Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Резник Эдуард

АННА И АЛЕКСАНДР

пьеса

Действующие лица:
  • Анна.
  • Александр.
  • (обоим за пятьдесят)
Команда корабля:
  • Доктор.
  • Матросы.
  • Официант.
  • Публика.
Место действия:
  • Скалистый необитаемый остров.
  • Палуба корабля.

Серый хмурый океан. Бушует шторм, завывает ветер... Занавес открывается... Скалистый необитаемый остров. Пара скрюченных деревьев... На берегу - обломки досок, спасательный круг, бутылки... Вся береговая полоса усеяна зелеными долларами... На пляже, раскинув руки, лежит человек в вечернем костюме. Просыпается. Оглядывается. Садится.

АЛЕКСАНДР

Если бы я знал, что моя жизнь так закончится... Я бы развелся с ней гораздо раньше... Тридцать лет!.. Какого черта я ни разу не изменил ей?.. Первый круиз, когда я свободен... Первые знакомства... Ничего не успел!..

(Всматривается вдаль. Видит лежащего вдали человека.)

Человек... Да, это человек... Если живой, буду с ним жить... Если это женщина, буду жить с женщиной. Если мужчина...

(Встаёт, идет к человеку. Подходит, останавливается перед лежащей на пляже женщиной. Вечернее платье, красивые ноги.)

Женщина...

(Женщина поднимает руку, проводит по волосам, пытаясь убрать их с лица, но рука безжизненно падает в воду.)

Живая... Какая радость... Буду с ней жить... Романтика, необитаемый остров... Только мы вдвоем... Без жены... Мне не хватало этого всю жизнь... Нет, ну почему я не изменял?

(Наклоняется, убирает волосы с ее лица. Отшатывается, его лицо каменеет...)

Нет... Сгинь, сгинь... Только не это!..

Женщина пошевелилась, приподнялась, удивленно огляделась по сторонам. Вокруг одни черные мокрые скалы...

АННА

Где я?..

Мужчина сидит на скале высоко вверху, хмуро смотрит вдаль. Женщина в волнении оглядывается в сторону океана...

АЛЕКСАНДР

Он потонул...

Женщина оглядывается по сторонам.

АННА

Что это за голос?..

АЛЕКСАНДР

Это голос твоего мужа, с которым ты прожила тридцать лет...

Женщина поднимает голову, видит мужчину и истошно кричит от ужаса.

АЛЕКСАНДР

Вот именно... Я тоже чуть разума не лишился... Что ты делала на "Мари"?

АННА

Я плыла в Японию.

АЛЕКСАНДР

Не ври. Чего тебя вдруг понесло в Японию? Ты просто за мной шпионила!

АННА

На кой черт мне за тобой шпионить? Мы же свободны!

АЛЕКСАНДР

Тогда почему ты выбрала именно "Мари"?

АННА

Потому что там приличная публика. И вообще, прекрасное место устроить свою судьбу.

АЛЕКСАНДР

И ты выбрала этот корабль... И почему-то именно этот рейс...

АННА

Отстань, Александр... Ты по-прежнему считаешь себя центром моего существования...

(Женщина встает из воды и оглядывается по сторонам.)

Ну, что тут у нас интересненького?

АЛЕКСАНДР

(обводя рукой скалы)

Это все, что тут есть, Анна...

АННА

Всю жизнь ты обещал мне путешествие на край света... И вот сбылось... Угораздило же нас оказаться на одном корабле!..

АЛЕКСАНДР

Я начинаю верить, что ты здесь действительно случайно...

(горестно)

Когда тридцать лет живешь вместе... Видимо, головы начинают работать одинаково...

Мужчина поднимается на самое высокое место острова и строит шалаш. Холодно, ветрено, мужчина угрюм. Женщина выходит из-за скалы и наблюдает за ним. Когда он поворачивается и видит ее, она спрашивает:

АННА

У тебя случайно нет моего зеркала?

АЛЕКСАНДР

Прошли те времена, когда я таскал твое зеркало.

АННА

Надеюсь, я не слишком тебя обременяла.

АЛЕКСАНДР

Ты могла бы носить ридикюльчик.

АННА

Я не любила ридикюльчик.

АЛЕКСАНДР

И превратила в него мужа. В одном кармане помада, в другом зеркало, а в третьем вообще срам. Теперь у тебя мужа нет, так что можешь завести ридикюльчик.

АННА

Я уже завела. И он очень милый.

АЛЕКСАНДР

(не прерывая работу)

Ну, как его зовут, сколько ему лет?.. А главное, где он сейчас?

АННА

Когда я всплыла над кроватью и меня вынесло в открытое окно, мне не пришло в голову захватить его с собой.

АЛЕКСАНДР

Он, должно быть, утонул?

АННА

Он прекрасно плавает. И, возможно, плывет сюда. И если застанет тебя здесь, у тебя будут неприятности.

АЛЕКСАНДР

А у тебя будет зеркало. И ты от меня отстанешь.

(Закончив шалаш, он спускается на другой конец острова и строит еще один шалаш, поменьше.)

Это для тебя.

АННА

Ты обо мне заботишься. Это трогательно.

АЛЕКСАНДР

Я забочусь о себе: я не хочу, чтобы ты оказалась у меня под крышей.

АННА

Да чтоб я прежде сдохла чем оказалась под твоей кривой крышей! Впрочем, как и в этой конуре!

(Встает и решительно отходит в сторону.)

Мужчина спускается на пляж. Рядом с ним ревет и бушует прибой. Мужчина поднимает большую стопку полотен флага СССР, сворачивает ее и несет с собой. По дороге ему встречается двухкассетный магнитофон, плавающий недалеко от берега. Мужчина достает его, брезгливо отбрасывает налипшие на него доллары, вытягивает антенну, крутит ручку, прислушивается. Никаких звуков.

АЛЕКСАНДР

Ничего, просохнет...

(Забирает магнитофон с собой и движется дальше. Поднимается на вершину, забирается в свой шалаш и возится с флагами. У изголовья его шалаша стоит найденный утром магнитофон. Мужчина выбирается наружу, напевает и укутывает шалаш флагом. Снова забирается внутрь. Дождь усиливается и теперь барабанит по флагу. Внутри не капает. Мужчина удовлетворенно улыбается, радостно поглаживает новую крышу. Стоит в некотором раздумье)

Пойду накрою шалаш этой стерве...

Вылезает на дождь и ветер, поднимает воротник, укутывается в полотно флага и, согнувшись, бежит через остров к ее шалашу. Замерзшая и промокшая, открытая всем ветрам, она гордо сидит в своем шалаше, прямая как йог. Сквозь ветки шалаша ее видно со всех четырех сторон. Мужчина начинает укутывать ее шалаш флагом.

АННА

Мне не надо жертв...

АЛЕКСАНДР

Анна, о каких жертвах ты говоришь? Скажи мне - что эти жалкие знамена исчезнувшей страны по сравнению с тридцатью годами моих нервов?

(Прерывает свою работу, горестно разведя в стороны руки с красными полотнами. Минута молчания в полной неподвижности, после чего он продолжает свою работу. Закончив ее, возвращается в свой шалаш. Лежит на спине, закинув руки за голову. По полотну флага барабанит дождь.)

Ну хорошо, один и тот же корабль, один и тот же рейс... Мы тридцать лет жили вместе и продолжаем мыслить одинаково... Но потом - катастрофа, кораблекрушение, гибель!.. Там была тысяча, тысяча человек!.. Ну почему именно её!..

Утро. Мужчина сидит по-турецки, окружив себя досками, из которых намеревается добыть огонь.

АЛЕКСАНДР

Это потому что я не ходил в церковь...

Перекладывает доски, выбирая посуше, растирает их одну о другую. Женщина украдкой наблюдает за ним из-за скалы. Мужчина сноровисто трет доску о доску. Дым идет, но до огня далеко. Анна смотрит на него из-за скалы.

Темно. Рыча и нажав в ярости двумя руками, Александр усиливает трение и получает огонь... В ту же минуту он падает обессиленный и засыпает. Анна подбегает сзади, хватает горящую деревяшку и поджигает другие. Огонь разгорается. Анна поднимает с земли пиджак Александра, садится перед ним на корточки и заботливо его укрывает. Убедившись, что Александр спит, Анна целует его, хватает из костра горящую головешку и бежит к своему шалашу...

Стемнело. На острове, с разных его сторон, горят два маленьких костра.

Ночь тиха и безветренна. Сквозь редкие тучи проглядывает полная луна. В тишине из шалаша мужчины слышится шуршание и его голос:

АЛЕКСАНДР

Ты не хочешь?.. Как это понимать?.. Зачем ты тогда приползла?.. Раз ты приползла, теперь тебя никто не спрашивает!..

