Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Кукушкин Виктор

НЕБЕСНАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ

оригинальный сценарий комедийного многосерийного художественного фильма

Москва — 2003-2005 гг.

Серии 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

Серия восьмая.

Поездка в секретный центр.

Эпизод 1.

ДАЧА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

София Федоровна в страшном волнении рухнула возле крышки подполья.

— Мама! Здесь покойник! Ааа!.. Открывай!.. Мама, открывай немедленно! — во весь голос кричала из-под пола Аня.

— Сейчас, сейчас... доченька, — причитала София Федоровна, пытаясь найти сначала в кармане ключ, а потом попасть этим ключом в замок. Руки женщины дрожали. И потому ничего не могли быстро сделать. София Федоровна бросила испуганный взгляд на бледного, как мел, Кирилла, на незнакомцев, появившихся за спиной Кирилла в двери, и, пытаясь оправдаться, добавила: Я ее туда послала за банками... Огурчиков засолить.

— И закрыли на замок, — согласился руководитель Центра.

Наконец, замок был открыт, и крышка подполья с треском отскочила в сторону. Из подпола сразу же вынырнула голова Ани. Зубы ее стучали. Волосы были всклокочены. Глаза горели.

— Там покойник!.. — в истерике исторгнула из себя Аня.— Сидит... прижавшись к стенке... Я его лишь задела... А он... он как на меня повалится!..

У Ани не было сил подняться наверх. Она так и провисела, ухватившись за края подполья, пока не сказала все.

— Мы спали рядом с покойником... — почти шепотом прохрипела Аня. Неожиданно она вздрогнула, заверещала. И — откуда только взялись силы — пробкой вылетела наверх.

Гости в штатском молча отодвинули Кирилла с прохода и медленно направились к освободившемуся черному провалу в полу.

Эпизод 2.

ДАЧА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

В подполье было темно. Гости осторожно спустились по шатким скрипящим ступеням вниз. Сверху, через светлый квадрат за ними наблюдало растерянное лицо тещи.

Потребовалось время, чтобы освоиться и сосредоточится. Небольшой сноп света пробивался через маленькое окошечко в бревнах, освещая узкую полоску земли. У окна, ударяясь о стекло, билась крупная муха. Жужжание мухи в этом замкнутом пространстве отдавалось эхом. Эхо кружилось вместе с кружившейся тенью. В обычной ситуации эту муху никто, может быть, и не услышал. И тем более, не увидел тень от мухи. Но сейчас все чувства были обострены.

Тело Борис лежало на земляном полу в той же позе, что и сидело. Оно почти не поменяло позу. Лишь уткнулось головой в землю. Возможно, суставы у тела затекли и потому не гнулись.

Гости тоже сначала почему-то двигались «гусиным шагом», на корточках.

— Закрыть крышку... вызвать милицию... сказать, что они его убили... — пробормотал Кирилл, словно в забытьи, наклонившись над черной дырой в полу, напротив тещи. — Вы подтвердите...

От взгляда тещи Кирилл пришел в себя, почти механически подошел к выключателю на стене комнаты, включил свет в подполье и с полной обреченностью последовал по лестнице вниз. Вслед за непрошенными гостями.

Пока руководитель Центра осматривал подполье, его зам возился возле тела Бориса.

— Пульс вроде еле прощупывается... Но — холодный...

— Станешь тут холодным. Тут ставился очередной эксперимент. Мы его прервали. Именно потому объект так нервничал и не хотел с нами идти на контакт. Срочно нужно вызвать экспертов и реаниматологов.

— Кто это? — обратился руководитель Центра к спустившемуся Кириллу, указав в сторону тела Бориса

Муха уже переместилась от окошечка к горевшей лампочке. И теперь билась о лампочку. Тень ее металась по всему подполью.

— Просто... попросили посторожить... — тихо прошептал Кирилл.

— То есть?.. Попросили посторожить тело, почти не подающее признаков жизни? — уточнил руководитель Центра.

— Ему, наверное, дали снотворное, чтобы поспал немного... — выдохнул Кирилл.

— В подполье?..

— Да... Здесь прохладнее.

— Кто попросил?

— Что?

— Кто попросил посторожить?

— Он... Он сам... и попросил... наверное... Ну, я не знаю. Я пьяный был. Ничего не помню... Просто попросили. Друг попросил...

— Хватит!.. выкручиваться... Откуда здесь мухи?

— Вы меня спрашиваете?

— Кого же еще? Если здесь поискать... Секретные эксперименты над людьми. Вы там в своей лаборатории, когда работали, разработали новые препараты. А теперь их подпольно испытываете. Перед этим предусмотрительно уволились с работы.

— Потому и колбы кругом валяются.

— Да это с работы колбы!

— Мы понимаем, что с работы!

— Мы в них варенье варили, желе всякое... когда проблемы с банками были... Институту в это время они все равно были не нужны... К тому же... да! я ставил здесь опыты, когда в институте их невозможно было ставить. Когда там все дышало на ладан. А что вы хотите, когда человека лишают главного? Даже часть лабораторий отдали коммерсантам... В то время как всегда нужен тренинг, чтобы не погибнуть, не деградировать. Вот я себя и готовил, хотя точно уже даже и не знал к чему... В последнее десятилетие мы все больше опыты ставим на себе...

— Вот об этом поподробнее!

— Ничего я не испытываю!..

— Не хотите признаваться даже в присутствии явных улик. Интересно, как этот... поведет себя, когда очухается? Тоже будет страдать потерей памяти?

— А если он не очухается? Смотри, у него уже волосы лезут. То есть бакенбарды, — заметил зам.

— Приклеены что ли?

— Нет как будто. Облученный может?

— Если не очухается, вам, Кирилл, грозит как минимум пятнадцать лет за убийство. Потом еще статья за наркотики, за удержание заложников. Теща тоже может сесть. За...

— Давайте вытащим его наверх, а? — жалобно попросил Кирилл. — А то он скоро совсем остынет. Пульс еле прощупывается. Как бы, в самом деле, не... отдал концы...

Эпизод 3.

ДАЧА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

Тело Бориса выволокли наверх и словно мешок сбросили на кровать. На кровати тело заняло ту же позу, прислонившись к стенке и свесив голову на грудь. На лбу Бориса красовался свежий шрам. Со шрама медленно капала кровь.

