Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Кукушкин Виктор

НЕБЕСНАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ

оригинальный сценарий комедийного многосерийного художественного фильма

Москва — 2003-2005 гг.

Серии 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

Серия шестая.

Отлученного от дел находит его «законная» жена. У Кирилла с Сотрудником Канцелярии созревает план — захватить машину Канцелярии, которая еще на Земле. Другие сотрудники Канцелярии связываются с Канцелярией и в свою очередь получают задание разыскать беглеца.

Эпизод 1.

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ПЛАТФОРМА. НАТУРА. УТРО.

Сколько времени прошло, неизвестно. Наконец, дама с цветами заняла свое прежнее место. Борис уже был тут как тут. Он подкрался к ней. Не то что бы подкрался. Вобщем, он двигался словно на лыжах.

— Мне так хочется покататься с вами на лыжах! — радостно начал он с места в карьер.

— Сейчас же лето? — доедая пирожок, вытаращила глаза женщина.

— Ну и что?.. Ночью было холодно...

Женщина попыталась что-то сообразить, но Борис протянул деньги. — Я хочу купить этот цветок...

— Так сразу бы и сказали!..

— Это вам, — и Борис протянул ей цветок обратно.

Женщина смутилась, но цветок взяла.

— Это моя первая покупка! — радостно доложил Борис.

— Да, — согласилась женщина, — Еще рано...

Женщина не знала, что делать с цветком — то ли положить его обратно в корзину, то ли еще что. И решила дождаться, пока Борис уйдет. Но Борис не уходил. Это ее начинало раздражать.

— Это моя первая в жизни покупка! — еще радостнее доложил Борис.

Пауза. Очень странная пауза.

— Бедненький... — переварив, наконец, полученную информацию, пробормотала женщина.

Потом она стала бросать взгляды то в сторону Бориса, то на цветок. Очень короткие взгляды. Наконец, пытаясь кокетничать, выговорила:

— А какие женщины вам больше всего нравятся? — И поправив прическу, добавила: Никак возьму в толк, чего вы хотите... Может быть, вам жить негде?

— Мне нравятся женщины, которых можно использовать по их прямому назначению, — так же пытаясь кокетничать, ответил Борис. — Хотя я еще точно не знаю...

Женщина уже готова была разразиться бранью, но Борис прорычал:

— И еще... я за таких горы сверну!

— Так у нас же здесь нет гор... Какой-то вы странный, мужчина...

— Ну, тогда сверну... что-нибудь еще...

— А как вас зовут?

— Боря... А вас?

— Шура...

Эпизод 2.

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ПЛАТФОРМА. НАТУРА. ДЕНЬ.

Неожиданно с края платформы поплавком вынырнул мужик, ранее наблюдавший за Борисом. За мужиком — женщина.

— Вот он! Вот он! Я же говорил! — указывая на Бориса, радостно прокричал мужик.

— Это мой муж! Я нашла его! — заверещала женщина. — Боря, куда же ты пропал? Борис! Я уж все подвалы облазила. Думала, может, где в аварию попал. Все ЖЭКи и морги обзвонила. Все им мозги вывернула. А ты вот где! Ах ты, бессовестная твоя душа! А брат твой, Федька, несколько дней тебя по помойкам да свалкам лазил, тебя искал, пока не сообразил сюда заглянуть. А дочки, доченьки, они в машине ждут. Я их сюда не привела, чтобы не видеть им этот позор... Борис, сукин сын, очнись!

— Уйдите от меня! Гражданка! Не жена вы мне! И не было никогда у меня ни жены, ни семьи. Я сам по себе. Гуляю... Я и не знаю, может быть, даже что такое — жена и семья.

— Сейчас узнаешь! Сейчас все узнаешь! Думаешь, виски-то отрастил и не узнать тебя! Да я тебе сейчас своими же руками... их здесь все повыдергиваю! А ну марш за мной! Домой!.. Это мой муж! Я нашла его!

На скандал тут же явился милиционер.

— Ваши документики, гражданин! Так... Ваши, гражданочка!

— Вон мои документы! В машине сидят! Дочки мои. Мал мала меньше. Сколько могло вместиться. А это сбежавший муж. Мой муж...

— Эти дети не мои, — вяло сообщил милиционеру Борис.

— Ирод ты... Ирод царя небесного!.. Что ты творишь? — растерялась женщина. — Поехали, или плати сейчас же алименты в присутствии власти. И гуляй, сколько хочешь, пока деньги не закончатся... у нас. А ну, выворачивай карманы!

— Скажите, для начала, хотя бы как вас зовут? — пробормотал Борис.

— Сейчас тебе будет и для начала и для конца! Сейчас все будет! Светлана я!.. Светлана Николаевна! Твоя законная жена! Понял? — набросилась та на Бориса.

Борис, кажется, все понял. И еще — он уже понимал, что такое, когда размахивают кулаками и хватают за шиворот. И потому струхнул.

— Только по голове не бейте, Светлана Николаевна... пожалуйста!

Женщина с сомнением посмотрела на Бориса. А потом пробормотала:

— Голос как будто другой. Сорвал что ли?.. Нашкодил что ли где опять, паршивец... Поехали домой, а?.. Смотри, во что превратился... Мы тебя отмоем... Покормим... Голодный, небось?

— Да... — Борис засомневался. — Есть мне очень хочется... Но я только поем... а потом обратно... — растерянно пробормотал Борис, глянув в сторону дамы с цветами. Но на его бормотание уже никто никакого внимания не обратил.

Дверца легковушки захлопнулась. И «Жигуленок», переваливаясь через бугры и ухабы, повез Бориса в другой мир.

Эпизод 3.

КВАРТИРА БОРИСА. КУХНЯ. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

Борис сидел на кухне в окружении новых родственников. После нескольких дней голодных скитаний, Борис сразу же принялся за еду.

— Можно, я буду есть руками? — только и сказал он.

— Можно, — ласково ответила названная жена. — Курицу ты всегда ел руками. Худющий-то какой стал! Худющий-то... Где это только тебя черти носили?.. И голос почему-то изменился...

— Ну и что? Я тоже один раз не узнал свой голос. Когда его записали на магнитофон. В жизни и не такое бывает. Да, братан?..— рядом подсел брат.

Братом Бориса оказался человек, которого еще в советское время остановил гаишник, когда у того странным образом улетела фуражка.

Он налил всем по стопке самогона.

— Какой ни какой, а все-таки муж... и брат, — подняв свою рюмку, произнес брат. — Ну-с, с возращеньицем.

Борис понюхал мутную жидкость и замотал головой:

— Не, я, наверное... воздержусь...

Жена, как сидела с открытым ртом, так и застыла. Брат тоже растерялся:

— Закодировался что ли?

— Нет. Код прежний остался... А что?..

— Будто тебя подменили... Когда это ты отказывался? Ну, давай, с родственниками... не брезгуй... а то...

Борис проследил за названным братом и попробовал проделать то же самое.

— Горько... — только и смог выдохнуть он.

— А ты как думал? Ядреный самогон-то. Из деревни привез! Пока тебя искал... — похвалился брат. — А ты чего смотришь? Давай тоже, вместе с нами! — добавил брат в сторону Светланы Николаевны.

