыхают, — пробормотал Президент.

— Может быть, им нужна помощь? — поинтересовалась Аня.

— Не больше, чем всем остальным, — отмахнулся Кирилл. И, наконец, решившись, добавил: Аня, ты что, меня совсем не помнишь?

В глазах Ани появилась тревога.

— Нет, не помню... Я ничего не помню... Извините... — прошептала она, наконец.

— А его? — судорожно кивнул Кирилл в сторону Президента. — Что было между тобой и... этим?.. Каковы ваши отношения?

— Нормальные отношения...

— Подождите-подождите, вы ее знаете? — вздрогнул Президент.

— Понятно... — Кирилл никак не отреагировал на вопрос. — Ладно, мы с ним разберемся позже, когда приедем...

Но автобус, кажется, остановился. И не хотел больше никуда ехать. Все попытки Федора жать на газ привели к тому, что колеса совсем увязли в грязь лесной колеи.

— Придется толкать, — растерялся Федор. — Ночью прошел дождичек... Дорогу развезло.

Кирилл глянул на присутствующих, на болтающееся в воздухе оружие, на сваленные тела женщины и Бориса на сиденьях и скомандовал:

— Возвращайтесь обратно... в них... Будем толкать... От вас... таких не будет пользы...

Для тех, кто ничего не понял, Кирилл пояснил:

— Придется подождать немного... Что это у вас?

— Учебник истории, — ответил Президент. — Постойте, вы ее знаете?

— Знаю, не знаю, вам-то какое дело?

Эпизод 10.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА».

— Что это было?.. — пробормотал руководитель Центра, поведя головой с пустым глазом.

Наконец, глаз его что-то заполнился, руководитель пришел в себя, и, пряча взгляд, произнес:

— Сейчас вы видели наглядное доказательство нашей успешной работы, — и уронил голову.

Глаза подчиненных перестали хлопать и ответили удивлением.

— Да-да, это было доказательство, — заверил руководитель. — Наглядное доказательство. Нам удалось вызвать к жизни потусторонние силы. Но... не удалось их укротить. Мы просто оказались не готовы. И в этом нет нашей вины. Чтобы укротить потусторонние силы, одних наших сил, к сожалению, не хватит. Тут необходимо участие всей государственной машины! Если не всего человечества... Придется делиться... делать нечего. Благодарю вас за ваше геройское поведение и... отсутствие паники... О вашем геройстве еще будут писать газеты. Во всем мире. Я об этом позабочусь... Мы выпустили джина и наша святая обязанность с помощью всей мощи государства его укротить!.. Но пока... укрощать будем не мы. Укрощать будет государство. А мы будем над схваткой. Выполним пожелание Каркушина. Ха-ха... И если государству повезет...

К концу речи руководитель секретного Центра уже чувствовал себя, по меньшей мере, героем.

— А что делать с утраченным оружием? — робко поинтересовался один из подчиненных.

— Что с ним делать, если его нет... если оно утрачено... Вы что, не знаете?.. Срочно заявление в милицию! Пусть пока милиция повозится с Каркушиным. Пока я продумаю весь план действий... Не завидую я милиционерам. Ха-ха...

В фойе тоже засмеялись. Правда, достаточно робко.

— Да, и подайте заявление об угоне автобуса... Проверим на прочность наших гаишников... Ха-ха...

Смех уже поддержали почти все.

— А потом мы соберем все силы. Всю мощь, так сказать, государства... Камеры наблюдения зафиксировали?

— Сейчас проверим.

— Не всё. Нам всё неинтересно. Отберите только моменты странного поведения оружия. Для того чтоб получить поддержку, нужны аргументы. А чтоб получить очень серьезную поддержку, нужны очень серьезные аргументы... Или мы их. Или... — тут руководитель споткнулся о небольшой подиум и, задев картину, уронил ее на пол. От испуга присел. И, чтобы оправдаться, пробормотал:

— У меня такое ощущение, что меня постоянно атакуют какие-то потусторонние силы...

Эпизод 11.

АВТОБУС. ЛЕСНАЯ ДОРОГА.

Автобус, наконец, вытолкали из канавы.

— Эх, черт, как он нас забрызгал грязью!

— Земля опутана бездарностью: проводами, дорогами, рельсами, грязными улицами — всем тем, что мешает развитию главного — Разума, — вздохнула торговка цветами.