Слышатся стоны... Шалаш трясется и скашивается в сторону. Флаг сваливается.

АЛЕКСАНДР

(вскакивая и оглядываясь по сторонам)

Здесь никого нет! Чертова баба!

(Идет к ее шалашу, убеждается, что она действительно спит, возвращается к себе).

Утро. Он достает из кармана пиджака ручку и блокнот. Садится на камень и начинает писать.

АЛЕКСАНДР

"Уважаемый господин дробь госпожа... Извините, что отнимаю Ваше время при том, что мы не знакомы. Однако я нахожусь в бедственном положении. Прошу Вас сообщить в полицию дробь милицию или любое другое государственное учреждение Вашей дробь нашей страны, что в Тихом Океане на необитаемый остров выбросило двоих человек. Мы попали сюда в результате кораблекрушения "Мари", о котором вы, вероятно, слышали из сообщений по телевидению или в газетах. Широту и долготу указать затрудняюсь. Остров небольшой, скалистый. Мы не ели уже три дня... Также прошу Вас оказать мне еще одну услугу. Пошлите от своего имени письмо на адрес нашего банка, адрес я прилагаю ниже, и сообщите моему директору, что я задерживаюсь в связи с непредвиденными обстоятельствами. Все разъяснения я дам позже, лично. Больше ничего ему сообщать не надо. Заранее Вам благодарен. Желаю Вам всяческих успехов. Надеюсь, Вы всё сделаете. Всего доброго."

Вырывает из блокнота листок, сворачивает его трубочкой. Спускается на берег, выбирает среди выброшенных бутылок подходящую и заталкивает в нее листок. Подумав, поднимает одну из стадолларовых бумажек, промакивает ее о штаны и тоже вкладывает в бутылку. Запечатывает бутылку и идет с ней по пляжу, выбирая направление куда забросить. Держа ее, как драгоценность, обеими руками, уходит всё дальше.

Внезапно натыкается на женщину. Она сидит спиной к нему у воды и возится с чем-то у камней. Он заглядывает ей через плечо...

АЛЕКСАНДР

Анна, что ты делаешь?

Она встает и идет в сторону. Вслед за ней тянется гирлянда долларов, нанизанных на нейлоновую нить. Мгновение, и гирлянда взлетает, нить натягивается, доллары повисают в воздухе.

Мужчина видит, что по всему пляжу натянуты уже десятки таких нитей.

Женщина оглядывается, видит мужчину. Мгновение оба смотрят друг на друга, после чего каждый продолжает делать свое дело - женщина нанизывает доллары, мужчина шествует с бутылкой на другую сторону.

АННА

(ему вслед)

Небось понаписал обо мне всяких гадостей!..

Анна бросает своё занятие, разыскивает на берегу пустую бутылку и поспешно поднимается с ней наверх... Садится около своего шалаша, что-то пишет на куске полиэтилена шариковой ручкой, сворачивает полиэтилен трубочкой, запихивает в бутылку, завинчивает пробку. Спускается на берег, забрасывает бутылку в океан.

Ночь. Дует сильный ветер.

АННА

(кричит)

Спасите, спасите!..

Мужчина бросается вниз. К ее шалашу не подойти - он со всех сторон залит водой. Она продолжает голосить из шалаша.

АЛЕКСАНДР

Анна, тише!.. Успокойся, ты спасена!..

АННА

Александр, ты здесь? Какое счастье! Я тебя не вижу, где ты?

АЛЕКСАНДР

Я сзади, за шалашом...

АННА

Плыви, плыви к шалашу! Держись за него, а то утонешь! Ты держишься?

АЛЕКСАНДР

(кладет обе руки на шалаш)

Держусь, держусь...

АННА

Греби к берегу!.. Как же это я так низко построила?.. Вот меня и оторвало и унесло!.. Какое счастье, что ты услышал!..

(выглядывает из шалаша и видит Александра).

Александр стоит перед шалашом и печально смотрит на Анну. Анна растеряна.

АЛЕКСАНДР

Анна, скажи, ну что нам стоило иногда ходить в церковь?.. Почему мы не ходили в церковь?..

АННА

Не знаю, я ходила. Это ты спал по воскресеньям до двенадцати. А всё потому, что смотрел до утра свои тупые детективы. А я вставала рано и ходила. Вот он меня и любит!

(радостно выпархивает из шалаша).

Александр и Анна поднимаются вверх по камням.

АННА

Но я не буду спать в твоем шалаше.

АЛЕКСАНДР

А где ж ты будешь спать?

АННА

Я посижу у костра.

АЛЕКСАНДР

Зачем, я уже выспался. У костра могу посидеть и я.

АННА

Боже, везде, где я ложусь спать, меня настигает вода! Просто астрология какая-то! Она меня преследует. Квартира, которую я сняла, когда мы развелись... Там с потолка капало. Прямо мне в постель, представляешь?.. На "Мари" я выплыла из каюты и даже не проснулась... И вот опять эта вода! Откуда она берется?..

АЛЕКСАНДР

Это прилив... Когда луна находится под каким-то участком планеты, уровень воды поднимается под действием лунной гравитации.

Они выбираются наверх. Александр садится у костра, ставит на огонь воду в банке из-под пива. Анна забирается в его шалаш.

АННА

Боже, сколько у тебя тут тараканов! Прямо как в общежитии, где мы с тобой познакомились!

АЛЕКСАНДР

Нет там никаких тараканов. Это муравьи... Вода закипела. Хочешь горячего?

АННА

Спасибо, не хочу.

АЛЕКСАНДР

Ты же замерзла.

АННА

Да, замерзла. Но если я проведу в твоем шалаше несколько часов, это не значит, что мне можно предлагать одно, второе, а потом, вероятно, и третье.

АЛЕКСАНДР

Господь с тобой, Анна. Я не способен сейчас ни на какое третье.

АННА

То же самое я слышала когда мы с тобой познакомились. Я тебе поверила и мы пошли в твою комнату. И прощай тридцать лет. Нет, я слишком дорого заплатила за то доверие.

Рассвет. Женщина спит в шалаше. Мужчина гуляет по берегу. Находит на пляже бутылку. Отвинчивает пробку, достает свернутый кусок полиэтилена, надевает разбитые очки, садится на камень и читает:

АЛЕКСАНДР

Дорогая Люся. Ты говорила, что собираешься на Гавайи. Самое интересное, что я сейчас тоже где-то в этих местах. Отдыхаю на одном миленьком островке. Очень полезно для здоровья и очень мило. Вот решила черкнуть тебе пару строк. А отправлю не почтой, а в бутылке - так романтичнее и навеяно здешней экзотикой. Нельзя сказать, что курорт наш баснословно дорогой, но здесь и не дешево. Публика очень приличная и даже изысканная. Тихо, чисто, спокойно. Обслуживание просто восхитительное. Я, конечно, не так богата, как ты, но кое-что могу себе позволить. Единственное, что омрачает мое пребывание на этом милом островке, это одна ужасная случайность. Представь, в соседней гостинице остановился кто бы ты думала? Правильно, мой бывший муж. Мы теперь в разводе, ведь тридцать лет с таким человеком, как он, это более чем достаточно. Мы с тобой давно не виделись, пролетела куча событий... Но теперь, слава богу, всё позади, я свободная женщина, гуляю по острову и знакомлюсь с разными мужчинами. Один ужасно милый, тоже из России, пригласил меня на свою яхту. Я с ним просто теряю рассудок. Но все время в голове одно - случайно ли, что на этом же острове мой муж? Он здесь один, никакой женщины у него, естественно, не появилось, ходит странный, все время молчит, поглядывает на меня. Как ты думаешь, что у него на уме? Может, он хочет меня убить? А в целом всё замечательно. Я тут в вечернем платье с блёстками, зауженное, с вырезом, без рукавов, чуть ниже колена. Зарисовываю... Так что, если этот идиот задумает меня убить и придет ко мне в номер - я на уровне! Целую тебя, вечно твоя Анна. Пост скриптум. Если ты меня не помнишь, я та женщина, с которой ты познакомилась в кафе на бензоколонке в Ижевске. Надеюсь, ты меня помнишь, потому что я тебя прекрасно помню и люблю. И все время о тебе думала, просто не было времени написать. А тот мужчина, с которым я скандалила по поводу фамилии президента Киргизии - это и есть мой муж. Вспомнила? Противный такой.

Мужчина сворачивает письмо трубочкой, заталкивает в бутылку, завинчивает пробку и бросает обратно в море.