Та не заставила себя долго ждать. Она уже почти отошла от шока.

— Ну, с богом... А ты закусывай, Боря, закусывай... Кто тебя еще так накормит?

— Вкусно... — размяк Борис — сказывалось действие самогона. — И вот, что я вам скажу... Вы меня плохо знаете... Вы меня, можно сказать, еще совсем не знаете... Я... я... так давно... можно сказать, сколько себя помню... мечтал посидеть вот так... по-людски... — клеевая носом в тарелку, добавил он. И тут же, в тарелке и уснул.

— Что-то он быстро сдался... — даже как-то расстроено пробормотал Федор.

— Я всегда знала, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок...

— Да. Ты его сразила...

— Ну, чего сидишь? Помоги убрать со стола...

И жена с братом поволокли Бориса в спальню.

— Мамка папку нашла! — донеслось из соседней комнаты.

И несколько пар детских глаз уже осторожно выглядывали из проема двери.

Эпизод 4.

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ПЛАТФОРМА. НАТУРА. ДЕНЬ.

Кирилл метался по железнодорожной платформе. Еще одна ночь кошмаров на даче, в полном бессилии, в непонимании до конца ситуации, нарушающей все элементарные законы жизни, его жизни, не прошли даром. Из всего случившегося Кириллу удалось сделать лишь один вывод — по элементарным законам он больше жить не будет, а законов, с которыми сейчас сталкивается его жизнь, он не знает. А если даже и узнает, они ему неподконтрольны. Порядок в сложившуюся ситуацию мог внести Борис. Тому, в свою очередь, неподконтрольны другие законы, с которыми он здесь столкнулся...

— Вы не видели здесь такого... побитого... с бакенбардами? — спрашивал Кирилл почти у каждого.

Поинтересовался и у дамы с цветами. Та выглядела намного свежее и опрятнее.

— Видела. А чего ж я здесь тогда торгую? Но вы, наверное, его зря ищете. Он теперь пропащий человек. Тут за ним приезжала женщина с ментами. Дура какая-то. Сказала, что его жена. Хотя он ее и признавать не хотел... Он со мной стоял...

Кирилл растерялся и погрустнел.

— Столько денег потратила, чтобы ему еще дольше нравиться... раз уж он меня заметил. И все впустую, — пожаловалась дама с цветами.

— Теперь... такая вы еще кому-нибудь понравитесь, — одобрил ту Кирилл. — Обязательно.

— Да?! А вам цветы не нужны?

— Нет... — махнул головой Кирилл и поспешил на отправлявшуюся электричку.

— А то, если что, приходите... Можете с другом... Сделаю скидку...

Эпизод 5.

КВАРТИРА БОРИСА. КУХНЯ. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

Синяки на лице Бориса вроде прошли, но лицо выглядело еще более опухшим.

— Ну, что, головушка-то болит... — произнес Федор, заходя на кухню.

— Как ты догадался?

— Опыт... Давай я тебя подлечу...

За Федором вошла заспанная жена.

— Борис, ты еще здесь?! Еще не на работе? — удивилась жена.

— Так я же это... то есть... — забормотал Борис.

— Он уже выпил, — пришел на помощь брат. — Какая тут может быть работа?

— Ну и что? Одно другому не помешает, — спокойно отреагировала жена. — У них там, в ЖЭКе, каждый второй выпил. И все работают. Гайкам и прокладкам без разницы, выпил ты или не выпил. Давай, быстрее допивай, и бегом на работу.

— Светлана Николаевна, я... — Борис не закончил фразу и икнул.

— Может по поводу возвращения, мы устроим ему сегодня отгул? — вновь пришел на помощь брат. — Не все же человеку вкалывать...

— У него каждый второй день — отгул... Филонщик!.. А семью кормить, кто будет? — проворчала жена. Но обращение мужа по имени отчеству на нее подействовало. — Ну, ладно. Посидите еще немного... Разрешаю. А потом начнешь выполнять свои обязанности... По полной программе!

— Что значит, свои обязанности... ик... по полной программе? — растерянно пробормотал Борис.

Эпизод 6.

ПОДВАЛ ДОМА. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

На работу все-таки идти пришлось. Это, как понимал Борис, было непременным условием его дальнейшего дружеского существования с членами семьи. И здесь он уже не был отлученным от дел. А, значит, все не так уж и плохо...

Кирилл переместил поиски Бориса в Москву и нашел Бориса в подвале. Рядом велись сварочные работы. Чуть поодаль откачивали воду. Борис, перемазанный мазутом и грязью, крутил гайки. Его не сразу можно было узнать. Борис подошел сам.

— Представляешь, загнали... — растерянно пожаловался Борис. — Тут еще, говорят, работы лет на пятнадцать... потому что коммунальное хозяйство изношено. Так что же мне лет пятнадцать отсюда не вылазить?.. Устал как... кошка.

— Как собака.

— Что?

— У нас говорят «как собака».

— Какая разница... Вся эта работа, все равно собаке под хвост.

— У нас говорят «коту под хвост».

— ... Я бы конечно мог проявить свои способности и все тут исправить... ну ты понимаешь?.. Но если я проявлю свои способности, они меня там, в Канцелярии, сразу заметят... Из двух зол, как говорится...

— Я по твоей милости целые сутки просидел на даче... И моя проблема никак не решается! Нагуляться ему, видите ли, захотелось. Ну что, нагулялся!.. Воплотился бы в приличного человека...

— Так в том-то и весь кайф!.. Приличные, чаще всего, неприспособленны к жизни. В экстремальных условиях. А нам с тобой придется действовать в экстремальных условиях. Вот я и — стремлюсь, по возможности, поскорее познать всё... У тебя нет похмелиться?

— Нет, — Кирилл все еще выглядел обиженным.

— Не мог же я прийти сюда младенцем и начать жизнь с чистого листа. К тому же, подобные попытки были. Одного принес на землю аист. Другой рискнул добраться сам. Второму повезло меньше. Его потом еле живого отыскали в капусте. У вас даже в связи с этими случаями появились легенды. Или поговорки. Ничем хорошим их приход не закончился. Младенцы просто ассимилировались и прожили жизнь как простые люди. Поэтому я и решил прийти на готовое. Со своей, сформировавшейся психикой.

— И что теперь?

— Теперь... эти меня не отпускают, — кивнул в сторону Борис.— Я на работе. Вот будет выходной... Может быть, сбегаешь?.. а?

— Возьми, и уволься с работы, — предложил Кирилл.

— А что у вас можно так просто взять и уволиться? — обрадовался Борис. — У нас в Канцелярии...

— Можно!

— Не можно, — лицо Бориса вновь опечалилось. — Светлана Николаевна не позволит. Ты знаешь она какая... И еще... она меня кормит... Эх... Где эти радости жизни? Сколько я о них слышал. А их, наверное, на самом деле нет.

— Сначала поживи. Потом научишься радоваться.

— Борька, черт, ты чего сидишь? Смотри, опять течет! — закричали со стороны.

— Бегу-бегу... Я быстро...

Некоторое время Кирилл простоял в растерянности. Лицо его, озаряемое вспышками электрической дуги, отражало муки и сомнения. Наконец, он снова подошел к Борису.

