Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Высоцкий Аркадий

ОСЕНЬ ЗДЕСЬ СЛИШКОМ ДЛИННА

киносценарий

По широкой улице шли троллейбусы и трамваи. Торопились по своим делам москвичи. Голуби топтались на карнизе. Вдоль по проспекту тарахтел мотороллер, запряженный тачкой. В тачке сидели трое мужчин и еще один сидел за рулем мотороллера. В кузове, накрытые брезентом, громоздились какие-то непонятные конструкции. Из под края брезента высовывался неправдоподобно огромный рыбий хвост.

Семен облокотился на задний борт прицепа и курил папиросу. Он был здоровый парень лет двадцати пяти, темноволосый, глаза у него были большие и карие и была в них некая задумчивость. Один из двоих товарищей Семена, пожилой мужчина в очках с карандашом за ухом решал кроссворд. Он сказал:

- Ребя, это мы потянем! Первый президент США.

- Черчиль,- сказал второй, поправляя на голове газетную пилотку.

- Черчиль не подходит, он англичанин. И по буквам лажа.

- Сенька, поучавствуй.

- Сколько букв?- спросил Семен.

- Девять.

- Даю наколку,- сказал Семен,- Вам куда?

Он обращался к инвалиду на велоколяске, которого они обгоняли.

- Динамо, хлопцы,- ответил инвалид.

- Поехали,- сказал Семен, живо поднял со дна кузова длинную арматурину и, согнув ее на конце руками, зацепил коляску за руль,- Наколка такая: его именем назвали город в Америке.

- А! Чикаго!- воскликнул рабочий в газетной пилотке.

- По буквам не канает,- сказал тот, что держал кроссворд.

- Хлопцы, а табачком не богаты?- спросил инвалид.

- А первого президента Америки знаешь?- спросил в ответ рабочий с кроссвордом.

- Джордж Вашингтон.- с достоинством ответил инвалид.

- Кинь ему,- сказал рабочий с кроссвордом и потянул из-за уха карандаш.

Второй рабочий прикурил папиросу и бросил ее инвалиду. Тот поймал ее на лету, затянулся и крикнул:

- Отцепляй.

Семен убрал арматурину, инвалид отстал и свернул с проспекта. Мотороллер свернул в соседний переулок.

В проеме двери стоял толстый восточный человек. Он загораживал проход. Над дверью была надпись "ПИВО-РАКИ".

- Пива нет.- сказал восточный человек, тесня Семена животом в фартуке.

Мотороллер тарахтел, притулившись у обочины. Трое товарищей Семена покуривали возле кузова, не глядя в сторону входа в пивную.

- Да нет, понимаете,- сказал Семен вежливо,- Я тут рядом живу, хожу мимо каждый день... Вот это все не впечатляет,- он показал на вывеску,- Вот что, если большого красного рака...

- Раков нет.- оборвал его восточный человек.

- Да ну понятно. Просто я говорю, сделать большую кружку пива...

- Слушай, зачем не понимаешь? Русским языком говорю: нельзя сделать. Нет пива. Уходи!

- Ну, погоди... Реклама- знаешь?

Восточный человек напряженно молчал.

- Тебе в витрину для рекламы. Можем сделать большого красного рака и большую кружку с пивом. Рак большой, красный. Издалека видно. Человек идет, видит, к тебе приходит. Понимаешь?

Восточный человек кивнул.

- Когда правильно говоришь- все понимаю,- сказал он.

И сейчас же товарищи Семена побросали окурки, живо откинули борт прицепа и стали вытаскивать на асфальт огромные лопасти хвоста рака, длинную бутафорскую колбасу.

- Вить! Колбасу оставь,- крикнул Семен.

Хозяин пивной смотрел на них с восторгом.

- Ну, что, Сень, окно замеряем?- спросил тот, что вел мотороллер, подходя и поигрывая рулеткой.

Семен посмотрел на хозяина.

- Хорошо, зайди.- сказал тот.

Все четверо рабочих во главе с Семеном сидели за стеклянным столиком и пили пиво, закусывая его раками. Слева от Семена было большое стекло витрины, на котором с обратной стороны угадывались огромные очертания рака и кружки с высокой пеной.

На улице по ту сторону витрины столпились восточные люди. Они рассматривали рака и живо делились впечатлением. Семен был задумчив, а его товарищи находились в приподнятом настроении.

- Черт,- сказал вдруг Семен,- Надо было пену делать из пенопласта.

- Ничего и так ништяк,- сказал любитель кроссвордов.

- Да и вообще, всю кружку из папье-маше не надо...- решительно сказал Семен.

- Тихо.- Шопотом сказал водитель мотороллера- Клиент.

К столику направлялся хозяин бара окруженный свитой земляков.

- Как работа, шеф?- осведомился Витька, тот, что был в газетной кепке.

- Шикарно,- сказал хозяин и наклонился к Семену,- Чего такой грустный? Пиво не нравится?

- Ребят,- сказал Семен,- Ей богу, из пенопласта круче. Я сам за ночь заделаю. А так не смотрится как-то.

Хозяин насторожился.

- Что не смотрится?- спросил он.

- Да все смотрится!- закричал Витька,- Ты рака заказывал?

- Да.

- Вот тебе отличный рак. Вопросы есть?- Он пинал под столом Семена, чтобы тот не влезал в разговор.- Если вопросов нет, давай рассчитываться и мы уходим. Так?

- Так...- неуверенно сказал хозяин.

- Ну, раз так, гони пятак,- живо ответил Витька.

Хозаин несколько неуверенно полез за деньгами.

- Парни,- сказал Семен,- Елки-палки. Я тут живу рядом. Мне каждый день ходить мимо и смотреть на эту халтуру...

Хозяин перестал отсчитывать деньги и смотрел по очереди то на Семена, то на Витьку.

Витька злобно уткнулся в пиво. Остальные тоже помрачнели. Семен быстро сказал:

- Я за ночь управлюсь. Сам.

- Он правильно говорит!- решил хозяин,- Вначале надо работу делать, а потом деньги получишь. Так поступает мужчина.

- А сегодня на что бухать?- спросил любитель кроссвордов.

- Завтра бухать!- весело сказал хозяин.

- Заплати им за рака.- сказал один из друзей хозяина.

- Правильно,- сказал Витька.- Мужик дело говорит.

Семен встал и отодвинул деньги, которые отсчитал хозяин.

- Я, кажется, ясно сказал, рассчитаемся завтра.

- Не понял!- злобно сказал Витька.

- Чего ты не понял, Витя?- спросил Семен мягким голосом.

Вопрос повис в воздухе. Семен сел и стал допивать пиво.

Витька секунду смотрел на него бешенными глазами, но потом сник, махнул рукой и пошел к выходу. Остальные рабочие бормоча себе под нос ругательства потянулись за ним. Семен допивал пиво один.

Хозяин и его друзья отошли за соседний столик и там рассаживались, поглядывая на Семена. Один из них потоптался около Семена и вдруг подсел к его столу, стал смотреть на Семена в упор. Тот поднял глаза.

- Вам чего?

- Художник, извини,- сказал тот,- Ты кушай, а я тебя спросить хочу.

- Я слушаю.

Мужчина придвинулся очень близко и, прикрываясь ладонью, тихо спросил:

- Слушай, ты можешь сделать женщину?

- Что?

- У меня магазин. Женское белье. Хочу рекламу, понимаешь? Много заплачу.

- Понятно.- сказал Семен, ставя пустую кружку на стол и вытирая губы салфеткой,- Нет, не могу.

- Почему?

- Я в отпуске. Досвиданья.

Он кивнул остальным кавказцам и вышел на улицу, а они салютовали ему поднятием кружек.

Семен поднялся в лифте на верхний этаж, вышел на площадку, нашаривая в кармане ключи. Двери лифта закрылись и стало темно. Откуда-то доносился разноголосый гомон пирушки. Семен чиркнул зажигалкой и пошел по длинному коридору к обитой дермантином двери. Из-под двери пробивался свет. Он сунул ключ в скважину замка и открыл дверь. Сразу стало светло, шумно и дымно.

Семен зашел в прихожую и снял плащ. Его приветствовали пьяные голоса. Из прихожей дверь вела в большую комнату. Там было много народу. Они сидели кто на чем, в основном на полу и пили портвейн.

Семен взял в кладовке лист пенопласта и зашел с ним в комнату.

- О! Хозяин!- раздались голоса.

- Привет, Арто,- кивнул Семен бородатому человеку в свитере, пронося мимо него пенопласт к маленькой двери в углу,- Открой пожалуйста.

Арто поднялся и взяв из рук Семена ключи, стал ковыряться ими в замке. Другие тоже повскакивали и крутились вокруг, помогая Семену держать пенопласт.

- Он легкий,- сказал Семен,- Я сам.

Кто-то подошел с полным стаканом портвейна:

- Семен. Штрафная.

- Я не хочу. Мне работать надо.

Он шагнул с пенопластом в открытую дверь, за которой была темнота. Там в темноте он поставил пенопласт и вернувшись к двери, забрал протянутые Арто ключи.

Один из друзей Арто хотел заглянуть в комнатку, но Арто удержал его за плечо:

- Сюда не надо заходить,- сказал он и прикрыл дверь.

Изнутри щелкнула задвижка.

Семен включил свет и сел к столу. Выдвинул ящик с инструментами.

На стенах висели картины. С них на Семена смотрели люди и звери. Семен сидел у стола и раскладывал на плексиглазовой поверхности резцы и пилки. Из-за двери до него доносились голоса:

- Ему что, западло выпить с нами?

- Он работает.

- Ну так и в самый раз принять стопку. К работе-то.

- Ему не надо,- сказал Арто,- Ты хочешь- пьешь и никто тебе не мешает. А он не хочет и не пьет и это его право. Каждый свободный человек может выпить или не выпить в зависимости от того, хочет он этого или нет. Ты согласен?

Он взял себе стакан и налил наполовину. Его товарищ сказал:

- Может быть он обиделся? Может быть его надо позвать?

- Позови, Фагот.

Фагот подошел к двери Семена и постучал:

- Семен,- позвал он.- Выпей с нами.

- Стучи погромче, он не слышит.- сказал один из друзей.

Фагот забарабонил в дверь кулаком:

- Семен! Открой! К тебе обращается один из лучших фаготов нашей эпохи.

Семен у себя в комнате выключил свет, открыл окно и перелез через подоконник. Ноги его коснулись металлического карниза. Он прошел по карнизу до пожарной лестницы и стал быстро спускаться во двор.

- Позвать его можно, но у меня нет сил.- сказал в квартире Арто.

- А ты соберись.

- Хорошо. Давайте выпьем.

Все выпили. Арто порылся в груде одежды, сваленой на диване, и достал футляр со скрипкой. Открыл футляр и достал смычок и канифоль. Провел смычком по канифоле.

- Отвернитесь.- сказал он всем.

Все отвернулись. Арто поцеловал смычок, взял скрипку.

- Все. Можно поворачиваться,- бросил он через плечо и подошел к двери, за которой скрылся Семен.

Когда началась музыка, Семен спускался по лестнице мимо окон.

За первым окном, на красивом паласе, двое близницов года по три бросали мячик под ноги белому пуделю, который смешно запрыгивал на мячик, резко отпрыгивал в сторону и делал круг по всей комнате, а потом вскакивал на двухярусную кровать близнецов. В проеме двери просматривалась ванная, в которой стирала их мать. А отец находился в той же комнате, что и дети, но был очень занят за столом какой-то своей работой и не обращал ни на кого никакого внимания.

