Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

    Луцик Петр,

  Саморядов Алексей  

В И П

Москва, 1993

В узком тесном зале - в бешеном ритме музыки, в слепящем свете, в табачном дыму - двигались люди. Озверевшие от рева динамиков бармены едва успевали наполнять стаканы, рюмки. За столиками у стен уже сидели по трое на одном стуле. Какие-то совершенно отвязанные девки плясали на маленькой площадке посреди зала.

Вдруг зал, и без того полный стал быстро наполняться новыми людьми. Это все были здоровенные молодые парни, коротко стриженные, в хороших костюмах, смокингах. Видно было, что они заехали сюда после какого-то торжественного вечера. Некоторых из них покачивало, но все они держались твердо. Они столпились группами у стайки, в проходе. У стены, всего человек тридцать, стояли, спокойно переговариваясь о чем-то, оглядываясь на других людей с любопытством. В руках у каждого из них уже оказались стаканы. Они пили, хлопая друг друга по плечам, по спинам. Снова пили, отпуская узлы галстуков, сняв бабочки.

Музыка сменилась, и зазвучал какой-то бешеный доисторический марш. Один из них, лысый, с совершенно голым безбровым черепом, скинув пиджак, в одной рубашке вышел в центр зала и лег на пол, раскинув руки, улыбаясь. Ему засвистели. Он встал. Медленно, словно прислушиваясь к ритму музыки, задвигал руками, ногами, все быстрее, в такт музыке, танцуя, словно какой-то древний воин. К нему стали выходить другие, скидывая пиджаки, все в белых рубашках, стриженные, все тридцать человек как один. Какие-то девицы забежали было в круг, но их тут же прогнали пинками. Музыка била по ушам, рвалась в бешеном ритме, и все тридцать человек словно зашлись - одни парни, мокрые от пота, с каменными лицами - плясали какой-то дикий зверский танец...

Последние обрывки музыки вылетали в старую тихую московскую улицу, где стояли в ряд 30 "мерседесов".

Парни выходили на улицу мокрые, словно из бани. Они обнимались, прощаясь, рассаживались по своим машинам, и "мерседесы" один за другим о ветром уносились по пустынной у лине. Иван. накинув пиджак на мокрую рубаху, пошел пешком.

- Иван! - окликали его. - Иван, поехали!

Каждый "мерседес" останавливался около него. и его звали в машину, но он только отмахивался, улыбаясь. Стояло раннее чистое утро...

Иван, голый, в одних трусах, сидел на новом вертящемся стуле в огромной комнате и работал. Перед ним на двух белых столах стояли компьютеры, разная аппаратура на трех мониторах непрерывно менялось изображение. Свет от наотольной лампы освещал оскалившееся лицо Ивана, его мощную бугристую спину, огромные руки. За окнами без штор стояла глубокая ночь.

"НАБЕРИТЕ ПРАВИЛЬНЫЙ КОД. ПРЕДУПРЕЖДАЮ, ПРОГРАММА СНАБЖЕНА СПЕЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТОЙ" - мигала надпись на первом мониторе. На втором бешено вращалась сложная геометрическая Фигура, похожя на угловатую каракатицу. "Каракатица" поворачивалась разными гранями. меняя цвет, и тут же под ней в трех колонках менялись цифры. На третьем мониторе возникали риунки и надписи: "СИСТЕМА ЗАКРЫТА. РАБОТАЕТ ЗАЩИТА РАСШИФРОВКИ КОДА. ВЕРОЯТНОСТЬ ПЕРВОГО ЗНАКА Пи-О.ЗЗЗЗ... ПАРОЛЬ НЕ РАБОТАЕТ".

Иван, покачиваясь на стуле, заглядывая в толстый журнал, что-то непрерывно набирал на одном из компьютеров.

"НАБЕРИТЕ ПРАВИЛЬНЫЙ КОД", - требовал первый монитор. - "ПРЕДУПРЕЖДАЮ. ВЫ СОВЕРШАЕТЕ ВЗЛОМ".

Вдруг заиграла электронная музыка. "Каракатица" на ВТОРОМ мониторе замерла и стала малиновой. "Пи-8" - мигало под ней. Иван оскалился в улыбке и, оттолкнувшись босыми ногами, проехал на стуле к другому компьютеру. Он быстро защелкал клавишами. "Каракатица" на мониторе снова бешено закрутилась.

- Ну, давай, Пи-8. - прошептал Иван. - Давай, родной, колись..."

Вдруг он прислушался. Откуда-то ло него отчетливо донесся непонятный жалобный звук, похожий на плач ребенка или вой собаки.

Иван распрямился, замер, глядя в потолок. Звук повторился, еще тоньше и жалобней. Иван легко встал, не выключая машины, прошел через всю огромную комнату со стенами без штукатурки. Когда-то здесь была коммунальная квартира, но стены сломали, и посреди комнаты на месте сорванного пола, в яме валялся строительный мусор, лежали кирпичи, стояли мешки о цементом.

Звук не прекращался. По широкой доске Иван перешел через яму на другую половину комнаты. Здесь было чисто, стояло немного хорошей мебели. Иван, потянувшиь всем телом, как зверь, прислонился к дверному косяку, ведущему в спальню.

В спальне горел ночник. На единственной огромной, почти трехспальной кровати на животе спала голая девушка. Иван бесшумно прошел к кровати, лег на бок рядом с девушкой, оглядывая ее тело. Тихо погладил ее спину, бедра. Перевернувшись, лег, положив свою голову ей на спину, протянув руку, дотронулся до ее головы, расправил пряди ее спутавшихся черные волос. Нащупал шею. ..

Он лежал, не двигаясь, не мигая, спокойно и равнодушно вслушиваясь в странный жалобный плач, идущий непонятно откуда. Вдруг он поднял голову, легко привстал на одной руке, оглядывая комнату. Бесшумно соскочив с кровати, он пошел в кухню.

На кухне Иван распахнул окно. Высунувшись по пояс из окна, вслушался в темноту. Звук стал сильнее, он шел откуда-то сверху. Иван перевернулся на спину, глядя в небо. Ноги его оторвались от пола. Мышиы на животе вздулись. Играя, он замер на подоконнике. Вытянувшись всем телом, ровный, как доска...

У подъезда он осмотрелся, пытаясь понять, откуда идет звук. Накинув на голое тело пиджак, пошел вдоль дома, задирая голову. Во дворе было пусто и как-то глухо.

Иван перешел к стене соседнего дома. легко перепрыгнув по пути невысокий забор. Замер, вслушиваясь. Звук стал громче. Он шел откуда-то сверху, словно с неба. Иван обошел дом и скрылся в подъезде...

Он легко, крадучись, как огромная кошка, прыгая через пять ступеней, взбежал наверх, на последний этаж и сразу же по железной полез к люку на чердак. Люк был закрыт на замок. Иван попровавал его свернуть, но не смог. Тихо спрыгнув на пол, он снял пиджак и, осмотревшись, ощупал пол на темной площадке, в руки ему попалась какая-то железная деталь. Иван, зацепив ее, снова забрался к люку. Обхватив, как обезьяна, ногами лестницу, он обеими руками вставил железную деталь в ушко замка и как рычагом стал поворачивать. Мышцы его напряглись буграми. Иван всем телом навалился на замок и замер, не двигаясь, давя...

Прошло несколько секунд. Вдруг петли на люке лопнули, на пол посыпались шурупы, и замок оторвался. Иван повисел немного, прислушиваясь. Все было тихо.. Он спустился вниз, положил железку на место. Захватив пиджак, снова забрался к люку. Открыл его и вылез на чердак...

Непонятный звук скова появился. Теперь он был где-то совсем рядом. Пугая голубей, Иван в полной темноте наощупь пробрался к чердачному окну. Он вылез на крышу, и темнота сразу вспыхнула тысячью огней.

Иван встал. Здесь, наверху было светло, дул порывами ветер. Над городом низко шли облака, открывая изредка полную луну. Выло и скулило где-то за трубами. Иван прошел по крыше, оглядываясь удивленно. На краю крыши он увидел антенну. Самодельная антенна, плохо прикрученная, поворачивалась на ветру. Как флюгер, издавая плачущие и воющие звуки, которые далеко разносились над крышами ломов...

Иван в два приема выдрал антенну из гнезда и положил ее на крышу. Сразу стало тихо. только ветер порывами проходил по крыше. Иван, довольный, стоял на ветру, вглядываясь вдаль. Волосы его спутались. Потом, словно очнувшись, сел на саном краю, достал сигареты, закурил, глядя вниз. Внизу было темно и тихо.

Он лег на спину, пуская дым в небо... Откуда-то снизу до него донеслось неясное треньканье. Он прислушался. Сел резко, вглядываясь в темный колодец двора... Снова смутное гитарное треньканье донеслось из-под деревьев, чьи-то голоса... Перекатившись на живот, он, продолжая курить, стал слушать. Различил женский смех. Иван легко встал и пошел к чердачному окну...

Иван осторожно отодвинул, ветку и выглянул. В маленьком дворе стояла старая детская беседка. В беседке шевелились какие-то тени, кто-то перебирал струны гитары, словно настраивая ее. Ветер шумел в кустах. Иван вышел и неслышно подошел к беседке.

Длинноволосый горбатый парень с узким лисьим лицом сидел в беседке и, склонившись над гитарой, повторял один и тот же аккорд, словно позывные. Еще один, с бутылкой в руке, сидел рядом. покачивая головой в равные стороны. Третий беэ движения, как покойник. Вытянув руки вдоль туловиша и завернув голову набок, лежал прямо на земле у входа. Кроме них, в дальнем углу беседки, опустив голову, сидела девушка. Густые рыжие волосы скрывали ее лиио.

Заметив Ивана, горбатый гитарист оскалил в улыбке гнилые зубы и перестал играть.

- И-и! -- протянул он. - Ты чего, мужик, не спишь? Иван, не ответив, облокотился на перила беседки, глядя куда-то в сторону.

- Дряни выпьешь? - спросил его второй парень и потряс бутылкой. Иван молча взял бутылку, осмотрел этикетку, принюхался к черной жидкости. Отхлебнул из горлышка и тут же выплюнул все, фыркнув.

Оба парня тихо и гнусно захихикали. Иван сорвал с куста листья, вытер ими рот, один лист положил на язык, пожевал немного.

