Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Усов Анатолий
Усова Екатерина

ХИРОН

заявка на оригинальный сценарий


1999 Москва

На зоне строгого режима, едва я попал туда, мои товарищи по несчастью, зеки, насильно сделали мне на груди наколку - "Нет счастья в жизни".

Этой же ночью я переправил ее. В сортире из толчков выметалась пурга. Жестяной абажур тусклой лампочки бился о потолок. За дощатыми стенами завывал ветер Арктики. Я, теряя сознание от боли и приходя в него от холода, выдавливал по свежей ране тушь и перекалывал "Н" на "Е", "E" на "С"... чтобы было "Есть Счастье в жизни"...

Зачем я делал это тогда? - Наверное, потому, что я был очень упрямым, это во-первых. И потому, как это ни романтично звучит, что я был уверен: оно есть, счастье - это любовь.

Мне было тогда 24 года и 9 месяцев, мне оставалось сидеть ровно столько же, 24 года и 9 месяцев.

Я встретил ее в Канаде.

Два года назад, в декабре 1953 года, я окончил западный факультет Академии Советской Армии. Моя судьба складывалась блестяще, в числе пяти лучших выпускников Академии меня поощрили и повязали участием в расстреле главных руководителей МВД, КГБ, МГГ и "СМЕРШ" - Берии, Кабулова, Меркулова и других, который случайно пришелся на это время.

Через неделю, простившись с юной женой и трехмесячным сыном, я выехал нелегалом через Австралию в Монреаль с чрезвычайно важным заданием, связанным с интересом Генштаба к проектируемому в Канаде самолету-истребителю нового поколения AVRO ARROW. Мне дали кличку - "Хирон".

Наши агенты - рабочие-коммунисты, трудившиеся на военном авиационном заводе, уже поджидали меня, чтобы выполнить свой классовый долг. Главный из них, Михальченко, назначил мне конспиративную встречу на вершине самой высокой горы Монреаля, неподалеку от огромного католического собора. Мы зашли в паб, чтобы проверить "хвосты", заглянуть друг другу в глаза и выпить за начало плодотворного сотрудничества.

Мы выпили самую малость. Однако, когда вышли из паба, Михальченко, увидев красивую молодую женщину в дорогом манто, одиноко стоявшую на пустынной обзорной площадке, сделался невменяем - метнувшись к ней, начал что-то энергично доказывать и совать в лицо книжку со своими революционными стихами и автопортретом на первой странице. Женщина отрицательно покачала головой и оттолкнула руками назойливого партийца. Тогда Михальченко наклонился, подхватил ее под ноги и - не успел я вмешаться - перекинул через парапет.

Женщина с громкими криками о помощи покатилась кубарем с крутой горы.

Если бы я этого не сделал, моя судьба сложилась бы по-другому, но я перепрыгнул через парапет и кинулся наперехват. С другой стороны мчались на снегокате два полицейских.

Не буду вдаваться в подробности. Наши дыхания переплелись. Глаза утонули друг в друге. Природа создала нас для этой встречи.

Назавтра две газеты Монреаля вышли с моей фотографией и кратким описанием моего героического поступка и моей биографии - "Неогоциант из Австралии спасает жену капитана Королевских ВВС N."

Хорошенькое начало для нелегала. Обе наши резидентуры - дипломатичесекая и нелегальная - в ужасе затаились.

Однако, не в этом дело. Я влюбился. Меня понесло.

Даже сейчас, 45 лет спустя, с высоты своих 68-ми, я не могу объяснить, как это могло случиться, что я, для которого главным в жизни были долг перед Родиной и верность присяге, в момент забыл и о Родине, и о присяге,и о своей несчастной семье...

Она была замужем. Ее муж, капитан ВВС, отправлялся на войну в Корею /именно это привлекло их в тот роковой вечер к Собору/. У них был 3-летний сын. Она была старше меня на 4 года. И ничего не мешало нашей любви - лишь один маленький недостаток, я был шпион. Я мог забыть об этом. Но другие помнили.

Очень скоро я обнаружил, что меня "ведут". Судя по грубости, это были свои. Я знал, что бывает с теми, кто теряет доверие: слежка, "забой", эвакуация на родину, "конвейер", уничтожение - исключений не было.

