Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Кукушкин Виктор

НЕБЕСНАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ

оригинальный сценарий комедийного многосерийного художественного фильма

Москва — 2003-2005 гг.

Серии 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

Серия четвертая.

Кирилл с Верой попадают в психушку. Бегут оттуда. Все возвращается на круги своя. Но утром Кирилл обнаруживает в своей квартире Сотрудника Небесной Канцелярии, сбежавшего из Канцелярии.

Эпизод 1.

ДВОР, ДОМ КАРКУШИНА. ПОДЬЕЗД. КОМБ. УТРО. РЕЖИМ.

По пустынным улицам Кирилл крался к своему дому, озираясь по сторонам и ожидая в любом месте засаду. Поднявшись по лестнице на свой этаж, он обнаружил дверь своей квартиры опечатанной. Кирилл пошарил по карманам. Ключей не оказалось. Очевидно, он их даже просто не взял, во время столь странного и неожиданного исчезновения.

Хотя, дверь, как будто, и не была заперта. О чем свидетельствовала небольшая щель. Но эта прилепленная крест-накрест печать? Кирилл внимательно осмотрел печать и замер в растерянности. Потом решил спуститься во двор. Зашел в будку таксофона и позвонил в местное отделение милиции.

— Вы знаете, моя квартира почему-то опечатана. К тому же, у меня просто нет ключей... Вы приедете?.. Иначе, мне придется выбивать дверь.

— Ваша квартира — вы и выбивайте, — проворчал сонный голос на том конце провода и повесил трубку.

— Ну, и ладно... я предупреждал!.. — пробормотал Кирилл и вернулся в свой подъезд.

Его тянуло в свою квартиру, словно к месту преступления, словно к той точке отсчета, откуда жизнь могла развиваться заново и, возможно, совсем по-другому.

Глухие удары ногой о дверь гулким эхом разнесло по всему подъезду. Зазвучало все — и старые пошарпанные стены, и окно, выходившее на чердак, и все остальные двери. Но дверь квартиры стояла насмерть и отказывалась сдвинуться с места. Хотя и была, как будто, не заперта.

Кирилл усилил напор, бил все чаще и чаще. Когда устал, остановился передохнуть. Вытер пот. Прислушался. В подъезде наступила зловещая тишина. За другими дверьми угадывались тревожные шорохи.

Наконец, Кирилл поднажал, и дверь подалась, образовав щель.

Эпизод 2.

КВАРТИРА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. РЕЖИМ. УТРО.

Кирилл пролез через щель и остановился в растерянности.

Окна квартиры были заколочены. Досками изнутри. Крест-накрест.

Когда Кирилл осматривал и проверял их на прочность, в проеме двери появился человек в комбинезоне с молотком и инструментами в руках. Кирилл удивился такому появлению. Точнее, удивился, что это не милиционер, ведь было раннее утро.

— Почему они заколочены изнутри? — поинтересовался Кирилл у человека с молотком. — Обычно... раньше... я знаю... окна домов заколачивали снаружи. Когда хозяева умирали. Но я-то жив. Я хозяин!

— Все может быть... — произнес человек. — Их, наверное, потому и заколотили изнутри, что вы живы. Их, наверное, заколотили, чтобы ветер снаружи не смог их распахнуть вовнутрь, раз хозяин долгое время в отсутствии...

— Но я-то об этом не просил, — осторожно, чтобы не ссориться с рабочим, произнес Кирилл и так же осторожно поинтересовался, на всякий случай: Я что, долго отсутствовал?..

— Сколько надо, столько и отсутствовали, — холодно ответил человек с молотком. — И вообще, зачем вы пытались выбить дверь? Теперь вот придется ее закрывать заново. Она бы потом, когда пришло время, сама бы открылась.

Кирилл попытался осторожно выйти из комнаты, но человек с молотком решительно преградил ему дорогу. Сзади человека с молотком тут же появился второй.

— Вы значит, хозяин?.. Тогда вам придется еще долгое время отсутствовать, — с улыбкой сообщил он.

Кирилл растерялся. В волнении попятился назад, беспомощно оглядываясь на заколоченные окна.

— А как вы сами-то пролезли через щель? — бормотал он. — Вы же такой... полный... И вы? Вас сколько? Что вы хотите?

— Мы?! Ничего не хотим...

— Мы просто выполняем возложенные на нас обязанности...

— Кто вас послал? Они?.. Жена... Я догадываюсь, кто на такое способен!.. Что у вас за обязанности? Вы же не хотите меня... Я не хочу!..

Эпизод 3.

МАШИНА СКОРОЙ ПОМОЩИ.

Кирилла тряхнуло, и он очнулся. После бессонной ночи, организм не выдержал и провалился в сон. Осмотревшись, Кирилл обнаружил, что сидит рядом с Верой в машине скорой помощи. Через окошечко была видна сопровождающая их машина милиции. Возле дверей, перекрывая путь к выходу, сидели двое санитаров-тяжеловесов. Те, что приснились ему в квартире. Только сейчас они были не в комбинезонах и с инструментами, а в белых халатах.

Веру тоже одолевал сон. Она клевала носом, но прочно удерживала зажатую в руках чугунную сковородку. Один из санитаров, с большой шишкой на лбу, внимательно следил за сковородкой. Наверное, ждал, когда Вера потеряет бдительность, чтобы ее выхватить. Но Вера мужественно боролась со сном и не теряла бдительность.

— Вы кто?.. То есть откуда? Отсюда? — осторожно поинтересовался Кирилл.

— Нет, оттуда... — ухмыльнулся санитар.

— Я не хочу... Мы не хотим никуда ехать...

— А кто вас спрашивать будет, если вы представляете угрозу для общества? Нарушили спокойствие целой деревни. Еще и возмущаются!

— Не мы нарушали... Для чьего общества?..

— Для нашего!

— Так чего же вы тогда нас забираете в свое общество?.. Она-то здесь причем?.. И, вообще, еще неизвестно кто для кого представляет угрозу. Это еще надо доказать.

— А тут и доказывать нечего, — и санитар бросил взгляд на металлическую сковородку, зажатую в руке Веры.

— Мы имеем право лечить кого угодно и когда угодно, — добавил другой санитар.

— А мы имеем право... Все люди имеют право... — Кирилл пытался подобрать нужную формулировку. — На свободу...