- У меня сухарик, сухарик есть, - вдруг засуетился гитарист. Он протянул Ивану кусок хлеба. Девушка, сидевшая в дальнем углу беседки, подняла голову и, чуть откинув рыжие волосы, посмотрела на Ивана.

Парни шумно, в два глотка допили бутылку, один из них зашвырнул ее в кусты.

- Это брат мой, - снова заговорил парень, показывая на лежащего. - Тоже привыкнуть не может. Выпьет два стакана и сразу умирать ложится. Эй, Витек! - позвал он, тронув неподвижное тело, - Ты дыши, дурак, пройдет!

Гитарист, все скалясь, разглядывал Ивана.

- Слушай! - он вдруг радостно придвинулся к Ивану, и пальцы его тронули струны, - А давай водки хорошей выпьем! Хорошей водки, а? Ты, видать, мужик богатый, вон на тебе пиджак какой! Давай "Абсолюта" возьмем, бутылок шесть! Оббухаемся по-черному, в дым! Так, чтоб помер кто-нибудь! - голос его становился все вкрадчивей, а пальцы шарили по струнам все быстрей и жарче, - Давай, чего жмешься? Я же вижу, что ты нажраться хочешь! Давай, угости нас, а? Я сбегаю. Ну, хоть по рюмочке выпьем... - почти шептал он Сергею в лицо. - Ночь-то какая, а? Блядская ночь! Выпьем по рюмочке, и все сбудется! Ведь ты ж хороший, мужик!

Иван. вое глядевший на девушку, повернулся к горбатому, равнодушно посмотрел в его лисье лицо. Порылся в кармане и протянул гитаристу деньги. Тот засмеялся тихо.

- Хороший мужик. Хороший, - он осторожно погладил Ивана по руке.

Ваяв деньги, горбатый оглянулся на товарища. Они оба, не сговариваясь, быстро пошли из беседки в кусты и почти бегом скрылись за домом,..

Иван встал у входа в беседку, опершись рукой о столб, глядя на громадный дом с редко горящими окнами. Ветер тихо шевелил кусты под стеной дома. Что-то зашуршало позади Ивана, он оглянулся и увидел, что девушка встала в беседке спиной к нему.

Вдруг парень, лежавший на земле, захрипел и поднял голову. Оглянувшись дико, медленно со стоном встал, цепляясь за перила беседки. Не сказав ни слова, он, шатаясь, пошел прочь и вскоре утащился в темноту, вслед убежавшим товарищам. Где-то в темноте раздался свист...

Иван отошел от беседки, постоял, прислушиваясь. Заметив на земле что-то блестящее, нагнулся и поднял из травы медную пуговицу. Подбросил ее. поймал, снова подбросил, но не стал ловить, а отбил ладонью в сторону.

Он повернулся к беседке. Девушка стояла у входа, прислонившись к столбу там, где только что стоя Иван, и рассматривала что-то в своей ладони. Заметив, что Иван повернулся, она сжала ладонь и засунула ее в карман куртки.

- Что это у тебя? - спросил с любопытством Иван.

Девушка усмехнулась.

- Ну покажи. - попросил он, не двигаясь с места.

Она отрицатепьно покачала головой.

Иан шагнул к ней. но она тут же отступила на шаг в беседку. Он пошел быстрее, почти побежал. Девушка, отбежав за стол. вкапанный посреди беседки, забилась в дальний угол. Иван, схватившись руками за перила, загородил ей дорогу, не давая выскочить.

- Чего тебе надо? - весело, почти смеясь, сказала она, держа одну руку в кармане, другой упершись Ивану в голую грудь.

- Ну покаж- что там у тебя, - тоже смеясь, сказал Иван.

- Отойди на шаг.

- Покажешь? - он отступил на шаг.

Она вынула из кармана руку. разжала пальцы, и Иван тут же выхватил из ее руки что-то маленькое в блестящей бумаге. Она бросилась на него, пытаясь отнять, но он поднял руки высоко над головой, разворачивая бумагу, разглядывая...

Она ударила его правильно, по-мальчишески, кулаком в живот. Он засмеялся,

- Отдай же! - сказала она СТРОГО.

Иван опустил руки, протянул ей развернутую конфету, поднес к самым губам. Она взяла.

- Спасибо. - сказала тихо.

Отвернувшись от него, она стала есть конфету. Иван встал одной ногой на лавку, пригнувшись. Откинул рыжие волосы, чтобы получше рассмотреть лицо. Она отвернулась. Он снова отвел ей волосы. Она отворачивалась, но не отходила. Потом сама повернулась к нему. разглядывая его из-пол спутанных волос. Вдруг прижалась к нему, обнимая одной рукой за шею, другой - под пиджак, за спину.

Иван, обнимая и целуя ее, тихонько задрал ай майку до самого горла. перестав целовать, он стал осматривать ее грудь. Коснулся губами тела. Поднял мини-юбку, оглядывая ее со всех сторон, как вещь. Она молча следила за ним, за тем, как он осматривает и трогает...

Он снял с нее трусики, она помогла ему, высвобождая ноги. Иван поднял ее и положил на стол, вкопанный в землю посреди беседки. Она смотрела на него, чуть приподняв голову, но ее лица из-под спутанных рыжих волос почти не было видно...

Очнулся Иван, уже стоя. Он держал девушку, она, откинувшись, выгнулась, опираясь плечами о стопб беседки, обхватив его руками. Иван замер, тяжело дыша. Он медленно опустил девушку на землю. Она вдруг ожила, еще покачиваясь, быстро заправила майку. Подобрав с лавки трусики, надела их и выскочила из беседки. Пошла быстрым шагом, но не выдержала и побежала, сразу же пропав в кустах.

Иван, отдышавшись, надел пиджак, продолжая смотреть в ту сторону, где скрылась девушка. Сел на лавку. Где-то у дома послышались далекие голоса. Он обернулся, но никого не увидел.

Ветер волной прошелся по кустам, и стало тихо. Из-за тучи вышла луна. Иван сидел, не двигаясь. Наклонившись, он поднял с земли брошенную бутылку, принюхался, бросил ее под ноги. Откинувшись назад, поглядел на луну. Встал, вышел из беседки. Постоял в полной тишине, оглядывая неподвижные кусты. Повернулся и пошел к своему дому...

Иван бросил пиджак на пол и подошел к столу, где горели экраны мониторов. Он, стоя, пощелкал клавишами, сел на стул. "Каракатица" на втором мониторе превратилась в правильный многоугольник и застыла. "НАБЕРИТЕ ПРАВИЛЬНЫЙ КОД И ПРИСТУПАЙТЕ К РАБОТЕ" - светилось на первем мониторе. Иван заглянул в журнал и стал набирать длинный ряд, состоящий из слов и чисел, сверяясь с рядом слов и цифр на третьем мониторе. Закончив, он нажал на клавишу. "КОД ПРАВИЛЬНЫЙ, ПРИТУПАЙТЕ К РАБОТЕ", - загорелось на мониторе. Иван улыбнулся и, снова нажав на клавишу, вошел в программу. Он не спеша листал на экране схемы, графики, прочитал бегло какие-то документы. Довольный, он откинулся на стуле, заложив руки за голову. Потом, пощелкав клавишами, вынул дискету из компьютера, вложил в конверт, что-то надписал и положил в стопку других конвертов, лежавших в ящике с надписью: "Вскрытие". Иван потянулся, отключил компьютер. Оттолкнувшись ногой, повернулся вместе со стулом. Тут же поднялся и пошел на кухню...

На кухне он осмотрел холодильник. Достал здоровый кочан капусты и, выщипнув целую четверть, стал с хрустом есть в темноте, глядя в раскрытое окно.

Где-то под самым небом пролетела, тоскливо каркая, невидимая ворона. Иван посмотрел в небо, но не увидел ее. Бросив недоеденную капусту в ведро, он сунул лицо под кран, умылся и напился...

Утираясь руками, прошел в спальню, снял джинсы. Оставшись в одних трусах, осторожно лег рядом с девушкой.

Она спала на боку. Почувствовав его тело, она, проснувшись, едва приоткрыла глаза, увидела перед собой ладонь Ивана и сонно стала трогать губами его указательный пален, медленно забирая его в рот. Иван, разглядывая ее, спокойно и почти равнодушно погладил девушку по бедру. Она задышала, ее рука вялой слепо нашла его грудь, сползла на живот. Но она спала. Иван осторожно убрал свою руку, лег на спину, глядя в потолок. Потом закрыл глаза, чисто и спокойно вздохнуп, как вздыхают, засыпая, и выключил ночник.

Снова где-то за окнам каркнул ворон. Еше раз. Иван, быстро поднявшись с кровати, стал натягивать джинсы. Надел майку... По пути через комнату подхватил пиджак...

Хлопнула дверь, и он побежал по лестнице вниз, спеша, прыгая сразу через пять ступеней...

Он обошел беседку по кругу, постоял, прислушиваясь. Ветер шевелил кусты, было тихо, Иван зашел в беседку, присел, оглядываясь. Нагнувшись, поднял с земли обертку от конфеты. Вдруг быстро вышел из беседки. Ветер налетел на него сильным порывом, прошел волной дальше, качая кусты, Иван стоял и смотрел в ту сторону, куда убежала девушка...

В спальне было еще темно. Иван. сложив ноги по-татарски, голый, сидел на кровати. Лицо его было спокойно и равнодушно. Девушка, свернувшись под простыней, спала на другом краю постели. Сквозь штиры в спальню пробивался утренний свет.

В чистой белой рубашке, в галстуке Иван стоял на кафедре у доски и быстро, не останавливаясь, писал мелом. Из-пол его руки выскакивали буквы, знаки, формулы. Написанное быстро заполняло черную длинную доску. За его спиной в огромной университетской аудитории, амфитеатром уходящей вверх, за партами сидели студенты.

Иван вдруг остановился. Прекратив писать, он резко обернулся к аудитории. Удивленно и хмуро оглядел парты, как будто только теперь вспомнил, что две сотни человек записывают за ним каждую его букву. Он вдруг быстро подошел к первому ряду, схватил чей-то конспект, вчитался. Отложив тетрадь, снова вернулся к доске. встал, задумчиво разглядывая свои каракули. Стер что-то ладонью. Снова стал быстро, не останавливаясь, писать. Мел крошился в его руке, не выдерживая скорости...