Ниже этажом пол-окна было зановешено драным тюлем, а комната уставлена старинной, но обветшалой мебелью. На кушетке сидела интеллигентная старушка и выслушивала истерическую исповедь всклокоченной соседки. Соседка стояла в проеме двери с ведром в руке, платье на ней было подоткнуто, и видны были тренировочные штаны, а за ее спиной в ванной с потолка текла вода в эмалированный таз.

Ниже этажом, в квартире соседки с подоткнутым платьем, носились люди с ведрами и тряпками. Огромный мужик быстро прошел в ванную с газовым ключем. В ванной с потолка ручьем лилась вода. Она растеклась уже по всей квартире, и по ее глади плавали тапочки и бутылка из-под водки.

На первом этаже воды было по колено. На тахте с ногами сидели двое школьников: мальчик целовал девочку.

Семен спрыгнул на землю и поднял голову к своему окну.

Арто стоя посреди комнаты играл на скрипке.

Семен вышел на набережную. Музыка звучала все тише и тише. Он шагнул под арку Боровицкого моста.

Когда тень моста, кончилась и с высоты Семену улыбнулись звезды московского кремля, он увидел впереди на набережной у самого парапета группу людей. Рядом стояла легковая машина с притушенными фарами. Семен неторопясь шел в ту сторону. Людей было пятеро. Казалось, они стараются поднять кого-то с тротуара, только тот, что лежал почему-то сопротивлялся и один из четверых вдруг ударил его ногой. Лежащий вскрикнул. Семен свистнул протяжно и побежал к ним. Четверо на секунду застыли и пятый успел подняться. Тогда четверо схватили его за ноги и за руки и быстро перекинули через парапет, а сами прыгнули в солон автомобиля. Мотор взревел и машина рванулась по набережной как раз в ту секунду, когда Семен подбежал. Семен не теряя не секунды, свернул к парапету набережной и, едва коснувшись рукой холодного гранита, нырнул в темную воду.

Когда он вынырнул, то сразу увидел утопающего. Тот бултыхался в нескольких метрах и делал умаляющие глаза. Семен подплыл к нему, подхватил под грудь и потащил к берегу.

Некоторое время им пришлось плыть вдоль набережной, пока они не добрались до ступенек, спускавшихся к самой воде. Здесь Семен выбрался из воды и вытащил следом пожилого лысого человека с бородкой и усами. Он уложил его на гранитные ступени и несколько раз согнул и разогнул пополам. Каждый раз из носа и рта спасенного вытекала вода.

- Ну. как вы?- спросил он наконец.

- Хорошо. Сигареты намокли,- сказал спасенный по английски, доставая из кармана какую-то размякшую массу.

- Почему вы не кричали? Вы знаете, кто на вас напал?- спросил Семен по английски.

- Конечно. Тени седьмого круга.- иностранец сказал несколько фраз по английски. Это были стихи.

- Это стихи.- сказал Семен.

- Это Данте- сказал Иностранец. Седьмой круг. Вода!..

Семен подхватил его и повел по ступеням вверх.

- Меня предупреждали,- печально сообщил иностранец,- Что здесь нельзя знакомится с женщинами. Но что делать? Мне всегда интересно именно то, что запрещено... И потом, честное слово, на вид это вполне приличная дама... Она одета даже лучше других женщин на улице... Куда мы идем?- осведомился он вдруг, подозрительно глядя на Семена.

- В полицию.

Иностранец успокоился.

- Это невозможно. Никто не должен знать, где я.

- А где вы?

- Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу. У вас нет выпить?

- Есть, но дома.

- Мы можем взять такси ко мне в отель... Черт, они забрали у меня деньги...

- Вон мой дом,- Семен махнул рукой в сторону моста.

- Вы ангел, спустившийся с неба,- стуча зубами от холода, произнес иностранец.

- Тогда летим!- скомандывал Семен, и они побежали по набережной.

Перед входом в квартиру, услышав скрипку, иностранец остановился.

- У вас там люди,- сказал он.

- Один поющий ангел, он идет на коду...- Семен подтолкнул иностранца ко входу и зашел сам следом.

Арто сидел на диване с ногами и медленно и печально водил смычком. Он поднял голову и улыбнулся.

- Это хороший человек,- сказал Семен, сдирая через голову мокрую рубашку,- Его надо обогреть и напоить.

- Как много воды утекло с тех пор, когда столь многочисленное племя вышло сухим из воды и ступило на землю обетованную...- сказал Арто откладывая скрипку.- Вот ваш стул и вот ваш стакан, дорогой. Сеня, таки принеси от себя полотенце.

- Я... Немного... Извините...- начал иностранец на ломаном русском.

- Не надо ничего обьяснять, милейший,- оборвал его Арто.- Как сердцу выразить себя? Другому как понять тебя? Тарам-парам-ты как поймешь: мысль изреченная есть ложь. Разденьтесь, больной.

С этими словами он встал, подошел к стенному шкафу и достал огромную махровую простыню.

Из своей комнаты Семен услышал:

- Дышите, больной.

- О, да, я дышу хорошо...

Семен вышел к ним в халате и закрыл за собой дверь. Арто с иностранцем сидели, как два патриция в бане и держали в руках стаканы. Третий стакан стоял на столике у дивана. Семен взял этот стакан и они чокнулись.

- Весь Запад болен душой не смотря на свой здоровый вид. Поднимем бокалы за здоровье душ. Будь здоров, душа моя- ты и ты.- он поклонился по очереди Семену и иностранцу и все трое выпили.

- Ладно, я пойду работать,- сказал Семен, ставя на столик пустой стакан.- Спикойной ночи.

Он ушел к себе в комнату, зажал в тиски кусок пенопласта и одел противопылевые очки-консервы. Потом он включил электродрель со шлифовальной насадкой и склонившись над столом стал водить ей по пенопласту.

Семен шел по утренним улицам Москвы с огромной пивной кружкой из пенопласта на плече. Прохожие оглядывались и хихикали, а спавший на улице бомж, раскрыв глаза и увидев проплывающую мимо него огромную пивную кружку, сказал:

- О, мечта!..- и снова закрыл глаза.

Был дождливый вечер. На Пушкинской площади толпились пешеходы под зонтами. Таня, в чистом белом плаще и с зонтом, стояла в очереди за билетам в кино. Она увидела Семена издалека, как он в кепке и пальто продирается через толпу. Его было видно, потому что он на голову был выше всех остальных пешеходов.

- Извините, вы не уйдете? Я на минуточку...- и Таня ринулась наперерез Семену, расталкивая людей.

- Малыш! Стой!- кричала она ему.- Это я, Таня, ты что, меня не видишь?

Семен действительно торопливо шел к переходу, словно не замечая Тани. Зажегся желтый и Семен бросился через улицу. Он успел перебежать до островка безопасности, и тут ему пришлось остановиться, потому что машины впереди шли уже сплошным потоком.

Он украдкой обернулся.

Таня в развивающемся шарфе неслась через улицу на красный, петляя между машин с перекошенным от страха лицом. Семен тяжело вздохнул и повернувшись, изобразил на лице радостное недоумение.

Таня, подбежав, бросилась к нему на грудь. Она дрожала всем телом.

- Какая встреча.- сказал Семен.- Все так неожиданно и романтично.

Проехавший грузовик обдал их водой из лужи.

- Я знаю. Ты хотел скрыться.- сказала Таня.- Обьясни наконец, почему ты меня избегаешь? Ты что, не понимаешь, что я волнуюсь? Я чисто по человечески переживаю. Чем ты занимался все это время?

Зажегся зеленый сигнал светофора и Таня взяв Семена под руку, повела его обратно через улицу.

- Куда ты меня ведешь?- спросил Семен.

- Мы идем в кино.

- Мы?

- Ну конечно. Это премьера. Гениальный фильм, все о нем говорят. Вообще-то это документальный фильм. Я заняла очередь.

- Но я не могу, спасибо, Таня.

- Ты не хочешь? Ты уже видел? Жаль. Хорошо. Тогда предложи что-нибудь сам.

- Мне надо домой. Там Арто голодный. И ему нездоровится.

- Этот ублюдок все еще живет у тебя? Ты должен его выгнать. Он паразит. Я спрашивала людей. Все говорят, что он бездарность. Да! Ты слышал новость?

- Какую именно?

Они шли по тротуару, ступая между луж, цветных от отражений реклам и светофоров.

- Потрясающая новость, малыш. Говорят, скоро приедет один человек, Юджин Шиткин. Знаешь?

- Пусть говорят.

- Нет не пусть. Будет аукцион. Это твой шанс.

- Кто говорит?

- Все. Малыш, будет вернисаж. Уже готовят списки...

Проехавшая машина снова окатила их грязной водой из лужи.

- Ну, хорошо. Я подумаю,- сказал Семен, стряхивая воду с плаща и останавливая такси.

- Чего тут думать? У тебя есть слайды твоих работ? Это свинство. Тебе необходимо сделать личный каталог и слайды. Я сама этим займусь. У меня есть один классный фотограф. Сколько у тебя картин?

- Понятия не имею.

- Тоесть как?- Таня выкатила глаза.- Слушай, ты совсем одичал. Надо поехать и пересчитать. Иначе, как я закажу фотографу нужное количество слайдов?

- Может быть в другой раз...

В этот момент подьехала машина и Таня, распахнув дверцу, села на заднее сидение. Семен медлил.

- Садись немедленно! Ты что? Ты весь промокнешь!- закричала Таня.

Семен вздохнул и сел рядом с ней. Машина тронулась и уехала разбрызгивая цветные лужи.

Таня и Семен шли по лаберинту проходных дворов.

- Ты уверен, что мы будем не одни?- спросила Таня.

- Нет, не уверен.

- Но ты же все равно меня не любишь?

- Почему же все равно?

Таня была возбуждена, а Семен спокоен.

- Я тебя умоляю, выгони его! Хотябы на сегодня. Я его не переношу.- сказала Таня.

- Я дам ему денег. Он пойдет за вином.

Они зашли в подьезд.

- Ты слишком добрый.- сказала Таня.- Тебе все садятся на шею.

Двери лифта открылись и они вышли на темную площадку.

- Ну, добрались наконец...- шопотом сказала Таня.- Чего так темно?

- Ты чего шопотом?- Семен зажег спичку и они пошли по коридору мимо прямоугольников дверей в самый конец.

- А вдруг кто-то услышит. Мне просто не верится, что наконец...

В свете догорающей спички было видно, что над дверью кто-то основательно поработал. Когда спичка потухла, стало видно что из-под двери пробивается свет.

- Кто там?..- с дрожью в голосе спросила Таня.

- Не знаю.

- Зато я знаю!- громко сказала Таня и распахнув дверь шагнула в прихожую.

Быстро оглядевшись, она перешла в комнату. В комнате было пусто. Зато в пепельнице дымилась сигарета. Таня задавила сигарету, словно это была змея, и быстро вернувшись в прихожую, прошла в кухню и включила там свет. На кухне тоже было пусто. Она высунулась на балкон. Там шел дождь. Она вернулась в прихожую и распахнула дверь ванной.

Арто стоял под душем со стаканом в руках.

- Вот он,- сказала Таня и, не закрывая двери ушла в комнату, задев плечом Семена, который стоял у входной двери в расстегнутом плаще и ощупывал пальцами вывороченный замок на двери.

- Что за хамство!- воскликнул из ванной Арто.- Почему она вламывается всюду?

- Зачем ты сломал дверь?- спросил Семен.

- Затем что она захлопнулась. Я как раз беседовал с соседом. Он дал мне зубило.