Аня в оцепенении сидела в углу на табурете, приковав взгляд к извлеченному из подпола телу.

— Надо успокоиться... Успокойся... Кто ж мог знать, что тут такое, — попыталась успокоить ее София Федоровна.

— Жив еще!.. Признавайтесь, что вы с ним сделали? Чего вы добиваетесь, ставя над людьми такие ужасные эксперименты? Вы что, хотите всех людей, все свое окружение, превратить в зомби?

— А, может, уже превратил?.. Может, они здесь все...

— Нет! — шепотом выкрикнул Кирилл.

— Уже хорошо... — согласился зам. руководителя.

— Хватит со своими увертками, — взяв Кирилла за локоть, спокойно произнес руководитель Центра. — Мы еще надеемся найти с вами общий язык... Мы про тебя все знаем...

— Откуда вы все знаете? — побледнел Кирилл.

— Женщин бы пожалел. Их наверняка ожидала та же участь.

У женщин перехватило дыхание. Из рук Софии Федоровны вывалился замок и с глухим стуком ударился об пол.

— Откуда вы все знаете? — пробормотал Кирилл. — То есть... Я имею в виду не женщин. А... «все»... остальное...

— Это ваша жена?.. Как она похожа...

— Хорошо! Хорошо! Признаюсь... сейчас признаюсь... Только молчите!.. Пожалуйста... Но... давайте сначала поможем ему... — кивнул Кирилл в сторону Бориса. Кириллу необходима была пауза, чтобы собраться с мыслями.

— Какая участь! — выдохнула, наконец, теща.

Эпизод 4.

ДОРОГА К ДАЧЕ. НАТУРА. ДЕНЬ.

Брат Бориса Федор и жена Бориса Светлана Николаевна с двумя дочками тряслись в «Жигуленке» по загородным ухабам. Жена сидела на заднем сидении, посреди детей и прижимала тех крепко к груди.

Некоторое время они тряслись молча. Но вдруг Светлану Николаевну прорвало:

— Ирод! Ироды царя небесного... Задумал меня с детьми бросить. Я ему покажу! Он меня еще плохо знает!..

— Свет... — попытался успокоить женщину Федор.

— На дорогу смотри! — отрезала жена Бориса и переключилась на Федора: Угробить меня захотел! Детей угробить захотел. А вы, вы, доченьки мои, тоже смотрите, все запоминайте. Смотрите... Это ваш дядя... Сиротами вас захотел оставить... Ты что, не знаешь, что его нельзя отпускать одного?! Ты что, в прошлый раз не нагляделся! Он же конченый. Он же без меня подохнет... Уж я ли его не кормила? Уж я ли за ним не ухаживала? Всегда сыт, одет. Рубашки ему стирала. Носки его вонючие. Ты его смерти захотел?! А о детях ты забыл? Брат, называется. Одно племя... Выродки...

— Свет... Ну... не все от меня зависит. В прошлый же раз я его нашел.

— То было в прошлый раз. А это в нынешний.

— Достанется мне... от вас обоих. По последнее число. Когда помиритесь, — покачал головой Федор.

— От меня тебе больше достанется, если его не найдем!

— Найдем... Ты водки ему только наливай больше. До самой отключки. Иначе мы его не довезем.

— Не учи ученого!.. Лучше за дорогой смотри... Не дрова везешь! Деточки мои любимые!..

Возле дома уже стояли две машины. «Жигуленок» подкатил третьей. В стороне, возле лопухов у забора, лазил участковый, исподволь наблюдая за происходящим.

— Вот этот дом. Он здесь и встал на постой, — пояснил Федор. — Здесь мы и расстались. Гадом буду...

— Ты и так гад. Гаденыш... — оборвала того Светлана Николаевна. — На гада ты еще не тянешь... Что он жеребец что ли, что встал на постой? Если хоть одну кобылу встречу, все волосы ей повыдергаю! — и, осмотревшись, добавила: А этот что, на шухере стоит что ли?.. Сходка что ли у них тут какая?..

Эпизод 5.

ДАЧА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

— Две одинаковых женщины. Не исключено, что клон одной с другой. Странные эксперименты. Люди, страдающие потерей памяти, — перечислял руководитель Центра.

— Понимаю-понимаю, — кивал Кирилл. — Но...

— «Но»! — таких, как вы, у нас не сажают. С такими, как вы, у нас сотрудничают. Или сажают и сотрудничают. Если, конечно, вы представляете собой интерес. А вы представляете собой интерес!

— Думаю, мои способности явно преувеличены. Вы не знаете...

— Все вы так говорите. Вы не понимаете, вы многого еще не понимаете...

— Если вас со мной... ничего не получится... вы со мной расправитесь?

— Ну, зачем же так... Ваше дело передадут в суд. В обычный почти советский суд. Но не советую... Вы у нас на крючке...

— Понимаю, — вздохнул Кирилл. — Взяли, значит, на живца... Мне бы, наверное, лучше иметь фамилию Рыбин... а не Каркушин.

— Что вы говорите?

— Это я так... Но еще одну поездку туда я не выдержу. Да и есть ли смысл рисковать, когда можно и не вернуться. В любом случае, слово, данное там надо держать. Сотрудничеством я сам подпишу себя приговор. А если он не появится? Или не очухается? Или если до его появления, не дождавшись от меня ничего, меня начнут пытать? В любом случае конец один...

— Что с вами? Что вы бормочете?

— Я согласен, но... Сейчас бы успокоить жену и тещу. Чтобы они от меня не ушли. Хотя... теперь уже все равно...

— Сейчас все сделаем.

— Да, и еще... участковый тут постоянно крутиться...

— Больше он крутиться не будет. Мы создадим для вас и вашей семьи самые благоприятные условия. Все, что пожелаете...

Эпизод 6.

ДАЧА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

Светлана Николаевна с Федором тихо зашли в дом. Рядом с ними, чуть сзади, держались и девочки. Двери в комнатах были распахнуты. Светлана Николаевна, шаря взглядом, осторожно подошла к спальне и увидела на кровати бесчувственное тело Бориса с кровавым шрамом на лбу.

— Убили!.. Убили, изверги!.. Мужа моего убили! — заголосила она и бросилась к кровати.

Все обернулись на крик. А Борис вдруг очнулся и широко распахнул глаза.