— На себя посмотри, прежде чем такое говорить, — проворчал Борис.

— А еще говорил, что у тебя к этой женщине были чувства. И где эти чувства? Лицемер! Ты еще хуже... Тебя надо было отлучить не только...

— Заткнись! Зараза!

— Не заткнусь! Нормальный мужчина не заставил бы женщину автобус тащить из грязи.

— Женщина... Где тут женщина? Постыдился бы. Я не вижу тут женщин. Кроме Ани конечно. Вот она — настоящая женщина. Безропотно сносит все тяготы жизни... А ты... Хватит прикидываться!..

Между торговкой цветами и Борисом назревал скандал. Животные чувства их временных организмов неожиданно взяли верх. Они даже, как будто, забыли, что они — представители Небесной Канцелярии. В них почему-то возникло странное желание доказать, что они такие же люди. Ничуть не хуже. И не лучше, конечно. Очень странное желание. Потом, наедине с самими собой, им будет стыдно. Но сейчас... им даже нравился этот спектакль... Правда, для стороннего наблюдателя многие реплики в кульминации спектакля могли показаться непонятными, или понятными неправильно.

— Что я с ним разговариваю. Он же отлучен.

— А ты разжалован...

Один человек, наблюдавший этот скандал через стекло, остался очень доволен. Этим человеком был Федор. У Федора появилась надежда, что Борис окончательно рассорится с женщиной. И тогда путь к женщине своей мечты для него, Федора, будет открыт.

Эпизод 12.

ДОРОГА. АВТОБУС. ПОСТ ГИБДД. НАТУРА. ДЕНЬ.

Автобус продолжал двигаться дальше. Все взгляды обиженных были устремлены на дорогу. Кирилл же, сидя в стороне, бросал короткие взгляды в сторону Ани. Он, конечно же, не хотел бы отводить от нее взгляда вовсе, но даже в такой ситуации Аня краснела и сидела словно на иголках. А Кирилл не мог вмешиваться в жизнь другого человека без одобрения другого человека и потому, переживая душевные муки, бросал лишь короткие взгляды.

— Все выбираешь, которую из них оставить, — подсев к Кириллу и, хлопнув того по плечу, усмехнулся Борис. — Выбирай скорее. Скоро приедем. Будет не до выбора... Для друга я, конечно, могу пойти на некоторый подлог... За небольшую услугу...

— С помощью вашей машины можно ей вернуть память? — поинтересовался Кирилл.

— Теоретически можно, — ответил Борис. — Но машина сейчас неисправна. К тому же... ты не боишься, что твоя девушка совсем двинется рассудком?..

Впереди показался просвет. Далее дорога делала изгиб, несколько сот метров шла по полю и выходила на большую оживленную трассу. Федор резко дал по тормозам.

— Пост ГАИ, — прошептал он. — А у меня ни техпаспорта, ни доверенности на автобус, ни страховки. Да еще и автобус угнанный. Обберут как липку.

— Причем тут гаишники?.. Там милиция. Усиление... — присмотревшись, проговорил Кирилл.

— Нам нельзя в милицию. Мы сидели, — растерянно пробормотал Федор, глаза его забегали в поисках Бориса.

— Мы в чем-то нарушили закон? — с тревогой поинтересовался Президент.

— Заложил сволочь! Надо было его отправить в Канцелярию, — оставив вопрос без внимания, прошептал Кирилл в адрес руководителя Центра.

— Ты что? А заповедь «Не убий!»... без санкции Канцелярии? — удивился бывший советник в образе женщины. — Это невозможно. Вы знаете, что случается с теми, кто отправляет людей в Канцелярию без санкции Канцелярии?

— Не знаю, и знать не хочу. Вы бы и выписали эти санкции. А потом, по прибытии оформили задним числом, — заметил Кирилл.

— Да но... Мы невластны... Что же делать? Нам срочно надо к пещере.

— К какой пещере? — растерялся Президент.

— К моей даче, — успокоил Каркушин.

— Может, вы объясните, зачем все это?

— Мы вас спасаем.

— Незаметно мимо поста никак не прошмыгнешь... Где-то, может быть, все дороги и ведут в Рим, а у нас все дороги ведут к постам ГИБДД... — обреченно выдохнул Федор.