Мне предложили контакт, я не пошел на него, я спешно искал деньги, я все истратил, без денег Михальченко отказывался передавать чертежи AVRO ARROW.

И тогда я совершил мерзость. Я украл драгоценности у своей любимой, заложил ювелиру, выкупил микрофильм с чертежами.

В этот же вечер два отвратительных типа парализовали меня уколом, бросили в ледяной багажник и увезли на встречу с Младшим Лидером в соседнюю провинцию в охотничий домик.

МЛ оказался жестким напористым человеком, он не слушал мои объяснения, грозил страшными карами. Однако я привез чертежи, он, нагрозившись, отпустил меня продолжать работать.

В 8 утра позвонила Лиза и сказала, что у нее пропали драгоценности. Я попросил не сообщать об исчезновении в полицию и пообещал через два дня все вернуть. Лиза была в шоке. Я сходил в магазин, принес литровую бутылку рому и сходу выпил два больших стакана.

Потом сделал маску из лыжной шапочки, купил детскую игрушку-пистолет и взял банк в пригороде Монреаля. Выручка оказалась смехотворной - 300 долларов. Я взял другой банк, там было около тысячи. Здесь меня кто-то сфотографировал. Вечерние газеты вышли с моей фотографией с пистолетом и в маске. Только дебил не узнал бы, кто это.

В 4 утра заявились два отвратительных типа и повезли меня в посольство в Оттаву на встречу с дипломатическим резидентом ГРУ в Канаде генералом Лущенко.

Любовь и отчаяние творят чудеса. Я поведал генералу вдохновенный рассказ о грандиозных подвигах по вербовке капитана Королевских ВВС N, его жены NN и о великих целях, к которым это нас приведет.

Старый волк не поверил ни одному моему слову. Тем более, экспертиза переданного мной Младшему Лидеру микрофильма показала, что запечатленные на нем чертежи не имеют никакого отношения к секретному истребителю.

Меня поместил в "забой" /секретная тюрьма в подвале посольства/. Я приготовился к худшему. Но было рано. Москва пришла в восторг от моих идей. Оказалось, этот парень летал совсем не в Корею учить узкоглазых пилотировать сверхзвуковые "Фантомы", но в Арктику. Там в группе Канадских арктических островов в самой северо-восточной точке притаился форт Алерт, где в условиях строжайшей секретности лучшие специалисты-электронщики США, Великобритании и Канады монтировали станцию электронного слежения за Советским Арктическим подводным флотом, Арктической авиацией и всем севером СССР. Мой N, хоть и служил в ВВС, был не пилотом, а электронщиком и одним из руководителей осуществления проекта. Наши никак не могли пролезть туда. Отныне вербовка капитана N становилась главной моей задачей.

Лиза встретила меня в слезах. Я признался во всем: в том, что украл ее драгоценности, в том, что я русский шпион, в том, что меня едва не расстреляли. В том, что меня спасло только то, что я пообещал завербовать ее мужа и ее саму.

Ах, как она жалела меня! Как мы плакали и любили друг друга. На расходы по вербовке мне выдали 15.000 $ USA. Я выкупил ее драгоценности и накупил новых. Мы уехали к ее дедушке в маленький городок Бивертон на берегу озера Симка и провели там сказочную неделю, гоняя по льду на снегокатах.

Москва потребовала ускорить вербовку. Я сообщил, что капитан N хочет 100.000 $ USA /огромные в те годы деньги/. Москва согласилась. На вербовку собирался приехать сам "Крокодил", легендарный шпион, начальник управления внешней разведки ГРУ.

Что было делать? Лиза посоветовала обратиться в Королевскую Конную полицию (RGMP) - так называлось их КГБ. В каком-то непонятном полусне я согласился на это /я иногда думаю, может быть Лиза была контрразведчиком и с самого начала это была "игра"?/

B RGMP знали, что делать. Поначалу мне предложили сдать рабочих коммунистов на военном заводе, наших агентов, обещая не арестовывать их, а снабжать "дезой" /т.е., ложными сведениями /. Потом предложили вербовку на хороших условиях - если у себя я был старшим лейтенантом Генштаба, здесь предложили то же звание, об окладе и прочих материальных благах не говорю - они не сравнимы.