— Что вы шьете мне мокруху?.. гражданин начальник... — прохрипел Борис странным голосом. Пошевелил губами и добавил: Где это я?.. а?..

Потом пошарил шальным взглядом по комнате, — части тела и их функции у него оживали поотдельности, — увидел жену, и, вскинув головой, вздохнул:

— Наливай! — и уронил голову.

— Жив! Жив!!! Узнаю мужа! Водки, водки ему скорее давайте! Больше водки. Чтоб он в ней захлебнулся, паршивец... Он сейчас оправится... И голос его!.. А вы кто?..

Эпизод 7.

ИЗБА ДАМЫ С ЦВЕТАМИ. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

Торговка цветами просыпалась в одежде в своем домике. Поднявшись с помятой кровати, она неуверенно встала на полусогнутых раздвинутых ногах и так и застыла. Простояла некоторое время, вращая глазами. На столе лежали остатки трапезы, неизменная при подобной трапезе бутылка и две стопки. Стопки тоже лежали.

По всему дому были разбросаны немногие вещи.

Женщина сделала несколько неуверенных шагов, на полусогнутых раздвинутых ногах, — заскрипели кости и половицы, — и снова застыла.

— Что? Чего-то не так? — поинтересовался голос Отлученного от дел.

— Тело почему-то все ломит... — пожаловалась женщина голосом бывшего советника Канцелярии. — Трудно ходить. И голова болит!.. Штормит, словно на корабле...

— Я говорил... Трудно будет входить в чужое тело. А еще труднее выходить. Я тебя предупреждал. Да и жить в нем будет нелегко. К этому остается только привыкнуть, — попытался успокоить усмехнувшийся голос. — Но зато у тебя не будет проблем с родственниками. Она одинокая. Мужики, правда, иногда вокруг нее крутятся... Но с ними, я думаю, проблем не будет...

— Пока, я вижу, ты вокруг меня крутишься... Что ты так на меня смотришь?

— Ностальгия... по... прошлому. Пытаюсь понять, что я в ней такого нашел?.. Но чтобы понять, мне, наверное, надо опять вселиться в тело Бориса. Хочешь посмотреть на себя в зеркало?

— А что это такое?

— Сейчас узнаешь...

Женщина насторожилась.

— Ты представляешь, у нее, оказывается, нет зеркала.

— А ты поищи получше... раз уж заинтриговал.

— Все проискал. Если не веришь, сам ищи.

— Как же я могу искать, если я не знаю, что это такое?.. Не надо было интриговать.

— Ну, хочешь, я расскажу тебе, что это такое.

— Не хочу...

— Ну-ну... Не капризничай. Тебе это не идет.

— Здесь кругом сплошные проблемы, — проворчала женщина, опустившись на плетеный скрипучий стул. Стул накренился. — Даже машина Канцелярии отказывается работать в местных условиях. Не отказалась бы она работать, разве терпели бы мы сейчас такие муки. Вычислили бы эту девушку и Президента с помощью Локатора. И все. А так... Как они несовершенны!

— А мне нравится... Расслабься. Если копнуть поглубже, мы тоже несовершенны... Еще как несовершенны. Может, даже больше их несовершенны. Ведь чем больше возможностей, тем острее ощущается несовершенство... Чего смотришь?.. Пойдем?

— Постой... Мне нужна... акклиматизация, — бегая глазами, проговорила женщина, то есть бывший советник.

И через паузу:

— Здесь нигде нет пузырька тройного одеколона?.. Что просил наш... новый советник.

— Нет вроде. Я тоже смотрел. Пошли к Каркушину. Хватит жаловаться на свое новое тело. Нормальное тело.

— Нормальное... Чего ж тогда сам в него не влез?

— Я уже был здесь в одном теле, сколько тебе объяснять? Это могло не прижиться. Всё, пошли... Надеюсь, Светлану Николаевну уже отшили...

— Я тоже надеюсь. Там столько женщин. Вдруг они меня раскусят?

— Не раскусят. Меня же не раскусили... Если она там, не буду я в него вселяться. Придется пускать в ход тяжелую артиллерию... то есть тебя...

Эпизод 8.

ДАЧА КАРКУШИНА. НАТУРА. УТРО.

— Так ты говоришь, они меня сейчас все видят? — удивлялась женщина, семеня под склонившимися ивами по направлению дома Каркушина. — Очень интересно...

Со стороны могло показаться, что женщина разговаривала сама с собой. Тем более, она резко вскидывала руками.

— И видят и слышат! — подтвердил голос.

— А не скажется это на мне потом... что я был в другом теле?

— Нет, не скажется. На мне же не сказалось.

— Так ты же был в теле мужчины. А я в теле этой... торговки.

— Какая разница? Говорю, что не скажется. На них скажется. После нашего пребывания в них они уже не смогут быть нормальными людьми. От них останется лишь оболочка. И это еще не самое худшее. Хуже, если они оживут и превратятся в зомби.

— Что же мы делаем?! Где наши моральные принципы?

— Для нас это, может, единственная возможность легализовать себя в этом мире и помочь этому же миру. Поэтому не переживай... Жди здесь... Я на разведку...

Женщина с треском залезла в кусты и стала вести наблюдение за домом Каркушина.

Возле дома происходила возня. Кто-то отъезжал, кто-то подъезжал. Подогнали автобус. Туда усадили Светлану Николаевну с дочерьми. Стали прощаться.

— Федя, ты смотри за ним! Как бы он не отчудил чего в приличном обществе! — кричала жена Бориса в окно автобуса.

— Понятно. Как не понять. Все сделаем в лучшем виде... трудное детство и все такое... — кивал Федя, довольный, что освобождается от общества Светланы Николаевны.

Попрощавшись и усадив девочек, Светлана Николаевна осторожно вышла из автобуса и прошла в кусты.

— Так это вы Светлана Николаевна? — поинтересовалась женщина в кустах голосом советника у Светланы Николаевны, когда та остановилась в кустах.

— Да, я...

— Очень приятно... Вы меня видите?! Я в засаде...

Аня с мамой садились в свою машину:

— А я и не знала, что он великий ученый, — пробормотала Аня.

— Может, его даже покажут по телевизору! — вздохнула теща. — Я в него всегда верила. В нем всегда было что-то такое... чего другие не замечали.