Анна идет по берегу, собирая полную охапку волосатых зеленых водорослей. Пляж кончается, берег становится отвесным, и она начинает подниматься по скале. Ей открывается странная картина. Мужчина висит вниз головой, зацепившись коленями за край обрыва.

АЛЕКСАНДР

Ты здесь? Это очень кстати. Подержи мне ноги.

АННА

Александр, что ты делаешь?

АЛЕКСАНДР

Я ловлю рыбу.

АННА

Рыбу? Ты же ее ненавидишь!

АЛЕКСАНДР

Я ненавижу не рыбу, а то, как ты ее готовила... Я долго буду вниз головой висеть?

Женщина садится на его ноги, не выпуская из рук водоросли.

АЛЕКСАНДР

Брось свой мусор и держи меня как следует!

Женщина встает и кладет водоросли на камни.

АННА

Такое впечатление, что ей некуда деваться. Почему она не уплывает?

АЛЕКСАНДР

Она заплыла сюда в прилив и теперь ей не выбраться до следующего прилива.

АННА

Понятно. Еще одна жертва гравитации.

АЛЕКСАНДР

Я долго буду вниз головой висеть?

АННА

Это не мусор.

АЛЕКСАНДР

Хорошо, это не мусор!

Женщина садится и прижимает его ноги к земле. Мужчина еще ниже свешивается вниз. Пытается достать рыбу рукой и схватить, но рыба ускользает.

АЛЕКСАНДР

Держи крепче! Ты что, не чувствуешь, что я ползу?

АННА

У меня нет сил!

АЛЕКСАНДР

Коленом, коленом надави!

АННА

Александр, сейчас мы упадём...

АЛЕКСАНДР

Не надо меня готовить! Не хочешь держать - так и скажи!

АННА

До чего же ты склочный!

АЛЕКСАНДР

Это я склочный?

АННА

Какое счастье, что я развелась с тобой...

АЛЕКСАНДР

Что? Да ты до сих пор об этом жалеешь!

АННА

Я? Жалею?

(Прижимает его крепче и они прекращают сползать.)

АЛЕКСАНДР

Ты просто поспешила!

АННА

Я не поспешила и не жалею.

АЛЕКСАНДР

Послушай, Анна, мы тут перед лицом смерти. Неужели ты и сейчас будешь продолжать мне врать? Ты же разводилась для того, чтобы выйти за этого!

АННА

Какого этого?

АЛЕКСАНДР

Ну, этого!.. А он тебя подвёл! Сказал: "Извините, дамочка, вы меня не так поняли. Разве я в этом смысле за вами ухаживал? Я вовсе в другом смысле за вами ухаживал. А развестись с вашим мужем - это вы погорячились!" Я же всё знаю!

АННА

Это всё - твоя больная фантазия!

АЛЕКСАНДР

Какая фантазия - мне рассказали!

АННА

Никто тебе не рассказывал! А если и рассказывал - ты и рад слушать всякое враньё!

АЛЕКСАНДР

Анна, скажи, ну с какой стати мне будет врать мой собственный сын, а?..

(Анна молчит... Александр вдруг делает резкое движение. Кричит.)

Анна! Поймал! Поймал! Я ее зажарю! Я ее зажарю, черт меня побери!

В этот момент женщина отпускает его ноги, демонстративно подняв руки вверх и даже растопырив пальцы. Слышится плеск. Анна лежит на земле без сил. Прислушивается - снизу ни звука. Она подползает к краю и заглядывает вниз.

Он лежит в воде на боку, смотрит на Анну. В его руках зажата рыба.

Не разговаривая, они карабкаются и поднимаются наверх, у него в руках рыба.

В костре жарится рыба. Анна перебирает водоросли.

АННА

Помнишь, у меня было пальто такого же цвета?

АЛЕКСАНДР

Помню. Ты сфотографирована в нем, когда я держу тебя на руках. У тебя в правой руке цветы, которые ты суешь мне в глаза. Поэтому моего лица не видно.

АННА

Я думала, ты уже не помнишь.

АЛЕКСАНДР

Как не помнить, сразу после этого мы вернулись домой и ты утюгом сожгла мои любимые брюки.

АННА

Ты все равно собирался их выбросить.

АЛЕКСАНДР

Я пять лет собирался, однако не выбросил.

АННА

Ты всегда так - собираешься пять лет, а потом выбрасываешь что-нибудь не то. Например, мой крем для тела.

АЛЕКСАНДР

Я уже объяснял - я открутил крышку и оттуда понесло такой гадостью, что я решил - прокисло.

АННА

Прокисло! Этот тюбик обошелся мне в рубль восемьдесят!

АЛЕКСАНДР

Я же не знал, что это такая новинка медицины!

АННА

Надо было истребовать с тебя эти рубль восемьдесят через адвоката... Ну-ка примерь!

АЛЕКСАНДР

Что это за ужас?

У женщины в руках две зеленые мохнатые шубы без рукавов. И такие же мохнатые шапки. Мужчина надевает шубу и шапку.

АЛЕКСАНДР

(радостно)

Тепло! Тепло! Тепло!

Женщина тоже надевает шубу и шапку. Смотрится в лужу с водой.

АННА

Ах, как я страдаю без хорошей помады!

Ночь. Ветер усиливается. Женщина сидит перед костром, рассматривая чисто обглоданный рыбий скелет.

Мужчина входит в круг света с досками для костра, кладет их на землю, садится, расшнуровывает туфли, ставит их у костра сушиться, забирается в шалаш и ложится спать.

Женщина некоторое время сидит у костра, зевает и тоже лезет в шалаш. Спят... Медленно нарастая, слышится подземный гул. Мужчина открывает глаза. Дрожат камни. Более мелкие падают в воду. Две головы высовываются из шалаша.

АЛЕКСАНДР

(зевая)

Землетрясение...

Женщина в страхе провожает глазами обломки скал, скатывающиеся в море. Мужчина обнимает ее.

АННА

Неужели тебе не страшно?

АЛЕКСАНДР

Нисколько.

АННА

(прижимаясь к нему)

Какой ты мужественный.

АЛЕКСАНДР

Осторожно, у меня штаны мокрые.

АННА

Это от страха?

АЛЕКСАНДР

От какого страха? Ты же сегодня отправила меня в море!

АННА

Но пиджак-то у тебя тоже мокрый? Почему же ты сказал именно про штаны? Я вовсе не собиралась прижиматься именно к штанам!

(отстраняется).

АЛЕКСАНДР

(снова прижимает ее к себе)

Пошли спать.

АННА

Мне страшно.

АЛЕКСАНДР

Как хочешь. Я хочу спать

(скрывается в шалаше).

АННА

Не оставляй меня!

(лезет за ним).

Лежат в темноте...

АЛЕКСАНДР

Где наше одеяло? У меня вся спина раскрыта!

АННА

Интересно, чего это ты стал на меня кричать?

АЛЕКСАНДР

Не твое дело.

АННА

Эй, чем это ты там занимаешься?

АЛЕКСАНДР

Не твое дело!

АННА

Ты что - спать со мной собрался?

АЛЕКСАНДР

Не твое дело.

АННА

Интересно, он будет меня... это - и это не мое дело?

АЛЕКСАНДР

Заткнись.

АННА

Ну-ка прочь из-под одеяла, гнусный обманщик!

АЛЕКСАНДР

Ах ты дрянь такая!

Завязывается ожесточенная борьба.

АННА

Тридцать лет я должна бороться за право спать под собственным одеялом! Негодяй и гнусный насильник! Чего тебе нужно?!

АЛЕКСАНДР

Мне нужна чья-нибудь плоть!

АННА

У тебя есть собственная!

АЛЕКСАНДР

Ах ты дрянь кусачая!

Ожесточенная борьба продолжается. Вокруг с грохотом рушится вселенная.

АННА

Это напоминает мне раздел нашего имущества...

АЛЕКСАНДР

Ах ты дрянь!

АННА

Все забрал - мебель, цветы!

АЛЕКСАНДР

Ах ты дрянь такая!

АННА

Разбил мне всю жизнь!..

АЛЕКСАНДР

Ах ты дрянь! Ах ты дрянь!

АННА

(шепотом)

Александр, не надо, я прошу тебя... Александр, я прошу тебя, что мы делаем?.. Я не хочу, чтобы всё вернулось... Не дай Бог всё покатится опять! Не дай Бог мы снова заживём вместе!

АЛЕКСАНДР

Мы не заживем вместе... Это просто так... Ты гуляла по острову и забрела... в соседнюю гостиницу.