— Моя Аня в милиции, наверное... В том числе и по твоей вине. Если я буду тебя кормить, бросишь эту работу... поможешь?

— Только ты должен кормить вкуснее Светланы Николаевны... Они меня как своего приняли...

— Честно говоря, ты очень прожорлив... И... пока еще не заслужил...

— Я не заслужил?!

— Ну, хорошо, жду тебя у себя.

— И это... может быть... — промычал вдогонку Борис.

Но Кирилл уже ушел.

Эпизод 7.

КВАРТИРА КИРИЛЛА. ПОДЪЕЗД. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

Кирилл поступил опрометчиво, пообещав Бориса кормить. Мало того, что у него не было почти денег, он еще и не умел готовить. К тому же ему предстояло тягаться с какой-то мифической Светланой Николаевной... Но — пути назад не было.

Пошарив по карманам и заглянув в пустой холодильник, Кирилл решился на отчаянный шаг и позвонил в дверь своей соседки Веры.

Конечно, он позвонил не сразу. Некоторое время простоял в сомнениях. Но — позвонил. Любовь к Ане, казалось потухшая за многие годы неустроенности, вспыхнула в его душе с новой силой. И он даже не мог понять — к какой Ане, к той или этой. Он знал одно — к его Ане. И это чувство заставляло его двигаться вперед, к намеченной цели.

Эпизод 8.

КВАРТИРА ВЕРЫ. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

В дверях появилась Вера.

— Кирилл это ты? — озабоченность на лице Веры сменилась радостью, потом новой озабоченностью. Вера бросила короткий взгляд назад, в комнату, и Кирилл заметил в ее квартире мужчину. Тот сидел за столом и ел борщ.

— А мы вот обедаем... — растерянно пробормотала Вера.

— Приятного аппетита.

— Спасибо. А ты будешь... борщ?

Кирилл хотел отказаться, но понял, что с отказом он потерял бы последнее доверие соседки. А значит и надежду влиять на Бориса.

— А можно?

— Можно!.. Проходи!.. Это мой сосед. От него недавно жена ушла. Ходит голодный. Надо же проявлять сочувствие, — пояснила Вера в сторону мужчины. — Садись рядом с ним...

Кирилл почувствовал, что лишний на этом празднике жизни. Но сел. Вера поставила тарелку с борщом и села напротив. Незнакомец с недоверием покосился на Кирилла и, поведя подбородком, стал проявлять нервозность.

— Я говорил, нож упал — мужик придет. А ты, нож — это ты, ты... — проворчал мужчина через некоторое время.

Наступило молчание. Мужчины молча хлебали борщ, уставившись в свои тарелки.

— Так что теперь всех кормить... что ли?.. — вновь проворчал мужчина, проворчал так, словно фраза не предназначалось никому, хотя, в общем-то, предназначалось всем.

Атмосфера между мужиками накалялась. Но, что странно, на Веру это никак не действовало. Она сидела напротив мужчин и переводила довольный взгляд с одного на другого. С одной стороны радовалась, что их сразу двое, с другой стороны — оценивала, кто кого мог бы победить. А заодно решала, за кого ей стоит болеть. И чем больше она переводила взгляд, тем больше ей это занятие нравилось. Ее взгляд словно загипнотизировал мужчин. И те, уставившись в свои тарелки, устроили настоящее соревнование, — кто съест быстрее, учитывая при этом, что победителя будет определять не только скорость, но и артистизм. . Тем не менее, никто из соперников не ожидал, что будет объявлен дополнительный раунд.

— Ну что, кому еще добавки? Кому из вас больше понравилось? — выдохнула, наконец, Вера.

— Мне, — первым произнес Кирилл, сделав очередной тактический шаг.

Неизвестный мужчина ничего не произнес. Лишь со злостью покосился в сторону Кирилла и рыгнул. Он, наверное, съел уже не одну тарелку борща.

— А можно я этим... чудесным борщом угощу друга? — поинтересовался Кирилл, когда Вера принесла добавку. — Мне очень хочется им угостить еще и друга... Вы так вкусно готовите!

У Веры после такой просьбы чуть ноги не подкосились. Она еле донесла полную тарелку борща до края стола. И почему-то стала поправлять прическу.

— Ну, ты, наелся?.. — оправившись от смущения, произнесла Вера в сторону соседа Кирилла. Но фразу не закончила. Уж слишком бесцеремонен и однозначен был сам вопрос. Сама не ожидала.

На мужчину после такого вопроса смотреть не хотелось. Кирилл торжествовал победу.

Эпизод 9.

КВАРТИРА КИРИЛЛА. ПОДЪЕЗД. ИНТЕРЬЕР. ВЕЧЕР.

Довольный достигнутым результатом, Кирилл вышел от Веры и прошелся в свою квартиру. Шорох в большой комнате заставил его насторожиться. Кирилл хоть и готов был ко всему, но все равно никак не мог привыкнуть к неожиданностям. И нерешительно застыл возле двери.

Из комнаты выглянуло лицо Ани, сегодняшней Ани.

— Что стоишь, не заходишь?

— А, это ты! — отлегло у Кирилла и вновь вызвало напряжение.

— Я тебе звонила-звонила, никто не отвечал. Должна же была я сменное белье забрать. Мамино, как ты понимаешь, мне не подходит.

— Та сейчас живешь у мамы?

— А ты как думал?

— Да-да... — пробормотал Кирилл. — А я был у сантехника, то есть... у электрика... Хочу звонок отключить. Наша новая соседка, в последнее время, совсем проходу не дает. Как будто она за мной следит... в свой дверной глазок. Как только зайду, сразу звонит... Узнала, что я один.

И тут раздался звонок в дверь. Кирилл глянул в глазок. За дверью стояла Вера и поправляла прическу.

— Не надо Аня, не связывайся... — с гримасой на лице, пытаясь остановить порыв жены, прошептал Кирилл...

Не дождавшись ответа, Вера позвонила еще. Потом прислушалась. Посмотрела вниз по лестнице. Хотела что-то сказать, но передумала. И недовольной походкой неоцененной модели вернулась в свою квартиру.

— Вот видишь... — пробормотал Кирилл. — Не люблю ни с кем выяснять отношения... А тут такое... навалилось... Давай лучше приготовим что-нибудь поесть... Скоро должен прийти... электрик. И выключи ты этот телевизор!

Эпизод 10.

ПЕЩЕРА. НАТУРА. ПАВИЛЬОН. ХРОМАКЕЙ. КОМБ.

Процессия стронов двигалась внутри штрека. Впереди шли старший строн с фонарем и ассистент. За ними на носилках несли открытую коробку с невестой. В хвосте процессии маленькие строны с маленькими фонариками. Шептались:

— Зачем ему сдался этот средневековый телевизор?

— Может, он еще передумает?

— Конечно, передумает, когда увидит такое богатство... Ни один собиратель не устоит...

Наконец, процессия остановилась. Старший из стронов поставил фонарь, сделал несколько взмахов рукой, и скала перед процессией отодвинулась в сторону, открыв вход в большую пещеру.

— Вот! — торжественно произнес старший строн, приглашая за собой в пещеру. — Это наша гордость, — Склад собранных вещей!