Возле поста ГИБДД стояло несколько милицейских машин. О чем-то посовещавшись, они свернули на проселочную дорогу и поехали в сторону автобуса.

— Давайте в лес с дороги. Быстрее!.. — скомандовал Кирилл.

Едва автобус, подминая под себя кусты, скрылся, по дороге проехали милицейские машины с мигалками.

— Ни вперед, ни назад. Всё окружили, суки... — прошептал Федор, входя в азарт.

— Нам срочно нужно добраться до пещеры. До Дня Всех Времен осталось меньше суток. Если не доберемся, погибнем все. Кроме, может быть, Кирилла и Федора. Да и им жизни не будет, — растерянно заметил Борис.

— Дороги, скорее всего, уже все перекрыты.

— Я же говорила — Земля опутана бездарностью... — проворчала женщина.

Борис вновь хотел было на нее набросится, но Кирилл встал между Борисом и дамой.

— Тут недалеко есть река. Пахра, кажется... — разглядывая дорожную карту, пробормотал Федор.

— Оружие возьмем с собой. Нам уже отступать некуда...

Эпизод 13.

ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». ДЕНЬ.

— Как же мы могли их пропустить? — удивился прибывший вместе с милицией генерал.

— Может, это даже и хорошо, что вы с ними не встретились... Они обладают редкостными возможностями и способностями. Вам могло бы не поздоровиться.

— Мне?

— Ну, не совсем вам...

— Бред, — усомнился генерал. — «А был ли ребенок»? Может вы...

— Был... Готов поклясться на полиграфе.

— Посмотрим... Успеете еще...

— Думаю даже, Каркушин этот... связан с потусторонним миром или один из них. Из потусторонних...

— Ну-ну... И что он хочет?

— Одному Богу известно... — развел руками руководитель Центра. — И еще ему самому...

— Фигня какая-то! — отрезал генерал.

— Не фигня, товарищ генерал... Сколько свидетелей!.. Записано на камеры наружного наблюдения. Масса других улик и доказательств... Вы не представляете, какие возможности могут открыться... перед нами...

— Куда уж мне... А вы тут неплохо устроились...

— Я не то имел виду... А если они перейдут на сторону к врагу? и даже не к врагу. В любой структуре силы скапливаются вокруг сильных. Кто знает, что у них на уме... Особенно перед новыми выборами...

— Какие у них были намерения?

— Пока непонятно.

— А что у тебя на уме? Ну-ка, в глаза смотри.

— То же, что и у вас.

— А почему тогда сразу не доложил, когда вы его обнаружили?

— Хотел разобраться. Собрать материал для доклада. Зачем же беспокоить...

— Чем вы тут занимаетесь?.. Ладно, не волнуйся, продолжай.

— Поначалу он был какой-то подозрительный. Неперспективный. Телефон дома отключен за неуплату. Ничего прослушать невозможно. Мобильного тоже нет. Пришлось пойти на прямой контакт, чтобы понять...

Генералу закралась мысль, что бывший его подчиненный просто по привычке играет в старые игры. Но странное беспокойство не отпускало.

— Смотри, получится — будешь в золоте, получишь все, что просил. И даже больше. Не получится — твои проблемы. Ты нас знаешь.

— Знаю, — согласился руководитель Центра. И про себя добавил: и потому сижу вечно в своих проблемах...

— Что предлагаешь?..

Эпизод 14.

ЛЕС. НАТУРА. ДЕНЬ.

1.

Участники побега двигались по мрачному заболоченному лесу.

— Такая жизнь надолго охоту отобьет... повторного возвращения... — ворчал Борис, щупая палкой болотистую местность. — И чего тебе обратно захотелось?

— Тебе не понять, — отмахнулся Кирилл.

— А ты объясни... будь добр... Шагу нельзя ступить, чтоб не споткнуться...

— Здесь близкие, родные. Здесь те, кто меня знает, кого я знаю...

2.

— Как тут у них все запущено... — ворчал другой представитель Канцелярии, в женском облике. — Я не могу больше. Оно устало.

— Кто «оно»? — поинтересовался кружащийся вокруг женщины Федор.

— «Оно»? Тело. Почему мне досталось такое тело?

— Хорошее тело... У нас нет выбора.