Сдирает с нее водорослевую шубу. Она стонет и помогает ему.

АННА

Боже, сколько у тебя тут тараканов! Что я делаю?.. Небеса!.. Как я могу спать с человеком, у которого столько тараканов?

АЛЕКСАНДР

Это муравьи.

АННА

Нет, тараканы... Сегодня ночью это тараканы...

АЛЕКСАНДР

Ну, значит... Значит, если это тараканы... то я еще не знаю как тебя зовут.

АННА

Правильно. Мы познакомились только что внизу. Пили вино... Поднялись в твою комнату... Ты поставил музыку...

АЛЕКСАНДР

Да, я поставил музыку. Но - я не знаю как тебя зовут!

АННА

Это не важно. Неужели ты не можешь провести одну ночь с девушкой, которую не знаешь как зовут? Только одну ночь. Я утром уйду.

АЛЕКСАНДР

Навсегда?

АННА

Может быть.

АЛЕКСАНДР

Тебе не холодно? За окном такая метель... И в комнату залетает снег.

АННА

Мне не холодно. Я, наоборот, хочу снега. Возьми с окна снег и положи на меня скорее, пока я не воспламенилась! Больше, больше снега!! Завали меня сугробами!! Какие холодные у тебя руки!!!

(и вдруг спокойно, шепотом)

Всё...

Лежат оба на спине.

АННА

Боже, как я тебя люблю... Кошмар...

АЛЕКСАНДР

( ласково гладит ее по голове)

Кстати, по поводу мебели и цветов. Адвокат получил больше каждого из нас, тебе это известно?..

АННА

Как я жила без тебя последнее время?.. Я тебя ненавидела. Какой ужас, что это произошло, Александр... Теперь у нас снова покатится... Почему мы не можем жить вместе?

АЛЕКСАНДР

Потому что мы психи.

Солнечное утро. Он просыпается первым, вылезает на солнце.

АЛЕКСАНДР

Девятнадцатое. Годовщина нашей свадьбы.

Оглядывается на Анну, но она еще спит. Александр спускается по скалам, идет вдоль берега. Между камней видит выброшенный морем разломанный ящик, в котором установлены бутылки Советского шампанского. У некоторых разбиты горлышки, у некоторых донышки, но четыре бутылки целы. Александр с удивлением их рассматривает. Поднимает, показывает бутылки небу.

АЛЕКСАНДР

Хорошее шампанское... Спасибо. Ты просто старый сводник... Тебе приятно, когда все люди вместе, все друг друга любят, целуются, радуются, верно?.. Ты смотришь на всё это сверху, и доволен... А какой всё это ценой, ты подумал?.. Миг любви, миг близости, а потом мы разрываем друг друга на части и сводим в могилу... Мы же несовместимы!.. Но тебе на это плевать!.. Вот, послал шампанское... Что ж, выпьем шампанского, и посмотрим что будет дальше!.. Унывать не будем!..

По дороге поднимает две большие красивые витые раковины с шипами - чтобы использовать их как бокалы. Поднимается наверх. Женщина сидит у костра, сшивает разорванные клочья зеленой шубы - следы ночных страстей.

АННА

Ба, откуда шампанское?

АЛЕКСАНДР

Из ресторана соседней гостиницы. У нас сегодня годовщина, ты помнишь?

АННА

Если бы я знала какое сегодня число...

Он начинает накрывать на стол. На доски ставит шампанское и две раковины. В центре стола ставит букет цветов.

АННА

Если сегодня затеваем праздник, я хочу быть красивой.

Встает, накидывает на себя шубу и спускается к морю.

Ходит по берегу, напевает... Нашла пластмассовую канистру из-под машинного масла. Откручивает пробку, выливает в пробку остатки масла. Канистру выбрасывает. Поднимает красно-коричневый пористый камень, натирает его о край пробки в мелкий порошок. Перемешивает порошок с маслом и получается вязкая коричневая паста. Напевая, промывает в море волосы, укладывает, втыкает в них осколок перламутровой раковины. Ходит по берегу, собирает синие, фиолетовые, зеленые полиэтиленовые нити, повязывает их вокруг шеи, браслетами вокруг рук и ног. Садится перед баночкой с пастой, намазывает себе губы. Они становятся блестящими, красно-коричневыми. Счастливо напевая, встает, забирается на скалы, по дороге украшая себя разными цветами и листьями.

Он сидит за столом в своем вечернем костюме, в белой рубашке, с бабочкой. В рукавах сверкают запонки. Из-под элегантных немнущихся брюк сияют чистые носки, просохшие за ночь у костра. Тщательно начищенные вечерние туфли небрежно лежат один на другом: вытянутые ноги покоятся на специально подставленном камне.

АННА

Вот это да!

(с восхищением)

Какой ты шикарный, Александр!

АЛЕКСАНДР

Ты тоже ничего.

АННА

Пожалуй, если бы к нам подплыл какой-нибудь пароход, мы бы еще подумали - не слишком ли он для нас обшарпанный, верно?

АЛЕКСАНДР

О, да. Для такой шикарной публики, как мы, не всякий пароход подойдет

Открывает шампанское, наполняет раковины и подает одну из них ей.

Смотрят друг на друга... Чокнулись. Отпили. Он печально смотрит вдаль, в сторону горизонта...

АННА

Тебе плохо?

АЛЕКСАНДР

Нет

Продолжает смотреть в море.

АННА

Целоваться не будем?

Он подает ей знак, чтобы она подошла и села к нему на колени. Она отрицательно качает головой. Он пожимает плечами. Она вытирает слезы. Он смотрит на нее.

АННА

Ты помнишь, как тайно от меня работал ночами, чтобы купить мне ту золотую цепочку?..

АЛЕКСАНДР

Нет.

Встает, забирает у нее раковину, наполняет ее шампанским, подает ей.

АННА

Не ври.

АЛЕКСАНДР

Конечно, помню.

Она принимает у него раковину и сжимает её обеими руками:

АННА

Всё-таки поздно в пятьдесят начинать жизнь сначала, правда?

(Он не отвечает).

У меня ничего не получается...

АЛЕКСАНДР

У меня тоже...

АННА

Что за судьба?

АЛЕКСАНДР

Все-таки мы проворонили тот момент, когда следовало развестись... Слишком поздно... С этим приходится считаться.

АННА

Может поженимся?

АЛЕКСАНДР

Однажды мы это уже сделали.

АННА

Верно. Два раза сделать одну ошибку - это слишком много... Зачем он нас соединил на этом острове?

АЛЕКСАНДР

Я только об этом и думаю.

АННА

Ведь есть так много островов, Александр. Так много островов...

АЛЕКСАНДР

Вообще-то есть один прекрасный способ уживаться вместе...

(Подходит с бутылкой и снова наполняет раковины.)

АННА

Какой?

АЛЕКСАНДР

Напиваться!

(он подает ей бокал)

Надо больше пить. Надо всё время заливать глаза, только и всего. Очень много людей на нашей планете таким образом прекрасно живут вместе! Они что - дураки?

АННА

Я согласна!

Выпивают по полному бокалу.

АЛЕКСАНДР

Потанцуем?

АННА

Без музыки?

АЛЕКСАНДР

Ну и что?

Он протягивает руки. Она встает и подходит к нему. Вместе они делают несколько первых шагов в тишине, еле слышно напевая. Вдруг тихо заиграла музыка...

АННА

Музыка! Ты слышишь? Боже мой, откуда?

(вертит головой в разные стороны).

АЛЕКСАНДР

Радио просохло.

Бросив печальный и ироничный взгляд в небо, он вытаскивает магнитофон и ставит его поближе. Подкручивает ручку и музыка становится слышнее.

Они плавно танцуют под музыку.

АННА

Как давно мы не танцевали...

АЛЕКСАНДР

Наверное, некогда было... Работали... Сына растили...

АННА

Растили, а он от нас уехал... Не пишет, не звонит... Забыл про нас...

АЛЕКСАНДР

Теперь немудрено забыть о родителях... Зачем мы ему нужны?..

АННА

Мы же родители в конце концов?

АЛЕКСАНДР

Да, мы родители.

АННА

(кладет голову ему на плечо)

Ты помнишь, как он болел? Сколько врачей перебывало, сколько мы с ним ездили... А прошло само.

Слышится тихий гул и потрескивание.

АННА

Ты слышишь? Что это гудит?

АЛЕКСАНДР

Радио. Батарейки кончаются. Надо его выключить.

АННА

Не надо выключать, я тебя прошу.

АЛЕКСАНДР

Надо беречь батарейки - нам же надо слушать новости.