Склад собранных вещей вполне мог бы походить на свалку, если бы не усердие стронов. Старье было тщательно отсортировано и разложено по кучкам. Кучки эти можно было даже назвать произведениями искусства — своеобразными готическими соборами стронов — настолько они прилежно были выложены. Рядом с самой большой кучей, кучей из книг стоял скелет человека.

— О, сколько книг! — обрадовался ассистент.

— Это наша библиотека! — похвалился строн. — Когда-нибудь по ней будут судить о том, что люди читали. Но... — с кислым лицом добавил он. — Их книги, если честно, представляют из себя только историческую и исследовательскую ценность.

— А это, — строн с гордостью указал на скелет: Оберег от людей. Увидев его, люди не посмеют сюда войти. Надо было бы его еще обмазать... глиной. Ну да ладно...

— А из ребер понаделать ему невест, — с иронией добавил другой строн.

— Все, что когда-то было выброшено людьми во время их нахождения в пещере, нашло на этом складе свое достойное место, — пропустив иронию, торжественно продолжил старший из стронов. — Склад этот появился еще во времена первых стронов. Не исключено, что многие из экспонатов были потеряны людьми не без участия стронов... Но — смею заметить — строны совсем безобидны. Мы перестанем быть безобидными, если кто-то попробует проникнуть в наш Склад. И уж тем более что-то отсюда унести. Но такого еще никогда не было. Неплохо было бы и тебе внести свой вклад и принести сюда что-нибудь новое и интересное. Она тебя вдохновит.

Пока шел разговор, остальные строны развлекались, подставляя снизу лиц фонарики, корча рожицы, и пугая друг друга.

— Но мне надо найти средневековый телевизор. Я же вам говорил... — пробормотал ассистент.

— Да, юность всегда была упряма. Но... делать нечего, придется помочь. Мы это тоже любим — помогать молодым. Правда, никогда не заходим слишком далеко в своей помощи... Садись и слушай. Первое, что тебя встретит на пути к гроту со средневековым телевизором — это хрономиражи. Их Оськин дух вызывает, чтобы ему не было скучно. Конечно, это не хрономиражи, а сплошной кошмар. Но они безобидны, если на них не смотреть. Ты на них не смотри. А то засмотришься и не заметишь, что войдешь с ними в контакт. Там — беда... Влезут в душу, не успеешь опомниться. Лучше думай о чем-нибудь своем. О хорошем. Переключись, так сказать, на другой канал.

— Да ему и не надо переключаться. Он незнаком с подобными проявлениями человеческой сущности. И потому ему все может показаться лишь мельканием теней.

— Все равно, лучше не смотри и не пытайся понять. Когда пройдешь хрономиражи, увидишь надпись «Оська — дурак». За надписью и будет его грот. А там — средневековый телевизор.

— А это, — строн покопался в одной из куч и достал бутылку. — Это то, что сразу расположит к тебе Оськин дух. «Тройной одеколон». Во!.. У одного спелеолога-любителя нашли в рюкзаке. Несчастного завалило. А бутылочке хоть бы хны. Он ей так и не успел воспользоваться... Нам, конечно, очень жаль отдавать эту вещь. Она у нас в единственном экземпляре. Но мы очень надеемся, что ты нам потом эту бутылочку вернешь. Можно и без содержимого. Содержимое все равно обладает способностью портиться...

Бутылочка пошла по рукам стронов. Некоторые даже вторично выстраивались в цепочку, чтобы ее подержать. Все это строны делали очень весело, но с благоговением к бутылочке. Наконец, бутылочка передали ассистенту Канцелярии.

— После того, как преподнесешь Оське этот дар, и он его начнет пить, грот наполнится самыми противными и навязчивыми кошмарами. Но ты уже не обращай на них никакого внимания. Как, впрочем, и на Оськин дух. Можешь спокойно подходить к средневековому телевизору. Но постарайся уйти, пока он эту жидкость не выпил... Пусть это будет твоим первым подвигом во имя своей прекрасной дамы!.. — торжественно закончил строн.

И все взоры обратились к невесте.

— Строны должны совершать подвиги, чтобы доказывать, что они строны, — пояснили невесте. — А куколки должны оставаться в сказке. Строны потому и покидают пещеры, и совершают подвиги, чтобы куколки оставались в сказке. Куколки ведь склонны видеть образами, а как они их создадут, если тот, чей образ создают куколки, будет находиться рядом? Вобщем, мужайся...

Невеста стронов очень внимательно выслушала наставление. Потом поморгала своими длинными ресницами, словно усваивая сказанное. Наконец вздохнула:

— Я буду тебя ждать... вечно... — и, смахнув слезу, помахала ассистенту платком.

После чего два строна закрыли ее коробку крышкой. Скорее всего, это была коробка из-под обуви. На ней даже просматривалась марка фирмы обуви. Но ни ассистент, ни строны все равно ничего не понимали в этих марках.

— Она будет ждать твоего возвращения, — грустно пробормотал старший строн, когда ассистент уже почти скрылся из виду.

Эпизод 11.

ПЕЩЕРА. ПАВИЛЬОН (ХРОМАКЕЙ). КОМБ.

На подходе к гроту, где находился средневековый телевизор, охраняемый Оськиным духом, случилось все, о чем говорили строны. Видения сначала попросту передразнивали ассистента. А потом, когда им такое подражание надоело, попросту стали его пугать. Причем в разворачиваемых кошмарах, одно из привидений очень искусно исполняло роль самого ассистента. Чтобы уберечься от назойливости видений, ассистент сначала по-детски зажмурился, но потом, догадавшись, что так ему будет трудно найти Оськину пещеру, попросту сделал вид, что закрыл глаза ладонями. А сам раздвинул пальцы и смотрел в образовавшиеся щелочки. Так и продолжил движение.

— Фу, он даже не хочет на нас смотреть... — возмутились видения.

— Как же мы тогда его будем пугать, если он на нас не хочет смотреть? Чего ж нам тогда стараться?

— Ну, Оська ему покажет!

— У Оськи хватит сил с ним расправиться! И не с таким справлялся...

— Чур, я после Оськи!

— Нет, я...

— Нет, я! Ты ему уже надоел...

Видения отстали, начав ссориться.

И тут ассистент увидел надпись, о которой говорили строны.

Эпизод 12.

ПЕЩЕРА. НАТУРА. ОСОБНЯК НЕБЕСНОЙ КАНЦЕЛЯРИИ. ИНТЕРЬЕР. ПАВИЛЬОН (ХРОМАКЕЙ). КОМБ.

— А я тебя ждал! — обрадовался Оськин дух, когда ассистент осторожно выглянул из-за скалы. — Мне была картина — спустится с небес не то человек, не то видение и принесет дары! Ну, давай, доставай... Показывай скорее, что принес!..

Оськин дух тоже походил на привидение. На летающее привидение. Он, наверное, и был привидением. Сейчас он пытался поудобнее усесться и принять соответствующую грозную и солидную позу, чтобы подобающе встретить гостя. Но не найдя соответствующей позы, смутился.

— Меня боятся. Меня стараются не замечать. Потому что боятся. А от тех, кто меня замечает, отмахиваются, говоря, что они сумасшедшие. И потому я злой. Я такой злой, ууу... Или кажусь злым... Чтобы ни с кем не вступать в хорошие отношения... Что-то не получается. Так долго ждал гостя и не получается... Обратной дороги нет... Может быть, я стал злым потому, что меня хотят таким видеть. А потом сам в это поверил. Ну, проходи, гость дорогой... Что-то ты худой какой-то...