Семен забрал замок из которого торчали щепки и ушел в свой кабинет. В кабинете стояла Таня и рассматривала визитную карточку.

- Откуда у тебя это?- растеряно спросила она.

- Ты уже пересчитала картинки?

- Это же визитная карточка Шиткина. Где ты познакомился с Шиткиным? Вы говорили с ним? Он был у тебя?

- Был.

- Что он здесь делал?

- Дул портвейн с Арто. Потом одел его свитер и мои джинсы и Арто отвез его на такси в гостинницу.

- Боже мой! А нашел-то ты его где?

- В воде.

- Что?

- Мы купались. Ну, ладно. Он тонул и я вытащил его из воды.

- Сеня. Ты сошел с ума. Он хоть видел твои картины?

- Нет.

- Звони ему немедленно. Этот шанс нельзя упускать.

- Лучше свари кофе.

- Ты что, не хочешь ему звонить? Тогда я позвоню сама.

Она схватила визитку и шагнула к телефону. Семен вытянул руку, выхватил у нее карточку и немедленно выбросил ее в окно.

- Ого! Да ты спятил.- сказала Таня.

- Свари кофе. Я ночь не спал.

- Почему ты выбросил карточку?

- Мне она не нужна.

- Он мог заплатить тебе кучу денег. За ним ходят, его поджидают у гостинницы целыми сутками. Как можно так относиться к своей работе? Пойми, это был твой единственный шанс.

- Ты будешь варить кофе или нет? Если нет, я сварю сам.

- Как это ужасно...- Таня закрыла лицо руками.- Ну, ладно. На деньги тебе плевать. Но ведь твои работы мог увидеть весь свет, а теперь их будет видеть только этот бородатый пират.- она показала на дверь.- А если ты гений? Нет, ну на секундочку: ты - гений. И кто об этом узнает? Ты считаешь, что это только твое?- она показала на картины, висящие на стенах.

- Ну, если я гений,- сказал Семен, вставая с табуретки,- То их увидят через стену. Я пошел варить кофе.

Он вышел в кухню и услышал, как в прихожей хлопнула входная дверь. Из ванной вышел Арто в махровом халате.

- Сеня, какая дикость. Ведь слышно же: льется вода.

Семен сел на корточки у стены и закурил.

- Как вы мне все надоели...- сказал он с тоской.

- О-оо...- обиделся Арто и ушел в комнату.

Семен затушил сигарету и последовал за Арто. Арто укладывал свои вещи в деревянный саквояж.

- Арто,- сказал Семен.- Перестань. Ведь ты отлично знаешь, что будет дальше.

- Вы напрасно тратите красноречие,- желчно заявил Арто,- Все что вы говорите, мне безразлично. Я не желаю с вами жить и ухожу немедленно.

- Куда?

- Вон отсюда...- все больше распалялся Арто, швыряя вещи в чемодан и пытаясь его закрыть.

- Ты будешь опять в песочнице?- спросил Семен.

Арто молчал, наваливаясь на чемодан. Семен помог ему застегнуть кожанный ремень.

- Прощай,- сказал Арто, потупя взор и сцепив губы в скорбную линию.

- Ну, прощай Арто.- сказал Семен со вздохом. Он поднял чемодан и донес его до двери. Арто буркнул: "Спасибо..." и подхватив чемодан, ушел к лифту

К вечеру разыгралась гроза. Семен писал картину: осенний пейзаж, на его фоне - старый деревянный сарай, а у сарая - "Победа".

Предчувствуя недоброе, Семен выглянул в окно: во дворе, в детской песочнице под грибком сидел мокрый и жалкий Арто. Семен открыл окно и крикнул:

- Иди домой!

- Прощай, прощай,сударь,- высоким голосом крикнул Арто и захлебнулся глубоким кашлем.

Семен закрыл окно и побежал к Арто.

Ливень не утихал, Арто так и сидел в песочнице униженный и мокрый. Он хотел есть и пить. Дождь и молнии хлестали жестяную крышу грибка и сердце Семена пронзила жалость. Он сгреб Арто в охапку, как младенца и побежал в дом.

Арто отбивался и кричал:

- Оставьте меня! Мне хорошо! Я не нуждаюсь в вас!

Семен молча вошел с ним в подьезд и дверь за ними захлопнулась.

Арто лежал укрытый пледом до горла, врач встряхнул термометр и сделал знак санитарам с носилками.

- Плед заберите.- сказал он Семену.

- Забирайте вместе с пледом.- сказал Семен.- Он его любит.

Санитары погрузили Арто на носилки и потащили к выходу. Семен шел рядом. В лифт они не поместились и пришлось спускаться по лестнице. Соседи провожали их настороженными взглядами из приоткрытых дверей.

- Помер что ли?- спросила с жалостью соседка со второго этажа.

- Ты чего не видишь? Он глазами лупает.- сказал ее муж.

У подьезда стояла скорая помощь. Арто погрузили туда.

- Мне ехать?- спросил Семен у врача.

- Это ни к чему. Завтра зайдите в Боткинскую больницу. Вам все скажут.- Врач сел в кабину.

Семен обошел машину и заглянул в салон, где рассаживались санитары.

- Арто, ты как?- спросил он.

- Семен.- слабым голосом сказал Арто.- Если тебе не трудно, слетай к моей матери. У нее завтра юбилей. Скажи ей, что у меня все хорошо.

- Ладно. Выздоравливай.

Санитар закрыл дверь и машина уехала в арку, включив мигалку и сирену.

Семен сидел за столом на крытом дворике где-то на окраине Тбилиси в окружении пожилых женщин и детей. Перед ним стояли закуски и кувшин вина. Он выпил стакан вина и стал закусывать мясом.

- Я всегда знала,- сказала старая грузинка- Гия, отец Артура никогда не верил, а я всегда знала- Арто станет великим человеком. Ты сказал, где он сейчас?- спросила она Семена.

- Сейчас он в Лионе, у него там семь концертов. А потом он улетает на остров Слоновой кости, улетает из Лиона, пэтому попросил меня заехать, передать вам гостинцы и сказать, что пока не может приехать

- Скажи, пусть не волнуется,- она повернулась к своим восьмидесятилетним подругам,- Старая Нино проживет еще ровно тридцать четыре года и ничего с ней не случится.

- Правильно говоришь, правильно!- кивали в ответ старухи.- Пусть не волнуется, Нино дождется своего сына.

-А здесь что скрипачу джелать?- подхватила одна из старух,- Здесь стреляют.

Таксист остановил машину на краю ночного города. Впереди был мост через Куру, озаряемый минометными вспышками.

- Дальше я не пореду,- сказал он.- Вон, видишь, никто не едет!- он указал вперед на очередь из автомобилей

- А в обьезд- спросил Семен, посмотрев на часы.

- Там тоже мост. Сейчас все мосты закрыты. Жди до утра.

Семен достал деньги.

- Выходишь?

- Да. Пешком пойду. Здесь далеко?

- Километра три. Слушай, парень. Не ходи туда. Ты что, жить не хочешь?

- Сколько с меня?

- Да не надо. Такое творится, а ты про деньги спрашиваешь. Я же тебя не довез, так что считай, что так покатались.

- Спасибо. Пока.

- Будь здоров, дорогой.

Таксист развернулся и уехал, а Семен пошел к мосту вдоль длинной вереницы автомобилей. Их блестящие разноцветные борта вспыхивали и гасли при свете разрывов. Первым в очереди стоял автобус-интурист. Дальше дорога была пуста, только курили, собравшись кучкой, возбужденные водители. Семен пошел к ним. Когда он проходил мимо автобуса,краем глаза увидел в окне лицо женщины. У женщины были белые короткие волосы и яркие алые губы. Она смотрела на Семена. Он отвернулся и подошел к водителям. Был сильный ветер. Он нес искры от зажженных сигарет.

- В чем дело, мужики, почему стоим?

- Как, почему, сам не видишь?- сказал пожилой водитель,- Там гвардейцы, там боевики.- он показал на разные стороны моста,- А мы стоим, а что делать. Понимаем, людям ехать надо, а им какое дело! Бандиты. Вон, видишь, камаз поехал.

Камаз догорал посередине моста. Семен прикурил от счигареты водителя и вернулся к автобусу Интуриста. Там стоял водитель, его со всех сторон обступили иностранцы.

- Ну что я могу сделать,- разводил руками водитель.- У меня семь детей.

- Но мы нейтралитет!- убеждали его иностранцы.

- У вас что, на лбу написано, что вы- нейтралитет? Долбанут по автобусу и крышка.- водитель махнул рукой.

- У вас есть белье?- спросил Семен у иностранца.

- Белье?- переспросил иностранец.

- Спросите у своих людей,- продолжэал Семен по английски- У кого-нибудь есть с собой белые простыни или пододеяльник. На худой конец просто белая рубашка.

- У меня есть очень хорошее белое платье,- сказал женский голос.

Семен повернулся и увидел ту самую блондинку. Она стояла перед ним в строгом черном костюме.

- Так. Хорошо.- сказал Семен.- Теперь нужна длинная палка.

- Может быть подойдет удочка?- спросил толстенький иностранец.

- Давайте ее сюда.- распорядился Семен. Иностранцы, возбужденно переговариваясь, полезли в автобус.

- Я все равно не поеду,- сказал водитель.- У меня дети...

- Я сам поеду. А ты заберешь автобус в аэропорту утром,- сказал Семен.- Еще нужны фонарики,- добавил он, залезая в кабину.

- Один возьми у меня под сидением,- подсказал водитель.

Семен хозяйничал, устраиваясь на водительском месте. Нашел микрофон.

- Всем занять свои места.- обьявил по английски Семен,- Через тридцать секунд автобус отправляется.

Иностранцы торопливо полезли в солон. Семен высунулся в окно:

- Ключи давай.- сказал он водителю.

Тот пошарил в кармане, достал брелок, покрутил его в пальцах и, сплюнув окурок, решительно полез в кабину.

- Двигайся.- хмуро сказал он Семену.

Семен подвинулся, водитель хлопнул дверцей и включил зажигание. Помигал фарами толпящимся по курсу зевакам. Те в изумлении посторонились.

Автобус медленно прокатился между пешеходами и теперь дорога впереди была пуста.

С противоположного берега реки был виден вьезжающий на мост автобус с белым флагом. Три фонарика освещали из окон боковину автобуса с надписью "Интурист".

- Ну что, пизданем его?- спросил Давид, убирая от глаз бинокль ночного виденья.

- Не надо, Давид, зачем с заграницей отношения портить?- сказал Вано, - Бери левее, вон, за автобусом. Там гвардейцы бегут.

За автобусом действительно крались хитрые гвардейцы. Давид отсек их ураганным огнем и гвардейцы залегли. Автобус миновал мост и скрылся за поворотом дороги.

Водитель уверенно вел автобус по извилистой дороге. В свете фар проплывали деревья по обочинам и одноэтажные дома пригорода. В салоне было темно, усталые пассажиры дремали. Когда автобус проезжал мимо фонарей, стоящих вдоль шоссе, Семен видел в зеркале заднего обзора лицо блондинки и ловил ее внимательный взгляд.

Интуристы вышли на площади и пересели в два микроавтобуса. Семен попращался с водителем, вышел из автобуса. Автобус развернулся у него за спиной и уехал через площадь. Семен пошел к зданию аэропорта.

Зал ожидания был переполнен. Плакали дети. Сновали какие-то люди с узлами и у каждой двери стояли милиционеры с автоматами. У стойки регистрации шла ожесточенная толкотня. Семен сунул в рот сигарету и не прикуривая, спокойно зашел за загородку. Подхватив какой-то ящик, он пошел с ним к двери, возле которой дежурили два милиционера. У двери шла толкотня. Милиционеры оттесняли рвущихся к двери пассажиров с чемоданами и тюками.