АННА

Александр, я тебя прошу! Какие еще новости?

АЛЕКСАНДР

Я хочу знать, кого у нас избрали президентом!

АННА

Зачем тебе? Мы уже не там!

АЛЕКСАНДР

Ты этого никогда не поймешь!

АННА

Я хочу слушать музыку! Ну давай еще потанцуем, не выключай!

АЛЕКСАНДР

Ну вот, начинается. Я же говорю тебе - нам надо слушать новости. Надо знать что вокруг делается.

АННА

Какого черта нам это знать? Это уже не имеет к нам отношения!

Он останавливает ее и идет выключать радио. Она бросается ему наперерез и закрывает дорогу.

АННА

Почему всегда все должны делать так, как хочешь ты?

АЛЕКСАНДР

Ну вот, она еще спрашивает почему от нас ушел сын. Мы что - драться будем?

АННА

Я хочу слушать музыку!

АЛЕКСАНДР

Истеричка!

АННА

Тиран!

Он делает шаг вперед. Она повисает на нем.

АННА

Это принципиально! В конце концов! До каких пор!

Вместе с ней, повисшей на нем и выкрикивающей эти выражения, он подходит к радио, наклоняется и выключает его. Она замолкает, но продолжает висеть на нем. Оба прислушиваются.

АННА

Все равно гудит... Ты слышишь?

Он внимательно вглядывается в море... Показывает в сторону горизонта...

АННА

Корабль!

Подбегает к краю скалы, начинает прыгать, кричать, размахивать знаменем... Александр смотрит на нее с соболезнованием. Наконец она выбивается из сил.

Я сорвала голос. Почему ты стоишь? Я же не могу одна докричаться!

АЛЕКСАНДР

Если ты действительно сорвала голос, это прекрасно, хотя я в это не верю. Теперь помоги мне перенести костер на то место, где ты сейчас скакала. И помоги натаскать как можно больше досок с берега.

Они переносят костер на вершину и бросают в него весь запас досок, который был наверху. Потом, сталкиваясь и чертыхаясь, сбегают вниз, к морю, собирают доски, несутся наверх, бросают их в костер, и так много раз. Пламя взметнулось до небес. Оба стоят мокрые от пота, задыхаются, смотрят в сторону корабля.

АННА

Александр, досок больше нет.

АЛЕКСАНДР

Я вижу.

На их костер корабль отвечает им хилым праздничным салютом. До нас доносятся звуки выстрелов и слабые отсветы.

АЛЕКСАНДР

Салют... Там у них какой-то праздник... Им не до нас...

Становится темно... Александр с сожалением смотрит на большое пламя их костра, выхватывающее круг пространства из темноты.

АННА

Наш последний запас...

Оба сидят в темноте около шалаша. Перед ними тлеют огоньки догорающего костра.

АЛЕКСАНДР

Он жил с нами целую неделю. Теперь он умирает, и мы ничем не можем помочь.

АННА

Может, поищем в темноте?

АЛЕКСАНДР

Ну, найдем пару досок... И ноги сломаем... Теперь у нас нет не только еды и воды, но и тепла и света... - Есть только мы с тобой, и шампанское...

(смотрит в небо)

Ничего не понимаю... В чем же тут замысел? В чем же тут смысл? Только бы понять смысл, смысл этого всего! Ведь если понять, тогда можно принять все, что угодно! Но ведь не понять, не понять!

Из-за туч выходит яркая луна. Теперь они видят лица друг друга - худые, обросшие, угрюмые, отчаявшиеся, изможденные голодом. Он включает радио. Диктор возбужденно тараторит новости на инопланетном языке. Александр поворачивает ручку и радио выключается.

АННА

Музыки уже нет?

АЛЕКСАНДР

Нет.

АННА

Я была права. Дело оказалось не в батарейках. Можно было не выключать радио и ещё послушать музыку.

АЛЕКСАНДР

Тогда бы мы не услышали корабль.

АННА

Ну и что? Всё равно он прошел мимо.

Рассвет. Они возвращаются с моря с горстью трясущихся медуз.

АННА

Медузы! Терпеть не могу эту гадость. Идиотская идея. Не представляю, как я буду есть медуз? Мерзость!

Вдруг выбрасывает медуз обратно в море. Глядя на нее, мужчина тоже вываливает медуз обратно в море. Они поднимаются на скалу.

АННА

Смотри, кажется костер разгорелся!

АЛЕКСАНДР

Лучше бы он не разгорался. Это, пока мы ловили медуз, сгорел наш шалаш.

АННА

О господи!

Бросается вперед, склоняется и рассматривает угли. Распрямляется и растерянно смотрит на Александра:

АННА

Сгорел... А я его так любила... Александр, нам дают знак, что мы тут задержались...

АЛЕКСАНДР

Не болтай...

АННА

Ты просил смысл, чтобы всё это принять, верно?.. Так знай, весь смысл в том, чтобы мы здесь сдохли.

АЛЕКСАНДР

Не придумывай, пожалуйста.

АННА

А разве ты не заметил, что весь этот остров, все эти камни, закаты, рассветы... Всё это не настоящее... Как ты до сих пор не понял, что мы уже по ту сторону? Мы с тобой - души умерших Александра и Анны.

АЛЕКСАНДР

Не болтай.

АННА

Я вот смотрю отсюда на тот мир, где я была живой - никто не хватился, не заметил... Никто не ищет, никому не нужна... Как будто меня и не было...

Рассвело, но день сумрачный, серый... Из тяжелых низких туч накрапывает холодный дождь. Мужчина и женщина сидят невдалеке друг от друга на камнях. Радио стоит в траве, накрытое флагом.

АЛЕКСАНДР

Короче, если нам действительно предстоит умереть здесь от голода, надо отнестись к этому спокойно и подумать о том, как лучше к этому приготовиться. Учитывая, что это неизбежно, предлагаю тебе поразмышлять об этом спокойно, без твоих обычных истерик.

АННА

Я готова, тем более, что истерики у нас это, обычно, твоё дело.

АЛЕКСАНДР

Надо подумать вот о чём. Несмотря на то, что мы умрем голодной смертью, мы должны быть похоронены.

АННА

Кто нас будет хоронить?

АЛЕКСАНДР

Мы сами. И время. Мы приготовим могилы, а время их засыплет.

Выскабливая и выворачивая из земли большие камни, мужчина тяжко трудится. Он старается, чтобы могила была глубокая, а стены ровные... Снимает пиджак, отбрасывает в сторону и остается в рубашке. Женщина подходит, останавливается, задумчиво смотрит на его работу.

АННА

Мы что - ляжем ждать смерти прямо в могилу?

АЛЕКСАНДР

Не вижу другого выхода...

(не отрываясь от тяжелой работы)

Похоронить нас некому...

АННА

Почему? Тот, кто умрет первый, будет похоронен вторым. А второй, когда почувствует, что умирает, ляжет в могилу сам.

АЛЕКСАНДР

Это предложение мне не нравится. Во-первых, если я буду первый, я вовсе не хочу, чтобы меня хоронила ты. Ты обязательно что-нибудь перепутаешь или сделаешь не так.

АННА

Может случиться, что ты умрешь вторым.

АЛЕКСАНДР

Тоже не дай бог. Тогда мне придется хоронить тебя. Ты так привыкла, что я всю жизнь тебя обслуживаю, что хочешь, чтобы я возился с тобой даже после смерти. К тому же, я просто не представляю, как произносить речь на твоей могиле, не оскорбив при этом память усопшей.

АННА

Плохо быть вторым.

АЛЕКСАНДР

К тому же, если с Божьей помощью всё будет идти как идёт, наша смерть наступит от голода, а значит у оставшегося в живых просто не будет сил кого-то еще хоронить. Дай Бог дотащить ноги до своей могилы. Или, например, другой вариант. Оба умирают одновременно. Что тогда?

АННА

Просто удивительно, как с таким могучим разумом ты умираешь без Нобелевской премии? Кстати, мне кажется, что вдвоем ждать смерти в этой яме - слишком тесно.

АЛЕКСАНДР

Ты права. Прожить вместе всю жизнь, и потом ещё в обнимку разлагаться - это слишком сентиментально. Так что, если не возражаешь, я в этой яме лежал бы сам.

АННА

А я? Я должна сама себе вырыть яму?

АЛЕКСАНДР

Я тебе вырою.

АННА

Не сомневаюсь, что ты это сделаешь с удовольствием.

АЛЕКСАНДР

Ты не ошиблась.

Первая могила готова. Он залезает в нее, ложится, примеряется. Анна заглядывает в могилу сверху. Александр изображает удовольствие.