Аня покраснела. И еще — ей было очень неспокойно.

Когда все стали разъезжаться участковый, тихо марширующий в сторонке, вытянулся в струнку и отдал честь.

Эпизод 9.

ДАЧА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

В комнату к Кириллу вошли руководитель Центра со своим заместителем:

— Что вы там моим такое сказали, что они... Мне за многие годы с ними такое сделать не удалось, — поинтересовался Кирилл.

— Это наши маленькие хитрости... Ну, что, Кирилл Карлович... теперь мы можем, наконец-то, поговорить?

— Прямо здесь... и сейчас?

— Да, здесь и сейчас. Мы с нетерпением ждем от вас рассказа, что за эксперименты вы тут проводите? С какой целью? Почему после ваших экспериментов люди теряют память? Как вам удалось создать клон своей жены? Этот вопрос нас особенно интересует... Это, кстати, интересно и в том плане, когда перед страной поставлена задача удвоения ВВП... Вобщем, на эти и многие другие вопросы мы хотели бы получить ответ.

— Не слишком ли много вопросов?

— В самый раз. Помимо всего прочего мы надеемся на совместное сотрудничество. У вас нет выбора. Ваши способности и наши возможности... Мы многое сможем сделать. Очень многое.

— Мы, конечно, не так часто встречаемся с загадочным. Но вспомнить хотя бы эксперимент «Филадельфия» в США, не доведенный ими, к счастью, до конца. С пропаданием людей. И даже целого военного корабля. Если бы они тогда довели эксперимент до конца, то минимум через несколько месяцев они бы выиграли «холодную войну»...

— Они бы выиграли все войны...

— Но тогда у них был, кажется, сам Эйнштейн? — вставил свое слово Каркушин.

— А сейчас у нас есть вы, — радостно заметил руководитель Центра.

— Финансовые и человеческие резервы на земле уже почти исчерпаны, — добавил зам. — А вот резервы, о которых мы еще и не догадываемся, очень велики.

— Мы и сами продвигаемся в этом направлении...

— А вы не догадываетесь, что есть организация еще более могущественная, чем ваша? — перебил Кирилл. — Организация, чего уж теперь отпираться, с которой я сотрудничаю. И если там все узнают, не сдобровать никому.

— Что это за организация? — спросил руководитель Центра.

— И что находится под ее контролем? — добавил его зам.

— Всё. Все мы... — спокойно ответил Кирилл.

— Не может быть. Нет такой организации. Мы знаем все, даже самые секретные, организации.

— Есть, — настаивала Кирилл. — Вы же сами говорили про скрытые резервы, которые очень велики...

Воцарилась пауза. Лицо руководителя Центра покрылось мелкими капельками пота.

— А вы думали, что мир принадлежит вам?.. — попытался добить противника Каркушин. — Как же вы все глубоко заблуждаетесь. Люди, вообще, во многом заблуждаются. Им так удобнее. Иначе было бы страшно...

— Вы блефуете, Кирилл Карлович, — как можно спокойнее произнес руководитель Центра. Но голос его дал трещину. — Докажите, что вы не блефуете.

— И докажу! Вот очухается мой ассистент. Точнее, он сейчас ассистент, а так он старше меня по должности... и тогда докажу! А пока, без его разрешения, хоть я и отношусь к вам с очень большим уважением, я не имею права ничего больше говорить. Он все скажет. Но, замечу, вы играете с огнем...

— Ну что ж, пойдемте, взглянем на этого вашего «старшего по должности».

Эпизод 10.

ДАЧА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

В спальне стояли врачи в белых халатах. Обследовали тело Бориса. Один из врачей пинцетом выдергивал те немногие волосы на его лице и складывал в специальную плоскую баночку. Сам Борис лежал под капельницей. Голова его была опутана проводами, соединенными с разными приборами.

— Необходимо поднять его на ноги как можно быстрее! — потребовал руководитель Центра.

— Поднимем, — спокойно ответил один из врачей. — Водки вот только не надо было ему давать. Зря вы это...

— Кто ж знал, — ерзая на табурете в углу, пробормотал брат Бориса, Федор.

— Очень странный случай! — заключил врач. — Не плохо было бы его потом внимательно обследовать... — и, поймав нетерпеливый взгляд руководителя, добавил: Очень скоро встанет на ноги.

— Возможно, придется привлекать экстрасенсов, — тихо заметил руководитель Центра своему помощнику. — Никто из нас публично не верит, что сверхъестественное существует. Но в глубине души каждый, в той или иной мере, верит...

Кирилл подсел к Федору.

— За что он сидел? — тихо поинтересовался Кирилл.

— Первый раз?..

— ?

— Сначала, в первый раз, мы с ним сидели вместе.

Кирилл перевел взгляд с тела Бориса на Федора и сглотнул:

— И за что?

— Ну, выпили хорошенько. Деньги закончились. Захотелось еще денег. Да не просто денег, а много денег. Выпили ведь много. Смотрим особняк. Подумали, что в таком особняке должны жить новые русские. Нам, естественно, море по колено. Ну и залезли мы в этот особняк. А это вовсе и не особняк оказался... а... отделение милиции. Ну, милиционеры оказали сопротивление... Мы ведь сначала думали, что это охрана... А когда поняли... Вобщем, было уже поздно...

Тут тело Бориса шевельнулось и крякнуло. И все взгляды вмиг приковались к нему.

Эпизод 11.

ДАЧА КАРКУШИНА. НАТУРА. ДЕНЬ.

Дожидаться в кустах бывшему советнику было не совсем удобно. Кусали комары, к которым он никак не мог привыкнуть. Отекали и чесались ноги. К тому же, бывший советник наступил на маленький муравейник. И муравьи уже прокладывали путь по его телу наверх.

Бывший советник решил сам попытаться пройти в дом к Каркушину. Охранник, стоявший у калитки тут же молча перегородил дорогу. Женщина решила пролезть сбоку. Но охранник, делая вид, что ее не замечает, опять почему-то оказался на ее пути.

Наконец, женщина остановилась, посмотрела на охранника и, по непонятной привычке, стала кокетничать. Кокетство женщины выразилось в размахивании рукой перед собой и в смущенном взгляде на эту руку. Наконец, женщина вымолвила:

— Вы не могли бы мне сказать, каковы здешние достопримечательности?