Он стремительно шел по пустому коридору. Свернув, сбежал вниз по широкой мраморной лестнице, снова свернул. Коридоры заполнили студенты. Иван сбавил шаг и пошел медленней, обходя людей.

Спустившись в вестибюль, он вдруг остановился и развернувшись, быстро пошел назад.

У окна на лестнице стояли, разговаривая, две девушки. Одна из них, полноватая, с редкими рыжими буклями, что-то искала в своих тетрадках. Иван незаметно обошел ее сзади, разглядывая ее крупную лопоухую голову, лицо, густо усеянное веснушками, толстые щеки, маленькие глазки, сиреневые губы. Он вдруг неслышно, как кошка, двинулся к ней, подошел почти вплотную и, чуть наклонившись, вдохнул запах ее волос.

Ничего не говоря, не обращая внимания на опешивших девушек, он снова пошел к выходу, задумчиво, словно анализируя запах.

На улице, на солнце Иван усмехнулся и прибавил шаг. Подойдя к своей старой машине, он открыл багажник. Швырнул туда листы с конспектами. В багажнике стоял ящик с "пепси-колой", половина бутылок пустых, половина полных. Иван достал одну бутылку. Открыл ее и выпил залпом...

Он двигался в нескончаемом потоке других машин, часто останавливаясь, трогаясь, снова останавливаясь. Снял через голову галстук, расстегнул рубаху до живота, распахнул ее. Вытер галстуком грудь, подмышки, швырнул его на заднее сиденье. Сделал погромче...

Иван свернул в тихий переулок старого города и, подъехав к железным воротам трехэтажного флигеля, посигналил. Из будки рядом с воротами высунулся молодой вихрастый охранник. Узнав Ивана, он улыбнулся. Ворота двинулись в сторону, и Иван въехал в просторный заасфальтированный двор, огороженный высоким кирпичным забором. Ворота за ним тут же закрылись.

Во дворе перед домом стояли в куче "мерседесы", "БМВ", толпились люди. Двери и окна в доме были раскрыты настежь. Люди, перекрикиваясь, непрерывно выносили что-то из здания, другие - заносили внутрь.

Посреди двора, на солнце стояло два огромных стола. Один - заваленный бумагами, телефонами, другой - заставленный закусками, водкой, пивом, водой так плотно, что уже больше на него ничего поставить было нельзя. Отдельно отвсех, в стороне, на туго набитых мешках сидел уже немолодой полный мужчина в скромном костюме. Он бережно держал на коленях картонную коробку, с неудовольствием глядя на суету. Время от времени вытирал платком пот со лба. Рядом с ним. Держа руки в карманах, стоял громадный парень в белой рубашке. Из наплечной кобуры у него торчал пистолет.

Иван прошел, оглядываясь, к столу с бутылками, налил минеральной воды. В руке он держал стопку дискет.

Среди суетящихся людей выделялся один. Высокий, как и иван, по пояс голый, крепкий, как атлет, он стоял на солние, упершись руками в пояс, как главнокомандующий. Ему подносили какие-то бумаги, что-то спрашивали, он тут же, давая указания, быстро проходил к дверям, останавливал людей с ящиками, заглядывал в них, снова возвращался на солнце, веселой зло глядел наверх, откуда. Свесившись, что-то кричал ему офицер-пожарник. За ним неотступно следовал еще один охранник с кобурой под мышкой.

- Сергей Сергеич! - кричал ему из окна пожарник. - Окна надо все открыть! Тяги не будет!

- Открывай! - отмахнулся Сергей. - Здорово, Иван! - сказал он коротко, но весело, заметив подошедшего Ивана.

Они пожали друг другу руки. Иван протянул ему стопку дискет. Тот взял.

- Взломал? - спросил он,

- Взломал. - ответил Иван.

- Все?

- Все.

- Про меня что-нибудь было?

- Я не смотрел.

Сергей внимательно посмотрел на Ивана, спрятал дискеты в карман врюк.

- Скрытный ты человек. Иван! - он оскалился в улыбке. - Ладно, сами посмотрим. Посмотрим, почитаем.

- Затопило? - спросил Иван, кивая на бегающих людей.

- Да нет! - Сергей снова уперся руками в пояс. - Так, ерунда. Счас офис жечь будем! Банк меня подставил, сейчас я его подставлю! все пожгу, возьму страховку и - лечиться на месяц в какую-нибудь дыру, в Бахрин! - говорил он зло и радостно. - Всех баб выебу - и молодых, и старых! Всех, пока не ослабну! Куда? - заорал он кому-то грозно. - Куда стул понес? А ну, назад!

- Стул-то мой, личный! - У дверей стоял маленький щуплый мужик со стулом. - Я ж его из дома принес. Сергей Сергеич! Обеденный стул-то!

Иван засмеялся беззвучно.

- Назад! - сурово приказал мужику Сергей. - Все должно быть честно: пожар, так пожар! Еще бы пару трупов для правдоподобия. обгоревших! - он снова повернулся к Ивану. - Значит, про меня ничего?

- Я не смотрел. - засмеялся Иван.

- Навнычко! - Сергей махнул мужчине, сидевшему на мешках. - Поди сюда! Выдай Ивану деньги!

- Да куда же я пойду, Сергей Сергеевич, я на деньгах сижу! - с обидой и Раздражением крикнул мужчина и. заерзав на мешках, снова вытер со лба пот. - Идите ко мне, товарищ! - позвал он Ивана.

Выдай ему полштуки! - приказал Сергей.

Ему тут же подали радиотелефон, и он, отвернувшись, вдруг быстро и тихо без акцента заговорил в трубку по-французски. ..

Иван подошел к бухгалтеру, сидевшему на мешках с деньгами. - Сколько вам? - обиженно спросил тот. - Четыреста, - ответил Иван.

- Он говорит, четыреста! - крикнул бухгалтер.

Не дождавшись ответа, он со вздохом открыл одну из коробок, на которой была нарисована реклама апельсинов. Коробка была набита стодоллатровыми банкнотами. Бухгалтер, склонившись почти внутрь коробки, долго отсчитывал там что-то, потом закрыл коробку и протянул деньги Ивану. Иван, не считая, спрятал деньги в карман. Отошел к столу. Оглядев стол, выбрал на блюде кисть винограда, стал есть не спеша, отрывая ягоды по одной, наблюдая за происходящим.

Сергей, обернувшись, нашел его взглядом, подмигнул. Не отнимая радиотелефон, взял еще одну трубку, которую ему поднесли.

- Никаких встреч! - сказал он в трубку, присев на стол. - Все в силе, все в силе! Дайте мне один день отсрочки, у меня офис сгорел. Нет, Физически сгорел, ясным пламенем!

Кто-то подтащил два канистры с бензином, крикнув громко:

- Не курить, здесь не курить!

Два "мерседеса" с людьми развернулись бесшумно и один за другим вынеслись в открытые ворота, а от ворот к Сергею, оглядываясь с любопытством, уже шел какой-то хлопец, в костюмчике.

Его остановили два охранника, обыскали, прощупав попы пиджака, подвели к Сергею.

- Я представитель фирмы "Олимпия", - представился хлопец.

- Так, и что дальше? - на секунду обернулся к нему Сергей. - Я вам что-то должен?

- "Олимпия", - хлопец. ласково улыбнулся, - снятие стрессов. Отличный сервис, иглотрапия, массаж. Специальное дневное обслуживание только для солидных фирм. У меня тут четыре девочки... - добавил он.

Сергей молча со злым любопытством смотрел на него.

- Иван, что ж ты так и не посмотрел дискету-то? - вдруг крикнул он.

Иван обернулся. Улыбнувшись, покачал головой.

- Оральный, анальный секс... - проговорил хлопец, уже теряя надежду.

- Что? Веди! - приказал Сергей.

Хлопец, обернувшись к воротам, махнул рукой. От ворот быстро гуськом подошли четыре молодых девушки. Мужчины, носившие через двор ящики с бумагами, останавливалась, глядели на них, улыбаясь с любопытством.

- Эти? - спросил Сергей, продолжая сидеть на стуле. Он вдруг легко поднялся, прошел, голый по пояс, оглядывая выстроившихся в ряд певушек. Ощупал одну, вторую.

- Фамипия, имя? - спросил он одну из девушек командирским голосом.

- Вера, - ответила девушка.

- Или в кладовку, - Сергей подтолкнул ее к гаражам, - Покажите ей кладовку! - крикнул он парням.

- Пятьдесят долларов в час. - сказал хлопец.

Сергей похлопал себя по карманам, огляделся. Взял со стола бумажник.

За час, - он отсчитал деньги.

- А остальные? - удивился хлопец.

- Я плачу только за себя.

Сергей жестом позвал Ивана и неспеша пшел ко ВходУ в здание...

Они спустились по лестнице в полуподвал. Здесь стаяли какие- то ящики, тюки. У стены до потолка лежали перевязанные пачки. Сергей с силой выдернул из пачки черную кожаную куртку, протянул Ивану.

- Давно подарить тебе что-нибудь хотел, - он улыбнулся.

- Компьютеры тоже сожжешь? - спросил Иван, кивнув на коробки.

- Да, все застраховано. - равнодушно сказал Сергей.

- Слушай, дай. я разобью один? - спросил Иван.

- Да хоть все! - Сергей засмеялся.

Иван. отложив куртку, огляделся. Выбрав одну из коробок. отодрал от нее стенку. Раскрыл упаковку, погладил осторожно новый матово-блестяший компьютер.

- Целяк, - гордо сказал Сергей. - Ни одна дура еще руками не лапала!

Иван размахнулся и ударил компьютер об пол. Сергей снова засмеялся. Иван из другой коробки взял новый телевизор и ударил его, прислушиваясь к грохоту, улыбаясь счастливо. Он взял еще один компьютер и тоже разбил его.

- Здорово! - сказал он с восхищением, - Это самая последняя модель!

Сергей радостно смотрел на него.

- Не курить, не курить! - послышались крики. В подвал, шумно топая, спустился парень, тащивший две канистры с бензином. За ним вошел пожарный офицер.

- Все помещение подготовлено, Сергей Сергеевич! - рапортовал он. - Только вот кожа, она плохо разгорится, ее подворошить надо. а то не сгорит.

- Ну, подвороши, я, что ли, подворошу! - Сергей повернулся и пошел к выходу.

Иван подобрал с пола какую-то деталь из разбитого компьютера, пошел за ним...

