Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы
 

Ворошилов Игорь

ДУРАЦКИЕ ИГРЫ

Щурясь от яркого света люминисцентных ламп, трое мужчин вошли в комнату. Один из них, худощавый, опустил жалюзи. Сгреб все с круглого стола, что стоит в центре просторного помещения, сложил неровной стопкой на диван. Подкатил три кожаных стула, более похожие на кресла.

Второй, тучный и неожиданно высокий, достал из принесенного с собой пакета несколько бутылок коньяка "Мартель", вытащил на стол завернутые в пергамент бутерброды. Третий, седой, бесцельно бродил вдоль стен, разглядывая редкие гравюры. Покачал головой, остановившись позле эстампа "Мадонны с младенцем". Потом, вдруг обернулся к остальным и с издевкой обратился как будто в пространство:

- Ага, карты-то мы и забыли.

Худой и толстый останавливились и начали ржать. Сквозь смех, худой прокомментировал:

- Как мы тебе тогда паровоз прицепили, а? Не забыли карты. Твои с прошлого раза остались.

- Они же меченые, сам говорил, что выбросишь.

- А я их переметил. На все ногу поднял и ... пометил.

Хохот усилился. Толстяк повалился на жалобно крякнувший диван и смеялся, сотрясаясь всеми складками своего тучного тела.

Просмеявшись вместе со всеми пару минут, седой подтянул к центру потолка зеленоватый светильник, больше напоминающий старинную настольную лампу "а-ля Ленин в Горках" и погасил все остальные лампы.

Все трое встали каждый у своего стула и посмотрели друг на друга, на расчерченный лист бумаги, на колоду карт. Первым двинулся с места седой:

- Ну что? Помолясь, начнем!

....................

Три согбенных спины уже почти двое суток подряд не раскрывали бутон со столом вместо чашечки и картами вместо тычинок. Воспаленные глаза смотрят на карты и изредка взмаргивают на противников. Каждый уже не по разу испытал и возбуждение от крупного выигрыша после очередной сдачи и пакостное ощущение от дохлого расклада, наваливающееся от проигрыша. У ножек стола поблескивают несколько пустых бутылок из-под "Мартеля". Пиджаки давно сняты и повешены на спинки кожаных кресел

Вчера первые пять часов игра шла на разогреве, шутки и бутылки менялись с одинаковой быстротой. Но уже ближе к утру разговор постепенно угас, отдельные его реплики содержали лишь термины и сдержанные ругательства: "Восемь без козыря", "Вист", "Падаем", "Без одной, бл..." Периодически на стол с дробным шлепком роняли пачки карт. Несколько раз звонили мобильники, но их в итоге выключили. Седоватый в сердцах даже закинул черную трубку в угол, где она и лежала, треснувшая и более не нужная, сиротливо подогнув под себя сломанную антенну. Худощавый иногда поглядывал на брошеную мобилу и качал головой. Такие стоят не одну штуку баксов. Ему явно было жаль.

Третий, тучный и багровый от дурной крови уже ни на что кроме карт и стола не смотрел.

Очередная раздача. Недолгая пауза.

- Шесть.

- Пас.

- Шесть.

- Буби.

- Буби.

- Черви.

- Черви.

- Семь крест.

- Семь крест.

- Да ты утрахал! Восемь крест!

- Восемь крест!

- Твои... - Седой в который раз проигрывал торг и не скрывал обиды.

Худощавый забрал прикуп и в темпе рассовал по мастям. Скинул пару и уставился на седого.

- Девять червей.

- Ну у тя и расклады, вист.

- Вист.

Седой слегка удивился и с улыбочкой оттянул:

- Ну как хошь, брат. Стоять так стоять.

- Нормально все, щас поймаем.

- Ну смотри, сам не поймайся. - И зашел с козырного туза. - Под виста с туза.

- Ты!!! Мудак! Ты ж ему наиграл!.. - Толстый побагровел еще больше.

- Не хер стоять, когда не требуется.

Толстый засопел, но комментировать больше не стал. Сглотнул и кинул девятку червей на лежащего туза. Карта повертелась и застыла.

Худощавый медленно вытащил дестяку и аккуратно положил под низ захода.

- Ваша. Последняя. Остальные - мои. Не играем?

Толстый кинул свои карты на середину стола и обиженно засопел, кинув едва уловимый взгляд на победителя. Даже опытный человек не смог бы разобрать промелькнувшую мысль в глазах. Тем более после бессонной ночи.

Очередная раздача. Опять несколько секунд тишины.

- Шесть.

Пауза.

- Чего молчишь? - Толстяк явно нервничает.

Худой не реагирует. Затем складывает карты на стол и почти шепотом прозносит:

- Мизер.

Седой поднимает глаза и пристально смотрит на дерзкого игрока.

- Уверен?

- Ага.

- Голубой?

- Ага.