— Вы не люди, — холодно констатировал санитар. — Уже не люди. Вы пациенты.

А другой санитар, ухмыльнувшись, добавил:

— Быть в обществе и быть свободным от общества невозможно... Кто это сказал?..

— Не главврач? Нет?

— Тогда мы хотим в другое общество... Я подам на вас в суд!

— Подавай!.. Видишь, дурь в голове, — бросил один санитар другому. Другой кивком согласился.

Кирилл почувствовал, что препирательства бесполезны, и потерял полный интерес к разговору.

— И не дергайтесь!.. — пригрозил вдруг другой санитар, когда Кирилл перестал дергаться и затих. — Радуйтесь, что вас забрали в больницу, а не в милицию. Другие бы на вашем месте нам спасибо сказали. За вами ухаживать будут... бесплатно. Кормить. Лечить. В больнице даже лучше чем в тюрьме. Кто побывал, тот обратно хочет вернуться. На все казенное... Ан, иной раз и не берут, — санитар поймал на себе суровый взгляд коллеги и умерил свою назидательную разговорчивость: Я вот тоже раньше был простым пациентом. А теперь вот повысили... приняли в санитары... — сглотнул он и замолчал.

В этот момент машину опять сильно тряхнуло.

Эпизод 4.

КОРИДОРЫ БОЛЬНИЦЫ. ПОДВАЛ.

Кирилла с Верой переодевали в больничную одежду. Рука Веры продолжала сжимать сковородку. Иногда она поднимала сковородку над головой. И как бы защищалась ею от невидимых посторонних предметов. И потому, когда санитары попытались снять блузку Веры, сковородка никак не проходила в рукав. Вера капризничала и вела себя как малый ребенок. Но санитары не могли ничего сделать — их сдерживала сковородка.

Кирилл же вообще ни на что не реагировал.

Эпизод 5.

КОРИДОР. КАБИНЕТ ВРАЧА.

Кирилла с Верой подвели к кабинету врача. Больничная пижама на руке Веры, что сжимала сковородку, была распорота на рукаве и наспех зашита грубыми нитками.

Санитары с Верой остались ждать у дверей, пропустив первым Кирилла.

В кабинете врача место рабочего стола занимали носилки на колесиках. На носилках лежали, собранные в кучу, сырые липкие человеческие волосы. Рядом с носилками стоял человеческий скелет.

На стенах висели разные плакаты с изображениями человеческих органов. На подоконнике, в бликах солнечного света, внимание привлекал обыкновенный молоток. Глаза Кирилла расширились. Конечно же, до его сознания доходило, что все, что здесь будут делать с ним, делали и с другими. Но это как-то не успокаивало.

— Присаживайтесь!.. Травмы и ушибы были? — надевая резиновые кроваво красные перчатки, поинтересовался врач.

— Как? — не расслышал Каркушин.

— Травмы и ушибы были? — взяв молоток, повторил врач. При этом врач широко улыбнулся.

Кирилл сглотнул и отрицательно мотнул головой.

— Странно, очень странно, — произнес врач, силой усадив Кирилла на стул. Сев напротив и, прицелившись молотком, врач добавил: Смотрите прямо между глаз.

И продолжил целиться. И стал перемещать молоток из стороны в сторону: вправо, влево, вперед, назад. Потом встал и почему-то осмотрел голову Кирилла сверху, словно подбирал другое место в качестве мишени. Наконец, улыбка с лица его спала, и он разочарованно произнес:

— Так чего же его сюда привели? Пусть приводят, когда у него будут травмы и ушибы

— Вот и я говорю...

— А вас не спрашивают...

На всякий случай, врач осмотрел рот Кирилла, и, небрежно захлопнув его тыльной стороной ладони, добавил:

— Сейчас вы скажете, что вас привели потому, что вы не понимаете, что вокруг вас творится, что вам кажется, что вокруг вас происходят разные странные явления.

— Да, — поразившись проницательности врача, согласился Кирилл.

— Видите, угадал! — обрадовался врач. — Многие сейчас так говорят. Многие не понимают, что вокруг них происходит. Вы, можно сказать, среднестатистический клиент... Вы женаты?

— Да. Но...

Врач закивал: «понятно...»

— В армии служили?

— Да... два раза... почти... то есть...

— Расскажите, расскажите... об этом поподробнее! — обрадовался врач.

Почувствовав подвох, Кирилл, насторожился, и замкнулся, чтобы не сказать лишнего.

Врач подошел к человеческому скелету, стоявшему тут же, в кабинете, взял у того из протянутой руки пачку сигарет, закурил, открыл форточку и добавил:

— Глоточек свежего воздуха... Ну что ж, идите, раз не хотите рассказывать. Когда захотите, вас вновь приведут на прием. Введите следующего!..

— Вы не имеете права!.. На каком основании вообще...

— Имею. Но пока я своим правом не воспользуюсь. Идите... и ждите.

С появлением Веры, сжимавшей в руках сковородку, врач оживился:

— О!.. Как мы строги... и неприступны...

— Они вместе... — пояснили санитары.

Врач с удовольствием покачал головой.

— Жена?

— Нет, как будто...

Врач ухмыльнулся.

— Пусть подождет за дверью, — дал он распоряжение санитарам насчет Кирилла.

Санитары усадили Кирилла между собой в коридоре и тоже стали ждать.

По коридору провели пациента в смирительной рубашке.

— Я требую адвоката... Я подам на вас в суд... — постоянно твердил пациент.

— Подашь-подашь, — успокаивали того санитары. — Сейчас посадим тебя в палату, будут тебе там и суд, и адвокаты.

— Будут? — строго спросил пациент.

— Конечно, будут... все будет...

Больной остановился перед Кириллом и очень внимательно, на правах хозяина, осмотрел его. Санитары ему не препятствовали. Оставшись довольный осмотром, пациент в смирительной рубашке продолжил свой путь дальше.

Каркушину грустно проводил его взглядом.

— Ну, вот я и дома... — тихо вздохнул Кирилл и опустил голову. — Поймали...

Вскоре из кабинета, где находилась Вера, стали доноситься металлические удары сковородки. Кирилл насторожился. Санитары, сидевшие рядом, вращали глазами, но проявляли терпение. Удары становились все более и более настойчивыми. Словно сковородкой забивали гвозди. Наконец, санитары не выдержали и, забыв о Кирилле, бросились в сторону кабинета.