Во дворе, пройдя к гаражам, Сергей открыл дверь в кладовку, где среди лопат и петел сидела, причесываясь, девушка.

- Я счас, раздевайся! - сказал Сергей. Люди, собравшиеся во дворе, глядели на него, ожидая приказаний.

- Можно запаливать? - крикнул пожарник.

- Ладно, мы тут работаем, заходите через недельку! - Сергей весело пожал Ивану руку. - Запаливай! - крикнул он и, быстро отвернувшись, прошел в кладовку и закрыл за собой дверь.

Пламя с ревом вырвалось сразу изо всех окон. Парни во дворе радостно закричали, Иван, оскалившись, смотрел на пожар. Повернувшись, он не спеша пошел к своей машине...

Он поставил машину во дворе около дома. У подъезда на лавочке сидели в ряд четыре старухи. Они молча смотрели на Ивана. В стороне около маленьких качелей играли дети. где-то лениво лаяла собака.

Иван прошел через двор в дальний угол и вышел к беседке. Здесь было тихо и пусто. Он вошел в беседку, присел, оглядываясь. Днем алесь все выглядело по-другому. Иван посидел, закинув ноги на стол, вкопанный посреди беседки. Потом встал и пошел к дому.

Иван, голый по паяс, сидел перед компьютером в своей комнате и работал. В ногах у него стояло жестяное ведро, набитое вперемежку яблоками, грушами, огурцами, сливами. Он, не глядя, брал их из ведра и просто сжирал, не отрываясь от компьютера. швырял огрызки в корзину для бумаг и снова брал из ведра. Из спальни доносилась музыка, но он не слышал ее.

В комнату в одних белых трусиках вошла его девушка. Она остановилась на краю ямы со строительным мусором, постояла, в задумчивости глядя на спину Ивана. Осторожно переступая босыми ногами по доске, перешла через яму на половину, где сидел Иван. Подошла к нему. улыбаясь, ласково обняла его за голую спину, потерлась об него грудью.

Он. оторвавшись от компьютера, повернулся к ней. Взяв обеими руками за бедра, осмотрел ее, погладил по животу, потрогал трусики и снова отвернулся к компьютеру, продолжил работать.

Она постояла, водя пальцем по его плечам, спине. Повернувшись, пошла молча в спальню... Иван достал из ведра огурец и с хрустом откусил от него половину. Он щелкнул клавишами. "НАБЕРИТЕ ПРАВИЛЬНЫЙ КОД. ПРОГРАММА ЗАЩИЩЕНА" - горела надпись на одном мониторе. На другом, меняя цвет, бешена вращалась "каракатица".

Музыка в спальне стала громче, и в комнате снова появилась девушка. Теперь на ней были черные трусики. Она так же осторожно перешла через яму и неслышна подкралась к Ивану сзади. Снова обняла его за спину, погладила по волосам. Иван. не оборачиваясь, протянул руку и сжал ей щиколотку. Она тиха. ласкова подула ему в ухо. Склонившись, выбрала из ведра грушу, правела грушей по его плечу, приставила ее к своему животу, разглядывая. Иван, прополжая гладить ее ногу, все выше и выше. обернулся к ней и вдруг отдернул руки.

- Сними, мерзость какая! - он снова отвернулся к компьютеру.

- Почему? - обиделась девушка. - Это чистый шелк! - она с удивлением осмотрела свои трусики.

Швырнув грушу в ведро, она крепко обхватила Ивана за спину. прижавись к его плечу подбородком.

- Ну. поласкай меня. - сказала она. - Ты что. боишься черного цвета, а? Боишься.. .

Иван нашарил у себя за спиной ее бедра. Рукой одним рывком сорвал с нее трусики и бросил на пол. так и не обернувшись. Она. опешив, зло оттолкнула его спину, быстро подобрала трусики и, обиженная, побежала в спальню.

Иван работал, подбирая шифр. "КОД НЕ ВЕРЕН. НАЗОВИТЕ ВАШЕ ИМЯ" - требовал компьютер. "Каракатица" на экране монитора лихорадочно вертелась...

Громко стуча каблуками, в комнату вошла девушка. Она была уже в платье, через плечо у нее висела сумка.

- Дай мне денег'. - приказала она. - Слышишь, лай мне денег!

Иван оторвался от работы. Повернувшись, он спокойно смотрел на нее.

- Мне нужно пятьдесят долларов! - снова сказала она.

Иван встал, перешел через яму. Молча достал из бумажника деньги, обернулся, но ее уже не было.

Он вышел из комнаты. Она стояла в коридоре, открыв входную дверь. Он так же молча протянул ей деньги.

- Я приду завтра! - сказала она.

Иван пожал плечами.

- Или мне не приходить?

- Я не знаю. - честно сказал Иван.

Она вышла, захлопнув дверь. Иван хотел уйти в комнату, но в дверь позвонили. Он открыл. Она стояла перед дверью.

- Знаешь, куда я сейчас пойду? - спросила она. - Я пойду на дискотеку. А вечером у меня будет самый лучший мужик! - она улыбнулась. - Понял? Он будет дарить мне цветы, ухаживать за мной. исполнять все мои прихоти! Он будет ласкать меня! А к тебе я больше никогда не приду! - она повернулась и пошла по лестнице.

Иван постоял молча. Потом закрыл дверь. Вернулся в комнату и сел перед компьютером...

Закончив работу. Иван встал, прошелся по комнате. Вдруг лег на пал. Потянулся что было сил, еше раз, так что все тело затрещало. Замер, раскинув руки и закрыв глаза... Вдруг вскочил одним прыжком. ..

Иван не спеша подошел к беседке. В беседке сидели два женщины, рядом играли маленькие лети. Иван постоял у беседки, не зная, что делать.

Он бесцельно прошел через двор, остановился, оглядывая людей около дома. Старухи, гревшиеся на лавках, старики с собаками, дети. Иван стоял и смотрел, как играют лети. Девочка лет восьми красивыми рыжими волосами заметила его взгляд и улыбнулась. Она отвернулась, но вскоре снова посмотрела на Ивана.

Он вдруг пошел, подошел к ней поближе.

- Здравствуй, - сказал Иван.

- Здравствуйте. - вежлива поздоровалась девочка.

- Скажи мне. пожалуйста. - Иван присел перед ней на корточки. - Тебя как зовут?

- Галина, - ответила серьезна девочка.

- Скажи мне, пожалуйста, Галина, ты не знаешь девушку, она уже взрослая, но у нее волосы такие же, как у тебя? Я ищу ее.

- Она очень красивая? - подумав, спросила Галина.

- Красивая. - Иван улыбнулся. - И такие же волосы, как V тебя.

- Я знаю девушку, ее Катя зовут. - заговорила Галина. - Она вот в этом доме живет, во втором подъезде, второй этаж направо. Она здесь недавно живет. Она самая красивая здесь.

- Спасибо, Галина, -Иван встал. -Ты тоже будешь самая красивая.

Он быстро пошел к дому. Вдруг рассмеялся весело...

Иван поднялся по лестнице, нашел нужную квартиру и, прислонившись к двери, прислушался. Нажал звонок. Еще раз. За дверью стояла тишина. Оглядевшись, он поднялся еше на пол-этажа, прошел к окну, подергал за ручки.

Рама со скрежетом поддалась, он открыл окно и осторожно по пояс высунулся, глядя туда, где были окна квартиры.

Он увидел штору, угол комнаты, платье, висевшее на веревке...

Дома Иван сел за компьютер, попробовал работать. но снова встал. Заходил по комнате - в одну сторону, в другую. Сел на краю ямы. взял кирпич, повертел его в руке. бросил,.,

Он застелил стол скатертью, придвинул стулья. Поставил на стал приборы. . .

Оглядев содержимое холодильника, достал все, что нашел... Он поставил на стал вазу с фруктами, овощи, сыр, нарезанное мясо. . . Обошел стоп. разглядывая. Залез с ногами на стул, сел перед столом, замер, не двигаясь, словно ожидая.

Раздался телефонный звонок. Иван спрыгнул со стула, схватил трубку.

- Да! - сказал он резко.- Да!

В трубке было тихо, потом пошли гулки. Он швырнул трубку. снова прошелся по комнате, встал у окна...

Позвонили в дверь. Иван вышел в коридор. Открыл дверь. На пороге стоял невысокий худощавый скромно одетый мужчина.

- Здравствуйте, вы Иван? - спросил он, улыбнувшись вежливо.

Иван кивнул.

- Мне порекомендовали вас как очень хорошего специалиста. Можно к вам?

Иван молча жестом пригласил его в комнату. Мужчина вошел, следом за ним, вдруг выступив из-за стены, вошла высокая черноволосая женщина...

Войдя в комнату, мужчина огляелся и достал из кармана дискету,.

- Я хотел бы, чтоб вы помогли мне расшифровать один материал, - сказал он.

- Хотите что-нибудь выпить? - спросил Иван мужчину.

- Нет, спасибо. Если только жене дадите холодной воды?

Иван схолип на кухнт. принес стакан с водой, протянул женщине. Она взяла, мельком улыбнувшись Ивану, сделала маленький глоток и отошла к окну...

Иван прошел к компьютеру, вставил дискету, пощелкал клавишами. "ВВЕДИТЕ КОД" - потребовала машина. Иван набрал что-то на вторам компьютере. Монитор вдруг моргнул, и на нем появилась маленькая розовая птичка. "ВВЕДИТЕ ПРАВИЛЬНЫЙ КОД" - повторила машина. Иван уставился на птичку. Мужчина, стоявший рядом с ним. спокойно смотрел на экран.

- Я обращался к разным специалистам, но ее не смогли открыть. - сказал он. - а работа срочная. Я вижу, у вас прекрасное оборудование. Как вы думаете, сколько вам понадобится времени?

- Не знаю. - Иван снова покосился на женщину. стоявшую у окна. - Может быть, час, а может быть, неделю. Как повезет...

Мужчина достал из кармана сложенную пополам пачку долларов и протянул Ивану.

- Я думаю, вам повезет. Здесь одна тысяча. Еще девять вы получите сразу, как только откроете ее.

Иван взял деньги.

- Я открою ее. - он улыбнулся...

Они вышли в коридор. Мужчина протянул Ивану руку.