- Поберегись!- громко и властно сказал он.

Люди расступились перед его высокой фигурой, он уверенно прошел между ними и остановился перед одним из милиционером. Не давая ему времени сосредоточиться, он дружелюбно сказал:

- Браток, дай прикурить, а то руки заняты.

Милиционер, загипнотизированный его уверенным видом, чиркнул спичкой. Семен затянулся, кивнул в знак благодорности и прошел мимо милиционера в коридор. Свернув за угол, он бросил ящик под стену, огляделся и быстро пошел дальше по корридору. Вскоре он оказался на взлетном поле. В сотне метров от него стоял самолет. Не в далеке от самолета шумела за металлическим барьером толпа пассажиров. Семен бросил окурок и пошел туда.

Когда он приблизился, к самолету подкатили трап и почти одновременно подьехали микроавтобусы с интуристами на борту. Из переднего выпрыгнул шустрый мужчина и делая руками торопливые приглашающие жесты, засеменил к трапу. Иностранцы устало выходили из микроавтобусов и цепочкой тянулись за ним. Семен быстро пристроился с ними. Ему улыбались, как старому знакомому. Рядом как раз оказался толстенький хозяин удочки. Они пожали друг другу руки и Семен ступил на трап. В этот момент сзади раздались возмущенные крики. Семен обернулся.

Толпа за загородкой, разьяренная появлением иностранцев, которых сажали вне очереди, рвалась к самолету. Еще мгновение и загородка отлетела в сторону, а пассажиры с чемоданами и узлами перегоняя друг друга устремились к трапу. Часть иностранцев успела подняться в салон, остальных оттеснили рвущиеся к самолету пассажиры. Иностранцы вяло протестовали. Трап дрожал. Семен, прижавшись спиной к поручням, искал в толпе блондинку. Мимо него с бранью протискивались беженцы. Семен увидел ее: она стояла в стороне с чемоданом и смотрела на него. Он прикинул расстояние до земли: метров пять. Семен перелез через перила трапа и спрыгнул вниз. Подошел к ней.

- Вы не летите?- спросил Семен.

- Никто ничего не понимает. Такая путаница... И никто не говорит по английски.

- А где ваш сопровождающий?

- Он в самолете...

Они одновременно посмотрели наверх. Там шла давка. Пассажиры брали трап штурмом.

- Боже... Что за Вавилон...- вздохнула Блондинка.

В это время ее окликнул пожилой иностранец:

- Элис, идемте с нами. Нам придется ночевать здесь.

- У меня уже нет сил. Я хочу наконец отсюда выбраться.

- Боюсь, что это невозможно.

- Ну как же так... Неужели ничего нельзя придумать?- она посмотрела на Семена.

- Можно попробовать один вариант, но я не уверен...- начал Семен.

- Я пойду с ним.- заявила Элис.

- Элис, но это опасно. Вы не знаете этого человека.

- Пошли...- Элис взяла Семена снова под руку.

Он взял чемодан Элис и повел ее через взлетное поле мимо светящихся полосатых пирамидок, указывающих взлетную полосу. Прямо над ними очень низко пролетел огромный самолет и от оглушительного грохота они пригнулись и побежали, взявшись за руки. Когда стало тихо, он сказал:

- Где-то здесь есть вертолетная станция. Мы проезжали мимо нее. Надо попробовать уговорить летчиков взять нас хотя бы до Сухуми.

- Но там тоже война!

- Зато это ближе к Москве.

За невысоким забором клокотал винтом готовый к взлету вертолет. Ветер от винта пригибал низкие деревца. Семен помог Элис перебраться через заборчик. Они побежали к вертолету наперерез летчику, который тоже приближался к машине от приземистого ангара с прожектором на крыше. В двух шагах от вертолета они нагнали его. Семен тронул вертолетчика за плечо. Тот обернулся и по очереди посмотрел на них.

- Куда летишь, брат?- спросил Семен у вертолетчика.

- А тебе-то что?

- Так, куда ты летишь,- повторил Семен, наклоняясь к уху вертолетчика.

- Шагай отсюда, пока тебя с вышки не заметили. - Вертолетсик ступил на подножку и взялся рукой за поручень.

- Слушай. Ты когда-нибудь любил?- спросил Семен.

Вертолетчик отпустил поручень и обернулся.

- Это она и есть?- он кивнул в сторону Элис.

Семен кивнул.

- Ты ее любишь?

- Люблю.- признался Семен.

Вертолетчик чуть посторонился.

- Садитесь,- сказал он.

Семен и Элис поднялись в салон вертолета. Летчик поднялся следом. В салоне до потолка громоздились ящики.

- Я гуманитарку таскаю в Краснодар. Там за ящиками спрячьтесь, сейчас патруль подойдет. Сидите тихо. Как люк задрают, вылезайте и садитесь вон там.

С этими словами он скрылся в пилотской кабине.

Семен забрался за коробки, разложил их таким образом, что образовалось свободное место и помог перебраться в эту берлогу Элис. Они сели рядом на чемодан и прислонились спинами к штабелю коробок.

Прямо у них над головой был илюминатор. Они сидели молча, прижавшись друг к другу.

Послышались голоса и в салоне стало светлее. Элис плотнее придвинулась к Семену. Вдруг кто-то чихнул.

- Будь здоров, Алеша...- сказал мужской голос и зазвучали, приближаясь, шаги.- А там что?

Элис и Семен видили носки сапог подошедшего патрульного и слышали его голос. Еще шаг и он их наверняка бы заметил.

- Да все то же: гуманитарка.

- Ну, ладно. Счстливого полета. Не забудь заглянуть к моим.

Сапоги скрылись и лязгнула задвижка на люке. Свет потух.

Семен посмотрел на Элис. Она спала мертвым сном, уронив голову ему на плечо. Он осторожно обнял ее.

- Наконец-то...- пробормотала она.

Тогда он поцеловал ее.

По разбитой грунтовке, увязая в грязи, медленно пробирались тяжелые грузовики. Дождь и ветер хлестали в мокрый брезент тентов. На обочине стояла старушка, укрытая полиэтиленовым пакетом. Перед ней на деревянном ящике стояла банка с молоком и кастрюля горячей картошки, завернутая в телогрейку. Задний грузовик притормозил и на дорогу выпрыгнул Семен. Пригибаясь от дождя, он подбежал к старушке, сунул ей деньги и подхватив банку и кулек с картошкой, бросился назад в кабину. Дверца хлопнула и грузовик, разбрызгивая грязь, отвалил от обочины.

Элис и Семен сидели в кабине рядом с маленьким шофером в потертой фетровой шляпе. Все лобовой стекло было залито дождем. Дворники не работали.

Элис ела картошку, с удовольствием запивая ее молоком из банки. Допив молоко, она отдала банку Семену и прикорнула у него на плече. Играла тихая музыка в радиоприемнике. Шофер потянулся за беломором, но пачка была пустая. Он выбросил ее в окошко. Элис, не глядя, протянула ему пачку "Салем". Шофер покрутил ее в руке, присвистнул, достал одну сигарету и вернул ее Элис, но она махнула рукой. Тогда он кивнул в знак благодарности и убрал пачку в карман. Потом он с удовольствием закурил и глубоко затянулся.

Цепочка "КАМАЗов" вьехала на длинный мост. Внизу была река.

- Волга,- сказал Семен.

- "Вольга-вольга, мать родная..."- шопотом пропела Элис на ухо Семену и, не глядя на Волгу, стала его целовать.

Они стояли на стоянке такси возле Казанского вокзала.

- Я знаю,- сказал Семен.- У тебя сейчас одно слово в голове.

- Какое?- спросила Элис.

- Душ-душ-душ.

- Да.

- Я позвоню тебе вечером.

- Может быть тебя подвезти?

- Нет, спасибо. У меня в городе одно срочное дело.

Подьехало такси и Семен открыл перед Элис дверцу.

- До вечера?- сказал он.

- До вечера.- она поцеловала его в щеку и села в машину. а он зашагал к метро.

Семен и врач быстро шли по больничному коридору. Врач торопливо говорил.

- Вчера была другая смена... Я не знаю, что там вышло. Кажется, его оскорбила дежурная медсестра... Отобрала скрипку... Его игра мешала больным. Он потерял много крови, нужно переливание, а сыворотки нет, сами знаете, какое время... Так что вы очень кстати.

- Он сильно порезался- спросил Семен.

- Не очень. Просто его поздно обнаружили. Он проделал все это в подвале.

Семен лежал на кушетке, медсестра наклонилась к нему и спросила:

- Голова не кружится?

- Нет.

- Мы взяли уже четыреста грамм. Если вам станет дурно, скажите сразу.

- Все в порядке. Берите сколько нужно.

Темная кровь стекала из котеттора в стеклянную бутыль.

- Скажите.- спросил врач из-за ширмы,- Он действительно хороший скрипач?

- А вы разве не слышали?

- Нет.

- Он очень хороший скрипач.

- Соня, этого достаточно. Готовь Цуладзе. А вы,- обратился он к Семену,- Пока полежите. Все-таки мы взяли у вас поллитра жизни.

Арто лежал на койке, закрытый своим любимым пледом. Семен сидел рядом в белом халате и бахилах.

- Я был у твоей мамы,- сказал он.- Она здорова и ждет тебя.

- Семен,- слабым голосом сказал Арто,- Правда я не достоин своей матери?

- Ну что ты! Она очень гордится тобой.

Он поднялся и посмотрел на часы:

- Выздоравливай. Я загляну на днях.

Арто слабо улыбнулся и закрыл глаза. Семен вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

Семен стоял перед входом в гостинницу под зонтиком. Был ранний вечер. По ступенькам к нему спускалась Элис. На ней было короткое красное пальто и красный берет. Было видно, что она потратила много времени на макияж. Он обнял ее, но она осторожно высвободилась.

- Веди себя спокойно.

- Да. Очень спокойно... Я хочу сказать...

- У тебя черное пальто.

- Элис...

- Подожди. Ну, куда мы пойдем?

- Элис, слушай, мне так не охота притворяться, показывать тебе город...

- Ой, не надо. Я его уже видела на картинках. Много картинок.

- Слушай, лучше я прямо сейчас...

- Нет, подожди. Смотри, какие смешные такси. А это что?

- Трамвай. Слушай, но я все равно хочу сказать, что я тебя люблю.

- Нет, подожди. Давай, куда-нибудь пойдем.

- Ну, хорошо. Давай, куда-нибудь пойдем. Давай, пойдем, вот, куда-нибудь пойдем.

- Давай, пойдем. Вот, мы идем. Спокойно.

- Мы идем... И я все равно хочу сказать тебе, что я тебя люблю.

- Спокойно. Вот это что?

- Это церковь.

- О! Я хочу в церковь. Я поставлю свечку.

- Кому?

- Ну... Я не скажу.

- Ладно. Пошли.

Они зашли в церковь. Народу было немного. Шло венчание. Элис и Семен купили свечки и поставили их на алтаре. Элис закрыла глаза и взяла руку Семена в свою. Они слышали пение священника.

- Пойдем,- шепнула Элис и они вышли под дождь. Начинался вечер.- Странно,- продолжала она негромко и задумчиво,- Я думала, что уже ничего не хочу здесь смотреть, а мы попали сюда и оказывается это то самое... Ты не знаешь, почему так?

Они шли в сумерках по широкой набережной.

- Знаю.

- Почему?

- Это судьба.