Толстяк подтянул к себе листок с пулей, зашевелил пухлыми губами, подсчитывая навскидку.

Седой еще раз внимательно вгляделся в свои карты. Из под густых бровей метнул острый прощупывающий взгляд, похожим жестом свернул "веер" и выдохнул:

- Десять... Без козыря.

....................

Седой уперся костяшками пальцев в край стола. На боль он не обращал внимания. В глазах стоял немой вопрос. Недоумение застыло восковой маской на складках лба, опускаясь на бледные щеки. Толстяк записывал ему "в гору без шести на десятерной". Сопел, утирал проступивший пот на лбу.

- Десять, мля. Хе-хе. Четыре... Как в прошлый раз. Ха-ха. Ты же не любишь на поезде?

Худощавый водил ногтем по матовой поверхности столешницы, рисуя то квадрат, то треугольник. Большим пальцем вытирал и снова чертил.

....................

Сквозь плотные жалюзи пробился свет от редкого автомобиля. Остановился. Негромко, но отчетливо в тишине ночи, хлопнули дверцы. Сидящие в комнате переглянулись. Худощавый раздраженно бросил.

- Кого черт принес?

- А хер его знает. - Отозвался седой.

Толстый встал и подошел к окну. Слегка раздвинул планки и вгляделся во тьму.

- Не видно ничего, фары погасили.

- Бля, договаривалсиь же! Кто своим сказал, где мы? - Худощавый кинул колоду на исчерканный лист.

С минуту все вслушивались в тишину. На пределе слышимости появился звук поднимающихся по лестнице ног. Седой рывком поднялся на ноги.

- Сюда ведь идут. Кто? - Он обвел воспаленными глазами партнеров, затем быстро переместился к двери. Встал, прижал ухо к пластику прислушиваясь. За ручку дернули пару раз, потом негромко постучали. Бронированная дверь пропускала звуки, но открыть ее без ключа невозможно.

Толстяк потянулся к пиджаку, вытащил черную "игрушку".

Худощавый дернулся.

- Ну ни хера себе! Так это ты? Педрило!

Толстяк отрицательно замотал головой и приложил палец к губам.

- А какого ты лешего пушку притащил? Договаривались же!

- Да плевать мне на твои договоры. По ночам простые люди не ходят по офисам просто так. У тебя внизу сколько человек на вахте было?

Худощавый спал с лица.

- Четверо...

- Угу, а как эти сюда прошли?

Худой и толстый стояли вперив друг в друга глаза. Тем временем рука седого быстро метнулась к кнопке замка. Толстый заметил смазанное движение и заорал, все поняв:

- Гад! Убери руки!

Но было поздно, от серьезного удара дверь распахнулась, чуть не пришибив стоявшего рядом седого. В комнату ворвались четыре крепких парня с короткоствольными автоматами. Их дула цепко держали двоих возле стола. Толстяк медленно опустил руку с пистолетом.

- Ты... кто это?

Седой улыбнулся, в этот момент через дверь вошел еще один мужчина, не менее крепкий, но уже в возрасте, явно старший в группе. Посмотрел на седого.

- Ты как?

- Нормально, Андрей.

Вошедший быстро и деловито отобрал оружие у толстяка, вынул обойму и отбросил его в угол, там где уже лежал мобильный телефон. Худощавый опустился на стул и зло бросил в сторону:

- Так вот чего он свой сотовый раздолбал... Гад! Только зачем?! А?

- Тебе не понять.

- Да уж, куда мне... Со свиным-то рылом, да в калашный ряд...

- Андрей, все. Мочите их. Устал я сильно. Да и Софья заждалась.

....................

Коротко и прицельно простучали автоматы. Толстый, падая, зацепил ногой пустую коньячную бутылку. Старший поморщился, подошел к столу, забрал в карман бумажку с "пулей", затем вытащил из бокового кармашка короткий скальпель и поочереди рубанул по запястьям истекающих кровью игроков. Кровь потекла из новых ран сильнее.

По пути прошел в угол, нагнулся, подобрал мобильник и, кивнув подчиненным, вышел вслед за шефом.

Один из парней выглянул в коридор и принес оттуда канистру.

До эстампа пламя добралось через минуту. Лист в рамке съежился и почернел.

....................

- По чем за вист играли хоть? - уже в машине поинтересовался Андрей у седого.

Седой улыбнулся:

- По копейке.

Охранник помрачнел, вытащил из-за пазухи смятый лист, разглядил его на колене и быстро прикинул результат. Темные глаза поднялись на шефа.

- За что? Ты же проиграл всего четыреста рублей... с небольшим.

- Ты тоже не поймешь. Надо, чтобы было все по-настоящему.

Андрей отвернулся к окну, за которым проносились заснеженные деревья пригородного леса, прошептал:

- Идиоты вы все. С жиру беситесь, все играете в свои игры... дурацкие.

....................

Ворошилов Игорь

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 14.12.99 - Can't open count file