- Это очень срочная работа. - сказал он мягко. - Удачи вам. Он взял женщину под руку, и они вышли из квартиры. Иван закрыл дверь, постоял, раздумывая

Достав из кармана деньги. пересчитав, он. радостный, прошел в комнату, к столу. Выбрал самый большой кусок мяса. положил на хлеб сыр. Разрывая мясо зубами, с удовольствием жуя, он вернулся к компьютеру. Постаял, разглядывая птичку. Пощелкал клавишами. "Каракатица" на втором мониторе завращалась, набирая обороты. вдруг она задрожала и расплылась, превратившись в бледно-зеленое пятно. Иван с изумлением смотрел на экран. Птичка на первом мониторе ожила. Она пробежала по экрану и остановилась, кивнула головой. "ПРИВЕТ. ДАВАЙ ПОИГРАЕМ" - прочитал Иван.

Он сел. Голова его вплотную придвинулась к экрану, словно он хотел получше разглядеть птичку. вдруг, словно что-то почувствовав, он встал и прислушался.

Быстро прошел в коридор. Открыл дверь и замер, опешив. За дверью стояла высокая красивая черноволосая женщина, та, что была У него с мужчиной полчаса назад. Она улыбнулась немного смущенно.

Я сказала мужу, что поехала в парикмахерскую. - заговорила она неожиданно низким приятным голосом. - Можно еще воды?

- Да, конечно...

Обалдевший Иван пропустил ее в комнату. Он сходил на кухню, принес бутылку "пепси-колы". Она взяла, но пить не стала. Они постояли молча. Иван, онемев, не знал, что делать. Она улыбнулась ему, он улыбнулся в ответ.

- Где у тебя ванная? - она подошла к двери в ванную.

Включила свет. Вошла, закрыла за собой дверь. Иван услышал шум воды. Он лег на пол, придвинувшись к щели. Увидел голые ноги. Встал, прошелся У двери взад-вперед. Руками зачесал назад волосы.

Дверь открылась.

- Иди сюда. - позвал голос.

Он подошел.

- Дай мне рубашку.

Он снял с вешалки рубашку,. протянул, не глядя. Она вышла в рубашке, улыбаясь. Обняла его. Он обнял ее. Под рубашкой на ней ничего не было...

Они лежали на полу, оба тяжело дыша, успокаиваясь. Она подняла руку. потрепала его по волосам.

Ты молодец. - сказала она. - Это будет наш с тобой секрет...

Она выбралась из-под него. встала и снова зашла в ванную. закрыв за собой дверь. Иван, непалвнжный, остался на полу...

Шлепая босыми ногами, оставляя на полу мокрые следы, он вернулся к компьютеру. Вала стекала с него ручьями, мокрые волосы прилипли ко лбу, словно он только что вышел из моря. Он тяжело уселся в вертящееся кресло, уставился на птичку, замершую на экране монитора. Смахнув воду с глаз, он заработал на клавиатуре, набирая что-то. На экране появилась горизонтальная полоса. Теперь птичка стояла на земле. Иван вывел под клювом у птички несколько цифр. Птичка ожила и отвернулась от цифр. Иван откинулся на стуле, скрестив руки. Улыбнулся...

Он поднялся по широким ступеням и позвонил в тяжелую трехметровую дверь. Слева от двери висела массивная латунная табличка с названием банка. За спиной Ивана нескончаемым потоком шли машины...

Охранник впустил его внутрь. Иван прошел одну решетку, потом вторую, через П-образный вход. Раздался звонок. Иван вынул связку ключей. Второй охранник похлопал его по карманам, подвел к дежурному, что-то сказал ему. Дежурный тут же связался с кем-то по селектору, разглядывая документы Ивана...

Иван в сопровождении охранника прошел через просторный зал, в котором рядами стояли столы с компьютерами, за столами работали люди. В углу Иван заметил человека, по пояс заваленного пачками денег, Две женщины в резиновых перчатках и халатах уборшиц считали пачки, складывая их в обычные мешки, переговаривались о чем-то...

Они прошли через кухню, где в котлах на плите что-то варилось. Солидный мужчина в галстуке и дорогом клубном пиджаке. склонившись над котлом, пробовал ложкой борщ. Рядом с ним стоял повар...

В маленькой комнатке, уставленной компьютерами, сидел худенький человечек с редкими всклокоченными волосами, в очках и в простой мятой рубашке. Он ел из тарелки вареную картошку, запивая молоком из пакета. Увидев Ивана, он оставил еду и встал, вытирая руки о штаны и с любопытством разглядывая вошедшего сквозь толстые стекла очков. На губах его остались крошки.

- Здорово. Мишка! - Иван сграбастал его в свои объятия и вытер ему рукавом рот. - Мало я тебе рот утирал!

- Ваня! - закричал Михаил, наконец, узнав друга. - Ты откуда здесь взялся? По что смертных нас потревожить решил?

- На работу к тебе наниматься пришел! - смеялся Иван. - Возьмешь помошником? Или они тебе здесь самому денег не платят? Все картоху ешь! - Иван ущипнул его за щеку.

- Да нет. деньги платят. Денег у них здесь, Вань, море. хорошие ребята. Вань, а ведь ты, собака, в университете преподаешь, а? Или врут?

- Да так, ерунда. - отмахнулся Иван. - Восемь часов в нелелю. Две лекции, два семинара.

- А я думаю, что ты еще деканом будешь, вот запомни мои слова! А то еще и министрам математики! - Михаил покачал головой. - Я бы тоже. конечно, смог преподавать, но у меня дикция не та, да и робею я...

- Да смог бы. - Иван обнял его за плечи. - Ты же Випарь. Мишка! Ты Випарь! А Випарь все может! И потом, знаешь, так студентки какие? Они бы за зачет поймали тебя, раздели и ласкали - - Иван погладил его по животу. - Ласкали бы и возбуждали, ты перевозбудился бы и умер.

- Худые, как я. между прочим, и в очках - самые страшные бабники! От нас женщины плачут, мы, как звери! Ты-то не женился?

- Нет. -- Иван; улыбаясь, покачал головой. - А что, кто-то женился?

- Ну, вообще люди женятся, как-то вроде бы принято так.

- Не знаю. - Иван оскалился. - ни одного такого человека. Первый раз слышу о таких людях!

- Да. - Михаил задумался. - А ведь я здесь, Вань, тоже главный. - Он огляделся. - Вся электроника - это я. Весь банк на мне! Я сто долларов в месяц уже получаю, понял? Но ты меня не слушай, ты преподавай. Ты ученый, светлая голова. Ты еше занимаешься компьютерами?

Иван достал из кармана дискету, вставил ее в компьютер. Пощелкал клавишами, и на дисплее появилась птичка. Михаил изумленно глядел на Ивана.

- Ты закрывал? - спросил Иван.

- Откуда у тебя это? - растерялся Михаил. - Это моя программа.

- Миша. - Иван встал и положил на стол пять стодолларовых бумажек. - Скажи мне код. Я все равно бы взломал, но время не хочу терять.

Михаил молча гпядел на Ивана.

- Я не могу. - он покачал головой. - Это же моя программа! Там банковские шифры.

- Миш. - Иван поймал его за руку, притянул к себе. обнимая. - Знаешь, сколько я таких программ взломал? Мне один заказчик за эту птичку десять тысяч платит! Давай, говори код, и половина твоя.

Все равно ведь взломаю, Миш...

- Я не могу, ты что? - тихо отозвался Михаил, - Как ты не понимаешь, это же я сам закрывал. Это же моя работа, Вань!

- Ну кто узнает? - горячо заговорил Иван. - Что, тебе эти люди родные, что ли? Ведь. наверняка, бандиты или еще хуже! Давай. Мишка! Давай, колись, и пять тысяч твои, штаны себе хоть купишь! Я ведь все равно взломаю, ты же меня знаешь! ну ведь жалко, классная птичка, а, Миш?

- Да не взломаешь ты! - Михаил покачал головой. - Там такая штука у меня получилась, я сам не ожидал. Ни за что не взломаешь!

- Взломаю. - Иван улыбнулся. - Если человек закрыл, то человек и откроет. Через три дня взломаю и открою! Не через три. так через пять, через недели, время только жалко!

- Нет, и ни через неделю, и ни через год! Ничего у тебя, Иван, не выйдет, даже не пробуй!

Иван вздохнул. Он молча достал дискету из компьютера. сунул ее в карман. Собрал со стола деньги.

- Ладно, - сказал он. - Не хочешь помочь, твое депо. Думал, вместе заработаем.

- Вань. подожди! - испуганно заговорил Михаил. - Я ведь. наверное, про дискету-то сказать должен! - Скажи. - спокойно сказал Иван.

- Ты дурак! - бросился к нему Михаил, глаза его блестели, он чуть не плакал. - Дурак! Ты что ж, обо мне подумал, что я товарища выдам? - он встряхнул Ивана за плечи. - Ну, не лезь ты туда. Вань, слышишь?

- Открою, Миш, - Иван улыбнулся. - Ты уж меня прости.

- Ну иди, - Михаил отпустил его. - Ничего ты не откроешь.

Иван, смущенный, вышел из комнаты и пошеп к выходу.

Он вышел на улицу, прямой, как гвоздь, подошел к своей машине. Достал из кармана деньги - полтысячи, пересчитал их. Из другого кармана достал другую половину, сложил деньги вместе. Огляделся мрачно.

Иван сидел в своей комнате перед компьютерам и гонял птичку по всему экрану. Щелкая клавишами, он подсовывал птичке корм, кашку, клетку, но она не поддавалась. На другом мониторе шли, бесконечно меняясь, цифры, выстраивались схемы, графики. Иван разделил экран на четыре разноцветных квадрата. Птичка, очутившись в голубом квадрате, запрыгала в нем, но выйти из него не смогла. Иван улыбнулся, откинулся в кресле. Поднялся и пошел из комнаты.

Иван шел через двор. Уже вечерело. Около ломов играли дети. на скамейках сидели люди. В хоккейной коробке носилась огромная собака. Какой-то мужик играл с ней, швыряя ей старую шапку.

Иван остановился у дома и, подняв голову, нашел нужное окно. В окне горел свет... Он огляделся по сторонам. Сел на ближайшую лавку, рядом со старухой. Посмотрел на старуху. на детскую песочницу, снова на окно. Он осмотрел свои ладони, снова глянул на старуху, которая ласково и равнодушно следила за ним. Он встал и пошел к подъезду...

Ему открыла дверь рыжая девушка. На ней был простой домашний халат, ее красивое лицо раскраснелось, руки по локоть были мокрыми.