— Выбор всегда есть. Этот... выбрал себе получше...

— А вы присядьте, присядьте, — предложил Федор. — Нате, я вот вам ягодок подсобрал. Хорошее тело...

— Федор, ты опять пристаешь? — подскочил Борис.

— Я просто помочь... женщине. К тому же вы все равно поругались? — парировал Федор.

— Впрочем, ты нам уже и не нужен, — процедил Борис. — Думаешь, мы тебя брали зачем?

— Зачем? — побледнел Федор.

— Не бойся, не то, что ты подумал... Мы тебя брали, чтобы ты справился с техникой. А сейчас без техники мы сами дойдем. Так что ты нам сейчас только обуза.

— И что?..

— А то... Нет времени разные романтические игры разводить...

— Есть время, — пробормотала женщина из чувства противоречия. — Невкусные ягоды.

— Видишь, она говорит, есть время, — оживился Федор.

— Она дура...

— И она хочет, — не унимался Федор. — К тому же, вам нужен проводник. Вы без меня заблудитесь... Я эти места знаю, как свои пять пальцев.

— Тогда встали и пошли. И чтобы ближе, чем на метр я тебя с ней не видел!

3.

— Я его утоплю, гада, — пробормотал Федор, когда Борис, то есть отлученный от дел, отошел. — Не посмотрю даже на то, что он мой брат. Так с родственниками себя не ведут.

— Вот этого не надо! — испугалась женщина. — Я очень ценю тебя, Федя, ценю твою дружбу и внимание... Но ему, поверь мне, любая смерть нипочем. Себе хуже сделаешь. И телу своего брата... Невкусные ягоды. А что, больше ягод нет?

Федор не знал, как реагировать на эти противоречивые фразы.

— Но ты меня все равно слушай... — продолжила женщина. — Этого не надо, что ты говоришь. Во всяком случае, пока не надо... Ты во всем слушай меня. Ты еще мне... всем нам... пригодишься. Хорошо?

— Хорошо, — безропотно согласился Федор.

— А теперь давай... не ближе, чем на метр...

Над головами беглецов, почти над самыми верхушками леса, прошел вертолет.

4.

— Затерянные во времени и в пространстве, — усмехнулся Президент. — Наверное, такое случается с каждым, не смотря на уровень общественного положения. Просто об этом никто не знает, пока не окажется в такой ситуации... А вы стойко переносите все трудности, — добавил он в сторону Ани.

— Я привыкла, — ответила та. — Мне кажется, что я ничего кроме трудностей в жизни и не видела.

Эпизод 15.

РЕКА. ДЕРЕВНЯ. НАТУРА. ДЕНЬ.

Сосновый лес, поросший мхом, заканчивался пологим спуском, идущим прямо к реке. Возле реки стояли дома, и, как полагается, лодки с моторами.

— Эх, были бы деньги, арендовали бы лодки, — вздохнул Кирилл.

— А что, без денег нельзя? — запрыгнув в лодку и осматривая ее, поинтересовался Борис.

Со стороны деревни уже бежал мужик:

— Вы чего там крутитесь? — кричал он на бегу.

Женщина, то есть бывший советник, выступила вперед и по привычной схеме осадила мужчину:

— Вы не могли бы мне показать здешние достопримечательности?

— Что? — удивился мужик. — Какие такие достопримечательности?

— Ну, памятники, картины... Мы, видите ли, здесь путешествуем.

— Нашли место, где путешествовать, — проворчал мужик. — Картины они... кругом. А памятники — на кладбище.

— И еще... тогда... я могу здесь раздобыть бутылочку тройного одеколона?

— Что?.. Похмелиться что ли?.. — усомнился мужик.

— Мы хотели бы узнать насчет лодок? — отодвинув женщину в сторону, сказал Борис.

Женщина, покраснела, и, присев возле сброшенных путниками вещей, с обидой стала перебирать вещи. Посчитав, что ей специально дали такое тело, чтобы демонстрировать над ней превосходство, она сейчас же захотела реабилитироваться и в отместку продемонстрировать свое превосходство.

— Насчет лодок это другой разговор, — заметил мужик. — А то я думаю, чего это женщина со мной разговаривает, когда мужики есть. Вам куда? На тот берег что ли?

— Нет, нам по Пахре спуститься до пещер.