— Что? — удивился охранник.

— Ну, что это за деревня? Я, видите ли, здесь путешествую.

— Что?.. а ну, и вали отсюда!.. путешественница...

Женщина не спешила уходить.

— Может, тогда скажите, где я могу найти тут бутылочку тройного одеколона? — поинтересовалась, наконец, она у охранника.

— Я тебе что сказал? Вали отсюда... бабка...

Вернувшись в кусты, бывший советник в образе женщины, по непонятной привычке, поправил прическу, и обиженно пробормотал: Да, с людьми надо что-то делать... — хотел даже что-то сделать, но успокоился и решил продолжить наблюдение.

Эпизод 12.

ДАЧА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

В доме стояла мертвая тишина. Едва только Борис поднялся с кровати и в очередной раз произнес своим хриплым голосом: «Где я?», — из кухни в спальню под всеобщее изумление выплыла сковородка, повисла Борисом в воздухе, и сама ударила его по голове.

Борис попытался отмахнуться, но сковородка зашла с другой стороны и вновь ударила.

— Горячка... белая... Белая горячка... — пробормотал Борис и рухнул на кровать.

— У всех, — добавил его брат Федор и тоже чуть не потерял сознание. Хорошо, что он сидел на табурете.

Сделав свое дело, сковородка молча зависла посреди комнаты.

— Захотели пообщаться с моей организацией, — рявкнула, наконец, сковородка голосом отлученного от дел. — Захотели доказательств? Будут вам доказательства! Только уж потом не пеняйте... если что не так...

Сковородка хотела приблизиться к руководителю Центра, но передумала и в полной тишине победительницей вернулась на кухню.

Присутствующие еще находились в оцепенении, а тело Бориса снова зашевелилось. Кто-то перевел осторожный взгляд на сковородку, но та не двигалась. Зато ожили, словно сумасшедшие, прикрепленные к телу Бориса медицинские приборы. Тело забилось, словно в эпилептическом припадке, чихнуло, приподнялось и невидящим взглядом обвело окружающих.

И тут — в дверях появился охранник с улицы:

— Там какая-то странная женщина в кустах... Наблюдает. Как-то все это подозрительно... — доложил охранник руководителю Центра. И уже совсем тихо: Я, может, не вовремя... Так... что прикажите?

— Это ко мне! Ко мне пришла моя старая знакомая... в гости, — прозвучало откуда-то изнутри тела Бориса. Тело не говорило, а странным образом чревовещало. — Ведите ее сюда! Ко мне...

Охранник робко перевел взгляд на Бориса, потом опять на руководителя Центра.

Тело икнуло и добавило уже по-нормальному:

— Пардон. Сейчас я приду в себя... то есть в него...

— Ну, что стоите! Вы что не слышали... приказ? Выполняйте! — стараясь сохранить самообладание, не то крикнул, не то визгнул руководитель Центра.

Эпизод 13.

АВТОБУС. ДЕНЬ.

Дом Каркушина опустел. Дверь заперли на ключ. Сотрудники Центра вместе со знакомыми Кирилла прошли в автобус.

— Это вам презент, — произнес руководитель Центра, протянув женщине металлическую бутылочку.

— А что это? — поинтересовалась женщина, то есть бывший советник.

— Дезодорант, — ответил руководитель Центра.

— А что это? — повторила женщина.

— Вы разве не знаете? — удивился руководитель Центра.

— Нет...

— Я вам сейчас все объясню. И покажу, как им пользоваться. Только передам такую же бутылочку для вашего друга.

— А у вас нет, случайно, бутылочки тройного одеколона, — поинтересовалась женщина.

— Есть, но... не здесь.

— Вы не могли бы мне ее тоже потом дать?

— Хорошо...

Он еще более растерялся, увидев через зеркало заднего вида, что женщина пшикает дезодорантом не только на кожу и одежду, но даже себе в рот.

Эпизод 14.

АВТОБУС. ДЕНЬ.

Автобус выехал на шоссе.

Руководитель со своим помощником заняли места на переднем сидении. Охрана по привычке расположилась возле дверей.

Посреди заднего сидения подпрыгивал бывший советник в образе женщины. Ему это очень понравилось. Понравилось даже больше, чем пользоваться дезодорантом. Он с замиранием ждал каждую кочку, каждую ямку на дороге и вместе с автобусом подпрыгивал.

Тут же у окна грустил Кирилл.

А по проходу, держась за ручки сидения, словно сам не свой, прохаживался Борис:

— Тело отяжелело. Нельзя было оставлять его одного, и в недвижении... так надолго, — проворчал Борис.

— Тебе надо выпить водки. Тогда все как рукой снимет, — заметил брат Бориса Федор. Он сидел одиноко в сторонке. И тоже грустил.

— В него уже достаточно влили водки. Может, ему от этого и плохо, — заметил Кирилл.

— Тогда ему надо похмелиться, — нашелся Федор.

Федору уже прискучила такая езда. Водки, судя по всему, тоже не предвиделось. И он стал стрелять глазами в сторону женщины, сидящей на заднем сидении. Бывший советник в образе женщины по непонятным для себя причинам улыбнулся Федору. И тогда Федор решился на контакт.

— Как вас зовут, мадам? — поинтересовался Федор у бывшего советника в облике женщины.

— Меня?.. Зовут?.. Как меня зовут? — растерялся бывший советник. — А как вам больше нравится? Как вам нравится, так меня и зовите.

— Начало многообещающее, — расплылся в улыбке Федор. — А чем это вы... Почему... то есть...

Борис, почувствовав в поведении Федора скрытую угрозу, оттащил Федора в сторону.

— Ты, что? — возмутился Федор. — У тебя же есть Светлана Николаевна. Ты что не видишь, она на меня глаз положила?

— Все женщины так себя ведут, — заметил Борис. — У них вместо «нет» — «да». Вместо «да» — «нет».

— У них всегда «да», — убежденно произнес Федор, пытаясь отстранить Бориса. Наверное, ему давно уже никто не улыбался. — Все зависит от мужчины...

— Сидеть! — одернул того Борис. — Или может тебе хочется встретиться с летающей сковородкой?

— Нет... — растерялся Федор.