Она остановилась и повернулась к нему.

- Ты уверен?

- Уверен.

- Так, что ты хотел мне сказать?

- Что я тебя люблю.

- Ладно.

Были сумерки и огромный город медленно тускнел, наливаясь дождем и туманом. Плыли в меркнущем воздухе огни светофоров. Светлые фары автомобилей переплетались в переулках. Шелестели шины на влажном блестящем асфальте и голоса клаксонов звучали гулко и задумчиво.

Вспыхивали окна в фасадах.

Хлопали двери в парадных.

Неслись по освещенным мостам мокрые тени машин.

Было уютно в такси, где на зеднем сидении прижались друг к другу мужчина в кепке и женщина в красном пальто.

- Молодые,- сказал таксист,- А не взять ли вам водочки по случаю?

- Что он говорит?- спросила Элис.

- Он предлагает купить водки.

- Я не хочу никуда заезжать.

- А заезжать никуда не надо. Это можно сделать прямо здесь.

- Вот это сервис!

- А стакан у тебя есть?- спросил Семен.

- Найдется.- с готовностью ответил таксист.

- Тогда останови здесь.

Семен с бутылкой первым выбрался через чердачное окно на крышу и помог вылезти Элис. Держа ее за руку он пошел вперед, осторожно ступая по мокрой от дождя кровле. Жесть прогибалась и гремела под ногами. Их силуэты скрылись за кирпичными трубами вентиляции.

Они сидели рядом на самом краю крыши. Внизу простирался город. Сквозь пелену дождя проглядывали кремлевские звезды. Семен откупорил бутылку и налил полстакана водки. Протянул Элис.

- Подержи меня...- сказала Элис, беря стакан.

Семен обнял ее за плечо и она отпила глоток. Он отхлебнул из горлышка и поставил бутылку рядом с собой.

- Тебе не страшно?- спросила Элис.

- Нет. А что?

- Ты побледнел. Боишься высоты?

- Просто у меня был трудный день... Подожди.

Он убрал руку с ее плеча, встал, пошатнулся, отошел на два шага, и вдруг неловко упал на бок. Элис вскрикнула и бросилась к нему. Семен скатился по наклонной кровле к основанию трубы и сел, упираясь спиной в каменную кладку. Элис уже была рядом.

- Шимми! Шимми! Тебе нельзя было пить...

- Все нормально. Не по этому... Я сегодня сдавал в больнице кровь. Нужно было... Ты ободралась.- Он взял ее руку в свою.

- Мне не больно,- сказала Элис и заплакала.

- Что с тобой, Элис, не волнуйся, я уже в порядке.

Но Элис отвернулась, обняв Семена, и продолжала плакать.

- Скажи мне, что с тобой?- допытывался он, стараясь заглянуть ей в глаза.- Я понять хочу.

Элис, обнимая его одной рукой, другой закрывала свое лицо.

Потом она успокоилась. Они сидели молча. Семен осторожно ловил ее взгляд.

- Там твой Париж,- Семен показал далеко за горизонт.

Элис кивнула и, грустно улыбнувшись, показала вниз.

- А там твоя Москва,- и, чуть помолчав, добавила,- Мой- Лондон. В Париже я только живу.

- А у меня Одесса. А в Москве я тоже только живу.

Разговор не клеился. Они оба сникли.

- Пойдем ко мне?- предложил Семен.

- Это далеко?

- Не очень.- сказал Семен.

Он встал и пошел к краю крыши. Там он перелез через невысокий парапет, перекрестился и спрыгнул вниз.

Элис запоздало вскрикнула. Вцепившись руками в крышу, она беспомощно огляделась. Над карнизом показалась голова Семена.

- Ну, где ты там? Иди сюда.

- Боже... Боже...- Элис подобралась к краю крыши и сразу под карнизом увидела балкон.- Боже, это не страна, а зоопарк...

- Не бойся, прыгай.- сказал Семен.

Она зажмурилась и прыгнула, а он ловко поймал ее на руки.

- Зачем все это...- сказала Элис, когда он внес ее в кухню и усадил в кресло.- Неужели нельзя было спуститься по лестнице...

- А кто боялся идти по темному чердаку?- Семен поставил чайник.- Идем в комнату.

Элис шла за Семеном по коридору и с интересом осматривалась. Он открыл дверь и пропустил ее в кабинет. Зажег свет.

Элис стояла посреди комнаты и смотрела картины. Семен включил магнитофон.

- Пусть играет.- сказал он.

- Пусть играет.- согласилась Элис.

Он подошел и обнял ее сзади.

- Послушай, Элис, послушай меня, умная и красивая женщина. Когда ты плакала, я понял, что ты мне не веришь. Я всегда буду тебя любить, я буду любить твои морщинки, твои седые волосы...

- Перестань. Мне это неприятно. Я верю тебе, сейчас ты говоришь то, что чувствуешь. Но только сейчас, Шима, с е й ч а с, пока горишь. И вообще не в этом дело... Когда ты скатился с крыши, я поняла, как ты мне дорог... А мне завтра улетать.

- Значит, ты никогда и не думала о том, чтобы мы были вместе?

- Ты не понимаешь?- она повернулась к нему.- Эти три дня- просто мечта. Пусть они останутся мечтой. Как сон, Шима.

Он отпустил ее, отошел и сел на диван. Элис вздохнула, присела рядом, посмотрела ему в глаза и грустно улыбнулась. Потрепала его за волосы. Семен отклонил голову. Тогда она притянула его за воротник и, наклонившись к его уху, тихо сказала:

- Я так счастлива... Спасибо.

Она сбросила туфли и, забравшись на диван, уткнулась лицом в подушку. Немного погодя она попросила Семена выключить свет.

Поздно ночью Элис сидела на постели одна. Она куталась в простыню. В комнате горел торшер и в открытое окно залетал, играя шторами, ветер. Дверь открылась и вошел Семен. Он был в мокром плаще с мокрым зонтом. В его руке была бутылка вина. Он сложил зонт, скинул плащ на стол и сел на постель рядом с Элис.

- Вино. Это отличное вино. Вот, попробуй,- он открыл бутылку и протянул Элис.

Она отпила глоток.

- Хорошее.

- Я знаю место, где очень много этого вина У меня есть друг, скрипач, он мне показал это место.- Семен отпил из бутылки,- Удивительно вкусно. Арто, это мой друг, знает толк в винах. А завтра будет еще лучше, так они сказали... Элис, давай, ты завтра не улетишь?

- Как это?

- Давай, ты останешься здесь.

- Что, прямо здесь?

- Конечно. Тебе здесь нравится?

Элис взяла бутылку и отпив, сказала:

- Давай, лучше, я заберу тебя с собой.

- Нет.

- Почему нет?

- Ну... Я не хочу.

- Почему?

- Я люблю свой дом.

- Дом можно построить любой.

- Ну...

- Русские березки?

- И березки тоже.

- Там тоже есть березки.

- Нет, я там не смогу.

- А я здесь смогу?

Семен промолчал.

Она откинула простыню и стала быстро одеваться. За окном уже светало. Семен следил за ее движениями. Потом, когда она уже оделась, он сказал:

- Просто у меня нет денег, чтобы жить там.

- Ты это сам сказал,- улыбнулась Элис.- Вот видишь, как все просто. Не обижайся, мне, правда, пора идти.- она вышла из его комнаты. Семен поплелся следом. У дверей она остановилась.

- Не провожай меня.- она поцеловала его,- Ты- просто прелесть, Шимми!- и исчезла за дверью.

Семен выскочил из такси и рпасталкивая людей, бросился ко входу в аэоропорт. Стеклянные двери разьехались перед ним и он побежал к стойке регистрации, где стояли пассажиры парижского рейса.

Элис стояла к нему спиной и разговаривала с респектабельным мужчиной средних лет.

Его отгородил от нее целый поток багажных тележек. К Элис и ее собеседнику подошли еще иностранцы, они перебросились короткими фразами и мужчина, взяв Элис под руку, повел ее к барьеру, за которым проходила регистрация. Стеклянная загородка скрыла их. Семен перепрыгнул через последнюю тележку с багажом и бросился к стеклянному барьеру. Он поравнялся с Элис и постучал в стекло. Она не слышала. Он стукнул сильнее. Она обернулась и по ее лицу пробежала тень. Она что-то сказала своему собеседнику и оба они засмеялись. Потом она пошла назад к проходу и Семен заспешил туда же.

Она дошла первой до прохода и повернула к нему на встречу. Он хотел что-то сказать, но она опередила его:

- Зачем ты приехал, я же просила. Зачем портить все? У тебя одни фантазии: крыши, чердаки. Картины, которые не приносят средств, А у меня бизнес. Почти взрослый сын в Париже. Я взрослая женщина. Я живу в Европе. У меня свои привычки и вкусы. Я уже не в том возрасте, когда можно очертя голову бросаться в неведомое. Мне пора идти, уже все прошли.

Он протянул к ней руки, но она отступила на шаг.

- Не надо ничего этого... Здесь могут быть знакомые. Не делай такое лицо, мы еще встретимся. Когда-нибудь. Ну, прощай, Шимми. Все.- она повернулась на каблуках и быстро пошла прочь. Он следил за ней, пока она не скрылась за поворотом барьера. Потом медленно пошел к выходу, сунув руки в карманы плаща.

Семен сидел на крыше и кормил голубей хлебом. Лицо его покрывала многодневная щетина, в зубах была папироса. За спиной его послышался скрип и с чердака на кровлю вылез Арто. Он щурился от утреннего солнца и нес авоську с бутылками и скрипку.

- Здравствуй, брат!- закричал он издалека.- Я был у Геворга. Представляешь, в Тбилисси война. Геворг отбил камаз с вином. Отличное вино, ты в жизни такого не пил!- он протопал по крыше и уселся рядом с Семеном.- Меня полностью выличели, еще ни разу я не был так здоров. А ты выглядишь неважно. Что с тобой?

Семен грустно пожал плечами, бросая хлеб.

- Ты хочешь вина?

Семен отрицательно покачал головой.

- Последний раз я онемел и перестал пить в тысяча девятьсот восьмидесятом, когда влюбился в Маро. Ты влюбился, брат?

Семен кивнул.

- Я так и думал. Где она? Я ее сейчас приведу.

- В Париже.- сказал Семен.

- Надо ехать в Париж,- воскликнул Арто.

Семен усмехнулся.

- А, ну да...- Арто на секунду задумался.- Ну, подожди. Сколько времени ты рисуешь портрет? За полчаса нарисуешь? Не, не такой уж портрет, а так, в карандаше.

Семен неуверенно кивнул.

- Ну и все. Три дня работы и ты в Париже. Но, подожди, это только на тебя одного. Я же тоже должен лететь, без меня ты там потеряешься. Итого у нас неделя.

Семен на Арбате рисовал портрет толстой блондинки. Арто нагнулся и шепнул Семену:

- Щеки убери, убери щеки...

- Что? А... Я думал, ты про мои...- Семен вернулся к портрету.

Арто бросился к толпе и схватил за руку усатого мужчину.

- Дорогой,- сказал он,- Ты такой красавец!

- Отстань!- шарахнулся мужчина.

- Ты меня не понял, дорогой. Давай, он нарисует твой портрет. Отлично получится, вот увидишь!

Усатый колебался. Его жена сказала:

- А это долго?

- Двадцать минут!- сказал Арто.

- Вася, давай...

- Сколько берете?- спросил мужчина.

- Сто рублей.- сказал Арто.- Совсем не деньги.