Ассистент достал бутылку тройного одеколона и протянул ее привидению. Оськин дух ухватился за бутылочку и с блаженной улыбкой стал ее ласкать и поглаживать.

— Что в ней такого? — поинтересовался ассистент.

— Тебе не понять, — отмахнулся Оськин дух. — Это для... продвинутых... Ну, а теперь рассказывай, что тебе от меня нужно. Только учти, мое гостеприимство продлится до тех пор, пока ты для меня будешь представлять интерес.

— Мне бы... Ваш средневековый телевизор.

— Обижаешь... Он еще почти совсем новый. Только я его не смотрю. Все время одно и то же... одно и то же...

Средневековый телевизор, действительно, представлял собой экран, по краям выложенный из камней, с антенной из костей.

— Можешь посмотреть, — покровительственно разрешил Оськин дух. — А я пока займусь бутылочкой. А потом поговорим. А то мне тут одному скучно... Или нет, лучше сыграем в кости на... что-нибудь.

— Я не умею.

— А я научу.

Оськин дух увлеченно занялся подаренной бутылочкой, а ассистент, с трудом поворачивая камни, стал налаживать модем. Вскоре раздался характерный звук подключения. И в экране средневекового телевизора появилось прозрачное изображение.

— Секретарь Небесной Канцелярии слушает.

— Это ассистент советника с особыми полномочиями. Мы были отправлены на Землю, чтобы вернуть Каркушина на его место...

— Подождите немного... Сейчас соединю с Начальником Информационного Отдела...

Ассистент ждал, бросая осторожные взгляды в сторону Оськи с бутылочкой.

— Начальник Информационного Отдела Небесной Канцелярией слушает, — зевая, произнес Начальник Отдела, картинно отложив шариковую ручку в сторону.

— Это ассистент советника с особыми полномочиями. Мы были отправлены на Землю, чтобы вернуть Каркушина на его место... — быстро повторил ассистент.

— Ну и... где вы?.. Вы не могли бы перезвонить утром, — вглядываясь сонными глазами в изображение перед собой, пробормотал Начальник Отдела. — Утром я доложу Начальнику Канцелярии... Но только не раньше двенадцати. Раньше двенадцати он все равно не встает. И может разгневаться... если его побеспокоить...

— Не мог бы! — оборвал ассистент. — У меня доступ по этому каналу связи только в полнолуние. Наш модем... то есть наша машина протестует и отказывается работать. Поэтому нам пришлось искать модем в другом месте. Вы не представляете, как это трудно было сделать. Да и сейчас трудности. Ведь мы же на Земле. Даже под землей.

Начальник Отдела задумался и, покривлявшись, согласился:

— Ну, хорошо-хорошо... Только в качестве исключения... Раз вы на Земле... Пойду, попробую разбудить Начальника... если добужусь. К тому же, все уже давно ждут сообщения от вас. Будьте на связи!

Оськин дух выпил тройной одеколон. Выдавил последнюю капельку и сидел на полу пещеры с косым взглядом и разбросанными ногами. Такое впечатление, что у этих ног даже не было характерных для человека суставов. Настолько странно они были разбросаны. И еще — Оськин дух, кажется, почти потерял голос — осип. И потому, переводя косой взгляд из стороны в сторону, очень странно бормотал:

-... осип Осип... или нет... Осип осип... кхе-кхе...

— Начальник Канцелярии сейчас подойдет, — сказал Начальник Отдела ассистенту, вернувшись. — Облачается... Ну и, поставили же вы меня в неловкое положение...

— Я сам в неловком положении... А вы не могли бы передать ему... А то я боюсь... — быстро заговорил ассистент, бросив очередной взгляд на духа. — ... луна уйдет...

— Не мог бы. Ваша информация конфиденциальна. И предназначена только ему. Хотя, конечно, он нам все равно потом все подробно расскажет. Ждите!

За спиной у ассистента раздался звон стекла. Оськин дух разбил бутылочку из-под тройного одеколона. И стал облизывать стороны стеклышек, находившиеся внутри.

— Боже, за что... за что? — хрипел Оськин дух. — Всем, кого я знал в прошлом, я не могу простить их прошлого... А всех кого я узнаю в настоящем, я не могу простить их будущего... Обратной дороги нет...

Оськин дух затих, затаил дыхание и стал внимательно следить за поведением ассистента, даже чересчур внимательно — склонив голову и в таком виде вытянув ее вперед, и поводя ей из стороны в сторону. Потом он стал то отлетать, то подлетать к ассистенту.

— Не мешай!.. — отмахнулся от него ассистент.

Но Оське стало интересно. Он даже попробовал поучаствовать и поправил антенну из костей, чем вызвал немалые помехи.

— Я же сказал, не мешай! Ты же мне мешаешь! Ведешь себя, словно ребенок! Займись лучше чем-нибудь, — прикрикнул на него ассистент.

Оськин дух обиженно отлетел, потрогал свои ноги, которые замедляли полет и болтались из стороны в сторону словно тряпичные. Потом завис и, подперев подбородок, задумался.

Ожидание ассистента продолжалось.

Обиженный Оськин дух косил в одно и то же место на спине ассистента. Подлетев, он даже попытался погладить это место и как-то незаметно, но с очень большой любовью его поцеловал.

Ассистент почувствовал неладное, когда Оськи дух пробормотал:

— Будущее — это мечта, прошлое — это сон, настоящее — это блеф. Кхе... Осип осип... И нет ничего прекраснее мгновения твоей смерти!.. — и как-то странно, совсем другим голосом добавил: Отдайте только то, что по праву принадлежит мне!

Оськин дух висел под сводом пещеры, и его кривой нож уже целился в место, что он облюбовал на спине ассистента.

— А что принадлежит тебе? — произнес ассистент, обернувшись.

И еле успел увернуться от удара и отскочить. Оськин дух пролетел мимо и, не успев затормозить, влетел прямо в экран средневекового телевизора.

— Что ты наделал!.. Я же пошутил... Я же просто хотел пошутить... Попугать хотел... чтобы не было скучно... Обратной дороги нет... — крик Оськи с гулким эхом летел по пространственному коридору, становился все тише и тише, и вскоре затих.

— Что это было? — произнес голос Начальника Отдела, когда в экране средневекового телевизора после пустоты вновь появились помехи, а потом и сам Начальник Информационного Отдела.

— Это... Оськин дух... хозяин модема... — пробормотал ассистент. Ассистент сам не на шутку испугался, и все еще пытался придти в себя.

И тут произошла еще одна неожиданность. Все Оськины видения, все рожденные им кошмары, стали заполнять пещеру, зависли над ассистентом и приготовились к расправе с Оськиным обидчиком. Ассистент, насколько мог, вжался в камни. Одновременно глаза его бегали по сторонам, намечая пути отхода. От такого количества оськоподобных привидений уже невозможно было просто увернутся. Но путей отхода не было. Ассистента зажали в кольцо. Неожиданно видения закружили по пещере сумасшедшим вихрем и устремились в экран средневекового телевизора. Вслед за Оськой. Их туда просто всосало.