— Тогда запомни раз и навсегда: не свое не трожь! — сквозь зубы процедил Борис. — Да и что у вас свое? Нагими приходите в этот мир, нагими уходите...

— Как скажешь... Трудное детство, и все такое... Но если не женщина, то хотя бы водки...

— Сидеть и во всем меня слушать!..

— Понял. Дурак бы не понял, — пробормотал Федор, сознавая, что и водки, скорее всего, не будет.

— Кстати, ты можешь управлять этой машиной? — поинтересовался Борис.

— Автобусом что ли?

— Ну, автобусом.

— Конечно, смогу! Меня же в детстве все называли доморощенным изобретателем-самоучкой. Я любой техникой могу управлять. Помнишь, как я мотоцикл из трактора сделал?..

Эпизод 15.

ШАШЛЫЧНАЯ НА ДОРОГЕ. НАТУРА. ДЕНЬ.

Автобус остановился у обочины дороги, возле шашлычной. И все вышли. Внешность женщины, Бориса и Федора диссонировали со строгими костюмами сотрудников Центра. Не смотря на такое различие, сотрудники Центра вели себя словно подчиненные. Федор, кажется, стал понимать выгоду своего нового положения. И, подражая Борису, постоянно напускал на себя независимый и загадочный вид. Но место за столом занял вдали от женщины.

Женщина, то есть бывший советник, тут же заинтересовалась процессом приготовления шашлыка.

— Какой удивительный запах!.. — вздохнула она.

— У тебя когда-нибудь была мечта? — грустно поинтересовался Борис.

— Зачем? — ответила женщина. — Ведь у нас в Канцелярии все было... то есть, есть...

Борис покачал головой:

— У меня тоже все было. Но у меня появилась мечта. И после этого я все потерял.

Женщина, посмотрела на Бориса как на сумасшедшего.

— Ты это... когда будешь есть, меньше нюхай, а больше щупай руками, — со знанием дела, посоветовал Борис. — И ешь только то, что мягкое. А то зуб сломаешь...

Когда шашлык подали на стол, женщина, распробовав, с жадностью накинулась на пищу. Не удержались и остальные. Сотрудники центра вели себя более сдержанно. Они находились на службе. Не всем положено было даже садиться. И, тем более, есть.

— Давно не кушали? — робко поинтересовался руководитель Центра.

— Первый раз, — ответила женщина.

— Что «первый раз»? — не понял руководитель Центра.

— Первый раз кушаю... — пояснила женщина.

— Вкусно?

— Очень! Только чего-то не хватает...

— Водочки, может быть? — спохватился Федор.

— Может быть... Да-да... Я когда нюхал стакан... очень необычно... было...

— А почему вы себя называете в мужском роде?

— Она нерусская, — пояснил Кирилл.

— Ааа... Так что же у вас за организация?

— Пока секрет, — проглотив очередной кусок нежеваного мяса, ответила женщина.

— В ваших же интересах, — с пониманием дела добавил Федор. Хотя, конечно же, он ничего не понимал.

— Но вам очень повезло, — перебил Борис, оборвав нитку на рукаве помятого и потрепанного пиджачка. — Наша мораль требует невмешательства в вашу жизнь, до поры до времени. А то бы...

— Мало места... — закончил Федор.

— Понимаю-понимаю... Мы очень надеемся на сотрудничество... Но когда-нибудь мы сможем узнать о вашей организации?

— Когда-нибудь сможете. Обязательно сможете! — успокоил сотрудников Центра Борис.

— Ага...

— Очень скоро сможете... — раздобрев от водки и пищи, пообещал Федор, но, встретив суровый взгляд Бориса, замолк. И больше во время обеда уже не говорил ничего.

Когда прием пищи подошел к концу, и все уже готовы были отправиться в путь, бывший советник в образе женщины увидел на стене кафе картину с изображением трех богатырей.

— О, я их видела. Живыми видела. Не то в одиннадцатом, не то в двенадцатом веке. Они где-то здесь, в лесу плутали. В Киев ехали...

При этом бывший советник делал упор на том, что называл себя в женском роде. Тем самым он пытался загладить свой недавний прокол, не понимая, что прокалывается в другом. У руководителя операции округлились глаза. Другие сотрудники Центра, посмотрели на женщину с большим подозрением.

— Это она шутит, — пришел на помощь Борис. При этом он отвесил бывшему советнику большой подзатыльник. — Она всегда так шутит, когда поест или выпьет... Ну что, поехали?..

Эпизод 16.

АВТОБУС. РЕЖИМ.

Автобус, с непонятным гудением и упрямством, переваливаясь из стороны в сторону, двигался дальше. Смеркалось. Лица всех пассажиров были напряжены и находились в ожидании. Каждый наедине со своими мыслями. Или не со своими.

— Все идет как надо? Нет никаких проколов? — поинтересовался, наконец, Борис у Кирилла. До этого он сидел очень озабоченным.

— Кажется, нет... проколов, — ответил Кирилл. — Видишь, они нам дают все, что мы требуем. Дают сильным, а не слабым. Слабым подают...

— Ну-ну... — согласился Борис. — Правда, между словом дают и подают не слишком большое отличие. Шашлык давали или подавали?.. Немного тревожно... Лица у них какие-то... необщительные. Как бы они нам не испортили всю малину.

Кирилл бросил взгляд в сторону Бориса.

— Сам не понимаю, откуда что берется... я имею ввиду такие словесные обороты, — попытался оправдаться Борис. — Наверное, подсознание само использует оба словаря...

— Лингвист... — сыронизировал Кирилл. Ему тоже было тревожно.

— Бывший советник нам чуть все не испортил со своей картиной, — проворчал Борис. — Я уж перепугался...

— Да они бы все равно не поверили, даже если это и было правда, — успокоил Кирилл.

И опять продолжилось напряженное ожидание. Один Федор, невластный себе, напившись и наевшись до отвала, спал, ни о чем не тревожась.

Лохматые ветви елей по сторонам касались окон автобуса, словно пытались его остановить, и, раскачивались, провожая его дальше вглубь леса.

— Что-то все меньше и меньше они мне нравятся, — вновь проворчал Борис.

— Как там Аня?.. — вздохнул Кирилл.

Эпизод 17.

СОН КИРИЛЛА.