Вася пошептался с женой и сел в освободившееся кресло. Блондинка в восхищении рассматривала готовый портрет. Арто снова стал высматривать в толпе клиентов и тут к нему подошли четверо здоровых ребят в кожанных куртках.

- Дела идут неплохо?- спросил дружелюбно один из них.

- Хотите портрет?- спросил Арто.

- Надо подумать,- сказал парень- Коль, ты хочешь портрет?- спросил он у своего товарища.

- Нет, у них не хочу. Они не члены нашего профсоюза.

- Правда? Это не хорошо. Ребята, вам надо скорее вступать в профсоюз.- сказал он, по отечески потрепав Арто по бороде.- А то могут начаться разные неприятности.

- Сколько вы берете?- живо спросил Арто.

- Пятьдесят процентов.- деловито ответил парень.

- Это грабеж.

- Минимум сорок. Вы же видите, какое место. Клиентов море.

- Рыбное место, ничего не скажешь,- подтвердил второй рекетир.

- Нас это не устраивает,- покачал головой Арто.

- Жалко,- сказал парень с грустью.- Тогда мы вас вычеркиваем.

Он подошел к мольберту, забрал его и быстро пошел к подворотне. Семен вскочил. Вскочил и усатый Вася.

- Сеня, не ходи за ним!- Арто вцепился в руку Семена. Это бандиты.

- Пусти...- Семен высвободил руку.- Эй, малый, подожди минутку.

Парни, не оборачиваясь, свернули в подворотню. Семен побежал туда. Арто понуро плелся следом. Арбат шумел, как ни в чем не бывало, только Вася в недоумении сидел один в кресле, мешая пешеходам.

За аркой был маленький квадратный дворик, где Семена ждали четверо молодчиков в кожанных куртках. Двое покуривали в сторонке на подхвате а двое стояли прямо посреди двора. Мольберт валялся под штабелями деревянных ящиков.

- Ты смотри!- изумился рэкетир, который утащил мольберт,- Он все-таки пришел. Полтинник с меня, Коля.

- Ладно...- недовольно сказал массивный Коля и бросил окурок.

- Чего там встали,- спросил Семен, выходя из арки на свет.- Идите сюда. Я вас нарисую, детки.

Двое стоящих в сторонке, оценив семеново телосложение, присоединились к Коле и его товарищу.

Семен подошел метра на три и поманил их пальцем. Они деловито перебрасываясь междометиями и делая друг другу знаки, как футболисты, разбирались полукругом. Один, замешкавшись, оказался слишком близко к Семену. Семен поймал его за рукав и дернул на себя, встретив коротким точным ударом поддых. Этот человек в патасовке больше не учавствовал. Рэкетиры накатились и откатились, оставив на поле боя и Колю. Коля сидел на корточках и тяжело дышал. Глаза его вылезли из орбит. Семен гонялся по двору за оставшимися двумя, но они бегали быстрее него. Один из них бросил в Семена ящиком и попал в голову. Из рассеченной брови потекла кровь. Семен замешкался, прикладывая ладонь ко лбу.

- Тикают!- закричал из-за ящиков Арто.- Семен! Держи рыжего!

Семен рванулся наперерез Рыжему, но тот скользнул в подьезд. Семен вбежал следом, промчался по затхлой лестничной клетке и вескочил через противоположную дверь в узкий совершенно безлюдный переулок.

Рыжая голова мелькала впереди, все удаляясь и наконец Семен остановился, чувствуя, что дольнейшее преследование бесполезно. Он повернулся и пошел назад, закуривая на ходу.

- Ты классно дрался!- в восхищении говорил Арто, залепляя Семену пластырем глаз.- Я и не думал, что ты такой богатырь. Жалко, что раздавили мольберт.

Они сидели на парапете набережной. Был полдень.

- Я пересчитал деньги.- сказал Арто.- За три часа почти тысяча рублей. Ты- клад.

Семен потрогал рукой залепленную пластырем бровь и спрыгнул с парапета.

- Нет, Арто, больше соваться туда не стоит, просто сегодня парни не подрассчитали. И потом тысяча даже за три часа это не деньги.

- Тогда придется идти занимать.- сердито сказал Арто.- Терпеть не могу брать в долг. А что делать? У тебя есть другой вариант?

- Нет.- сказал устало Семен.

- Тогда пошли.

- Я пойду домой.- сказал Семен.

- Хорошо,- сказал Арто.- Жди дома. Ты мне будешь только мешать. Все подумают, что мы ищем деньги на вино.- он показал на пластырь.

Они пошли по набережной в разные стороны.

Поздно вечером Арто нашел Семена в пивной "Пиво-Раки". Он мрачно подошел к столику и залпом выпил кружку.

- Представляешь, никто не дает!- сказал он с отчаянием.- Я ходил к Геворгу. И к Лене. Что_то случилось в мире...- он стал пить вторую кружку.

Мимо проходил хозяин пивной.

- Приятного аппетита, художник!- сказал он.

- Слушай, давай займем у него! Это очень богатый челоавек,- зашептал Арто,- К тому же я вижу, он тебя уважает.

- Пошли домой,- сказал Семен.- Надо выспаться. Может быть с утра мы что-нибудь придумаем.

- Может быть...- сказал Арто.

Они встали и пошли на улицу.

Был вечер. Они понуро шли по набережной. Молчали. Семен шагал ровно, а Арто старался переступать трещины в асфальте. В одном месте трещин было так много, что он растерялся, но потом выпутался и побежал догонять Семена. Семен уже перешел проезжую часть и свернул во дворы.

Во дворах играли дети и сидели мамы с колясками. Они улыбались Семену и Арто. На качелях качались девушки а рядом куриди пацаны. Всем было хорошо и весело от того, что наступал вечер. Только Арто и Семен были печальны и молчаливы. Они дошли до своего двора.

- Тебе надо жениться.- сказал Арто.- Хочешь, я уеду и ты женишься на Тане?

- Нет.- сказал Семен.- Лучше уж женись на ней сам...

Они зашли в подьезд и вызвали лифт.

В лифте Арто вдруг воскликнул:

- Знаешь, что, Семен!..

Семен поднял голову.

- Давай, уедем от сюда к чертовой матери, к моей бабушке в Рустави....

Двери лифта открылись и они вышли на площадку. Семен зажег зажигалку и они пошли по коридору. Вдруг Арто остановился и схватил Семена за рукав.

- Стой... Там кто-то есть.

Семен остановился.

- Это они!..- прошептал Арто.

Он бросился к лифту, но двери закрылись у него перед носом и лифт уехал. Он заметался, потом закричал во весь голос:

- Кто там?! Выходи!! Я стрелять буду!!

Из темноты вышел человек с поднятыми руками. В одной руке был покет, в другой- бутылка виски.

- Не надо стрелять!- сказал он,- Это я!

Перед ними стоял Юджин Шиткин собственной персоной.

Они сидели втроем за столиком. Шиткин сказал:

- Почему вы не звонили?- он обращался к Арто,- Я не запомнил адрес. Все смешалось... Вы очень много пьете!

- Нет, милейший.- ответил Арто,- Просто я болел.

- А как сейчас?

- Слава Богу.

- И мне позвонила какая-то девушка,- продолжал Шиткин, обращаясь к Семену,- Сказала, что у вас есть картины. Я хотел бы их посмотреть, я интересуюсь живописью.

Арто уже давно подмигивал Семену и делал ему непонятные знаки. Тут он сказал:

- Картины в кабинете. Пойдите, посмотрите. Они хорошие.

Юджин встал и заплутал по комнате.

- Не там, вон туда.- Арто подвел его к двери в кабинет, зажег там свет и вернулся к Семену.

- Давай, одолжим у него денег!- зашептал он.- Он даст, вот увидешь.

- Да замолчи ты.

- Ах так!- рассердился Арто.- В таком случае, я одолжу сам.

И не успел Семен глазом моргнуть, как он уже вбежал в кабинет.

- Слушай, Юджин,- сказал он Шиткину, который, покуривая, рассматривал развешанные на стенах полотна,- Дело в том, что мне срочно надо в Париж. Ты можешь одолжить мне немного денег?

- Конечно...- рассеяно сказал Шиткин,- Но я думаю, это излишне.

- То есть?..- растерялся Арто.

- Я все это покупаю.- он затушил окурок в пепельнице.

- Сколько?..- тихо спросил Арто.

- Вполне достаточно,- сказал Шиткин.

- Сеня!!!- закричал Арто.

Семен лежал на диване и смотрел на стену. Со стены одна за другой исчезали картины.

Он вскочил и схватил последнюю: портрет Элис на фоне московских крыш, уносимый опрятными иностранными грузчиками.

- Это нельзя.- сказал он.- Это мне... Мое.

Грузчик удивленно пожал плечами и вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь. Семен, поставив портрет на пол у стены, тоже вышел в коридор. Здесь его ждал Шиткин. Он протянул ему конверт. Конверт был очень маленький.

- Здесь деньги. Буду рад встретиться с вами в Монте-Карло. Гут бай. Арто! Не мешай виски с вином! Это вредно.

Арто качался в кресле. Он ответил:

- Я приложу все усилия, милейший.

Когда дверь за Шиткиным закрылась, Семен вернулся в комнату и подошел к Арто, который рассматривал конверт.

- Маленький конверт,- сказал Арто. Он пошевелил конверт около уха,- Да там почти ничего нет. Он нас надул!

Семен отобрал конверт у Арто и распечатал его.

- Что это за штука? Я же говорил... Дай сюда.- Арто выхватил из рук Семена пластмассовый прямоугольник и побежал с ним в прихожую. Хлопнула дверь.

Семен сел на диван в своем кабинете и смотрел на пустую стену. Ему сделалось грустно. Он взял портрет и повесил его на самое красивое место. Вбежал запыхавшийся Арто.

- Я догнал его внизу.- сказал он, едва переведя дух,- Это честный человек! Знаешь, что это такое?- он протянул Семену пластмассовую карточку.- Это кредитка. Здесь двести тысяч паундов! Мы спасены!!! Семен, ты должен купить мне скрипку Страдивари.

Семен подошел к окну, отодвинул шторы и распахнул настеж. За окном была Москва.

За окном был Париж. Крыши Парижа и над ними силуэт Эйфелевой башни. Элис отошла от окна в глубь комнаты и закурила, садясь в кресло.

Это была гостинная. На стенах висели хорошие картины в стиле авангарда. Посередине комнаты был круглый белый столик с напитками. Вокруг столика в креслах сидели люди. Их было человек пять. Среди них была одна женщина примерно тех лет, что и Элис. На ней было легкое открытое платье. Остальные разного возраста мужчины были одеты в строгие костюмы.

Один из них держался раскованно. Он встал и снял пиджак.

- Что с вами, Мсье?- спросила Элис холодно.

- Жарко...- смутился мужчина.

- Мадам Дюран, будте добры, включите кондиционер. Мсье страдает от жары.

Мужчина снова одел пиджак и молча сел на место. Женщина на минуту вышла.

- Господа.- сказала Элис.- Я и моя компаньенка понимаем суть вашего предложения. Возможно это было бы весьма выгодно для нашего журнала. И все-таки. Первоначальная идея нашего издания- это его элитарность. Вы же предлагаете развивать журнал в сторону большей популярности. Это несомненно выгодно и привлекательно для многих, но может отпугнуть тех немногих, которые составляют постоянный круг наших читателей. А именно они особенно дороги нам. Это превыше коммерции. Так что, сожалею, но боюсь, мы не можем принять ваше предложение, господа. Было приятно познакомиться с вами, господа.