Ассистенту едва хватило сил, чтобы удержаться и не улететь в средневековый телевизор вместе с ними.

Эпизод 13.

КВАРТИРА БОРИСА. ИНТЕРЬЕР. НОЧЬ.

— Что с погодой творится! Конец света. Раньше такого никогда не было. Мужика в окно чуть не выдуло, — Светлана Николаевна закрыла окно, распахнувшееся от ветра.

На улице поднимался ураган.

Борис сидел на полу комнаты, забившись в угол, и бормотал:

— Это не к добру... Не к добру это... Они открыли канал... Они открыли канал...

— Что ты бормочешь?.. И взгляд какой-то испуганный. Я тебе что сказала? Много не пить! — выкрикнула жена. — Сколько тебя можно забирать с работы?

— Да я и не хотел пить. Это все они. Давай за окончание ремонта. Давай... Ик...

— Дурак, у них всегда найдется повод! За окончание ремонта... У них каждый день «за окончание ремонта»... А тому окончанию у конца-края не видно...

— Мне еще надо к другу... зайти... — испуганно пробормотал Борис. — Срочно...

— Будет тебе и друг. Все будет!.. Никаких друзей! — фурией нависнув над Борисом, прошипела женщина. — Ты на часы смотрел? А завтра рано утром опять на работу! — И, поправив прическу, уже спокойно: Как еще с ними можно разговаривать?..

Эпизод 14.

ПЕЩЕРА. НАТУРА. ОСОБНЯК НЕБЕСНОЙ КАНЦЕЛЯРИИ. ИНТЕРЬЕР. ПАВИЛЬОН (ХРОМАКЕЙ). КОМБ.

— Да... — растерянно выдохнул Начальник Информационного Отдела, когда помехи прекратились, и изображение вновь было восстановлено. — После вашего возвращения вас обязательно нужно посадить на карантин. Иначе принесете с собой какой-нибудь вирус. Долго потом придется чиститься, — произнося эти слова, Начальник Отдела смахивал с плеч мусор.

Ассистент заметил, что волосы Начальника Отдела всклокочены, весь он какой-то помятый, а за его спиной в беспорядочном движении летают многочисленные бумаги Канцелярии.

— И после всех ваших странствий надо будет проверить один файл в системе машины, там должна остаться вся информация...

— Но я сейчас общаюсь с вами не через машину Канцелярии, а из другого места, — пробормотал ассистент. У вас что, не определилось?..

— Что, что ты говоришь? Звук пропал... Что за техника! Помехи со звуком. Помехи с изображением. Эй, ты меня слышишь?

— Слышу! — ответил ассистент.

— Нет, не слышит, — сокрушенно выдохнул Начальник Отдела. — Едва они уехали, сразу всю аппаратуру начало глючить... Работали с бумагами, без всякой аппаратуры... пока не появился этот Каркушин...

Начальник Отдела стал стучать по своему монитору кулаком сверху. Потом почему-то — ладошками сбоку. Удары эхом разносились по всей пещере. Ассистент понял, что его не слышат, и приготовился ждать.

Вскоре в экране средневекового телевизора появился сам Начальник Небесной Канцелярии.

— Что?! Что там происходит? Мы не должны допустить, чтобы произошел сбой. Это что такое? Следите за пультом!

— Это аппаратура. Пора бы кое-что в ней поменять на новое. Сколько она валялась без дела...

— Скоро заменим. Что там такое?

— Какое-то инородное изображение.

— Это, наверное, Оськин дух... или его видения... — попытался вставить ассистент. Но вспомнил, что его не слышат, а, возможно, и не видят. Хотя он все видел и слышал. Средневековый телевизор работал лучше, чем устройство в Канцелярии.

Тут Начальник Канцелярии, еще раз посмотрел в экран, взял молоток и с досады ударил им сверху своего приемника.

— Вот и все! — обрадовался он. — Все появилось! Подмонтируйте потом, для отчета, — добавил Начальник Небесной Канцелярии. — И чтоб никаких чужеродных изображений.

— Хорошо, — с готовностью кивнул Начальник Информационного Отдела.

— А где Советник? — сходу заявил Начальник Канцелярии, увидев перед собой ассистента. — Почему он не докладывает? Почему он ведет себя столь безответственно?

— Ммм-машина! — промычал ассистент в экран. Перед Начальником он испытал еще большую робость, чем перед Оськой.

— Что машина? Прохлаждаетесь там! А мы здесь места себе не находим!

— Машина стала давать сбои.

— Очень я недоволен своим Советником с особыми полномочиями. Он где, рядом?

— Нет, он стережет машину...

— Ах, он у тебя стережет машину!..

— Но мы сделали все, как вы велели!

— Да?! — сменив гнев на милость, выдохнул Начальник. — Ну, тогда рассказывай, как там Каркушин?.. — ласково произнес он. — Еще не собирается к нам?.. Когда с человеком входишь в близкие, можно сказать, неформальные отношения начинаешь переживать за его судьбу...

— Все как вы просили... мы его ударили так сильно возле разбитой машины, что было много крови. Но он остался в живых... — начал свой рассказ ассистент.

— Да?

— Даже два раза ударили!..

— Эх, молодежь, — улыбнулся Начальник.

— ... ведь мы его нашли в его прошлом... пришлось поплутать немного... Все сделали как надо!..

Эпизод 15.

БОЛЬНИЦА. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

Аня из прошлого сидела на больничной лавочке, обитой клеенкой. Больница не баловала разнообразием предметов. Даже взгляду не на чем было остановиться. Впрочем, в воспоминаниях Ани было так же пусто и холодно.

Взгляд Ани был прикован к порванной клеенке, на лавочке. Кончики пальцев несколько раз осторожно прошлись по разорванным краям, словно запоминая их очертания.

Из кабинета вышел профессор, закрыл кабинет на ключ, Аня молча встала и пошла вместе с профессором по коридору.

— Соберитесь, деточка, это не страшно. Мы вам устраиваем последнюю очную ставку с эти человеком. Почти формальную, — произнес профессор. — Может быть, все-таки что-то вспомните... А завтра мы вас отправим в одну лечебницу, даже не в лечебницу, в дом отдыха. Восстановитесь хорошенько. И начнете новую жизнь.

— И мне никто больше не будет мешать?.. Если я что-то скажу против этого человека, он же мне потом, когда выйдет из тюрьмы, будет мешать жить, — с детской наивностью выдохнула Аня.

— Мешать жить вам будут всегда. Жизнь — это борьба интересов. Мешать жить вам будет и ваше прошлое, которое самым неожиданным образом может к вам вернуться, и... много еще чего... С этим нужно смириться. Но жить нужно! И бороться нужно. За себя и за свою жизнь. Никогда нельзя опускать руки.

— Я имела ввиду, не плохое, — поправилась Аня, когда профессор закончил. — А если я скажу какую-нибудь правду, а эта правда потом навредит. Хотя, если честно, я не знаю правды...

Профессор с грустью еще раз посмотрел на девушку.

Перед дверью комнаты стояли люди в штатском и осторожно что-то обсуждали. Со стороны не было слышно, что они обсуждали. На сторону вылетело лишь одно слово: «Конгениально!». Такое уж это было слово. При всей осторожности разговора, оно не могло не вылететь.