Кирилл тоже подошел к двери, и застыл на пороге вместе с санитарами. Врач сидел напротив Веры на стуле и пытался ударить ей молотком о колено. Но каждый раз, когда он производил удар, Вера подставляла сковородку. Врач с маниакальной настойчивостью продолжал свои движения, пытаясь хоть раз попасть в колено. Вера не уступала. Все это делалось молча. Случайно заметив в дверях зрителей, врач констатировал:

— Исключительно интересный случай, — и попытался перевести молоток.

Вера, защищаясь, перевела сковородку.

— Интересно, почему у нее такая реакция?..

— Может, из-за того, что она столкнулась с паранормальным явлением, — заметил санитар.

— Все паранормальные явления параненормальны, — отреагировал врач.

— А сверхъестественные? — осторожно поинтересовался санитар.

— Сверхнеестественны, — заключил врач. — Но это... очень интересный случай...

Эпизод 6.

ГОСТИННИЦА. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

Капитан милиции сидел посреди гостиничного номера и вел протокол.

— Бред какой-то. Одна ничего не помнит, не помнит даже, как здесь оказалась. Другой несет полную ахинею, утверждает, что он президент. Тут психушку надо было вызывать, а не милицию.

— Да они товарищ капитан прикидываются! Это обычный сутенер со своей бабой... Я их сразу раскусил, когда увидел, — вставил застывший по стойке «смирно» Майстренко. — Денег им моих надо было. А я считаю, что все должно входить в комплекс, раз уж все оплачено. Должно ведь?.. было... бы...

— А вы стойте и молчите! До вас мы еще доберемся... Забрать их что ли к себе в участок? Может, разговорчивее будут. Или отпустить?

— Без денег и без документов? — удивился второй милиционер, осматривающий вещи Майстренко.

— И в таком виде, — согласился капитан.

— Это мои вещи, — не выдержав молчания, заметил Майстренко.

— Я знаю, — ответил второй милиционер, рассматривая бейсболку.

— Нравиться? — поинтересовался бывший прапорщик.

— Да, очень, — ответил милиционер.

— Мне тоже, — заметил Майстренко, но, увидев реакцию милиционера, решил смягчить ситуацию: Я думаю, когда их заберут, мы останемся в узком кругу ограниченных людей и решим все полюбовно?.. Или нет?

— Решим, все решим... — вяло кивнул милиционер.

— Это розыгрыш? Я все понял, — криво усмехнулся президент. — Пока я спал, моя жена меня отправила в Синемагомосапиенспарк, в другое время. Вы какое время разыгрываете?.. Или не жена? Не могла же она меня послать с этой девочкой? Или жена?! Но шутка затянулась. Хватит! Я требую вернуть меня обратно. В мою резиденцию. Или, по крайней мере...

— В резиденцию ему захотелось! Резидент! — криво усмехнулся капитан. — Будет тебе и резиденция, и встреча с агентами, и девочки-секретарши. Все будет! Мы имеем право задерживать кого угодно и когда угодно... на 24 часа.

— Пока не будет предъявлено обвинение, — осторожно добавил второй милиционер.

Эпизод 7.

ПАРК ПЕРЕД БОЛЬНИЦЕЙ. НАТУРА. ДЕНЬ.

Пациентов клиники вывели на прогулку в парк перед больницей. Кирилл тут же разыскал Веру:

— Надо бежать!

— Там опасно.

— Здесь тоже опасно.

— Здесь тоже опасно, — тихо повторила Вера.

— Поэтому слушайся меня во всем, и не будет опасно. У меня уже есть опыт... побега. И не один. В первую очередь одежда. Одежда имеет очень важное значение. Как говориться, встречают по одежке... И провожают тоже. Вобщем, нужно где-то достать... белые халаты!

— Белые халаты опасно, — интонация голоса Веры не менялась.

— Белые халаты нужны, чтобы добраться домой, — в интонацию Веры пояснил Кирилл. — А там мы их выбросим.

— У меня дома борщ со шкварками. В деревне поросенка закололи... Мне тоже прислали... Я бы так хотела вас им накормить... А здесь — макароны и хлебные котлеты... Я их не ела...

— Ну вот, видишь... Я тоже не ел. В армии и то лучше кормили. Но там в пищу добавляли бром, а здесь... непонятно что. И не принимай никаких лекарств. Делай вид, что принимаешь...

Вера с загадочной улыбкой достала из кармана таблетки.

— Ну, вот и умница! — похвалил Кирилл.

— Когда соберется много, мы с тобой будем играть ими в шашки, — добавила Вера.

— А еще я очень хочу попробовать твой борщ.

— Со шкварками?

— Со шкварками.

— Правда?

— Правда.

— О...

— Но для этого... Слушай меня во всем... Они меня еще плохо знают! Им не удастся нас засадить... загнать в угол. Я еще... я еще... всем помогу отсюда выбраться...

В Вере, кажется, стали просыпаться какие-то чувства. Во всяком случае, в глубине ее глаз, за какой-то стеной, появилась нежность и отношение к Кириллу как к любимому, но шаловливому ребенку. Но тут мимо пролетела огромная муха. Рука Веры со сковородкой молниеносно просвистела в воздухе, и муха распласталась по стенке.

— Рука еще не отекла? — ласково поинтересовался Кирилл.

— Нет. Я сильная.

— Ну ладно... Пока нам угрожает опасность, держи сковородку при себе... Жди меня здесь...

Эпизод 8.

БОЛЬНИЦА. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

Кирилл осторожно спустился в подвал больницы, где они оставили свои одежды. И натолкнулся на санитара.

— А ты чё здесь делаешь? — рявкнул санитар. — Прогулка еще не закончилась.

— Мне нужно... по маленькому, — взмолился Кирилл. Увидев, что слова не возымели должного действия, добавил: А, может, и по большому.

— Так тебе не сюда, дурак! Наверх... — ухмыльнулся санитар.

Кирилл заволновался.

— Проводить? — ухмылка санитара сделалась еще шире.

— Нет, я так найду...

Санитар проводил Каркушина очень заинтересованным взглядом. На всякий случай, крикнул ему вослед:

— Смотри, где-нибудь в другом месте не наделай, — помолчал и добавил: Ходят тут всякие... психи...