Я согласился.

"Вербовка" капитана Королевских ВВС N произошла. Ее осуществлял сам Крокодил и остался этим очень доволен. В Москву потекла обильная "деза". Москва присвоила мне звание капитана. В соответствии с нашей договоренностью такое же звание мне дали и RGMP. Лиза обещала взять у мужа развод.

Однако, слишком хорошо не может быть долго - не так ли?

Как-то лизин муж вернулся из командировки неожиданно быстро и застал нас в неурочное время. Он оказался крутым парнем, открыл стрельбу, я едва успел закрыть Лизу собой.

Богу было угодно, чтобы я не ушел из жизни так рано.

Как-то утром, когда меня поднимали на каталку, чтобы везти в процедурную, я увидел из окна палаты свежую надпись на стене прозекторской "Я С ТОБОЙ!"

Этой же ночью я бежал из госпиталя. Дом, где жила моя возлюбленная, был пуст и сдавался внаем. Я догадывался, какая трагедия разыгралась там, перед каким выбором была поставлена моя Лиза, и какой выбор она совершила. Я понял, что никогда не найду ее.

Я сдернул с себя все повязки и лег голым на снег.

Однако, я снова не умер. В RGMP, на чью помощь я надеялся, мне указали мое место и объяснили, что я должен делать, а что не должен. На свой страх и риск я кинулся в форт Алерт. Меня арестовали на самых подступах и опять объяснили в RGMP, как мне следует жить.

Я видел в гробу их указания. Я пустился в дикий запой, ничто не могло остановить меня.

Все кончилось чудесным июльским утром. Какие-то личности вытащили меня из китайского тии-хауза, где я пристрастился курить опий, оглушили по затылку тяжелым предметом и увезли на расправу в Оттаву.

Кто-то из RGMP предал меня, в советской резидентуре знали все. Я прошел страшный двухнедельный "конвейер", потом полгода в военной тюрьме в Москве - там на мне от души выместили обиду и разочарование, злобу и ненависть.

Меня приговорили расстрелу. Я чудом остался жив. Я никогда не узнал, что это чудо носит имя Коленьки Студенецкого, друга из моего детства. Он служил порученцем у Генерального прокурора. Увидев мою фотографию в расстрельном деле, рискуя потерять все, Коленька переложил мое дело из красной расстрельной папки в зеленую для живых.

Пролязгали замки магнитных запоров. Прозвенели электрические звонки. Отлаяли сторожевые псы. Простучали печати и штампы на моих документах. Я вышел на волю, отмотав в зонах строгого режима 30 лет (5 мне добавили за независимость в зоне). Меня никто не встречал и никто не ждал, мама умерла 10 лет назад, папа погиб в Отечественную войну, жена отреклась еще до суда. Меня ничто не держало на Родине. Чувствовал ли я вину перед ней? Скажу честно, да. В душе это осталось, ни 30 лет лагерей, ни два "конвейера" не вытравили всего. Но в стране расцвела перестройка и оказалось, то, что я люблю здесь, того уже нет.

Я уехал в Западную Украину и воспользовался каналом, который мне дали в Канаде 32 года назад. Как ни странно, он действовал. 100-летний дедок, английский шпион, наверное, еще со времен 1-ой мировой войны, переправил меня в Польшу.

Через неделю я был уже в Монреале. Я очень хотел найти ДАВИДА МОРГАНА. Этот парень, которому в RGMP была поручена связь со мной, 32 года назад выдал меня со всеми моими тайнами советскому ГРУ, за это советские заплатили его растрату перед RGMP в 5.300 $ .

Как ни странно, я отыскал его. Морган жил под другой фамилией и с другой биографией, став миллионером и депутатом парламента. Он дико обрадовался, увидев меня живым. Оказывается, все эти годы он жил со страшными угрызениями совести, что выдал и погубил меня. Эти переживания преобразили его, стимулировав превращение из ничтожного сотрудника контрразведки - пьяницы, бабника, игрока - в достойного, трудолюбивого и отзывчивого человека.