При виде Ани, мужчины в штатском окинули ее незаметным, но внимательным взглядом, и вежливо расступились. Часть из них вошли вслед за Аней и доктором в комнату.

Эпизод 16.

КАБИНЕТ КЛИНИКИ. ИНТЕРЬЕР ДЕНЬ.

— Вы знаете этого мужчину? — поинтересовался доктор у Ани из прошлого.

— Нет. Видела один раз... когда вы... нас взяли.

— И вы не помните, как оказались с ним рядом?

— Нет.

— А вы знаете эту женщину?

— Нет, нет и нет!.. Я же сказал, что никого никогда и негде не видел! Никого не знаю... Ее я видел только один раз, — раздраженно добавил Президент.

— Ну что ж, придется констатировать, что в силу неизвестного медицине явления произошла полная потеря памяти. У обоих. А мужчина вел себя так агрессивно просто потому, что он... мужчина. И никакой он не бандит.

— Я же говорил...

— И не президент.

— Возможно... Теперь уже все возможно... я уже потерял свою работу.

— Ну вот, видите, — улыбнулся человек в штатском. — Все встало на свои места. Вот и славно. Держать вас больше здесь не будут... Но и отпустить не смогут. Пока вы немного не... освоитесь. Потеря памяти — это знаете ли... Вобщем, вас обоих отправят в наш санаторий. А потом мы вам выделим квартиру. Ну, если не квартиру, то хотя бы комнату в общежитии. Подыщем работу. И начнете трудиться на благо общества.

— Им еще очень повезло. После смены общественного строя многие теряют не только память. Все теряют. Общественное положение, доходы, чувство собственного достоинства, да нередко и жизнь... — вставил свое слово врач.

— Кто-то теряет, кто-то находит... — согласился человек в штатском.

— В том числе и президенты теряют. Хотя, какой он теперь президент. Это я так, к слову... — закончил врач.

— Скоро вам будут выданы паспорта. Новые паспорта. Старых-то у вас все равно не было. Ну... есть еще вопросы?

Президент хотел что-то спросить. Но решил не усугублять ситуацию.

— Какие иностранные языки вы знаете? — поинтересовался человек в штатском.

— Все, — с гордостью ответил президент. Ему теперь вновь предстояло набирать очки.

— Не помню, — выдохнула Аня.

Эпизод 17.

АВТОБУС.

Их сфотографировали для паспорта или, возможно, для какого-нибудь другого документа, и пригласили в автобус. Вслед прошли те же люди в штатском.

— И что теперь? — поинтересовался президент.

— Вам же все внятно объяснили. Вы поступаете в наше распоряжение. Научим вас новой профессии. Чтобы было чем зарабатывать на жизнь. Впрочем, всем необходимым вы будете обеспечены полностью.

— А можно у вас попросить книги почитать?

— Какие такие книги?

— Книги о вашей... то есть о нашей истории. Учебники по истории.

— Конечно, можно. За какой период.

— Скажем, за последнее столетие.

— Не вопрос. Приедем, я отведу вас в библиотеку.

Автобус тронулся.

Эпизод 18.

СЕКРЕТНЫЙ ЦЕНТР «ЛЕСНАЯ ДАЧА». НАТУРА. ДЕНЬ.

Место, куда их привезли, располагалось в лесу, и напоминало дом отдыха. Пока они ожидали в фойе, через проем двери за ними молча приглядывал мужчина.

— Они что-то задумали, — прошептал Президент. — Разговоры какие-то странные. Да и поведение, можно сказать, бесцеремонное. Но ты меня не бойся.

— А я и не боюсь. А вы...

— Давай на «ты».

— Но вы же старше... Извините... А ты... ты действительно, президент?

— Да. Но только, наверное, в другой жизни.

— Понимаю... Я думаю в мире очень много параллельных миров с параллельными жизнями. Каждое утро мы можем проснуться уже в другом параллельном мире... Мы думаем, что жизнь одна и не догадываемся, что каждый новый день мы можем оказаться в другой, параллельной жизни. Потому что мы не можем знать, когда закончится сон. Сон, как электричка. Мы можем выйти в любом мире, на любой остановке. Хоть эти остановки и одинаковые. И мы одинаковые. Но мы выходим на той остановке, где останавливается электричка, когда мы просыпаемся. Если бы мы поспали подольше, мы вышли бы на другой остановке. Хотя, какая разница. Ведь все остановки одинаковые. А на остановке, где мы не вышли, а должны были выйти, уже кто-то живет твоей жизнью. Свято место пусто не бывает...

Пока Аня говорила, президент с интересом ее рассматривал.

— Раньше я часто ездила в электричках. И ко мне всегда подсаживались попутчики. И всегда почему-то рассказывали о своей жизни.

— Ты помнишь эти рассказы? — встрепенулся президент.

— Эти рассказы помню, а о себе ничего не могу вспомнить... Я вчера легла на кровать и повторяла свое имя. Сотню, тысячу раз повторяла. И доповторялась до такой степени, что уже ничего не понимала. Ходила по комнате как сумасшедшая. Как будто я — не я, а кто — не знаю... Но вспомнить так ничего и не смогла. И тут я поняла, что я — не я. То есть и имя это не мое. И жизнь... не моя... И, тем не менее, это все моё... Раз я это чувствую.

— А как ты узнала свое имя?

— На моей старой... одежде было вышито. Наверное, это оно.

Эпизод 19.

КВАРТИРА КИРИЛЛА. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

Кирилл с Аней выглядели невыспавшимися.

— То, что я приготовила поесть, ничего не значит. К тому же ты ничего не съел. Сытый что ли? — сказала Аня.

Кирилл пожал плечами.

— Нет аппетита.

— «Der Appetit kommt baim zum essen»... И то, что я снова здесь буду жить, тоже ничего не значит. С мамой не поладила. Она постоянно тебя защищает... Она за тебя очень переживает. «Как он там один. Без присмотра»... Ведь вокруг тебя постоянно что-то происходит.

— И тебе захотелось за мной присмотреть?.. Вдруг я Ge-heimnistrager… Ja?

— Мне захотелось тебя предостеречь.

— Понятно...

— У меня какое-то очень тревожное чувство...

— Я знаю... То есть догадываюсь...

— Может, догадываешься и отчего?

Кирилл настороженно кивнул. Неужели она все знает о второй Ане?

— Я хотел бы помочь, но не знаю как. И примешь ли ты мою помощь?.. Проблемы будут всегда...

— Не в этом дело. Я сама для себя проблема! Я почему-то постоянно начинаю сама с собой разговаривать. И спорю сама с собой. И ничего не могу понять. Хочется умчаться куда-то. И одновременно хочется сидеть на одном месте, закрывшись. И никуда не двигаться... Никого не видеть... Я даже перестала общаться со своей лучшей подругой. Потому что она видела, как мы подавали заявление на развод... Но все это ничего не значит... — через силу улыбнулась Аня. — У меня своя судьба... Моя комната — для тебя запретная зона. Во всяком случае, пока ты... Кстати, почему сегодня ты не пошел на работу?

— Меня уволили.

— Понятно... А почему не ищешь новую работу?