Мужчины поднялись и вежливо прощаясь, потянулись на выход. Элис подошла к окну. Немного погодя к ней присоединилась мадам Дюран. Она протянула Элис бокал воды со льдом и встала рядом тоже с бокалом в руке.

Сверху им было видно, как из подьезда выходят и рассаживаются по машинам давешние посетители. Они выглядели усталыми и раздраженными. Тот, что снимал пиджак, о чем-то заспорил у машины с толстым пожилым господином, потом махнул рукой, что-то сердито крикнул и ушел к другой машине, это был отличный дорогой автомобиль. Он сел в кабину и машина рванулась с места так, что завизжали покрышки.

- Красивый парень этот Эрик... Как его?..- сказала мадам Дюран.

- Красивый...- безразлично согласилась Элис.

- Зачем ты его так? Здесь и правда жарко.

- Пусть тогда шьет себе что-нибудь полегче. Не выношу фамильярность.

- Все-таки. Я не понимаю, почему ты им так категорично отказала.

- Представь,- весело сказала Элис-, После слияния журналов нам придется каждый день видеть этого жирного и говорить ему: Здрасьте, мистер Карлсон! Как ваше самочувствие, мистер Карлсон? И слушать в ответ всякую чепуху про гастриты... Бр-р-р.

- Может быть все-таки стоило потянуть с ответом.

- Конечно, стоило.

- Тогда в чем дело?

- Я совершаю глупости.- сказала Элис.- Имею я на это право? Может женщина иногда совершать глупости, маленькие и безобидные. Или ты считаешь, что небо упадет на землю, если мы не увидем больше мистера Карлсона?

Они молча отпили по глотку.

- Элис,- сказала мадам Дюран.

- Да, Моника?

- В России что-то произошло?

- Ничего.

- Ну, хорошо. Я оставлю тебе макет этого номера с моими поправками. Ты посмотришь?

- Конечно, Моника.

- Тогда я пошла.

- Салют. Поцелуй Макса.

Она проводила мадам Дюран до двери:

- Не волнуйся,- сказала она у порога.- Со мной все в порядке.

Мадам Дюран окинула ее пристальным взглядом, недоверчиво покачала головой и улыбнулась:

- Пока.- она вышла и Элис прикрыла за ней дверь.

Элис прошла по квартире, включая и выключая свет и всевозможные бытовые приборы. В конце путешествия она оказалась в спальне и повалилась на кровать. Голова ее свесилась к полу. Она видела все вверх тормашками: по потолку, которым стал пол, шла вниз головой собака. Элис лежала неподвижно. Собака подошла и шумно подышала ей в лицо.

- Тебя только тут не хватало.- сказала Элис.

Собака ушла. Позвонил телефон. Элис взяла трубку.

- Привет, мам.- сказал в трубке голос сына.- Почему ты так рано.

- Я в отпуске.- сказала Элис.- Приходи сегодня пораньше, Бен. Поиграем в шахматы.

- Шахматы это здорово. Слушай, я сегодня переночую у Джона?

- А он тебя приглашал?

- Конечно. Он собирает на вечеринку всех наших.

- Будет много народу?

- Конечно.

- И конечно, никто не заметит, как вы исчезните с Тиной на автомобиле твоего отца.

- Да ну. Мы можем и на мотоцикле.

- Да? Можете? Интересно.

- Ты вот о чем!- крикнул сын.- Вообще-то я говорил о другом, но надо попробовать. Да завтра!- и он отсоединился.

Элис положила трубку. Потом она вышла на лестницу, кивнула швейцару и вызвала лифт. Двери открылись, Элис решительно нажала кнопку верхнего этажа.

Она стояла на вертикальной лестнице, которая вела к люку в потолке и ощупывала ручку люка. Дверь на площадке этажа открылась и выглянул сосед:

- Здравствуйте, мадам Джойс. Чем это вы занимаетесь?- спросил он.

- Астрономией,- ответила Элис, глядя на него сверху вниз.- Этот люк заперт?

- Нет. Толкайте сильнее.

Элис толкнула люк и он откинулся. Элис стала подниматься дальше.

- Мадам Джойс, но затмение было месяц назад!- крикнул сосед.

- Ничего, я подожду следующего,- ответила она и закрыла люк.

Она сидела с сигаретой на краю крыши. Рядом стояли ее туфли. Из люка выглянул старенький полисмен с бакенбардами.

- Добрый день, мадам.- сказал он.- Вам тут не зябко?

- Нисколько.- сказала Элис с вызовом.

Полисмен, кряхтя, выбрался из люка, держась за поясницу, подошел к Элис и сел рядом, подстелив китель.

- А мне чертовски продуло спину...- сказал он,- Старость боится сквозняков... Не угостите сигареткой, мадам?

Элис дала ему закурить.

- В старые времена мы тоже любили посидеть на крыше...- сказал он,- Какую хорошую сигарету дала мне мадам... Еще во время войны, когда я был летчиком, мой самолет подбили боши и мне пришлось прыгать с парашютом. Это так страшно, мадам! Я бы никому не посоветовал.

- Не бойтесь, я не прыгну.- сказала Элис.

- А что же вы здесь делаете?- искренне удивился полисмен.

- Я жду одного человека...

- Мадам ждет ангела?- спросил полисмен, посмотрев в небо.

- Нет, он далеко не ангел.

- Да... Послушайте старика, мадам. В следующий раз договоритесь с вашим приятелем о встрече в каком-нибудь приметном месте: под Триумфальной аркой, например. Там вы сразу найдете друг друга. Или у Лувра. А так можно без толку обегать весь Париж в поисках какой-нибудь Элис...

Элис вздрогнула и посмотрела на него. Старик с удовольствием курил, осматиривал окрестности.

- Вы сказали- Элис?- спросила она.

- Да. Может быть это англичанин. Он совершенно не умеет водить машину. Я оштрафовал его два раза...

- Где? Где он?!- воскликнула Элис.

- Наверное, пошел обедать в этот кабачок на углу. Он здесь с самого утра...

Элис схватила старика, притянула его голову и поцеловала. Потом она бросилась к люку и скрылась. Старик удивленно смотрел ей в след.

- Приятная женщина...- пробормотал он.

Элис увидела Семена через стекло витрины. Семен обедал за столиком в уютном кафе. Он поднял голову и их глаза встретились. Он поднялся из за стола. На нем был очень хороший светлый костюм и вообще выглядел он стопроцентным деньди. Он сорвался с места и побежал к выходу. И Элис побежала. Он первым выскочил из кафе и остановился в метре от нее.

- Здесь нет твоих знакомых или партнеров по бизнесу?- спросил Семен с улыбкой.

Элис молча бросилась к нему на шею. Он подхватил ее на руки и понес к раскошному лимузину, припаркованому у кафе. Их окликнул официант. Семен вернулся с Элис на руках.

- Мсье, извините, вы забыли заплатить.

- Ах да...

Пришлось Семену опустить Элис на землю и дойти с официантом до кассового автомата, где он смог получить по кредитке стопку банкнот.

Одну банкноту он торопливо сунул официанту.

- Мсье, здесь слишком много!- крикнул в след ему официант.

Но машина уже отрулила от тротуара.

- Что это?- спросила Элис в машине.

- Это четвертый день сна. Нашей мечты.- ответил Семен, заламывая крутой вираж.

- Только бы он не стал последним,- сказала Элис, когда они едва разминулись с встречным автобусом.

- Знаешь, я боюсь остановиться или даже притормозить...- сказал Семен,- Вдруг сон кончится, ты исчезнешь и я проснусь в Москве... На всякий случай, я заказал самолет.

Они шли к трапу маленького частного самолета. У трапа их поджидал репортер.

- Это ваше свадебное путешествие.- спросил он.

- Нет, просто я приехал на денек к своей любимой.- сказал Семен с экрана телевизора в студии.

- А откуда вы приехали?

- Из России.

- С ума сошли эти русские.- сказала монтажер режиссеру программы, сидевшему радом с ней за пультом.- Им шлют со всего мира гуманитарную помощь, а они закатывают турне к своим любимым в Париж.

- Я увезу тебя в Россию!- нежно шепнул ей режиссер и крепко обнял ее за талию.

- ...вот на что способна большая любовь!- закончил свое интервью репортер.

Самолет набирал высоту. Второй пилот в белоснежной форме принес им шампанское в высоких бокалах. Когда он ушел с пустым подносом, Элис спросила:

- Куда мы летим?

- Это зависит от тебя. Мы можем полететь куда угодно и вообще, я хочу сегодня выполнять все твои желания, даже самые невероятные. Пусть все будет, как в настоящем сне.

- Хорошо,- сказала Элис, отпив из бокала,- Тогда летим в Лондон. Мне часто снятся розы у маленького домика, где я родилась.

- Одну минутку, я передам твой заказ пилоту,- Семен нажал кнопку внутренней связи.

- Кстати,- сказала Элис,- Там рядом ипподром и можно посадить самолет.

Самолет приземлился на травянистом газоне. Кругом бегали лошадки.

Они шли по аллее между двумя рядами зеленых тисов к калитке, за которой начиналась большая усадьба.

- Сейчас здесь наверное никто не живет, дачный сезон кончился... Можно взять ключ у сторожа, здесь до сих пор работает старый Робин, он сторож и садовник, Ой, Шимми. Это самый ггениальный садовник на светие! Ты бы видел, какие у него розы... А потом я покажу тебе дом и свою комнату. Жалко, что теперь уже нет моей мебели... И обои наверное другие... А все-таки, какие мы молодцы, что прилетели сюда... Я так давно собиралась и все не было времени...

Они дошли до калитки. Отсюда была видна оранжерея и дом, утопающий в зелени.

- Надо позвонить...- сказала Элис и хотела нажать кнопку звонка.

Тут до них донесся смех и на лужайку перед домом выбежали два негритенка- мальчик и девочка. В руках у них были тенисные рокетки, они искали в траве мяч.

Следом за детьми выбежала большая собака и залилась громким лаем, увидев незнакомых людей у калитки. На лай собаки вышла медлительная толстая негретянка-няня в белом переднике. Элис убрала руку с кнопки звонка.

- Знаешь, я передумала...- сказала она.- Не хочется им мешать.

- Не грусти, Элис, я тебя очень люблю,- сказал Семен и обнял ее.

Негритята забыли про свой мячик и во все глаза смотрели на них.

- Тебе чего-нибудь хочется?- нежно спросил Семен.

- Да, конечно, милый...- прошептала Элис,- Я очень хочу есть.

Кассовый аппарат. Карточка-кредитка вошла в щель. Семен достал стопку банкнот.

Они сидели за столиком в ресторане. Играла музыка. Стол был заставлен всевозможными перлами кулинарии всех стран. Пили красное вино. Элис с интересом наблюдала, как Семен пытался разделывать омара.

- С ума сойти...- в отчаянии пробормотал Семен и отложил нож.- За такие деньги могли бы и нарезать.

Элис молча забрала у него прибор и разделала омара с изяществом.

Семен стал есть. При этом он рассказал такую историю:

- Представляешь, Шиткин в Москве отказывался есть щи. Я никак не мог понять его. У нас же кроме щей на первое ничего нет. Зато щи есть везде, в столовых, в ресторанах... Я его так и спросил. Юджин, спросил я, почему вы не едите щи? И знаешь, что он мне поведал? Причем под большим секретом. Ему кто-то сказал, что все щи в Москве варят на специальном комбинате в одном гигантском котле, на сто пятьдесят тонн. И этот котел стоит на вышке, так что готовые щи сомотеком по специальным трубам поступают во все столоваые и рестораны. И эти трубы идут паралельно с канализацией. И представляешь, он говорит, были случаи, что их прорывало и по ошибке их спаивали не в том порядке...