— Так до пещер короче дорогой, — рассудил мужик. — Хотя, мое дело маленькое. Сколько заплатите?

— У нас нет сейчас денег, — признался Борис. — Может, мы вам их отдадим потом?

— Знаю я ваше «потом». Всю жизнь «потом»... Сыты... Ученый стал. Раз нет, идите на дорогу. А лодки нам самим нужны. Сыновья на охоту собрались. Даже моторы поставили, сейчас... — фразу мужик не смог закончить. Взгляд его примерз к женщине. Та достала из-под тряпья автомат Калашникова и играла с ним, щелкая затвором.

— Так что? Дадите или нет? — не обращая внимания на женщину, поинтересовался Борис.

— А ну так... тогда... так бы сразу и сказали... Что я не понимаю... Понимаю, — забормотал мужик.

К берегу уже бежали двое парней, с двустволками за плечом.

— Мы это... партизаны, — оценив ситуацию, нашелся Кирилл.

— То-то я смотрю из леса вышли...

— Понимаете, мы на сборах, на переподготовке. Здесь происходят военные учения. Нам просто нужно добраться до пещер. До условного противника. Поэтому нам и нужны лодки. Мы их вам потом вернем. Армия все потом компенсирует...

Пользуясь замешательством мужика и его временной сговорчивостью, Кирилл быстро вскочил в лодку, пригласил за собой Аню и Президента, и дернул ручку стартера. На звук последовал Федор. Так же севший за руль в другой лодке. Уж очень он любил технику. К Федору прыгнули женщина и Борис. Причем Борис предусмотрительно сел посередине.

— Э, э... а бумагу... О том, что лодки... прихватизировали, — растерянно прокричал мужик.

— Потом, потом, — отмахнулся Каркушин. — Все будет. И бумага будет...

Сыновья подбежали к мужику и, направив двустволки в сторону лодок, приготовились стрелять. И тут на низкой высоте над рекой пролетел вертолет. Вертолет появился так неожиданно и пролетел так низко, что мужик с сыновьями даже присели.

— Погоди, — мужик рукой опустил дула двустволок. — Жди, армия компенсирует... Нашли дурака... — И в сторону своих сыновей: Будем собираться в дорогу. Я знаю, куда они плывут...

Эпизод 16.

РЕКА. ВЕРТОЛЕТ.

Вертолет прошелся над лодками. Один из пилотов взял рацию и доложил:

— «Белка», «Белка», я «Стрелка». Мы их обнаружили. Они плывут по реке на двух лодках с мотором. В сторону поселка. Каковы дальнейшие действия?

Эпизод 17.

ЦЕНТ «ЛЕСНАЯ ДАЧА». ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

— «Стрелка», «Стрелка», я «Белка»... Продолжать наблюдение. Начинаем операцию захвата, — скомандовал генерал.

— Не нужно захват, — побледнев, выдохнул руководитель Центра. — Нужно попытаться вступить с ними в переговоры. С захватом у нас ничего не получиться. Проверено... Каркушин способен владеть оружием на расстоянии. И перемещать его по воздуху... Пусть они постараются пока остаться незаметными, — закончил руководитель Центра и застучал зубами.

Генерал посмотрел на своего бывшего подчиненного и изменил решение:

— «Стрелка», «Стрелка», я «Белка»... Постарайтесь остаться незаметными. И продолжайте вести наблюдение. Всю информацию немедленно докладывайте нам. Конец связи...

Похоже, генерала убедили не слова руководителя Центра, а нервный стук зубов.

Эпизод 18.

РЕКА. ВЕРТОЛЕТ.

— Есть, постараться остаться незаметными и продолжать вести наблюдение...

Вертолет развернулся над лодками. Так что лодки от ветра, создаваемого лопастями, тоже чуть не развернуло и не затопило. В лодках началась если не паника, то, по крайней мере, близкое к панике. Женщины хватались за борт, чтобы не упасть в реку, Федор схватился за пулемет. К счастью, он не смог с ним справиться и опустил пулемет прямо на голову Бориса. Лодки заглохли. И пока вода шлепалась об их борта и успокаивалась, все сидели молча.