Эпизод 9.

КАБИНЕТ ВРАЧА. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

Кириллу пришлось подняться наверх. Дверь в кабинет была приоткрыта. Там сидел очередной пациент. Но внимание Кирилла привлек не пациент, а дежурный халат, висевший на наглядном пособии — на скелете.

— Ну и разобрались? — врач отвернулся от пациента и закурил в форточку.

— Пока еще разбираются, — по-детски пояснил пациент. — А меня попросили немножко побыть здесь.

— Долго упрашивали?

— Чего?

— Долго, говорю, упрашивали?

— Я их просил еще позвонить мэру... Лужкову... сообщить, что меня задержали.

— Зачем?.. А ну да... такой уважаемый клиент...

Скелет не удержал равновесие и упал на пациента. Но уже без халата.

Пациент испуганно вскрикнул, потом очень осторожно добавил: А потом я сразу решил согласиться...

Эпизод 10.

БОЛЬНИЦА. ИНТЕРЬЕР. ДЕНЬ.

Кирилл с добычей забежал в туалет, чтобы замаскировать халат под одеждой до поры до времени. Прислушался. Заметил под стенкой кабинки еще один белый халат. Правда, этот халат висел уже на живом человеке.

Эпизод 11.

ПАРК ПЕРЕД БОЛЬНИЦЕЙ. НАТУРА. ДЕНЬ.

— «Срок ознакомительной версии системы закончился. Введите ключ регистрации»... — голосом машины произнес ассистент. И уже своим голосом: Введу... Я тебе такой ключ введу!.. Будешь меня помнить... Вот только отдохну, подумаю немного и введу. По полной программе.

Ассистент был весь перемазан не то машинным маслом, не то еще чем-то, и выглядел очень усталым.

Машина стояла на лужайке перед парком. Радом паслась лошадь. Советник лично распрягал эту лошадь, притащившую машину. Похоже, они распределили обязанности. Советнику — лошадь, ассистенту — машина.

— Ты там не стер чего в ее программах... — проворчал советник.

— Может и стер... Поди, теперь знай... с такой экстремальной работой... Но оно все равно должно восстановиться. Там в этих программах заложено столько! Ух, — и ассистент в очередной раз угрожающе замахнулся на машину.

— Хватит экспериментов!.. Будем держаться от людей на расстоянии.

— Будем, — согласился ассистент и радостно добавил: Зато я понял, что такое водка! Я там видел... мужики, те, что приехали, сели и ругают воду в бутылке. А она от этого портится. А потом они эту обруганную воду выливают в себя...

— Все, если долго ругать, портится. Кто их этому научил? И почему у них такое странное стремление. Очень сложно понять их поступки. Вот если бы с ними еще пообщаться... Бедная, как, ты, наверное, устала за ночь...

Разговаривая с ассистентом, советник поглаживал лошадь. Отчего та кивала головой, кривила губы и подрагивала, словно отмахиваясь от назойливой мухи.

Больной через решетку забора, вытаращив глаза, наблюдал за разговаривающей лошадью.

— Хватит!.. Мы не имеем права входить с ними в контакт, — говорила лошадь голосом советника, — Пусть люди сами совершают свои поступки в меру своей испорченности. А мы, как более развитые, будем только за ними наблюдать. Но ни в коем случае не входить в контакт... Иначе мы... опять... можем что-нибудь спровоцировать и поломать их психику...

Больной, будто соглашаясь, радостно закивал головой и со словами «Не входить в контакт... более развитые...» на цыпочках стал удаляться от разговаривающей лошади.

Эпизод 12.

ПАРК ПЕРЕД БОЛЬНИЦЕЙ. НАТУРА. ДЕНЬ.

Вера дожидалась возращения Кирилла на лавочке. Вернувшись, Кирилл быстро осмотрелся по сторонам, и повлек Веру в кусты.

— Иди сюда... быстрее... пока пропажу не обнаружили...

Любопытный больной, возвращаясь после наблюдения за лошадью, заметил, что Кирилл свернул с дорожки и затащил Веру в кусты. Больной, выбрасывая ноги вперед, в предвкушении бросился следом, но вскоре потерял парочку из виду. За одним из кустарников он обнаружил их одежду. Замер, прислушался, стал осторожно осматривать кусты и неожиданно столкнулся с парочкой нос к носу. Те уже были в белых халатах и, похоже, дожидались преследователя. Такой развязки он никак не ожидал.

— Там лошадь... — улыбаясь, замахал он в сторону забора. — Раз... раззз... гг...

— Два...

Получив ударом сковородки по голове, больной смолк. А вскоре совсем рухнул на землю.

Эпизод 13.

УЛИЦЫ ГОРОДА. НАТУРА. ДЕНЬ.

Аня с матерью, Софией Федоровной, тещей Каркушина, шли по тротуару с пакетами продуктов.

— Долго ты у меня еще будешь жить? — поинтересовалась София Федоровна.

— Не знаю. На днях мы хотели подать заявление. Но нам сказали, чтобы мы еще подумали... Кирилл прибежал весь в саже. Кажется, у него опять что-то случилось на работе... Чего думать, если я уже все решила? Завтра все и решится.

— Другие уходят от мужа, когда есть запасной аэродром, а ты просто так в пустоту?.. Что уж совсем плох... как мужчина? — Софии Федоровне с трудом дались эти слова.

— Хуже. Сплошные проблемы. Достал! Когда я выходила замуж, в нем не было ни одного недостатка...

— А как мужчина? — настаивала София Федоровна.

— Да причем тут это?

— Ты зря нагнетаешь, — обрадовалась София Федоровна. — Не нагнетай обстановку. Поверь моему опыту... Мужчина без недостатков — это не мужчина... Попробуй взять лист бумаги. На одной половине листа напиши все его хорошие качества, на другой — плохие. Потом разорви этот лист пополам. И ту часть, где написаны его плохие качества, уничтожь. А туда, где написаны его хорошие качества — изредка посматривай. И все будет хорошо. Попробуй!

— Пробовала...

— Ну и?.. — София Федоровна удивилась.

— От него ничего не осталось...

— Так уж совсем ничего?

— Совсем ничего.

Пауза. Еще пауза. Теща Каркушина хотела что-то сказать, и одновременно не могла вымолвить ни слова. Наконец, сказала:

— И очень даже хорошо, что ничего не осталось. Можешь вылепить из него все что угодно! Все, что захочешь.