Элис смотрела на него круглыми глазами. Семен осекся.

- Элис, не принимай это всерьез. Над ним подшутили... Элис, что с тобой?..

- Но Шимми... Это ужасно. Ты ешь омара, а перед этим ты сьел десерт...

- Ну, есть же еще... Ну, давай, еще закажем. Официант! Еще десерт, пожалуйста.

Элис засмеялась, всплеснула руками и крикнула:

- Боже, какой мужчина... Я люблю тебя, Шимми!

Она отняла у него кампот и потащила на небольшую эстраду, где чинно танцевали две пожилые пары. При их появлении, пары ретировались и отойдя в сторонку, наблюдали.

- Давай, потанцуем где-нибудь вдвоем.- предложил Семен.

- Давай, только я не люблю заниматься этим в отелях. Что-то в этом есть пошлое...

- Ничего. Мы найдем другое место. Я чувствую себя в ударе.

Кассовый аппарат. Стопка купюр. На набережной Семен купил связку воздушных шаров и подарил их Элис. Они зашли на территорию порта.

Вдоль пирса стояли раскошные яхты. Семен и Элис шли по причалу от одной яхты к другой, пока не оказались в маленьком затоне где была всего одна яхта. Это было древнее хлипкое сооружение с флажком. Судно имело неправдоподобно яркую химическую окраску. Семен огляделся и увидел моряка. Моряк стоял на краю длинного мола и смотрел не отрываясь в бинокль. Семен подошел к нему.

- Извините, сэр, вы не знаете, кто хозяин этой шхуны?

- Отлично знаю, сер. Капитан Джонсон.

- Прекрасно. А скажите, сэр, где мне отыскать славного капитана Джонсона?

- Зачем же искать, сэр.- моряк не отрывался от бинокля.- Ведь, капитан Джонсон, это я.

- Какая удача! А скажите, дорогой капитан, сколько стоит ваш фрегат?

- Сэр большой шутник.

- Я не шучу. Я хочу купить это судно.

- Зачем?

- Я хочу пуститься на нем в кругосветное плаванье.

- Боюсь, сэр, ваш маршрут не затянется.- капитан Джонсон убрал бинокль и закурил трубку. На Семена он лишь мельком взглянул.- Эта посудина затонет через пол часа, стоит ей отойти от причала.

- Пол часа это как раз то что надо.

- Леди умеет плавать?- спросил капитан.

Семен оглянулся на стоявшую в стороне Элис и спросил:

- Возможно, капитану Джонсону дорога какая-нибудь вещь на этом судне и он желает оставить ее себе на память?

- Капитану Джонсону давно осточертело это судно и все вещи, которые есть на нем. С вас пятьсот фунтов, сэр.

- Любезный сер Джонсон получит семьсот, если поможет новому капитану отправить это судно в последнее плаванье на самом тихом ходу.

Автомат. Кредитная карточка. Семьсот фунтов перешли из рук Семена в натруженные руки капитана Джонсона.

Берег с капитаном Джонсоном медленно покачиваясь, удалялся,

Семен поднял с палубы рупор и крикнул:

- Капитан! Как называлось это судно?

Шары, привязанные к флагштоку, танцевали на ветру.

- "Королева Виктория", сэр!- прокричал с берега капитан,- И учтите, что крыша каюты не закреплена.

Семен спустился в каюту. Там на жестком топчане сидела Элис с банкой пива.

- Здесь жестко даже сидеть,- сказала она капризно.

- Быстро, быстро, Элис. Нам надо найти что-то мягкое...

Он метался по каюте, сбрасывая старые одеяла и какие-то древние бушлаты с вешалок на пол.

- Куда ты так спешишь?- спросила Элис.

- Быстрее... У нас мало времени.- Семен потянул ее с топчана на пол.

- Но почему, Шимми?... Ой! Вода!!.

Вода действительно прибывала, заливая пол.

- Ничего. Мы успеем.- сказал Семен.- Я люблю тебя...

Издав оглушительный гудок, спасательный катер сбросил ход.

Семен и Элис стояли посреди залива по колено в воде. Рядом торчал из воды флагшток с привязанной к нему связкой шаров.

Они сидели завернутые в пледы в полицейском участке. Пили кофе и ром. Констебль записывал что-то в большую оплетенную кожей книгу. Вошел полицейский с подносом фруктов.

- Элис, это восхитительно,- сказал Семен, откинувшись в удобном кресле,- Если бы это случилось в России, это кончилось бы Бог знает чем.

- А чем бы это кончилось?- спросил констебль, отрываясь от писанины.

- Ну, для начала нас бы хорошенько отметелили.

- Нет, это не возможно!- поразился констебль.

- Возможно, возможно,- успокоил его Семен.

- Что, и леди тоже?

- И леди тоже.- заверил его Семен.

Элис поперхнулась ромом.

- Потом бы с нас содрали крутой штраф...- мечтательно продолжал Семен.

- О!- обрадовался констебль.- У нас тоже, у нас тоже вы заплатите очень крутой штраф.

- С удовольствием, сэр.- сказал Семен.

Кассовый аппарат. Стопка денег. Семен и Элис попращались с полицейскими и Семен вручил каждому из них по хрустящей купюре.

Они вышли из участка. Элис шла впереди опустив голову. Семен шел следом с беспокойством глядя в ее спину.

- Элис!- окликнул он.

Она шла не оборачиваясь.

- Элис, ну извини... У меня снова все вышло по дурацки...

Элис вдруг остановилась. Он неуверенно подошел и протянул к ней руку.

- Элис, прости...

Она быстро обернулась и бросилась ему на шею.

Вечерний Лондон вокруг бурлил и светился всеми огнями.

Семен остановил машину у дома Элис в Париже. Были сумерки. Элис положила голову на плечо Семену. Она сказала:

- А завтра мы никуда не поедем. Мы будем тихие-тихие и я приготовлю тебе курицу по Гвинейски.

- Завтра я уже буду в Москве,- сказал Семен.

- Как?..

- Через сорок минут у меня самолет.

Он вышел, обошел автомобиль и открыл перед Элис дверцу. Элис не выходила. Она сидела, закрыв лицо руками.

- Ты для этого приехал...- глухо сказала она.- Чтобы в конце концов сказать, что у тебя через сорок минут самолет...

- Нет!

- Да! И сказать мне те слова, что я говорила в Москве.

- Да нет же, Элис!

- Да-да-да! Что я живу в Европе, что у меня свои привычки и вкусы, и я уже не в том возрасте, когда можно очертя голову... - и она всхлипнула.

- Да нет же!- перебил ее Семен,- Просто у меня сейчас выставка в Москве, а потом мне дают мастерскую и вообще все только начинается. Но это не на долго. Мы скоро встретимся.

- Когда?- спросила Элис, успокаиваясь.

- Может быть через месяц. Где ты встречаешь новый год?

- Бен хотел провести каникулы на Гаваях...

- Отлично. Встретимся на Гаваях.

- У нас есть еще время?

Семен посмотрел на часы и улыбнувшись, сказал:

- Тридцать секунд.

- Этого хватит.- Элис сняла очки и обняла Семена.

Потом она сказала:

- Нет. Все-таки этого мало. Я провожу тебя на самолет.

В зале аэропорта они стояли у прилавка, за которым продавали цветы. Семен подозвал хорошенькую продавщицу.

- Будьте любезны вот это, это и это тоже. И тот букет.

Девушка подавала букеты на прилавок.

- На всю жизнь запасаетесь?- улыбнулась девушка.

- Нет, но я на долго уезжаю.

- Мадам, вы счастливая женщина,- сказала девушка печальной Элис.

Семен порылся в кармане и извлек ненсколько мелких купюр. Тогда он достал кредитку и пошел с ней к автомату, выдающему деньги.

Девушка взяла все букеты и протянула Элис.

У автомата Семен засунул карточку в щель, но вместо заказанной суммы на табло вспыхнула надпись по английски.

- Элис!- позвал он.

Элис подошла к нему.

- Помоги мне. Тут что-то заело.- он показал на табло.

- Ничего не заело.- сказала Элис.- Просто на карточке осталось два доллара, а ты заказал пятьсот.

- Два доллара...- он подошел к прилавку и достал из букета одну розу,- Вот на это хватит?

- Конечно.- улыбнулась продавщица.

- Отлично. Я подумал, не стоит расставаться так надолго.

Он протянул цветок Элис и они отошли от прилавка.

- Какой кошмар!- сказала Элис,- Ты потратил все свои деньги?.. Зачем, Шимми?..

- Я не думал, что они так быстро кончатся!- весело сказал Семен.

И тут подбежал Арто.

- Боже, какая женщина...- сказал он.- Мадам, вы бы видели, как он страдал...

- Дурак, она не говорит по русски.

- Она все понимает. У меня очень выразительное лицо.

- Где ты шлялся? Я обзвонился тебе в гостинницу.

Тут подошли какие-то в пух и прах разодетые люди. Сразу было видно, что это музыканты.

- Старик,- сказал Арто,- Ты не должен меня ругать. Дело в том, что я сдал билет. Деньги я тебе верну потом. Да, я же купил скрипку!

- Так когда ты вернешься?

- Трудно сказать... Сейчас у меня семь концертов в Лионе. Потом ребята зовут меня на остров Слоновой Кости... Я тебе позвоню. Извини, старик. У меня нет ни минуты.- он обнял Семена и поцеловал руку Элис,- До встречи, мадам.- он убежал вместе со своими приятелями. Через стеклянную стену было видно, как они садятся в нарядный автобус.

- Это Арто?- спросила Элис.

- Да.

- У него очень выразительное лицо...- грустно сказала она.

По аэропорту обьявили что-то на французском языке.

- Это твой самолет.- сказала Элис.- Я провожу тебя.

Они вместе подошли к выходу на посадку. Он поцеловал ее и ушел. Она стояла и ждала, что он обернется, но он не обернулся.

Самолет взлетел в небо. Семен откинулся в кресле и закрыл глаза.

В Москве Семен спускался по трапу. Шел по тонкому снегу к автобусу. Стоял на таможне с маленькой сумочкой. Таможенник открыл, закрыл ее, бегло просмотрел документы и вернул все Семену:

- Чего не затарился?- спросил он сочувственно.

- По бабкам голяк... Киданули, черти.

- Не повезло... Ну, в другой раз.

- Будь здоров, братан.

- Ну, давай.

Семен вышел в зал, прошел по длинному людскому коридору встречающих. Стеклянные двери перед ним разьехались, и он ступил под бешенно несущийся снег. Отмахнулся от назойливых таксистов и зашагал к автобусу.

Он ехал в автобусе, дремал в метро, стоял в троллейбусе. Шел по переулку. Все кругом было белое, и двор и деревья. И женщина в шубе и ее два больших чемодана, стоявшие на лавке перед подьездом. На одном из чемоданов сидел парнишка в яркой куртке.

Семен увидел их, когда подошел почти вплотную. Он остановился. Элис сказала:

- Познакомьтесь. Это Семен. Это Бенджамин.

Бен нехотя поднялся с чемодана и сунул Семену руку для пожатия. Ему было холодно и он устал от того, что ничего не понимал. А Элис была очень довольна происходящим.

- Бен вспомнил, что на Гаваях нет снега.- сказала она,- А что за новый год без снега. Правда, Бен?

- Уи, мадам.- угрюмо сказал Бен. Ему хотелось на Гаваи.

КОНЕЦ

таруса. апрель. 1992 год.

Высоцкий Аркадий

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики


Счетчик установлен 8.12.99 - Can't open count file