Морган обратился с письмом к премьер-министру, показывая, какие неоценимые услуги я оказал государству Канада, работая на него двойным агентом; от каких потрясений спасла мир и человечество моя деятельность по дезинформации Москвы.

БРИАН МАЛРУНИ, тогда он занимал пост премьера, подошел к делу так, как м.б. не подошел бы никто. Мне дали обещанное 32 года назад гражданство. Выплатили капитанский оклад за 32 года и увеличили его ровно в 3 раза за особо сложные условия командировки. Меня отправили в отставку в звании майора, назначив пенсию, достаточную, чтобы жить самому и содержать прислугу.

Я доживаю свой век в чудесном рукотворном месте LAGOON CITY RESORT.

Сейчас мне 68 лет, но выгляжу я на 50 с небольшим. У меня большой, удобный и красивый дом на берегу лагуны, сад и причал. У меня 12-тиметровый каютный катер с двумя двигателями по 300 ватт. Я член Яхт-клуба. Член Правления Клуба и двух комиссий районного самоуправления.

У меня любовница, чудесная желтая женщина-полицейский, 42-х лет. Мы по-настоящему дружны с ней. Я выплываю на своем прекрасном судне на середину озера Симка, смотрю на чистые воды и красивые берега и думаю: "Жизнь удалась?.. Да, удалась... Господи, как хорошо! Слава Тебе..." Я навожу свой бинокль на городок Бивертон, на возлюбленный дом на берегу озера и чудится мне зима, и тени прошлого оживают передо мной.

Но иногда, особенно если на озере собирается шторм, я начинаю думать: "Вот я предатель, я предал самое святое, что есть, родину и семью, а мне хорошо, сколько благ я получил за это. Морган предатель и ему хорошо. И сколько же остальных, таких, как мы, особенно дома, в России, которые все продали и которым стало так хорошо. Почему все это произошло, что в жизни так удобно предателям, перевертышам, двойным агентам и так неуютно честным, обыкновенным людям?.."

Начинается шторм. Я ношусь по волнам, как угорелый, бьюсь днищем об их неровные тугие гребни, выбиваю из себя дурные мысли. Не я создал мир. Не я все это придумал.

"Отчего под ношей тяжкой

Весь в крови тащится правый,

Отчего всегда бесчестный

Встречен с почестью и славой?"

Это написал Гейне 150 лет назад. Или Гете?.. Значит, так было всегда? Значит, это и есть закон земной жизни? А я только подчиняюсь закону.

Кончается шторм и очищается небо. Может быть сегодня я увижу Лизу. Она будет лететь с обрыва, а я кинусь спасать ее. Наши дыхания переплетутся. Наши глаза встретятся и утонут друг в друге. Ведь мы созданы друг для друга.

ОТ АВТОРА. Лиза умерла 45 лет назад, когда узнала, что ее любимого, Игната Клочкова, в Москве приговорили к расстрелу.

В Канаде живет г. Х, канадский гражданин, пенсионер, в прошлом советский шпион и двойной агент, пострадавший за любовь, отсидевший ЗО лет в советских лагерях строгого режима и облагодетельствованный на старости лет Канадой.

Мало кто слышал о нем, даже в Канаде, хотя здесь о нем писали газеты. В России вообще не знает никто. Об остальном мире нечего и говорить. Так и должно быть.

Однако, странный поворот в его судьбе требует художественного осмысления, давая возможность сделать просто шпионский фильм с очень нестандартным подходом к самому жанру. Это во-первых. И во-вторых, может помочь сделать настоящий большой фильм на вечную тему: о маленьких людях, об их редкой любви, желании нормальной маленькой человеческой жизни и огромном мире больших государств, постоянно требующем от маленького человека совершать подвиги и быть героем. Ибо если маленький человек не будет постоянно совершать подвиги и откажется быть героем, то огромный мир пожухнет, как дырявая велосипедная камера, и колесо истории, деформировавшись, превратится во что-то другое.

Этот большой фильм дает возможность поставить основные вопросы человеческого бытия в их странном, усиливающем их проявление, современном аспекте.

.

Усов Анатолий
Усова Екатерина

119590, Довженко, 12-1-18, Тел/факс 143-7167

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 2 apr 2000 - Can't open count file