- Привет. - вдруг охрипшим голосом сказал Иван.

- Здравствуйте, - она с любопытством смотрела на Ивана. Ее рыжие волосы были заплетены в косу, на лоб сбились густые лохматые пряди.

- Как поживаешь? - Иван вглядывался в ее лицо.

- Хорошо, а кто вы?

Иван пожал плечами.

- Ты меня не помнишь? - спросил он с иронией.

- Нет. - она, растерянно глядя на Ивана, покачала головой, открыла дверь шире. - Да вы проходите.

Иван зашел. Она еще раз внимательно осмотрела его. Засмеялась беззвучно, покачав головой.

- Идемте в комнату, - она первая прошла в единственную комнату.

Комната была совершенно пустая. На полу вместо кровати лежали стопкой спортивные маты, застеленные красивым покрывалом. У стены. тоже на полу телевизор, видеокассеты, два чемодана. В другом углу - две картонные коробки, книги.

На веревке, натянутой через всю комнату, на плечиках висели платья, рубашки. На стенах тоже висели на вешалках платья. На полу тихо играло маленькое радио.

- Я сняла квартиру, а мебели нет, - сказала она. - Но совсем недорого.

- Мы вчера с тобой познакомились. - сказал Иван. - Ночью, - уточнил он.

Она не выдержала его взгляда, села на свою постель. Ноги ее были широко расставлены, она смотрела в пол.

- Извините меня. - она взглянула на Ивана, коротко улыбнувшись. - Мы на улице познакомились или у Нины? - она. сморщив лоб и нос, потерла ладонью затылок.

- На улице. Ночью, в беседке... Горбатый парень на гитаре играл. - улыбаясь, стал помогать ей Иван.

Он прислонился к стене.

- Да. наверное, кто-то играл... Вы меня только извините, ради Бога! - искренне сказала она, глядя на Ивана, прижимая руку к груди. - Со мной никогда такого не было!

Иван беззвучно рассмеялся. Он с изумлением глядел на нее.

- Я у подруги была на дне рождения, - продолжала она. - И. знаете мы попробовали, вот просто из любопытства, там принес кто- то, и мы покурили какой-то наркотик. И я прямо сразу отрубилась, потом бегала, еще что-то, я даже домой не помню, как пришла. Я не знала даже, что так получится, извините меня! А что там было, мы познакомилась или что? Я упала или что, врала что-нибудь?

- Да нет! - удивленна и весела ответил Иван. - Вроде не врала ничего.

- Да? Это хорошо, - успокоилась она. - А на гитаре, я помню. кто-то играл, не помню кто...

Иван сел на пол.

- Тебя же Катя зовут? - спросил он.

- Да. Катя. а вас? Ой, вы встаньте с пола. лучше сюда садитесь! - она подвинулась.

Иван поднялся и сел на постель рядом с ней.

- Простите, как вас зовут? - Катя чуть повернулась к нему, обхватив колени, прижавшись к ним грудью.

- Иван.

- Очень приятно... Она вдруг встала, подала ему руку. Они снова сели. Помолчали,

- Ты. Катя, учишься или работаешь?

- Я училась, теперь работаю, - заторопилась она.

- А на кого училась?

- Я акробатикой занималась в эстрадно-цирковом училище, а теперь вот в метро журналы продаю. - Катя улыбнулась, чуть махнув кистью руки.

- Так ты что, сальто делаешь? - обрадовался Иван.

- Почему же сальто? - обиделась она, - Акробатика. многозначительно подняла указательный палец, - это все. Какое сальто, я могу шейпинг преподавать. - сказала она еще многозначительней. - Это же целая культура!

Они снова замолчали.

- А мы что, познакомились в беседке? Я что-то говорила? - снова вкрадчиво стала расспрашивать Катя. - Я что-то делала?

- Слушай, если ты, правда, ничего не помнишь, я ничего не буду тебе рассказывать. - сказал Иван просто. - Давай будем говорить, как будто мы только что познакомились.

Катя как-то вдруг напряглась. Она сидела, глядя в пол, трогая себя за пальцы ног.

- Вы лучше скажите, - попросила она глухо. - Что ж я себя буду чувствовать, как дура... Что там было?

- Ну, мы обнимались, - начал издалека Иван. - Ну, целовались.

- И что дальше? - Катя вдруг начала краснеть.

Иван помолчал.

- Ты что. правда, не помнишь? - спросил он.

- Что? - испуганно спросила она. - Я пошла к вам домой?

- Нет. все было на улице. В беседке.

Катя стала красной. Она вдруг встала резко и. как солдат на плану - руки по швам, пошла вон из комнаты. Хлопнула дверь в ванную. Послышался шум волы. Иван посидел. Встав, прошелся тихо.

Он подошел к двери ванной, прислушиваясь, погладил дверь рукой.

- Слушай, как ты там? - позвал он Катю.

Ему не ответили.

Ты жива там? Ты держись, слышишь?

- Слышу. - глухо сказала Катя.

- Мажет выйдешь? Чего там сипеть?

- Не выйду...

Они помолчали.

- Иван. вы. случайно, не больной? - спросила она серьезным голосом.

- Чем? - удивился он.

- Ну, болезнью какой-нибуаь венерической.

- Не знаю. - засмеялся он.

Она вдруг тоже засмеялась за дверью.

- Теперь я, наверное, должен жениться. - улыбаясь, сказал Иван.

- Вы женитесь, гляди, как же! Спасибо, хоть сказали. Может, я уже беременная...

- Может быть, - сказал Иван.

- Как вы могли, а? Вот как вы могли, вы же взрослый уже человек! - она вдруг заплакала. Иван прислушался, постучал.

- Катя. ты чего? Да не плачь ты!

- Господи. стыдно как! - она плакала навзрыд. Иван упёрся в косяк и выдавип дверь. Она сидела на краю ванны, полной воды и мокрого белья, и плакала, закрыв лицо руками. Иван поднял ее. обнял, она уткнулась ему в грудь, всхлипывая.

- Ты иди домой. Иван. - говорила она глухим голосом, шмыгая носом. - Ты не виноват. Иди. мне стирать надо.

- Ну. не плачь.

- Да я не плачу!

Он стоял. не зная. как утешить ее.

- Можно, я еще приду? - спросил он.

- Приходи, чего уж теперь. - она отодвнулась от него. вытерла ладонью лицо, - Хорошо, хоть ты был, а то урод какой-нибудь или старик. - Она опять шмыгнула носом.

Он подошел к двери, но остановился. Достал ручку, написал прямо на стене.

- Это мой телефон и адрес. - сказал он. - Я живу через три дома от тебя. Постираешь, позвони. - он улыбнулся.

Катя кивнула. Он вышел...

Иван шел не спеша через двор. Подойдя к своему подьезду. он остановился. Постоял и вдруг, развернувшись резко, побежал назад...

Он постучал в ее дверь. Еще раз. ему не открывали. Он прислушался. В квартире раздавались быстрые шаги. что-то двигали...

Иван вышел из подъезда и. оглядев стену дона. легко забрался на карниз. Уцепившись за водосточную трубу, он дотянулся до балкона. спрыгнув на балкон, через открытую дверь вошел в комнату.

В комнате у голой стены стояли свернутые рулоном маты, чемодан, упакованные коробки. Катя, не глядя на него, быстро ходила по комнате, продолжая собирать веши. Она была в джинсах и - мужской рубашке, волосы туго заплетены в косу.

Взяв одну коробку, она отнесла ее к двери. Вернулась, взяла еще коробку, снова отнесла к двери. вдруг быстро прошла колесом по комнате и сделала сальто. Посмотрела спокойно на Ивана. Снова взяла коробку. Иван молча отобрал у нее коробку и поставил ее на пол. Потом так же молча взял Катю за руку и повел к двери...

Иван проехал по тихой улице среди каких-то складов и гаражей. Свернул на пустырь и. включив фары. по едва заметной тропинке. через кусты подъехал к старому заброшенному особняку.

Стемнело. Иван за руку вывел Катю из машины, хлопнул дверцей и пошел к дому. Катя шла за ним молча, не сопротивляясь, ни о чем не спрашивая.

Они зашли во двор. Навстречу им выскочили ива громадных пса, но, узнав Ивана, тут же остановились. Иван усадил Катю на веранде, сам ушел куда-то. На столбах вдруг зажглись фонари. Иван вернулся. За ним шел мужик с какими-то инструментами. Он улыбнулся Кате и подмигнул.

- Давай. Николай, давай, родной! - поторопил Иван мужика.

Он снова взял Катю за руку, и они пошли за мужиком по дорожке за угол дома, где, оказалось, текла узкая и быстрая река, а на воде прямо под стеной дома покачивался катер.

Мужик прыгнул в катер, открыв мотор, что-то сделал с ним. Потом включил зажигание, и мотор, взревев, заработал. Иван и Катя стояли на деревянной пристани.

- Готово. Иван! - крикнул мужик, выбираясь на пристань. Иван подхватил Катю пал руку и шагнул в катер. Он усадил ее на сиденье, набросил ей на плечи свой пиджак, сам встал у руля. мужик стоял на пристани, держа в руке швартов.

- Пускать, что ли? - он засмеялся, оскалившись.

- Давай, Николай! Давай, родной! - крикнул Иван.

Мужик кинул швартов в катер. Иван дал газ, повернул руль. и катер рванулся с места и пошел между узкими берегами вниз по реке.

Особняк сразу пропал за поворотом. Иван включил фары и обернулся. Катя сидела, глядя перед собой. Лицо ее было странным. Ветер задувал пряди рыжих волос. Иван отвернулся и дал максмальный газ.

Это была настоящая гонка. Река петляла, огибая какие заводы, ныряла под низкие мосты, и катер, поднимая волну, летел по ней. славно новый мощный автомобиль по старой узкой улочке. Какие-то стены, столбы. крыши проносились над ними. то вдруг деревья падали наискосок над самой водой, но Иван уверенно гнал катер. обходя все препятствия, спокойно ныряя в тоннели и под мосты.

Вскоре берега по обе стороны стали гранитными и раздвинулись. Иван снова оглянулся на Катю. Она сидела, все такая же.

Они проскочили на скорости какой-то шлюз, берега еще раздвинулись, и катер вылетел на черный широкий простор Москвы- реки. город тысячами огней горел над обоими берегами. Он словно медленно поворачивался и уходил куда-то назад. Иван выжал всю возможную скорость. Они неслись почти над самой водой, пересекая реку наискосок...