— Из чего?

— Ну, ты знаешь... Чувства он как... облака. Сегодня одни, завтра другие, сегодня они висят над одним, завтра над другим... то есть облака... В то время как разум — неизменен. Так вот, деточка, я — твой разум. И потому говорю: не дури...

— Но...

— И никаких «но»... Во мне говорит мудрость. Где он сейчас?

— Дома никто не отвечает. На даче, наверное.

— Поехали на дачу!

— Мама!

— Поехали!.. Я сказала!

Эпизод 14.

ПАРК ПЕРЕД БОЛЬНИЦЕЙ. НАТУРА. ДЕНЬ.

— Посиди здесь немного. Я на разведку, — бросил Кирилл. — Не боишься?

Вера мотнула головой. Она не боялась оставаться в кустах рядом с психически больным. Пусть и без сознания. Она только прижала поближе к себе сковородку.

Во время отсутствия Кирилла больной стал приходить в себя. Открыл глаза. Попытался поднять голову. Но, увидев Веру, которая тут же на его движения попыталась поднять сковородку, решил, что лучше лежать тихо. И вновь опустил голову и закрыл глаза. Даже не стал рассказывать про лошадь.

— Везде охрана... КПП... В заборе ни одной дырки... — вернувшись в кусты, доложил Кирилл. — Но нам повезло! Вон там машина. Возле нее никого. Попробуем в нее забраться.

И Кирилл с Верой перебежками направились в сторону санитарной машины. Халаты, если бы их кто и увидел, позволили не привлекать к себе внимания. Задняя дверь оказалась открытой. И они забрались в кузов.

— Фу, теперь можно перевести дыхание, — вздохнул Кирилл.

Эпизод 15.

ПАРК ПЕРЕД БОЛЬНИЦЕЙ. НАТУРА. ДЕНЬ.

— Пора бы уже как-то отправить отчет в Канцелярию. А то они, наверное, все глаза проглядели, — проворчал советник. — Может и нам есть какие сообщения или указания.

— Попробуем! Что сообщить-то?.. Только если этот кусок железа согласиться отправить наше послание, — улыбнулся ассистент.

— А если не согласится, все равно нужно отправить.

— Сами вы кусок железа, — проворчала машина Канцелярии.

— Поговори у меня еще... Будешь ты работать или нет?

— Надо было правильно ввести код, — проворчала машина. — Время ознакомительной версии работы системы закончилось.

— Какой версии? Это все, — и ты, и система, принадлежат Канцелярии! То есть нам... — вышел из себя советник.

— Вы создали. Вы установили защиту. Вы должны знать, как ее снять, — спокойно отреагировала машина. — Я только следую своим внутренним установкам...

— Сколько мы на тебе не ездили? Забыли...

— К тому же, сколько раз мы с тех пор уже побывали в отстойниках...

— Надо было лучше готовиться к командировке. Техника тоже требует изучения, внимания, понимания и любви.

— Ну что ты будешь с ней делать... — вздохнул ассистент.

— Давай, продолжай, взлом! — скомандовал советник. — И хватит лыбиться... Еще эта... ссс... стиральная доска будет нас учить!..

— Что, правда глаза колет? Мое дело предупредить... — проворчала машина. — Сломаете — будете, как простые смертные... в поте лица добывать себе хлеб...

— Ну, чего стоишь?! — рявкнул советник. — Делай же что-нибудь! Разговорилась!..

Но ассистент не стоял, то есть не просто стоял, он наблюдал за водителем другой машины, Санитарной. Та тоже отказывалась заводиться, и водитель с досады стал пинать ее ногами. И машина — завелась.

Потом водитель Санитарной машины подошел к задней двери, потрогал ручку, — дверь оказалась открытой, — запер ее на замок. Сел за руль и поехал.

Ассистент загадочно улыбнулся, прошелся с улыбочкой мимо машины, неожиданно подскочил, разбежался и со всего размаха пнул в колесо.

— Ну, что, ссс... то есть ржавая стиральная доска, будешь, заводиться?.. — прорычал он. И стал отходить для нового удара.

— Хорошо... Стойте! Я согласна завестись. В целях самозащиты... Только не бейте!.. Но тогда... раз так... без кода... я смогу работать только в безопасном режиме. Функции мои будут ограничены... И модемом для связи с Канцелярией вы тоже не сможете воспользоваться. Вынужденный компромисс.

— Я тебе покажу в безопасном... — ассистент начал отходить для нового удара.

— Подожди... Ты-то хоть не заводись. Мы еще найдем повод ее проучить,— остановил ассистента советник. — Давай хоть в безопасном. Хорошо, что хоть лошадь нам больше не нужна. Сейчас главное связь с Канцелярией!.. На земле есть несколько мест, откуда и без машины можно отправить послание. Это записано в послесловии к той толстой книге с лицензией, в разделе: «Инструкция», в подразделе: «Устранение неполадок». Главное туда доехать. А передвигаться она сможет.

— Сможешь?

— Смогу, — проворчала машина обиженная, что будут проигнорированы все ее способности.

— Ну, вот и хорошо. Одно из этих мест где-то здесь близко. Под Москвой, в пещерах, в районе реки Пахры... Эй, а где эта книга. Книга пропала. Эй ты, сделай копию!

Копия толстой книги материализовалась в воздухе и с треском упала на колени советника.

— Обиделась, — ухмыльнулся в сторону машины ассистент.

— На обиженных воду возят, — проворчал советник. — Поехали!..

Эпизод 16.

КУЗОВ САНИТАРНОЙ МАШИНЫ. ДЕНЬ.

Санитарная машина остановилась перед КПП. Водитель о чем-то беседовал с охранником. Вера с Кириллом, затаив дыхание, вслушивались в разговор, готовые в любой момент быть обнаруженными.

Наконец, машина выехала за ворота больницы и помчала по улицам города.

— Интересно, куда он нас везет, — поглядывая по сторонам, пробормотал Кирилл. — Мне редко хочется возвращаться туда, где я уже побывал. Даже совсем не хочется... Правда, многие из этих мест все равно притягивают.

— Не переживай... Тебе не хочется возвращаться не оттого, что ты там что-то натворил, а оттого, что ты всегда бываешь не... в самых лучших местах, — попыталась успокоить Вера.