АЛЕКСАНДР

Прекрасно! Главное, в плечах не жмет. Все рубашки, которые ты мне покупала, жали в плечах. Узнай это напоследок. Я просто не говорил, чтобы не обидеть.

АННА

Не думаю, что это теперь важно. Я больше не планирую покупать тебе рубашки.

АЛЕКСАНДР

Вот и прекрасно.

Вылезает из могилы, отряхивает землю, спускается вниз искать место для второй могилы.

Женщина направляется за ним. Искать место непросто - кругом камни и скалы, и только кое-где встречаются места, где камни растрескались в крошку, где есть земля и песок, которые можно копать. Они спускаются на достаточное расстояние. Выбрав, наконец, место, он приступает к рытью второй могилы.

АННА

Тебя совсем не интересуют мои пожелания?

АЛЕКСАНДР

Их много?

АННА

Единственное. Чтобы не залило водой. А если это невозможно из-за гравитации, то чтоб сухими оставались хотя бы ноги.

Разозлившись и насупившись, переходит выше и начинает рыть могилу на новом месте. Труд его тяжек...

АННА

Если тебе трудно, я могла бы подержать твою бабочку.

АЛЕКСАНДР

Будет лучше, если ты уйдешь!

Женщина уходит. Мужчина оглядывается и, убедившись, что женщины нет поблизости, с раздражением срывает с шеи мешавшую ему бабочку и отшвыривает в сторону.

Обе могилы готовы. Тонко поёт холодный ветер, развевает их волосы... Вокруг - пустой безжизненный остров, мертвые скалы, серое небо, холодный океан.

АННА

Уже ложиться?

АЛЕКСАНДР

Не спеши. Дождемся, пока почувствуем, что теряем силы.

АННА

Я уже чувствую.

АЛЕКСАНДР

Тогда ложись.

АННА

Вот ещё, так я и легла раньше тебя.

АЛЕКСАНДР

Рекомендую настелить соломы, спину колет...

Он спускается со скалы на пляж и начинает собирать солому.

Убедившись, что он спустился к морю и не может увидеть что происходит наверху, она с трудом приподнимает тяжелый камень и вытаскивает оттуда завернутые в солому тяжелые гирлянды сушеных долларов. Несет их к своей могиле. Оглянувшись, бросает доллары вниз и присыпает их соломой. Поднимается на вершину. Видит его, он сидит на камне на краю своей могилы, хмуро смотрит в яму.

АННА

Ты уже ложишься?

(Он кивает.)

Ты же говорил, что сначала мы должны почувствовать, что обессилели.

АЛЕКСАНДР

Я просто хочу прилечь, а больше негде. Там и солома, и ветра нет...

АННА

Мне тоже хочется прилечь. Ноги дрожат... Может, это уже это?

АЛЕКСАНДР

Не знаю.

АННА

Помнишь, как мы голодали в сорок девятом?

(Он кивает.)

Странно, мы с тобой развелись только тогда, как развалилась страна...

АЛЕКСАНДР

Это показывает какие мы патриоты. До этого нам с тобой просто некогда было заняться суверенитетом...

АННА

Может, если бы мы с тобой не трахнулись, у нас сейчас было бы больше сил... И мы прожили бы чуточку дольше...

АЛЕКСАНДР

На жалкие пару часов...

Встает, подходит к могиле, садится на край и спускает в нее ноги.

АННА

Два часа жизни, как это много!.. Ты что, уже лезешь?..

АЛЕКСАНДР

Да. Иди к себе.

АННА

Александр, не лезь туда раньше времени!

АЛЕКСАНДР

Иди к себе, Анна...

Спрыгивает вниз.

Она подходит к краю, заглядывает вниз. Он лежит на соломе.

АННА

Ну, как там у тебя?.. Ничего?

АЛЕКСАНДР

Иди к себе. Эта штука у всех одинакова.

АННА

Не холодно?

АЛЕКСАНДР

Нет.

АННА

А земля не колется?

АЛЕКСАНДР

Ты дашь мне спокойно умереть, или нет?

АННА

Стоп, а что это у тебя там торчит?

АЛЕКСАНДР

Где?

АННА

Вон, из-под соломы! Это же шампанское!

АЛЕКСАНДР

Ну, шампанское...

АННА

Это же возмутительно! Сунул себе под солому и ждет когда я уйду!

АЛЕКСАНДР

Ради бога, возьми себе тоже - там у костра еще две бутылки.

АННА

Не могу я пить шампанское в такой холод.

АЛЕКСАНДР

Не можешь - не пей. Иди, иди к себе, Анна.

Он отворачивается от нее к стене. Она стоит в растерянности.

АННА

Как, уже умирать?..

Он не отвечает. Она бредет к своей могиле. По дороге, около костровища, подбирает бутылку шампанского и уносит с собой. Подходит к своей могиле, осторожно заглядывает в нее. Сбрасывает шампанское на солому. Растерянно смотрит вниз. Оглядывается, бросает последний взгляд назад, но от Александра ни звука. Женщина начинает ходить вокруг могилы, неловко пытаясь спуститься в нее с разных сторон.

АННА

Бог мой, да как же в нее слезать-то? Ни разу не приходилось...

Несколько раз пробует спустить ногу, наконец земля обваливается и женщина, взвизгнув, сваливается вниз. Она лежит на соломе, растерянно ощупывая стены могилы.

АННА

Ну, что теперь делать?.. Надо быть умницей и умереть хорошей девочкой...

Она вытягивается на спине, смыкает и выпрямляет ноги, складывает руки на груди и закрывает глаза. Некоторое время лежит неподвижно, после чего вдруг вскакивает и садится.

АННА

Черт побери!

Мужчина лежит в своей могиле на боку, лицом к стене.

АННА

Александр, что я должна делать?

АЛЕКСАНДР

Умирать!

АННА

Умирать?.. Боже, как тут всё колется!..

Она возится с соломой, вытаскивая из-под спины острые камни. Вдруг - настораживается, прислушивается... Ясно слышится шум винтового самолета. Слышится как низко он проносится над землей. Женщина смотрит в небо, словно кенгуру, одним прыжком выпрыгивает из могилы, бежит наверх... Александр стоит в могиле, облокотившись обеими руками о ее край, смотрит вверх и прислушивается.

АННА

(подбегая).

Самолет, самолет!

Мужчина вылезает из могилы.

АЛЕКСАНДР

Куда он подевался?

АННА

Вон, вдали желтая точка. На воде, на горизонте...

АЛЕКСАНДР

Он потерпел крушение или просто сел на воду?

АННА

Как ты думаешь, они нас заметили?

АЛЕКСАНДР

Не знаю... Жечь нам больше нечего... Да и кричать нет сил.

АННА

Кажется, он приближается, тебе не кажется?

Мужчина лезет рукой куда-то в спутавшиеся клочья своей зеленой шубы и достает свои разбитые очки. Надевает, всматривается...

АЛЕКСАНДР

Да, он приближается. Он идет прямо на нас...

АННА

(рыдая)

Александр...

Слабый треск мотора, слышимый все это время, вдруг прекращается.

АЛЕКСАНДР

Он остановился.

В этот момент мотор начинает тарахтеть снова.

АЛЕКСАНДР

Он снова движется к нам...

Мотор снова глохнет.

АЛЕКСАНДР

Что-то у них неладно. Похоже на неисправность...

АННА

Александр, что мы можем сделать?

АЛЕКСАНДР

В этой ситуации я могу только одно - спрятать очки и полезть обратно в могилу...

(говорит, не делая ни того, ни другого).

До них доносятся человеческие голоса - мужчина и женщина о чем-то спорят.

АННА

Кричи!

(визжит)

А-а-а!..

Александр вторит ей низким слабым голосом - только чтобы не упрекнули в бездействии. В этот момент мотор снова начинает тарахтеть, заглушая их крики. Мужчина аккуратно складывает свои очки, кладет их во внутренний карман пиджака, направляется к своей могиле.

АННА

Куда?

(преграждает ему дорогу).

АЛЕКСАНДР

У меня нет сил, Анна. Все равно они окажутся у нас на острове. У них неисправность.

АННА

А если не окажутся?

АЛЕКСАНДР

Окажутся. И мы получим рацию с их самолета...

Александр снова пытается сделать шаг к могиле, но Анна его не пускает.

АННА

А если они починят неисправность и улетят?

Александр секунду стоит в раздумье, после чего идет к камню, на котором, укрытое флагом, стоит радио. Приносит его на обрыв, включает, настраивает...