Вскоре Иван сбросил скорость. Они подошли к берегу. вдоль которого стояли старые, словно античные, трибуны с колоннами и статуями, плиты поросли кустарником и травой. Иван обогнул трибуны и тихо вошел в маленькую укромную бухточку, заросшую со всех сторон деревьями. У берега на дебаркадере горели окна. оттуда доносилась тихая музыка. Иван причалил рядом с другими катерами. Он прыгнул на дебаркадер и протянул руку Кате. Она огляделась. словно только сейчас проснулась, Поправила волосы. Иван улыбнулся, глядя на нее. Он осторожно взял ее за талию и повел внутрь.

Они сидели за столиком у окна, друг напротив друга и молчали. На столе стояли бутылки и закуски, горела лампа. За окном стояла ночь.

- Сьешь что-нибудь. - сказал Иван.

- Мне не хочется.

- Выпей хоть вина.

- Спасибо, мне. правда. не хочется, - Катя огляделась как-то неуютно. - Мне бы домой, меня знобит что-то. На реке холодно. - она посмотрела на Ивана.

Иван улыбнулся.

- Па реке холодно, - повторил он обрадованно. - Ну конечно. ты же замерзла! Тебе водки надо выпить. - он тут же налил в рюмки водку.

- Нет. ты что! - испугалась она. - Мне опять плохо будет.

- Не будет. со мной не будет'

Иван встал и, переставив свой стул, сел прямо рядом с ней. Паднес ей рюмку. Она огляделась.

- Неудобно же так. люди смотрят. - сказала она тихо.

- Нет никаких, людей!

- Как же - нет. - улыбнулась она, - Вон. полный ресторан.

- Ты будешь пить?

Она взяла рюмку.

- Только напей мне что-нибудь запить?

- Хорошо. Только выпей сразу заппом!

Она выпила полную рюмку. Замычав, потянулась за стаканом, но Иван уже поднес ей к лицу хлеб.

- Хлеб нюхай! Нюхай! - он засмеялся

Она схватила хлеб. Иван взял на вилку закуску, поднес ей ко рту.

- Давай скорей! Открой рот!

Она послушно открыла рот. Иван тут же взял с блюда еше кусок. Он сидел рядом с ней и кормил ее с руки, как ребенка.

- Ну что ты меня кормишь? -- наконец возмутилась она. - Я сама могу!

На Иван уже налил следующую рюмку.

- Давай, давай! Я тоже с тобой выпью

Вздохнув. она взяла рюмку. Иван чокнулся с ней.

- Со знакомством! - сказал он.

Она кивнула. Они выпили. некоторое время сидели молча. закусывая.

- Слушай. Иван. а ты кто? - вдруг спросила Катя.

- В каком смысле?

- Ну, что делаешь вообще, где работаешь?

Я математик - Иван улыбнулся.

- Математик? - упивилась она. - Это что. формулы, алгебра?

- Математика. - Иван многозначителлно поднял указательный палец. - это все. Математика - эта же целая культура! - он засмеялся.

Катя тоже засмеялась. Глаза ее повеселели.

- Это ты меня передазниваешь. да? Ты. наборное, страшно богатый. - прибавила она. задумчиво разглядывая его. - Иван. ну зачем я тебе. а?

Иван вдруг увидел, что она сейчас снова заплачет.

- Я не знаю. Катя! - он взял ее за руку. - Я искал тебя все время. после того. как в беседке...

- Ну зачем?

- Я не знаю. А может, я люблю тебя.

- Ну. Иван. ну что ты говоришь. ну ты же взрослый человек! - она покосилась на него. шмыгнув носом. - Ну как такое можно говорить?

Иван смотрел на нее. разглядывая ее лицо. Он поднял ее руку. полнес к самым глазам, разглядывая, словно увидел впервые. Потом осторожно обнял Катю за плечи и. наклонившись, поцеловал ее нежно в щеку. Она все это время следила за его движениями.

- Ты сумасшедший. Иван. - сказала она тихо...

Такси неслось по пустынным ночным улицам. Иван сидел на заднем сиденье, бережно сжимая Катю.

- А как же катер? - вдруг спохватилась она.

- Не беспокойся. - Иван улыбнулся. - его заберут. - Он поцелован ее в лоб.

Она сама обняла его за шею и поцеловала куда-то в лицо.

- Может быть. ты. правда, меня любишь? - прошептала она едва слышно.

- Да, правда. - Иван прижал ее крепче. - Да. я люблю тебя. Да. да. Сейчас мы заберем все твои вещи, ты будешь жить У меня.

- Нет, - она остановила его. - Ты меня обязательно отведи домой, ладно? Сегодня просто проводи меня и все. Пожалуйста. ладно? Мы ведь только познакомились сегодня...

- Ладно, - Иван засмеялся тихо и счастливо.

Машина неслась по пустынным улицам.

Иван поднялся по лестнице к своей квартире и остановился. На лестнице. прислонившись спиной к стене, с пакетам под мышкой спал. сидя. Михаил.

Иван засмеялся. Разглядывая его. покачал головой. Он наклонился тихо. взял Михаила под мышки. вдруг поднял рывком на ноги и убрал руки. Михаил. стоя. открыл глаза и огляделся удивленно.

- Зарезать меня пришел? - Иван не выдержап и расхохотался.

- Дурак ты. Ваня. старый дурак. - Михаил покачал головой. - Я в гости к тебе пришел! Пустишь?

Иван обнял его. Открыв сверь, он повел Михаила в квартиру.

- Я вот тут водки купил. закуски какой-то, - Михаил скромно разверну л сверток.

Он был немного пьян. щурясь близоруко, он огляделся, ища. куда поставить бутылку. Иван отобрал у него водку и подтолкнул Михаила к накрытому столу, который приготовил еще днем.

- Давай выпьем! - сказал Михаил.

- Давай.

Иван разлил волку в стопки. Они чокнулись.

За тебя. Иван! - сказал Михаил. - Я тебя всегда любил и уважал за бешеный и ясный твой ум. Собака ты!

- За тебя, Мишка! - засмеялся Иван. - Добрая ты душа!

Они выпили и молча обнялись. Михаил сам тут же налил по второй.

- Я тебе ничего говорить не буду. - он замотал головой. Делай, как ты считаешь нужным! - Он кивнул. - Только ты ее все равно не откроешь!

Они снова выпили. Михаил вдруг принюхался.

- Бабами пахнет, - сказал он. - Прямо где-то здесь!

- Никого нет, - засмеялся Иван.

- Но ведь были! Были же? - Михаил толкнул его в живот. - Вся квартира у тебя бабами пропахла!

- Да ты ешь. ешь!

Иван сам взял со стола мясо, сыр и, осторожно обняв товарища. стал кормить его с рук.

- Иван! - жуя. заговорил снова Михаил. - Ты мне покажи машинку свою. Я посмотреть хочу!

- Что, интересно? - Иван потрепал его за ухо. - Ну, пойдем. покажу!

Обняв Михаила за плечи, он подвел его к своему рабочему столу. Михаил, оживившись, склонился над компьютерами, внимательно разглядывая кабели, провода. Потрогал какой-то черный ящик. Увидев на дисплее свою птичку в квадрате, он удивленно оглянулся на Ивана.

- Через три дня! - Иван кивнул, улыбаясь.

- А это что? - Михаил показал пальцем на "Каракатицу".

- Это главное. - Иван облокотился о стол. стал объяснять. - Это ты! - Он показал на птичку. - Этот компьютер ловит тебя, он следит за каждым твоим движением. А этот. - он похлопал по третьему монитору. - наблюдает и анализирует. Он смотрит за вашим поединком со стороны. Он. как полководец в засаде. сдедящий за ходом битвы. А это! - Он с гордостью показал на вертящуюся на дисплее "каракатицу". - Это программа. которую я придумал. Она. как крыса, как тысячи крыс. - говорил он увлеченно. - Они грызут твою защиту со всех сторон, и те. что погибают, порождают новых. И так - до бесконечности! Это - как ад. От этого нет спасения. - он радостно похлопал Михаила по плечу. - Через три дня. Мишка. они сожрут твою птичку!

Михаил молча смотрел на экраны мониторов. Потом наклонился и поцеловал свою птичку.

- Ты гений,. Вань! - сказал он восхищении и улыбнулся. - Знаешь что. давай напьемся! По-настаящему. как раньше! Только не в квартире, а где-нибудь в кустах, на воздухе!

- Давай! - засмеялся Иван...

Они сидели на поляне во дворе и допивали вторую бутылку водки. На газете, расстеленной на траве, лежали остатки закуски. Стояла глубокая ночь. было тихо. И Михаил, и Иван - оба уже были пьяны. Михаил лежал, облокотившись, улыбался как-то совершенно бессмысленно и счастливо. Иван сидел по-татарски. курил, глядя куда-то вдаль.

- Ты помнишь. Мишка? - говорил он тихим. но твердым голосом.

- Ты помнишь, кто мы были? Мы были и не те. и не эти: и не камса. и не блатные, и не хипы - никто! Мы были випы. Мишка. помнишь? Вип, вери импортэнт персон. и пиздец! Потому что мы держали слово! - голос Ивана становился все громче. - Если мы говорили "да", то это означало - да! А если "нет", то это было железно - нет! Мы отвечали за сказанное. А если делали. то отвечали ыа сделанное! Все летело к черту, весь мир к черту, в пыль. в лоскуты! А мы держали слово... А мы брали то. что хотепи, всех баб. каких хотели. и кто попробовал бы нам не дать? Посмотри на парней, Мишка, все есть у нас, деньги, дома по всему миру, все. что хочешь. все наше и все будет наше. Мы молоды. мы гении... - Иван вдруг покачнулся и уставился на Михаила. - Миш, а почему птичка? - спросил он вдруг.

- Так, - разомлевший Михаил покачал головой.

- Нет. но почему не рыбка, не собачка?

- Птичка - это я...

- Ну куда ты пойдешь? Ты пьян! - Иван. обнимая Михаила, пытался затащить его в подъезд.

Михаил непонятным образом все время выскальзывал из его рук и, мотая головой, пытался убежать.

- Я должен ехать домой! - говорил он. - Мне надо.

- Ну зачем?

Ко мне девушка должна прийти.