— Надо же, умные мысли заговорила! — обрадовался Кирилл. — Тогда куда же в таком случае возвращаться?

— У тебя есть стимул... всегда двигаться вперед...

— Ну, давай двигаться... — вздохнул он. — Только нужно быть готовым в любой момент выпрыгнуть.

Эпизод 17.

ПЕРЕД ГОСТИНИЦЕЙ. НАТУРА. ДЕНЬ. САНИТАРНЫЙ АВТОМОБИЛЬ.

Когда Санитарная машина проезжала мимо гостиницы, Кирилл увидел через зарешеченное окошечко Аню. Ту Аню, в той одежде из общежития начала девяностых годов.

Рядом с ней были милиционеры и непонятный мужчина в пижаме. Аня вела себя тихо, спокойно, склонив голову. Неизвестный в пижаме пытался возмущаться.

Кирилла словно ударило током. Он попытался открыть дверь Санитарной машины, но дверь была заперта.

— Вы что не понимаете, кто я?.. Вы не понимаете, как сейчас меняете мое мнение, мое отношение к вам!.. Вы не понимаете, что с вами и со мной после этого будет!.. Вы меняете мое сознание... — бормотал мужчина в пижаме, садясь в милицейский уазик. — Я — Президент! Я здесь такого насмотрелся.

— Ты еще и не такого насмотришься, — подталкивая того, процедил один из милиционеров.

— Твое сознание еще не так изменится... к лучшему... — то ли успокаивал, то ли наоборот пугал другой.

Кирилл и Аня из прошлого разъезжались в разные стороны. Кирилл за решеткой санитарной машины. Аня за решеткой машины милиции. Кирилл с Верой и с ее сковородкой. Аня с Президентом из будущего, одетым в пижаму.

Эпизод 18.

САНИТАРНАЯ МАШИНА. ДАЧА КИРИЛЛА. КОМПЛЕКС.

Новые попытки открыть дверь привели лишь к тому, что Кириллу удалось расшатать замок.

Санитарная машина притормозила... возле дачи Кирилла. Санитар-водитель осмотрелся, нацепил белую повязку на лицо, вышел из автомобиля, и осторожно прошел в дом.

Кирилл с Верой переглянулись. Это ли не сон? Вера еще крепче уцепилась за ручку сковородки, Кирилл — за ручку двери автомобиля. Наконец, дверь поддалась, и беглецы вслед за санитаром тоже осторожно прошли в дом. В свой дом.

Санитар, обыскивая дом, собирал ценные вещи в мешок. Заметив в проеме двери хозяина с Верой, которые в данный момент должны были находиться в больнице, но почему-то находились здесь, санитар растерялся, и долгое время не мог вымолвить ни слова. Наконец, промычал:

— Я это... ставлю здесь научный эксперимент... чтобы понять, что могло случиться... с вами...

И получил удар сковородкой по голове.

Эпизод 19.

ДАЧА. ДЕНЬ.

— Только не нагнетай, пожалуйста, обстановку, если он здесь. Мы, как бы заехали случайно... Не гони пургу... на пустом месте!.. — выговаривала мать Ане, когда они подъезжали к даче.

— Я и не хочу выяснять никаких отношений. Я никогда в жизни этого не делала. Кстати, Каркушин тоже.

— Тогда почему вы собираетесь разводиться?

— Тебе, мама, этого не понять!

— Ну да уж...

— Страна перешла от социализма к капитализму. Семья тоже должна это сделать. Иначе не выживешь. Каркушин этого не понимает. Он живет в своем мире.

— А ты в своем.

— Жизнь одна!

— Так чем тебе эта жизнь не нравится? Все так живут. Еще хуже...

— Мама!.. Я пожила как все. Теперь хочу пожить хорошо.

Вид дачи сразу же показался женщинам подозрительным. Разбросаны какие-то вещи. Примято. Перед домом стоит автомобиль Веры и Санитарный автомобиль. В стороне из-за забора осторожно выглядывают соседи.

— А мы думали еще кто приехал... пошалить, — оправдывая свое любопытство, тут же доложили соседи.

— А вашего зятька с этой... эээ... женщиной в дурдом забирали... А потом, наверное, выпустили, раз они здесь... — добавили они.

— До вашей покупки этой дачи ничего здесь плохого не было.

— Если бы вы только знали, что здесь творилось... Сковородки летали! Мы даже боялись сюда зайти... Уфологии приезжали...

— Утром проснулась, не могла волосы расчесать. Домовой, наверное, все волосы спутал... от испуга...

— Что себе здесь устроили!.. Ну да ладно, мы вас не виним...

Соседи нашли благодарных слушателей и с помощью своих слов с легкостью меняли эмоции на лицах новых гостей. И получали от этого наслаждение. Аня с мамой уже еле сдержались, чтобы не взорваться.

— Так, все, мама... И не уговаривай! Развожусь... Развожусь и... уезжаю в Америку... чтобы больше не видеть этого... безобразия...

— Да... беда не приходит одна... — вздохнула София Федоровна. — Америка... На что тебе сдалась эта Америка. У них все шиворот-навыворот. Они даже находятся на другой стороне Земли!.. А может... еще все устроиться... а?.. Надо бы повидать его... идиота такого... — остановила она порыв Ани немедленно уехать.

Эпизод 20.

ДАЧА. ДЕНЬ.

Женщины осторожно прошли в дом и застыли в еще большей растерянности.

— Вот, я же говорила, его нельзя оставлять одного, — пробормотала, наконец, теща.

— Кирилл, не может быть...

На холодильнике стояла пустая бутылка из-под водки.

— Он еще и алкоголик, — вздохнула теща.

— ... и развратник.

— Аня, я тебе сейчас все объясню... И вам, София Федоровна... — выдохнул Кирилл. — Вера, не надо! — это была реакция на Веру, которая все время молча стояла в стороне, и вдруг неожиданно сделала жест, пытаясь поднять сковородку.

— Не надо никаких объяснений. И так все ясно! И этому человеку я отдала десять лет своей жизни. Лучших лет, — заявила Аня и, распахнув дверь в другую комнату, застыла на месте.

На полу без явных признаков жизни лежал санитар.

— Так значит, они были не такими плохими, эти десять лет, если ты называешь их лучшими, — еле выговорил Кирилл... — Не надо было оставлять меня одного...