АЛЕКСАНДР

Если они переговариваются с кем-нибудь по радио, мы услышим о чем они говорят. Если, конечно, здесь есть эти волны... Однажды в детстве я подслушал служебные переговоры полиции... Правда, это было всего несколько секунд, и у меня был другой приемник.

Наконец, ему удается выловить какие-то радиопереговоры. Сквозь треск и шумы слышится мужской голос:

МУЖСКОЙ ГОЛОС

Мы пролетели слишком быстро. Мы ничего не успели рассмотреть.

АННА

(в величайшем волнении)

Слава богу, они говорят!..

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

Очень трудно что-либо рассмотреть, растительность зеленая, всё сливается в глазах...

АННА

Сбрасывай шубу!

За секунду оба сдирают друг с друга водорослевые шубы и остаются в черных вечерних нарядах.

МУЖСКОЙ ГОЛОС

Никого там нет... Просто черные скалы.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

Ну что ж, пора обследовать другие точки. Заводи мотор...

АННА

Вот подонки! Александр, теперь мы сливаемся со скалами! Раздевайся!

Она быстро сбрасывает с себя вечернее платье. Александр не шевелится.

АННА

А ты?.. Чего ты стоишь?

АЛЕКСАНДР

Холодно...

АННА

Послушай, я ради тебя одна мерзнуть не собираюсь!

(энергично стаскивает с него одежду).

АЛЕКСАНДР

Ну хорошо, хорошо!

(послушно начинает раздеваться сам).

Теперь они стоят на скале все в белом белье.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС

Мне кажется, я вижу какие-то светлые фигуры...

АЛЕКСАНДР

Ей кажется!

(желчно восклицает, трясясь от холода).

МУЖСКОЙ ГОЛОС

Это растения.

(безапелляционно)

Я знаю эту безлиственную породу.

Анна и Александр растерянно смотрят друг на друга в качестве безлиственной породы.

МУЖСКОЙ ГОЛОС

Живые существа шевелились бы... А эти не шевелятся...

АННА

Двигайся, двигайся! Шевелись!

(Хватает Александра за руки и пускается с ним в пляс. Александр движется вяло и без огонька.)

Танцуй, танцуй!

АЛЕКСАНДР

Я не умею танцевать!

(раздраженно выдергивает свои руки и прячет их за спину)

Особенно перед ними!

АННА

Или, мой милый, ты будешь сейчас танцевать, или я тебе глаза вырву!

(с ласковой улыбкой снова берет его вялые руки и продолжает танец).

Ты что, уже умер? Танцуй как следует!

АЛЕКСАНДР

Да я просто не знаю, что танцуют в таких ситуациях!

АННА

Танго! Танго танцуют в таких ситуациях!

Звучит танго. Она энергично ведет, вращая его и опрокидывая, как полагается в танго, себе за руку.

Они напевают сами себе сквозь зубы, стучащие от холода. Анна подхватывает с земли флаг и начинает плавно им размахивать, оживляя сценическую композицию. Странно видеть этих двух полураздетых людей, танцующих на фоне дикой холодной природы, с флагом исчезнувшей страны.

АЛЕКСАНДР

Подонки!! Это мы-то растения? Это мы-то безлиственная порода?

Пытаясь согреться, он начинает вести в танце, энергично вращая Анну на холодном ветру. Он выделывает все известные ему замысловатые па, чтобы доказать что они не растения. Радио, однако, молчит...

АННА

Александр, чего они молчат?

АЛЕКСАНДР

Мы недостаточно артистичны!

(шипит от злости)

Тяни носочек, ты выставляешь ногу, как кочергу!

АННА

У меня нога не гнется, я замерзла, как собака!

По радио, наконец, слышится ленивое мурлыкание.

МУЖСКОЙ ГОЛОС

Налей-ка мне горячего кофе... Погорячее, погорячее...

Слышится булькание и смачное прихлебывание. Анна хнычет.

АЛЕКСАНДР

Подонки! Кофе пьют! А у нас кофе нет!

На большой скорости старательно выделывает все положенные па.

Наконец, выбившись из сил, они прекращают танцевать.

АННА

Всё, я больше не могу

(повисает на Александре).

МУЖСКОЙ ГОЛОС

Растения...

(смачно и шумно прихлебывает обжигающий кофе).

АЛЕКСАНДР

(в крайней степени раздражения, больше не может себя сдерживать.)

Гандоны! Гандоны!

Отталкивает Анну, хватает с земли разной величины камни, маленькие горстями, большие обхватывая двумя руками, и ожесточенно, яростно швыряет ими в сторону самолета. Эта процедура позволяет Александру снять раздражение, согреться и успокоиться.

Снова слышится звук мотора. Звук усиливается - самолет приближается к острову.

АННА

Саша...

Александр растерянно смотрит на самолет... Анна бросается Александру в объятия.

АННА

Саша, я тебя люблю!

АЛЕКСАНДР

Аня...

Объятия и слёзы.

МУЖСКОЙ ГОЛОС

Когда я был в такой же ситуации на Четвертой планете в созвездии Рака, я забрал пару экземпляров подобных рептилий в наш бортовой террариум.

АННА

Саша, чего он мелет?

АЛЕКСАНДР

(растерянно)

Говорит, что был в созвездии Рака... Врет, наверное?

АННА

Саша, но мы же не рептилии?

Александр с сомнением пожимает плечами.

Самолет набирает скорость и несется к острову... Треск мотора усиливается... В какой-то момент, в непосредственной близости от острова, самолет отрывается от воды и резко взмывает в небо. Задрав головы, Анна и Александр провожают его глазами. Постепенно звук мотора затихает...

Звучит бравурная музыка и бодрый голос говорит:

ДИКТОР

В эфире "Маяк". Вы слушали двести шестьдесят седьмую серию радиоспектакля "К звездам, к звездам!" Если вы хотите узнать что случилось дальше с отважными астронавтами, слушайте нас в пятницу в это же время!

Звучит музыка.

АЛЕКСАНДР

Можно одеваться?..

Собирает сброшенную одежду.

АННА

(в растерянности и отчаянии).

Что же делать?

АЛЕКСАНДР

(бредет к своей могиле)

Главное теперь не пропустить пятницу...Как говорится, к звездам, к звездам!..

Спускается в могилу, укладывается на солому, поворачивается к стене и закрывает глаза.

Женщина стоит в растерянности. Подходит к его могиле.

АННА

Александр!.. Александр!..

Мужчина не отвечает. Женщина поворачивается и молча уходит к своей могиле. Подойдя к могиле, спускается в нее и ложится на солому. Через прямоугольник окна смотрит в мир живых. Там, в голубом небе, высоко проплывают белые облака. Звучит музыка.

АННА

(в своей могиле)

Почему ты нас не любишь?

(глядя в небо)

А если не любишь, то зачем ты нас создал?..

АЛЕКСАНДР

(в своей могиле)

Почему он нам не пишет? Мы же родители!.. Он даже не знает, что с нами произошло... Неужели ему не интересно в какую историю мы попали? Теперь ему никто об этом не расскажет, мы умрём. И внуки не узнают. Жаль, что уже не увижу внуков...

(закрывает глаза и вытирает слезу рукой)

АННА

(подкравшись к его могиле и бросив в него камешек)

Ты, старый осёл, ну как ты мог додуматься, чтобы мы умирали поодиночке?.. Мне холодно и я пришла согреться.

АЛЕКСАНДР

Хорошо, залезай. Но как только согреешься, сразу назад.

АННА

Почему?

АЛЕКСАНДР

Ну как тебе сказать?.. Хочешь правды?

АННА

Конечно.

АЛЕКСАНДР

Вместе умирать... негигиенично.

АННА

Дурак. Ты мне мил и мертвый.

АЛЕКСАНДР

Не сомневаюсь. Именно мертвый я тебе и мил.

АННА

Короче, я остаюсь у тебя.

АЛЕКСАНДР

Нет. Это серьезно, Анна. Каждый человек со своей придурью. Я не хочу, чтобы ты видела как я умираю. Я не хочу, чтобы ты видела мои судороги! Если ты останешься, я перейду в твою могилу и буду умирать там.

АННА

Хорошо, хорошо. Не волнуйся, я уйду как только согреюсь.

(начинает спускаться к нему в могилу)

Как у тебя высоко! Себе-то поглубже вырыл!

АЛЕКСАНДР

Осторожно, на меня земля сыплется! Ты что, снова губы накрасила?

АННА

Да!

АЛЕКСАНДР

Какого черта?

Улыбнувшись, она укладывается ему под бок. Взмахнув своей зеленой шубой, накрывает их обоих.