- Врешь! Откуда у тебя девушка? Ну, ведь врешь! Они стояпи. шатаясь, держась друг за друга.

- Иван. я тебя по-человечески прошу, как друга, отнеси меня домой! - пробормотал Михаил и вдруг начал оседать на землю.

Иван. поймав его. снял с его лица очки и нацепил себе на нас. Легко поднял Михаила, перекинул через плечо и пошел на дорогу. содрав с себя рубаху. вдруг побежал широко и размеренно, как лыжник. Михаил, висевший вниз головой. очнулся и засмеялся.

Вернувшись в квартиру, Иван. пошатываясь, подошел к компьютерам. Посмотрел на птичку. Улыбнулся. Пощелкав клавишами, убрал квадрат. Птичка проскакала на середину экрана и остановилась. Иван выключил компьютер. Выключил второй, третий. Все три экрана погасли. Он снова улыбнулся. Вынуп из компьютера дискету и выключил настольную лампу...

Его разбудил длинный непрерывающийся звонок в дверь. Он вскочил с кровати и, как был, в трусах, прошел к двери.

На лестнице стоял мужчина, что вчера принес ему дискету. - Доброе утро. - он улыбнулся, разглядывая голого Ивана. Иван тоже улыбнулся. пропустив мужчину в комнату, он прошел на кухню, напился из-под крана. Набрызгал воды себе на лицо, на грудь.

Мужчина стоял в комнате, улыбаясь, разглядывая беспорядок на столе. Иван залез под кровать, порылся там, достал коробочку. вынул из нее, пересчитав, деньги...

Он вернулся в комнату, все так же в трусах. Положил, улыбаясь, на стол дискету, деньги. Мужчина внимательно и спокойно смотрел на него.

- Ничего не получится, - сказал Иван. - Я не могу открыть ее. Это не в моих сипа;-;.

- Я дам вам двадцать тысяч. - спокойно сказап нужчина.

- Дело не в деньгах,. - Иван улыбнулся снова. - Просто это невзможно открыть. Никто это не откроет. Извините, что не могу помочь вам.

- Да ничего. пустяки. - мужчина тоже улыбнулся. - Что-нибудь придумаем. Спасибо, что хоть попробовали.

Иван развел руками. Мужчина взял дискету и пошел к двери.

- А деньги? - окликнул его Иван удивленно. - Ваш задаток? Мужчина обернулся.

- Оставьте их себе. Вы же работали...

Он вышел. Иван взял деньги, снова положил. Зевнул. поежившись. Подошел к окну и по пояс высунулся наружу. Вздохнул широко, полной грудью, улыбаясь...

Забравшись на балкон. Иван бесшумно проскользнул в комнату и склонился над постелью.

Катя проснулась. Она испуганно закрылась одеялам, но. узнав Ивана, Улыбнулась и обняла его за шею.

- Доброе утро. - прошептал Иван.

- Доброе утро. - ответила она тоже шепотом.

- Сегодня у нас праздник. - сказал он.

- Какой? - удивилась она.

- Новоселье...

Он стремительно шел по проходу в огромном мебельном магазине. держа за руку Катю. Катя была в платье. За ними спешил молодой продавец, в хорошем костюме.

- Нравится? - Иван останавливался перед каким-нибудь шкафом.

- Я не знаю. - растерянно говорила Катя.

- Берем! Заверните! - бросал Иван через плечо продавцу и шел дальше. - Нравится? - останавливался он перед кроватью.

- Ну. я не знаю. Иван! - умоляющим голосом говорила Катя.

- А ты посиди, попрыгай! -Иван усаживал ее на кровать. - Хочешь - полежи, поспи! Можно? - оборачивался он к продавцу.

- Можно! - радостно улыбался тот. - У нас все можно! Хотите, можете даже пожить пару дней для пробы!

Иван сам сел рядом с Катей.

- Ну что, нравится? Или другую возьмем?

Катя закрыла лица руками. Он обнял ее.

- Ну что ты?

- Я не знаю. Эта какой-то сон. Ты. правда, сумасшедший. Но -если честно. - она засмеялась. - вон та кровать лучше, но она и дороже.

- Завернуть? - вынырнул откуда-то продавец.

- Да! Да. завернуть! - Иван. вскочив, потащил Катю дальше. - Все завернуть и в машину! Мне нужна большая машина!

- А грузчики?

- И грузчики!

- Есть отличный, непостижимый уголок! - увивался рядом с Катей продавец. - Диванчик, столик, кресла, все из мореного кедра... Вы умрете, - почти шептал он. - а кресла останутся...

К ним уже спешили другие продавцы.

На возвышении как мечта всех семей стоял сверкающий ослепительным белым лаком трехстворчатый шифоньер с зеркалами и пуфиками.

- Катя. слышишь? - доносилось откуда-то из-за шифоньера. - Все! Все, что нужно, чтобы жить, слышишь? Будем жить. . . Вместе... Навсегда...

- Но ведь зто ни в какую квартиру не влезет! - раздавался счастливый голос.

- Влезет! В нашу с тобой...

Иван подъехал к старому пятиэтажному дому. Он вынул на машины пакеты, бутылки, взял пол мышку ананас. Радостный, пошел к подъезду.

У подъезда толпились люди. стояла милицейская машина. Иван удивленно посмотрел на машину, на старух, шептавшихся о чем-то.

Он взбежал, прыгая через пять ступеней. на последнийэтаж. Дверь в квартиру была открыта. на лестнице тоже толпились люди. в основном, женщины. Иван рванулся, но не смог пробиться через старух.

Стол один деревянный. четыре стула. один сломанный... - монотонно перечислял голос в квартире.

Иван. раздвинув старух, увидел милиционера и двух людей в штатском.

Кровать, шкаф с книгами, этажерка... - продолжал перечислять один из них;огпядывая маленькую однокомнатную квартиру.

- Из окна бросился. прямо на асфальт. - шептала позади Ивана какая-то старуха. - И все тихий такой был. скромный...

- Что вы говорите! - строго сказала другая женщина. -- Чего ему бросаться? Он в банке работал, он сосед мой. его выбросили...

Иван сунул какой-то старухе пакеты, ананас...

Расталкивая людей, бросился вниз. ..

Пробившись сквозь толпу, он увидел на асфальте замытое пятно, очерченное мелом...

Иван неподвижно сидел на скамейке в скверике. У его ног, чирикая, прыгала стайка воробьев. Он осторожно наклонился, положил руку на асфальт. Воробьи испуганно отлетели. Снова вернулись, прыгая совсем рядом с рукой.

Иван вдруг выхватил одного воробья, поймал его за лапки. Тот забился, вырываясь, закричал. Иван полнес его к самым глазам, рассматривая. Тот замер, испуганно косясь на Ивана. Иван улыбнулся, подул на него, тот закрыл глаз... Иван подбросил его, и воробей выстрелил прямо в небо...

Он собирался открыть дверь в свого квартиру, но с удивлением обнаружил, что у него нет ключей. Он прислушался и услышал за дверью какие-то звуки. Отступив, он посмотрел на другие двери на площадке, снова вернулся к своей двери. Наконец, догадался позвонить.

Ему открыла Катя. Она была в домашнем халате. раскрасневшаяся, с мокрыми руками. Иван с изуилеимем смотрел на нее. Катя расцеловала его и потащила в комнату

- Вот, - сказала она и отошла, с радостной улыбкой глядя на Ивана.

Он огляделся. В комнате было чисто и уютно. Везде стояла распакованная мебель. На окнах висели шторы, на полу лежали ковры.

- Я ужин приготовила, - сказала Катя. - Иван, что с тобой? - она перестала улыбаться.

Иван постоял, глядя на накрытый к ужину стол.

- Ничего. - сказал он спокойно. -- Все хорошо. Мне нужно переодеться.

Он подошел к новому шифоньеру, открыл его и достал свой смокинг. Катя настороженна следила за ним...

Иван переоделся в ванной, причесал, смочив волосы. Поправил галстук.

Он вышел, чистый, строгий, коротко стриженый, славно парень с журнальной картинки, где идет светский раут. Катя тоже успела переодеться в строгое черное платье. Она подошла к нему, сама обняла его.

- Ты меня любишь, Иван? - спросила она со страхам.

- Да! - он улыбнулся. - Да! - поцеловал ее.

Она ожила, засмеялась, стала расставлять тарелки на столе.

- Давай ужинать! - сказала она весело.

- Давай! - согласился Иван. - Я только на одну секунду! - Он пошел к двери.

- Куда ты? - удивилась она.

- Я сейчас, - улыбнулся Иван.

Он медленно спустился по лестнице. Вышел во двор. Встал, прямой, огромный, в смокинге, с каменным лицом. Он огляделся равнодушно. Стемнело, и во дворе никого не было. Он пошел не спеша. вдруг остановился, прислушиваясь. Повернувшись, пошел через двор, все быстрее и быстрее. Навстречу ему послышалась треньканье гитары. .. Он побежал.

В беседке, склонившись над гитарой, перебирая струны, сидел длинноволосый горбатый парень. Заметив Ивана, он поднял голову, и его лисье лицо растянулось в улыбке. Рядом с ним сидел второй парень. Он развел руками, глядя на Ивана, как на старого знакомого. Около него на лавочке сидела, опустив голову, рыжеволосая девушка.

Иван шагнул к ней и, взяв за подбородок, поднял ей голову. Она засмеялась весело, отодвигаясь от Ивана. Взмахнув головой, спутала волосы. Иван узнал ее.

- Чего ты к бабе нашей прицепился? - сказал горбатый. - Она у нас одна, не обижай нас! - он засмеялся. быстро перебирая струны.

Иван повернулся и пошел прочь от беседки...

Он быстро, напролом, шел через кусты, почти бежал.

Он выбежал на пустырь к какому-то сараю. споткнувшись, упал на колени. Его лицо было исцарапано в кровь. Он сел на землю и. прислонившись спиной к стене сарая. держась руками за голову. заплакал навзрыд. опустив руки, вдруг рассмеялся сквозь слезы. Ударил себя по коленям, поднял голову глядя на небо, снова засмеялся и заплакал. Он сидел у старой кирпичной стены в смокинге, белой рубашке, галстуке и, потирая окровавленное лицо. качая головой, все плакал и смеялся...

КОНЕЦ

Москва, 1993

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики


Счетчик установлен 8.12.99 - Can't open count file