Взгляд Бориса выразил все. Федор готов был провалиться сквозь землю. Он виновато опустил глаза. Неожиданно выражение его лица изменилось. Борис проследил за взглядом Федора и увидел среди вещей на полу выглядывающее горлышко маленькой бутылки водки. Ее положили сыновья мужика, собираясь на охоту.

Федор потянулся, чтобы взять бутылку и тут же ее открыть. Но Борис его опередил.

— Мы ее возьмем с собой. Она сойдет вместо бутылочки тройного одеколона. Один наш товарищ обещал.

— Да вы что?! — возмутился Федор.

— Я сказал! — рявкнул Борис.

Эпизод 19.

РЕКА. НАТУРА. ДЕНЬ.

1.

Далее до пещеры добрались без приключений. Лодки загнали в кусты, чтобы никто их не смог обнаружить. Было чего опасаться. О присутствии военных все время напоминал вертолет, висящий в сторонке. Пока беглецы просыхали возле деревьев, Борис отправился к машине Канцелярии.

Новый советник лежал на заднем сидении, задумавшись. На груди его надгробием возвышалась книга.

— Не узнал?

— Ой, — испугался новый советник. — Вы меня видите?

— Да, это я. Отлученный от дел Канцелярии. А вон — бывший советник.

— Где?

— В теле той большой женщины.

Новый советник еле сдержался от смеха. Хотя его улыбка и превысила улыбку привычного размера.

— Бывший советник... то есть мой ассистент... как он изменился!..

— Это у нас не происходит никаких изменений, кроме разве что моего отлучения. А здесь постоянно все меняется... Вобщем, мы их разыскали. Вон они... С их появлением все стало на свои места. Не совсем, правда, встало. Но встанет. Скоро встанет. Видишь, на Локаторе они выделены красным. Машина уже готова исправить свои ошибки. Она запрограммирована на исправление ошибок, чтобы из-за нашей деятельности не произошло здесь никаких изменений.

— Ох, ты, Локатор заработал!.. Почему же, если она запрограммирована на исправление ошибок, она отказывалась работать?

— Значит, слишком много вы наделали ошибок. Только, вот, что теперь с ними делать?

— Исправлять!

— Не все так просто... Как бы еще дров не наломать, — пряча взгляд, произнес отлученный от дел. — Кстати, у меня для тебя кое-что есть. Сейчас принесу. Что бы вы без меня делали...

— Но все равно... Вы не должны забывать... Вы арестованный, — смущаясь, напомнил новый советник.

Этих слов отлученный от дел уже не услышал. Или сделал вид, что не услышал.

2.

— Где бутылка? Где бутылка, я говорю? В лодке была бутылка. Где она? Ты ее взял, гад! — Борис схватил Федора за горло.

— Ты что, белены объелся? — прохрипел Федор. — Не брал я никакой бутылки!

— Ты взял! Больше некому... Я видел, как ты на нее смотрел!

— Не брал!.. Да пусть разразит меня гром, если я лгу! — вырвавшись из объятий Бориса, крикнул Федор.

Бабах!!! — и стоящий за Федором дуб пополам.

От страха Федор присел и перекрестился.

— Пока гром не грянет... — пробормотал в стороне Кирилл.

— Е-мое...— пробормотал не менее удивленный Борис. — Видишь, с кем имеешь дело?

Тучка на небе, из которой ударила молния, тут же стала сжиматься и исчезла.

Федор испуганно на дрожащих коленях подполз к дереву и вытащил оттуда рубаху с огромной, еще дымящейся дырой, и разбитое горлышко от бутылки.

— Трудное детство и все такое... Я... я... чуть не дал дуба... — чуть не плача, пробормотал он. — А вам все игрушки... Я, наверное, поеду в деревню. Славная у нас деревня. Вы меня отпустите? Я вам больше не нужен? Ведь не нужен же?.. Нет лучше ничего простого деревенского счастья... Стану грехи замаливать... И за вас помолюсь...

3.

— «Белка», «Белка», я «Стрелка», они тут испытывают новое оружие. Одним выстрелом дуб снесли... Дальнейшее наблюдение становится опасным. Прием.

— «Стрелка», «Стрелка», я «Белка»... Наблюдать... До принятия особого решения...

Побледневший генерал посмотрел в глаза руководителю Центра и, обнаружив там еще большую тревогу, если не сказать панику, через паузу произнес:

— Похоже, придется привлекать армию...

4.