— Ой, кажется, он еще шевелится, — пробормотала Аня, склонившись над санитаром.

— Аня... скажи, пожалуйста... тебя, случайно не забирали в милицию? — осторожно поинтересовался Кирилл. Чтобы окончательно разобраться в мучавшем его сомнении.

— Меня? — выпучила глаза Аня.

— Значит, показалось, — успокоился Кирилл. — Мы, наверное, поедем... Я тебе потом все объясню... Если захочешь. Можете, кстати, вызвать милицию. За попытку ограбления... с его стороны...

Вера тут же положила сковородку, на то место, где она лежала ранее. Потом вместе с Кириллом ретировалась на улицу. Под любопытными взглядами соседей сели в Верину машину и уехали.

— От живой жены, с бабой, — сокрушенно покачали головами наблюдавшие соседи.

— Сейчас так!

Эпизод 21.

ПОДЪЕЗД. ИНТЕРЬЕР. РЕЖИМ. ВЕЧЕР.

— Ну что, ко мне? На борщ? — улыбнулась Вера.

— Мне надо бы побыть дома... Могут в любой момент позвонить... с работы... Это очень важно. Или жена опять заявится.

— Ну, тогда к вам!

— Нет-нет...

Кирилл боялся пускать Веру в свою квартиру, потому что, после того, что случилось, он впервые сам оказался на пороге своей квартиры. Кто знает, что сейчас там. Не случилось бы опять чего.

— Вам давно надо купить мобильный, чтобы не сидеть дома, — обиделась Вера.

— Я специально не покупаю мобильный, чтобы меня не могли найти.

— Ну да, там более, что вас всегда можно найти дома. Может быть, все-таки я принесу вам кастрюлю с борщом?

— Нет-нет...

— Если мы вдвоем его сейчас не съедим, он испортится. Сколько времени уже прошло... Я одна не осилю... А еду выбрасывать нельзя. Грех.

— Нет-нет, не сейчас... в любой момент может появиться жена. Ты не представляешь, что тогда случится на этот раз.

— Ты ее все еще любишь?

— У меня с ней завтра развод! В двенадцать. К тому же, мне нужно время, чтобы разобраться на каком свете я нахожусь... Давай попозже... Спасибо за все, — и Кирилл захлопнул дверь квартиры прямо перед носом Веры. Не было больше сил уговаривать.

Эпизод 22.

КВАРТИРА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. РЕЖИМ. ВЕЧЕР.

Кирилл осторожно прошел вглубь коридора и замер. Волны лунного света сквозь щели в занавесках стекали на пол и мерцали, словно люминесцентные лампы, холодно и таинственно. Кирилл не решился включить собственный свет. Не хотелось резко и неожиданно материализовываться в квартире. После всего случившегося квартира и ее хозяин еще продолжали жить отдельно.

Кирилл осторожно открыл дверь в спальню. Вот оно, то место, откуда его забрали в Канцелярию. Тогда он находился в полудреме. Ждал звонка жены. Звонила Вера, кажется, в дверь...

И в спальне ничего подозрительного. Все как тогда. Кирилл облегченно вздохнул. Ведь можно было ожидать все что угодно. Даже, страшно сказать — еще одно неубранное собственное тело.

И тут неожиданно Кирилл почувствовал слабость. Яркая вспышка ударила по глазам. Все поплыло. И он осторожно присел на кровать.

И вновь навязчивый звонок в дверь. Очень настойчивый и навязчивый звонок. Немного оправившись, Кирилл осторожно поднялся и вышел в коридор. Поглядел в дверной глазок. Возле двери стояла Вера с кастрюлей. Она еще раз позвонила. Потом еще. Наконец, поставила кастрюлю перед дверью и прокричала прямо в глазок:

— Кирилл, вы его должны съесть сегодня. Иначе завтра он уже испортится.

Потом постояла еще. И добавив:

— Не пропадать же добру, — и еще добавив: Мы еще поговорим! — скрылась напротив, хлопнув дверью.

Кирилл вернулся в спальню. Чтобы окончательно убедиться, что все закончилось, и нет больше никаких сбоев, посмотрел на отрывной календарь. Точно. Завтра они должны идти с женой в Загс. Эти девять дней, которые он прожил дважды, сначала здесь, а потом, по вине Канцелярии, в путешествиях и в психушке, закончились. И Вера, пусть она сейчас на него и гневается, тоже, хоть и повторила свой отрезок жизни в девять дней, но зато продолжает спокойно жить сейчас в своей квартире. Но что же Аня? Та Аня. Из его юности. Неужели и она каким-то образом попала в настоящее время? Ее ли он видел на выходе из гостиницы? Не может быть.

Кирилл потрогал помятую кровать, заглянул даже под кровать и, окончательно успокоившись, прилег прямо в одежде. Завтрашний день обещал быть нелегким.

Сказалось нервное напряжение последних дней, и Кирилл заснул.

Эпизод 23.

КВАРТИРА КАРКУШИНА. ИНТЕРЬЕР. РЕЖИМ. УТРО.

На следующее утро Кирилл очень долго не мог проснуться. Долго не мог понять, где он и что он.

Телевизор, в задачу которого входило его разбудить, уже давно включился, передал все последние новости, и, не найдя отклика, сам выключился. *(См. примечание в конце).

Наконец, возникло ощущение собственного тела. И — Каркушина пробил пот. Потом пришло понимание, что все уже позади, радость, что он вновь у себя дома, и желание вновь начать новую жизнь.

С кухни послышалось шипение, чрезмерный шум воды. Кирилл встал с кровати и осторожно направился в сторону новых звуков. Пробило гибкую подводку под раковиной на кухне. Кирилл быстро перекрыл кран на стояке, поднял трубку телефона, чтобы позвонить в ЖЭК, и в двери раздался звонок. На пороге стоял сантехник с бородкой клинышком, с бакенбардами и в очках. Каркушин даже удивился. И неизвестно, отчего он удивился больше. Оттого, что сантехник явился так быстро, или оттого, что сантехник был слишком интеллигентного вида. К тому же, в руках сантехник уже держал гибкую подводку.

— Фу, как воняет у вас в коридоре! — произнес работник ЖЭКа.