Лифт поднимал куда-то вверх. Кирилл стоял почти в темноте, слушая гулкую работу странных скрипучих механизмов. Подъем длился довольно долго. Кирилл даже начал беспокоиться, не пробил ли лифт крышу, и не несется ли куда-нибудь еще выше, например, в космос. Или, не дай бог, скоро упадет... Наконец, двери лифта распахнулись, и кабину залил яркий неземной свет. На верхней площадке лестницы, в лучах этого света, стояла Аня.

— Аня! Наконец-то, дождался... Мне столько пришлось пережить за эти дни, чтобы тебя увидеть! Веришь!..

Кирилл бросился к Ане, хотел ее обнять, но чья-то рука железной хваткой остановила порыв Кирилла.

— Девушка подождет. Вы призываетесь к нам на службу, — прозвучал голос.

— Но я не могу служить. Я уже служил... два раза, — пробормотал Кирилл и осекся.

— Вы уверены?

Кирилл сглотнул, посмотрел туда, где была Аня и кивнул.

— Тогда считайте, что мы вас призываем на переподготовку. Вставайте в строй. Вас уже и строй дожидается. Вот. Они не могут без вас...

Кирилл посмотрел в сторону, указанную рукой, и увидел шеренгу из торговки цветами, Бориса и Федора. Те беспомощно улыбались. И еще Кирилла удивило, что на всех висели погоны в звании рядовых. Может быть, потому они так беспомощно и улыбались?

— Вы... вы знаете, какие у них звания? — возмутился Кирилл.

— Какая разница?.. По другому ведомству у них могут быть одни звания. Но по нашему ведомству они проходят впервые.

— А вы знаете, сколько вообще ведомств? Если по каждому ведомству...

— Хватит демагогии! Вставайте в строй! — рявкнул голос.

— А как же Аня?!

— Я уже ответил на этот вопрос.

— У нас что, война что ли? Что вы таких призываете?..

Кирилл обнаружил, что разговаривает с руководителем Центра.

— Война не война... Вы же сами дали обязательство сотрудничать с нами. Выполнять поставленную перед вами важнейшую государственную, можно сказать, задачу. Ну, как можно еще вас убедить?..

— А как же Аня?.. По-моему, важнейшей государственной задачей сейчас является задача повышения демографического уровня страны?

— В случае с вами это может и подождать. Повышать демографический уровень страны может каждый. Для этого большого ума не надо. Мозги даже мешают...

Лицо Кирилла покрылось капельками пота. Но он не собирается отступать.

— Но я не могу больше ждать!.. У нас армия какая? Рабоче-крестьянская. Так?

— Так.

— А буржуазия тогда тут при чем?

— Где буржуазия? Кто буржуазия? — растерянно пробормотал руководитель Центра.

— Я буржуазия! — твердо заявил Кирилл.

— Докажите! — теперь капельками пота покрылось лицо руководителя Центра.

— А у меня лицензия на индивидуально-трудовую деятельность, — нашелся Кирилл.

— Не пойдет, — облегченно вздохнул руководитель Центра. — Хоть индивидуальная, но трудовая. Так что придется служить, раз не доказали, что вы буржуй.

— А я... а я... Сейчас... докажу... — Кирилл пошарил по карманам в поисках денег, но денег не оказалось. В карманах находились какие-то осколки, волосы. В одном кармане даже оказалась колба.

— Чем ваши карманы набиты, — укоризненно покачал головой руководитель Центра. — Украли?

— Нет. Просто, это было никому не нужно... А если бы было нужно, я бы не стал брать.

— А денег нет?

— Нет...

— Видите. Так что не доказали. Были бы деньги, может, и доказали бы, а так... Так что придется вам служить... то есть сотрудничать с нами. Хватит косить!

Кирилл понял, что его положение безнадежно. И еще — до его сознания почему-то дошло, что все не так уж и плохо. Еще одно приключение, бесплатная прогулка в его жизни может не помешать. Кирилл подошел к Руководителю центра, положил руку ему на плечо, и тихо сказал:

— Вообще-то, я согласен. Мы можем такие дела делать! Ведь я уже не восемнадцатилетний пацан. Моя мудрость теперь многое может подсказать. Мы все сделаем по-другому и лучше. Только вот, называть тебя на «вы», как старшего по званию, я не смогу. На людях еще, может быть. А так, один на один...

Эпизод 18.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НАТУРА. НОЧЬ.

Кирилл очнулся. В салоне автобуса уже почти все спали. Его охватило непонятное волнение. Чувство тревоги нарастало.

Автобус продолжал свое гулкое движение к цели. И вскоре подъехал к длинному и высокому забору. Открылись ворота, и автобус заехал внутрь. Все вышли и направились к большому строению. Руководитель операции шел рядом с Каркушиным, обеспокоено поглядывая в сторону новых гостей.

— Я что-то не понимаю... Вы ведь государственная структура? — осторожно поинтересовался Кирилл.

— И не поймете. Я сам иногда многого не понимаю... — уклонившись от ответа, произнес руководитель Центра. И почему-то добавил: Сбежать отсюда невозможно... Да и попасть сюда может на всякий...

— Может, все-таки объясните, чтоб я знал, с кем нам придется иметь дело?

— Долго объяснять... Все думают, что это охотничьи угодья... Частные охотничьи угодья. Ну и пусть так думают... Берия в свое время целые институты, между прочим, держал под замком, чтобы создать атомную бомбу... И создал! А мы сейчас забываем о положительном опыте прошлого... при новых-то возможностях. Сращивание бизнеса и государства иногда дает неплохие результаты.

— А я думал, что сращивание бизнеса и государства не очень хорошо...

— Хорошо. Хорошо. Мы все вышли из одной шинели... Только государственники почему-то об этом частенько забывают...

— А на самом деле это что, если не охотничьи угодья?

Руководитель Центра проигнорировал и этот вопрос.

— Неплохо было бы встретиться с нашими людьми, — заметил Кирилл и добавил: Только учтите, они даже в нашем присутствии не признаются, что работают на нас. Таковы правила в нашей организации.

Взгляд руководителя сделался подозрительным и жестким, даже жестоким.

Эпизод 19.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». ИНТЕРЬЕР. НОЧЬ.

Кирилла с друзьями вежливо повели по коридору. Но во всей этой вежливости чувствовалось, что к ним стали относиться как к заключенным. До приезда в Центр «Лесная дача» отношение к ним было другое.