АЛЕКСАНДР

Послушай, ты перестанешь манипулировать? У меня уже все глаза в земле!

АННА

Ух ты. У тебя тут радио, шампанское... Давай включим музыку?

АЛЕКСАНДР

В могиле не берет.

АННА

А почему ты не в бабочке?

АЛЕКСАНДР

А почему я должен быть в бабочке?

АННА

Потому что покойник должен быть в бабочке. Это красиво и торжественно.

АЛЕКСАНДР

Я не покойник! Дура!

АННА

Лежишь в могиле, как холодный чурбан, и хочешь убедить меня, что ты не покойник?

(решительно переворачивается на другой бок)

АЛЕКСАНДР

(в бешенстве вскакивая на колени и отплевываясь)

Ты мне можешь объяснить, что ты все время вертишься, как заводная курица?!. Ты в могиле или у себя перед зеркалом?

АННА

Мне не умирается!

АЛЕКСАНДР

Интересно, отчего это тебе не умирается?!.

АННА

Я полна сил!

АЛЕКСАНДР

Каких ещё сил? Ты сейчас только что висла на мне, как гиря! Ты не ела целых десять дней! Ты пораскинь как следует мозгами об этом обо всём - сразу умрешь!

АННА

А ты только и рад давать мне советы как быстрее умереть! Нет уж! Не умру я до тех пор, пока не умрешь ты! Какого черта я должна умирать первой?!

АЛЕКСАНДР

Ну хорошо, хорошо! Я готов, готов умереть первым! Но ты сама же мне и не даешь! Я уже почти уснул, когда ты пришла!!.

АННА

Да пошел ты к черту!..

Решительно садится и из-за этого на его лицо снова сыплется земля. Мужчина в бешенстве садится рядом с ней.

АЛЕКСАНДР

Послушай, ты извини, но я должен тебе сказать, что ты просто охуела!!.

АННА

Ты так не ори, а то у тебя вставная челюсть вывалится.

АЛЕКСАНДР

Что?!. У меня зубы настоящие!!!

В этот момент у Александра от ярости выпрыгивает вставная челюсть. Он ее ловит на лету и мгновенно вставляет обратно.

АЛЕКСАНДР

Вон! Убирайся отсюда к черту! К черту!.. Корова!..

АННА

(встает в полный рост, намеренно задевая шубой землю)

Так значит я корова? Вот и прекрасно! Подыхай здесь сам!..

Она опирается о края могилы, чтобы вылезти из нее, и в этот момент слышит еле слышимый гудок корабля. Всматривается вдаль и видит на горизонте... Женщина бросает взгляд вниз, на мужчину. Он лежит лицом к стене, терпеливо пережидая когда она уйдет. Не проронив ни звука, Анна быстро выбирается из могилы и бесшумно спускается к морю... Лихорадочно снует по пляжу, разыскивая свою самодельную помаду. Разыскав ее и быстро накрасив губы, она, улыбаясь, машет с берега... Слышится плеск воды, шум двигателей, отрывистые команды, шум лебедки... На берег острова опускается трап... С него сбегают два матроса и доктор в белом халате...

ВРАЧ

(берет ее за запястье и считает пульс)

Есть на острове ещё кто-нибудь кроме вас?

АННА

(улыбнувшись врачу)

Нет.

Матросы помогают ей подняться по трапу и мы слышим, что корабль отчаливает...

АЛЕКСАНДР

(нервозно переворачиваясь в своей могиле с одного бока на другой)

Чёрт побери, как она меня разозлила! Теперь я не могу уснуть! Как же успокоиться? Один, два, три, четыре... Пойти к ней, и сказать ей, что она сука!..

Энергично вылезает из своей могилы и быстрым решительным шагом направляется к ее могиле. Подходит, заглядывает... Могила пуста... Растерянно оглядывается по сторонам.

АЛЕКСАНДР

Анна?..

(Обходит весь остров.)

Анна, где ты?

(Смотрит в океан. Вдали слышится гудок уплывающего корабля...)

Анна...

Берется рукой за сердце. Сгибается. Скособоченный и побледневший, ковыляет к своей могиле. Лицо его посинело, черты обострились. Добравшись до могилы, сваливается в нее, как мешок.

Палуба корабля. Внизу тихо плещется океан, волны разбиваются о его борта. На палубе людно и солнечно. Корабль слегка покачивается, красивый официант обходит пассажиров с серебряным подносом, уставленным бокалами шампанского. В шезлонге на палубе сидит Анна, около нее возится врач с чемоданчиком. Рядом стоят капитан, несколько офицеров команды, матросы, публика. Анна беспокойно смотрит в океан... Ей становится плохо... Врач открывает чемоданчик и начинает суетиться над больной. Анна встает с шезлонга, подходит к борту и всматривается вдаль...

АННА

Боже мой, я даже не поцеловала его перед смертью!..

(обращается к врачу)

Поверните корабль назад! На острове еще один человек!

ВРАЧ

Это невозможно. Вы не в себе, вам плохо, вы больная.

АННА

Там еще один человек!

ВРАЧ

Повернуть корабль невозможно. Мы катастрофически отстаём от расписания.

(поворачивается, чтобы подозвать матроса)

А человека подберет другой корабль, мы сейчас сообщим...

В следующую секунду Анна влезает на борт и прыгает в воду. Публика ахает. На корабле включается сирена. Слышится команда: "Человек за бортом!" Через палубу бегут матросы...

Почти выбившись из сил, Анна выходит на берег острова. Бежит к могиле Александра. Взобравшись на скалу, заглядывает в могилу и цепенеет от ужаса. Александр лежит в неестественной позе. Синее лицо, искаженное застывшей гримасой; заострившиеся черты. Прямая рука со скрюченными пальцами застыла и торчит вверх, как будто хочет зацепиться за жизнь. Его стеклянные глаза открыты. У Анны подкашиваются ноги. К ней подбегают матросы и подхватывают её, отводят от могилы. Труп извлекают из могилы и кладут на носилки. Он не гнется и тверд, как бревно. Набросив слева и справа черный полиэтилен, врач сноровисто застегивает молнию. Труп теперь спрятан в черном мешке, и только выпростанная рука со скрюченными пальцами, с которой ничего не смогли поделать, торчит из незастегнутой части пакета и указывает в небеса. Носилки несут к берегу. Сразу за носилками идет Анна, поддерживаемая врачом и матросами. Спускаются на берег, входят на трап. В этот момент черный пакет расстегивается и труп вскакивает на ноги. Два ближайших к нему матроса в страхе прыгают в стороны. Раздраженно выплевывая землю, труп кричит, воздевая руки к небу и обращаясь к людям на палубе:

АЛЕКСАНДР

Люди, не пускайте её на корабль! Этому человеку не место в цивилизованном обществе!

(театрально жестикулирует, указывая то на небеса, то на Анну)

Всевышний, испепели эту гадину! Хляби небесные, разверзнитесь! Тверди земные, поглотите её! Гады и твари, изничтожьте это исчадие!

Анна со слезами на глазах смотрит на Александра и не может поверить, что он живой. Она бросается к нему и прижимается к нему.

АННА

Живой, живой, живой!..

Александр в ее объятиях теряет боевой дух.

АЛЕКСАНДР

(нежно гладя ее по голове)

Птичка!.. Птичка моя!

Слышно, как пассажиры на палубе аплодируют.

Анна, оставаясь в объятиях Александра, опускает глаза вниз и ее залитое слезами лицо вдруг каменеет. Огромные оттопыренные карманы Александра до краёв забиты гирляндами сушеных долларов, которые были спрятаны в ее могиле.

АННА

(сухо, вытаскивая гирлянду)

Что? Мои доллары?..

Анна и Александр смотрят друг на друга...

Пауза...

Врач, вдруг обратившись вверх, в сторону палубы, подаёт энергичный знак и тотчас корабельный оркестр разрывает тишину и начинает играть. Празднично одетая публика с детьми (все в светлом, а дети с разноцветными воздушными шариками и игрушками) спускается по трапу на берег и в большом количестве наполняет остров. Скалы острова сразу же теряют свою пугающую безжизненность и наполняется весельем. Официант в белом фраке и бабочке ходит по острову, предлагает всем шампанское, а если позволят средства - то заодно и зрителям первого ряда. Всюду, всюду жизнь, ее тепло и веселье. Некоторые поднимают флаги и начинают ходить с ними из конца в конец острова.

Посреди всего этого праздника стоят в черном, крепко-накрепко обнявшись, наши Анна и Александр...

1998

Резник Эдуард

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

Счетчик установлен 28 янв 2000 - Can't open count file