— Да-да, в нашем коридоре всегда воняет. То одним то другим, — ответил Кирилл, ногой отодвинув кастрюлю от двери. — Пожалуйста, проходите...

Устранив потоп, сантехник как-то уж очень внимательно и с большим интересом посмотрел на Кирилла.

— Я что-то должен? — поинтересовался Кирилл.

— Должен, — ответил сантехник. — Вы что, меня не узнаете?

— Постойте-постойте… Что-то знакомое... И голос, и бакенбарды…

— Ну, наконец-то!.. Помните, когда вы были у нас... вы взамен на мою помощь обещали...

— Помню-помню... Что-то припоминаю. Не ожидал так быстро. Это вы — отлученный от дел... что ли?..

— Да-да... Тот, кто помог вам сюда вернуться!.. Вот мы и встретились... Теперь вам держать свое слово! Не вижу энтузиазма!..

— Я сейчас не в форме.

— А я рад! Здесь мне никто уже ничего запретить не сможет! Ха-ха... Эх, заживем...

— Но вы как будто изменили внешность?..

— Это один из ваших уступил мне… так сказать… Плюгавенький, правда, какой-то попался. Получилось несоответствие формы и содержания. Не отразится ли это на моем характере?

Кирилл безразлично пожал плечами.

— Ну, да ладно. Лучше такой, чем никакой. Он так легко расстался со своим телом. Ничуть не сожалея. У вас оказывается многие, не задумываясь, легко могут отдать свое тело. Точнее, потерять... Не мог же я явиться таким как там. Вы бы меня тогда просто не увидели. А растительность на лице, между прочим, почему-то сразу отросла. Та же, что была у меня раньше. И голос остался прежним.

— А что же с ним, с тем, кто «уступил» вам свое тело?

— А... — махнул рукой отлученный от дел. — Он уже потерял себя... Слишком много было у него компромиссов в жизни. Так далеко ушел от себя, что... от него настоящего не осталось ничего... Пробовал, правда, найти себя, но не нашел... с трех попыток!.. Ха-ха... А инструменты, между прочим, я у сантехников позаимствовал. Он, оказывается, работал у них бригадиром,— присаживаясь и уютно располагаясь в кресле, добавил отлученный от дел. — Труднее всего было сюда приехать. Пришлось поплутать немного во времени... вместе с вами... Я ведь путешествовал вместе с вами!

— Да?

— Да, только в Машине Канцелярии. Можно сказать, почти с комфортом... Шел за вами по пятам... Зовите меня просто... эээ... как его? Борис! Так в паспорте сказано... Вообще-то, если бы у меня был выбор, если бы не этот паспорт, я бы назвался Адамом. Ну да ладно уж, пусть будет так... Что-то ты какой-то неразговорчивый. Не то, что там, у нас, когда приперло... — хлопнув Кирилла по плечу, добавил гость. — Давай перейдем на «ты». Мы, между прочим, с тобой даже в чем-то похожи. Я — Отлученный от дел. Ты — уволенный… то есть отлученный от работы.

— Я буду пытаться вновь устроится на работу!

— Пытайся... Но, замечу: в том, что ты не работаешь, есть свои преимущества. И очень большие. Я это еще в Канцелярии понял.

— Никаких преимуществ не вижу... Когда становишься производителем, хочется производить. Когда становишься потребителем, хочется потреблять. Но вот парадокс — когда становишься безработным, почему-то всегда хочется работать... Так что никаких преимуществ нет.

— Но у нас у обоих есть одно общее желание.

— ?

— Найти справедливость! Я — там, ты — здесь... И получить должное. По заслугам. Так что будем держаться друг друга. Вместе мы горы свернем! Сколько таких как мы обделены судьбой... можно сказать, несправедливо...

— А это все, значит, организовали вы? — указывая на потоп, поинтересовался Каркушин. Кириллу почему-то не хотелось переходить на «ты». И вообще. Ему был неприятен разговор. Да и гость, можно сказать, тоже. Как-то все неожиданно. Без предупреждения. Не дав Кириллу даже опомниться.

— Конечно, потоп организовал я, — спокойно ответил назвавшийся Борисом. — Не мог же я тебя так просто шокировать своим появлением. Честно говоря, я не сразу на это решился. Долго раздумывал — то ли устроить в квартире пожар, то ли потоп, то ли отключить свет, то ли перекрыть газ... мог напустить сюда летучих мышей, грызунов или тараканов…

Взгляд Каркушина расширялся после каждого сказанного слова.

— Но свет в отдельной квартире отключить не удалось. Сказалась нехватка опыта. Вырубилось почему-то пол-Москвы... Поэтому потоп мне оказался все-таки ближе...

— Послушай... те, но ведь у него же, у этого тела, наверное, есть семья. Тебя же, то есть его, будут разыскивать.

— Кому он нужен! К тому же, под моим внутренним содержанием это тело, кажется, стало меняться... к лучшему.

— Может, все же стоило поискать другой вариант?..

И тут в квартире стали раздаваться стуки. Они, конечно, раздавались и ранее, но как-то безадресно. А тут застучали сначала в пол, потом забарабанили в дверь. Потом догадались нажать на звонок.

— Да, к жизни у вас еще надо привыкнуть... заметил Борис и шагнул за дверь. В коридоре послышалась ругань, шлепки, какой-то железный предмет покатился по бетонным ступеням. Кажется, кастрюля. Потом все стихло. Стало тихо. Даже подозрительно тихо.

— «Раз вы устроили, вы и устраняйте», — передразнил Борис соседей их голосом. — Я им говорю, что уже устранено. А они... набросились так... Даже пытались пугать какой-то милицией... Кстати, а что такое милиция?..

— Ну, это... тоже люди... Только...

— Ну, я им показал...

— Что? — насторожился Кирилл.

— Так, ничего особенного. А капельки, капающие с потолка, это так... необычно... И еще... что-то меня взволновало, вызвало беспокойство что ли, когда я столкнулся с женщиной, которую мы затопили. Какое-то необычное чувство. Даже неловко говорить. Такого мне не приходилось испытывать даже в Канцелярии... Ну да ладно. На чем мы остановились?

конец четвертой серии

Серии 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

Кукушкин Виктор

продолжение есть
© Виктор Кукушкин 2006г.
Тел. 483-25-66
8-916-670-52-77

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

Счетчик установлен 11 mar 2006 - Can't open count file