— Ваши люди уже легли спать. Таков распорядок дня. Пойдемте, я покажу вам ваши комнаты. Мы вынуждены будем закрыть вас до утра... Располагайтесь, привыкайте. А завтра — приступаем к сотрудничеству!

— О, какая чистая комната... — обрадовался еще не совсем проснувшийся Федор. — Я вот когда работал в психушке... — Федор встретил уничижительный взгляд Бориса, поперхнулся и замолк.

— А можно нам вместе? — попросил Борис, указав в сторону женщины, то есть бывшего советника.

— Супруги что ли? — вяло спросил руководитель.

— Ну... А как вы хотите? — ответила женщина.

— Двухместных номеров у нас не предусмотрено, — отрезал руководитель.

— Что ж... не больно и надо... — выговорил Борис.

— Почему это не больно и надо. Надо! Очень надо! Поселите нас вместе! — растерянно потребовала женщина.

— Не больно и надо... — почти по слогам произнес Борис. При этом он бросил убийственный взгляд на женщину, и та замолкла. — Но если вы ждете от нас полного сотрудничества, могли бы предусмотреть и двуместные номера.

— Ну, ладно... Поселите их вместе, — согласился руководитель. — Но имейте ввиду — комната рассчитана на одного человека... Желаю всем хорошо выспаться. Завтра всех нас ждет трудный день.

— Если наступит завтра... — про себя пробормотал Борис.

Он почти затолкнул женщину в отведенную им комнату.

Когда все разошлись по комнатам, охрана Центра закрыла двери на ключ.

Эпизод 20.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ. СПАЛЬНЯ.

— Чуть всю операцию не испортила... — прошипел Борис. — Запомни раз и навсегда — если ты хочешь здесь чего-то добиться: совершай свое дело с эмоцией на лице противоположной той, какая обычно бывает при совершении этого дела. Это главное правило успеха.

— А какая обычно бывает эмоция при совершении того или иного дела?.. И вообще, как вы себя ведете, мужчина? Чуть руку не оторвали.

Борис пропустил наезд мимо ушей, лишь вздохнул.

— Если бы они поняли, что мы очень хотим, чтобы нас поселили вместе, они никогда бы этого не сделали. Понял?

— Понял.

— А ты слишком явно стал проявлять свои желания... Если тебе что-то нравится, делай вид, что тебе это не нравится. И наоборот.

— Если не нравится — делать вид, что нравится.

— Правильно. Если что-то хочется, делай вид, что тебе этого не хочется. И наоборот.

— Если не хочется, делать вид, что очень хочется... Это главное правило успеха?.. — усомнилась женщина.

— Да.

— Так что, вот эти все люди, что улыбаются, на самом деле готовы перегрызть друг друга что ли?

— Может, они еще не знают об этом «правиле»?..

— Как тут все запутано... Откуда ты-то про это знаешь?

— Был опыт. Пока вы возились с машиной Канцелярии, я времени зря не терял.

— Хочешь сказать, мы теряли?

— Теряли. Раз у тебя звание сейчас ниже, чем было.

Женщина попыталась обидеться.

— Как ноги гудят... — опустив взгляд, пробормотала она.

— А ты присядь на кровать-то... Присядь... Зря что ли... кровать-то поставили...

Борис попытался усадить ее на кровать. Она сопротивлялась, претворяя «главное правило успеха» в жизнь.

— Да ты не сопротивляйся. Мы ж свои. Тут не надо делать наоборот. Если хочешь, присядь. И приготовься, — разобравшись в причинах поведения женщины, добавил Борис. — Сейчас придется пережить ряд неприятных ощущений... Со мной уже такое было. Поэтому на всякий случай предупреждаю.

Эпизод 21.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НОЧЬ. КОМПЛЕКС.

По коридору разнесся громкий стук в дверь. И женский крик. Охранник, сидевший в конце полуосвещенного коридора, поднял голову.

— Откройте, откройте дверь немедленно! — требовала женщина.

Охранник подошел к двери, осторожно спросил:

— Что случилось?

— Я хочу в туалет, — произнесла женщина.

— У вас там у всех биотуалеты, — спокойно ответил охранник.

— Я не знаю что такое «биотулеты». Покажите мне туалет...

Охранник промолчал.

— Если вы ждете от нас полного сотрудничества, могли бы, пойти навстречу даме. Иначе... иначе, я не знаю, что сделаю!.. — не унималась женщина.

Охранник усмехнулся и, повозившись в замке, открыл дверь.

Женщина стояла перед дверью с туфлей в руке. Борис в неловкой позе лежал на кровати.

— Что с ним? Спит что ли? — поинтересовался охранник.

— Устал за день, — вздохнула женщина.

— Мог бы и раздеться, — заметил охранник.

— Ему так привычнее, — ответила женщина и для надежности, чтобы окончательно развеять подозрения охранника, добавила: Он всегда так спит. Я тоже так сплю. В одежде теплее.

— Где вас только откапали?

— Где надо там и откопали. Ну что, дама может узнать, где здесь хотя бы туалет?

— Вон он, биотуалет.

— Вижу, не слепая... И что мне с ним делать?

— Ну, хорошо. Пошли...

— И прошу меня отвести в женский туалет. В этом доме, надеюсь, есть еще женщины?..

Охранник повел женщину по коридору, предварительно закрыв дверь комнаты на ключ.

Он, конечно же, не мог видеть, что перед распластанным телом Бориса во время его разговора с женщиной стоял отлученный от дел. Не мог видеть он и, как отлученный от дел, потирая руки, вышел вместе с ними в коридор.

Первым делом отлученный от дел подошел к стойке охраны и стал искать ключи. Со стороны могло бы показаться, что возле стойки появился полтергейст. Но к счастью никого из сотрудников Центра здесь пока не было.

Охранник, устав ждать, постучал в дверь туалета.

— Да-да, войдите, — откликнулась женщина.

— Вы скоро? — поинтересовался охранник.

— До чего же вы все, мужики, нетерпеливы...

конец восьмой серии

Серии 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

Кукушкин Виктор

продолжение есть
© Виктор Кукушкин 2006г.
Тел. 483-25-66
8-916-670-52-77

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

Счетчик установлен 11 mar 2006 - Can't open count file