Кирилл не отводил глаз от Ани, чем вызывал ее немалое смущение. Ей было неудобно перед Президентом.

— Аня, неужели ты ничего не помнишь?

— Нет, не помню...

— Вот, видишь, — встрял в разговор Борис. — А ты говоришь, что здесь те, кто тебя знает, кого ты знаешь... Ваша жизнь — сплошная иллюзия. И химическая реакция. Тебе ли не знать? Человеческая память коротка и ничего не стоит.

— Отойди, я тебя прошу...

— Мне нужно с тобой поговорить.

— Потом.

— Сейчас. Не то потом пожалеешь.

— Я еще больше пожалею, если не поговорю с Аней. Я об этом всю жизнь буду жалеть.

— Мечта, если она недостижима, может лишить тебя всего!.. — возмутился Борис.

— Или дать очень многое... — вставил Кирилл.

— Она же ничего не помнит. Если хочешь оставить о себе память, сделай человеку подлость.

— Что ты себе позволяешь... Борис? — набросился с кулаками Кирилл.

— Умерь пыл! И успокойся, — прошипел Борис. — Пойдем, мне срочно нужно с тобой поговорить.

Эпизод 20.

ОКОЛО ПЕЩЕРЫ. НАТУРА. ДЕНЬ.

— Ты сейчас все испортишь. Ты хоть понимаешь, что эта Аня всего лишь парадокс. Пустое место.

— Не говори так, — холодно заметил Кирилл.

— Ее, между прочим, уже хотели удалить, если бы я не вмешался, помня наш уговор... Так бы и просидел всю жизнь возле пустого места?.. Как ты не понимаешь? Ну да ладно... Если ты будешь со мной заодно, мы отложим решение твоего вопроса. До окончания Дня Всех Времен. И решим его так, как ты захочешь, вопреки мнению Канцелярии, — заключил Борис.

— Но... если так... — растерялся Кирилл, — Но... они мне, в Канцелярии что-то намекали о хороших и... не совсем хороших поступках. О выборе, который приближает или удаляет день встречи с Канцелярией.

— А... эта... Чаша Терпения, — усмехнулся Борис. — У Судьбистов в Тайном зале на каждого имеется своя чаща терпения. И когда эта чаша переполняется, поступает сигнал, что человека надо забирать...

— А вдруг она у меня... того...

— Грешил что ли много?

— Да нет... вроде...

— Так чего тогда бояться? К тому же Чаши Терпения бывают разных размеров.

— Но они все равно переполняются?

— Переполняются. Если, конечно, не продырявятся по древности лет... Я тебе вот что скажу: терять тебе нечего, а приобрести можешь многое. И отбрось сомнения!.. — и уже по поводу Ани и Президента: Куда бы их деть, чтобы они не сбежали? Может, в пещеру?.. Не совсем надежно... Там бродят такие противные твари...

— А, может, ко мне в сарай!.. Дача-то рядом. Как никак, частная собственность... А частную собственность стали уважать. Только вот... лучше от Президента сразу избавиться и оставить Аню одну.

— Не получится. Машина мажет дать сбой. Или отправлять обоих, или обоих оставлять. Перед Днем Всех Времен мы не можем рисковать.

— Тогда его в сарай, а ее в дом. Я не допущу, чтобы они оставались вместе, — зарделся Кирилл.

— И убедить их, что так будет лучше. Дома оставим и наши тела. Бориса и женщины. Не ехать же такими на День Всех Времен. Их даже можно не прятать. Может, очнутся. Но лучше чтобы не очнулись. Им же будет хуже, если очнуться. Психбольница, самое лучшее, что их ждет...

Эпизод 21.

ДАЧА КАРКУШИНА. ДЕНЬ.

1.

Борис вместе с женщиной собирали в огороде огурцы. И ели. Между ними, как будто, намечалось примирение.

— Когда еще так... Может быть последний раз, — откусывая, бормотал Борис.

— А вкусно, — согласилась женщина. — Пища богов!

— С солью было бы вкуснее, — со знанием дела заметил Борис.

— А что такое соль? — поинтересовалась женщина.

— Спроси... у Кирилла, — уклончиво ответил Борис.

2.

Кирилл перенес в сарай матрац и отдал его Президенту.