— Я не буду искать новую работу до тех пор, пока рабочая сила в нашей стране будет оставаться дешевой. Я не буду работать в знак протеста против дешевой рабочей силы... Лучше не иметь ничего и чувствовать себя королем, чем получать копейки.

— Ну и как?

— Что?

— Чувствуешь себя королем?

— Да. Правда, пока я чувствую себя королем только тогда, когда я один...

В дверь вновь застучали. Потом догадались нажать на звонок.

— Ну, это уж слишком, — произнесла Аня и направилась к двери, приготовившись к расправе. — Сколько можно! Всю ночь звонить...

— Аня, я сам... я сам с ней поговорю... — остановил жену Кирилл.

Эпизод 20.

КВАРТИРА КИРИЛЛА. ИНТЕРЬЕР. УТРО.

Возле двери в нервном ожидании кружил Борис. Он выглядел невыспавшимся. Тут же, перед дверью, стояла кастрюля с прокисшим борщом.

— Что у тебя постоянно тут что-то стоит?! Чуть не вляпался... — пробормотал Борис.

Кирилл без слов схватил кастрюлю и потащил ее к мусоропроводу. Чтобы не видела Аня.

— Для тебя старался, — бросил он, следовавшему за ним по пятам Борису. — А ты не пришел...

— Меня, как и тебя... ты говорил... затянули быт и рутина...

— Когда это я говорил?

— А на суде. Помнишь?

— Не помню...

— Представляешь, она сказала, что будет разыскивать меня с милицией... если я уйду, — пожаловался Борис.

— Кто?

— Лариса Николаевна... Сказала, если я не буду с ней жить, то все равно должен платить ей какие-то «лименты», чтобы кормить детей... А я не могу с ней жить. Мне срочно надо уйти! Надо!.. — тут Борис заметил Аню. Они уже проделали круг к мусоропроводу и возвращались обратно.

Борис подошел к Ане и очень внимательно ее осмотрел. Даже понюхал воздух. Аня тоже в свою очередь понюхала воздух вокруг Бориса.

— Это она? — поинтересовался Борис.

— Это моя сегодняшняя жена, — осторожно пояснил Кирилл.

— Что значит «сегодняшняя жена»? — насторожилась Аня.

— А то и значит... — попытался что-то объяснить Кирилл, но Борис его перебил.

— У меня тоже есть жена, — сказал он. — Но я, наверное, не готов еще к семейной жизни.

Аня смерила обоих мужчин уничижительным взглядом.

— Аня, нам бы поговорить... Я тебе потом все объясню, — засуетился Кирилл.

— И не надо никаких объяснений... — повернулась Аня и закрыла за собой дверь.

— Пойдем куда-нибудь... — Кирилл попытался скорее покинуть лестничную площадку. В любой момент могла появиться Вера. Домой Бориса тоже вести не хотелось. Там была Аня.

— Наверх! — Борис схватил Кирилла за рукав, опередив попытку спуститься вниз. — Внизу может оказаться Светлана Николаевна. Все ходы перекрыли, сволочи... Только наверх...

Эпизод 21.

ЧЕРДАК ДОМА. УТРО.

Люк на чердак дался со скрипом, но зловеще распахнулся, подняв вокруг себя облако пыли.

Побегав воспаленными глазами, Борис дал волю чувствам, и сам забегал по чердаку, хватаясь за голову, поднимая пыль, и причитая:

— Они открыли канал... Они открыли канал связи! Представляешь? Ууу... Ты себе представить не можешь...

— Кто они?

— Какой ночью был ураган?! Какой ураган! Это еще цветочки. Все может повториться. Надо действовать! Промедление смерти подобно. Это кошмар. Просто кошмар! У меня нет больше времени... — не обращая внимания на вопрос Кирилла, продолжил причитать Борис.

— Хватит истерик... Я тебе давно говорил, промедление смерти подобно. А ты — «у тебя все вопрос жизни и смерти»... И теперь я еще должен наблюдать твою истерику?

Пауза.

— Пока сам не обожжешься, не научишься... — выдохнул, наконец, Борис. — Я боюсь неизвестности... Я тебе помог вернуться сюда. Ты помоги мне вернуться туда.

— А Аня?

— Кирилл, я тебя очень уважаю, — с опаской заговорил Борис. — Но Аня сейчас не самое главное. Сейчас самое главное я. Кто тебе помог вернуться сюда? Кто решит здесь твои проблемы, когда меня не будет?..

Кирилл задумался. Ему стало казаться, что Борис вообще ничего не сможет для него сделать.

— Я не могу вернуться обратно, как нормальный человек... Тем более, покончив жизнь самоубийством... — снова запричитал Борис. — То есть, не совсем нормальный, конечно... На меня тогда просто не обратят внимания и пошлют дальше... по этапу. Груз 500. Я проследую транзитом через Канцелярию без остановки. Меня даже не распакуют, даже не поинтересуются, что там. Я могу вернуться только тем способом, что сюда пришел... И, хотя бы... вернуться победителем...

— Ты говорил, можешь совершить чудо, проявить свои способности, и тебя заметят. Если ты, конечно, не обманывал, — с подковыркой поинтересовался Кирилл.

— Я не обманывал. Но я не знаю те ли здесь на Земле категории и субстанции, чтобы можно творить чудеса...

— Есть здесь одна, как ты говоришь, «субстанция», которая позволяет творить чудеса.

— Какая?!

— Любовь. Правда, на это может уйти немало времени... Но что это в сравнении перед Вечностью?

— Любовь для меня — пройденный этап, — махнул рукой Борис.

Кирилл смерил взглядом Бориса.

— Единственное, что меня может спасти — это захватить машину Канцелярии, — сказал, наконец, Борис. — Если, конечно, Машина Канцелярии с этими олухами еще здесь. Должна быть здесь!.. Но... один я не смогу этого сделать. На ней, кстати, и тебя доставили. У нее столько возможностей, столько возможностей!.. С ее помощью мы сможем диктовать свои условия Канцелярии. Правда, машина очень строптива.

— А мне-то зачем диктовать свои условия Канцелярии? Меня же отпустили обратно.

— Многого ты еще не понимаешь!.. Потом поймешь... Я не могу так больше!..

— А Аня?

— Теперь наши цели, можно сказать, связаны. Вопрос решается только с помощью захвата машины. Я просто раньше не успел тебе об этом сказать.

— А без захвата машины нельзя? Это же, по-сути, объявление войны Канцелярии.

— Я же сказал — нельзя! Только с помощью машины Канцелярии мы сможем решить мою участь и проследить судьбу тех двоих... С твоей Аней, между прочим, был еще один мужчина, из будущего.

— Это тот, что в пижаме?.. я видел... когда их забирала милиция у гостиницы.

— Тот. Тот самый.

— Я ему... если найду, — Кирилл сжал кулаки. — Если он что-то сделал с моей Аней...

Борис, наконец, улыбнулся.

— Пора действовать! — заключил Кирилл.

— Пора!

конец шестой серии

Серии 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

Кукушкин Виктор

продолжение есть
© Виктор Кукушкин 2006г.
Тел. 483-25-66
8-916-670-52-77

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

Счетчик установлен 11 mar 2006 - Can't open count file