— Вам нужно переждать всего одну ночь. И чтобы никто вас не увидел. Чтобы вы были один. Поэтому я вас вынужден буду запереть на замок. Завтра мы вернемся и отправим вас обратно, в свое время. Все ясно? — сказал Кирилл Президенту.

— Да, — кивнул Президент. Через паузу добавил: А что с Аней?

Кирилл молча посмотрел в глаза Президенту. Наконец, произнес:

— Об Ане можете не беспокоиться... Лучше читайте свою книжку... До завтра, — и запер сарай на ключ.

3.

Поставив собранные огурцы на стол, Борис вместе с женщиной спустились в подполье, сели на полки и замерли. От их отделились тела отлученного от дел и бывшего советника. Сотрудников канцелярии передернуло, по ним словно пробежал мощный заряд электрического тока. Наконец, пошатываясь, они поднялись по лестнице в комнату. И Кирилл закрыл дверь подполья на ключ.

Тела женщины и Бориса с еле теплившейся в них жизнью, остались сидеть в подполье в темноте.

Неожиданно тело Бориса распахнуло глаза и так и замерло со стеклянным взглядом.

4.

— Это твое самое надежное убежище. Здесь тебя никто не тронет. Понимаешь? — спросил у Ани Кирилл.

Аня кивнула.

— Можно сказать, это твой дом. Твой первый настоящий дом. Мне нужно сделать еще одно дело. Очень важное дело. И потом мы будем вместе... Никому не открывай. Обязательно меня дождись. Завтра утром я вернусь. Обязательно вернусь! Потом все будет хорошо.

Аня кивнула. Потом, подумав, спросила:

— А как же он?

— Президент? — передернулся Кирилл. — Мы о нем позаботились. Ему нельзя здесь появляться. В целях безопасности. Завтра я вернусь, мы ему тоже поможем.

Кирилл на секунду задумался, достал с полки альбом с фотографиями и положил его на стол перед Аней:

— Когда я уйду, можешь посмотреть фотографии. Потом поговорим...

Эпизод 22.

ДАЧА КАРКУШИНА. РЕЖИМ.

Выйдя из дома, Кирилл присел на лавочке. Через некоторое время рядом с ним тихо присели двое сотрудников Канцелярии. Сотрудники Канцелярии не так давно вышли из тел Бориса и женщины, и им необходимо было время, чтобы прийти в себя.

— Посидим на дорожку? — выдохнул, наконец, отлученный от дел.

— Посидим... — согласился бывший советник.

— А, вы уже здесь? — вздрогнул Кирилл и, осмотревшись, добавил: А я вас вижу!

— Конечно!

— Что «конечно»?

— В Канцелярии же он нас тоже видел. К тому же — луна...

— Как рано мы сюда сможем вернуться? — поинтересовался Кирилл.

— Вернемся, когда нужно, — успокоил Кирилла отлученный от дел.

— Надо же нам перед возвращением в Канцелярию все «хвосты» подчистить... — добавил бывший советник. — Я вот еще чего боюсь. Когда наша машина перестанет виснуть, их память, возможно, разблокируется. Они вспомнят все. И что тогда?.. Надо бы их...

— Не надо! — резко перебил того отлученный от дел. — Перед Днем Всех Времен мы не имеем права рисковать. День Всех Времен — ключ к открытию Великих тайн...

— Почему такое название День Всех Времен, когда основные события происходят ночью?.. Почему такое волнение? — поинтересовался Кирилл.

— Увидишь, — ответил отлученный от дел, и через некоторое время добавил: Многие из нас вышли из Дня Всех Времен. Канцелярия раньше отправляли на этот праздник своих представителей, «покупателей». Но потом все прекратилось... Произошел какой-то конфликт в ведомстве... Теперь ограничиваются наблюдением со стороны... Вобщем, ради этого стоит бежать из Небесной Канцелярии!.. Меня туда тянет, словно магнитом. То-то я преподнесу Канцелярии подарочек!..

Бывший советник напрягся, выдержал паузу и произнес только одно слово в адрес отлученного от дел:

— Отморозок...

конец девятой серии

Серии 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

Кукушкин Виктор

продолжение есть
© Виктор Кукушкин 2006г.
Тел. 483-25-66
8-916-670-52-77

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

Счетчик установлен 11 mar 2006 - Can't open count file