Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Народовой Илья

ДЕТСКИЙ АЛЬБОМ
декаденский романс

кинопьеса в девяти частях

ЕГО НОЧЬ. (Сладкая греза)

За большим окном мансарды висит тяжелая полная луна. Перед окном стоит восемнадцатилетний Никита, с напряжением глядя на светящийся диск. Его пальцы скручивают самокрутку.

ГОЛОС НИКИТЫ ЗА КАДРОМ. Что происходит? Опять это странное чувство... чувство необъяснимой тоски и неведомой утраты... Бедная моя мать определенно не спит...

Никита закуривает, делает пару затяжек и кладет самокрутку в пепельницу. Потом аккуратно берет с полки какой-то тяжелый предмет. Включает ночник, откидывается на кровать и произвольно раскрывает фотоальбом.

Крупным планом большая фотография: "Море, чайки, женщина с ребенком, одетым в матроску, кормит птиц..."

Никита рассматривает фото, потом встает, берет со стола потертую трехглазую кинокамеру, направляет ее на луну...

Потом валится на кровать, кладет камеру себе на живот, обнимает плюшевого медведя и закрывает глаза...

ТИТРЫ НА ФОНЕ:

Красный свет фонарика. В проявители плавают фотографии. Медленно проявляется изображение молодого человека. Женская рука с ярким маникюром аккуратно пинцетом берет фотографию, подносит к свету. На фото изображен Никита, полуобнаженный, слегка прикрытый светлым одеянием, что -то вроде туники.

ЕГО УТРО. (Зимнее утро)

Стрелки на изящном будильнике показывают семь минут второго. Анна в шелковом голубом халате и розовом на голове тюрбане с силой, точно театральный занавес, отмахивает тяжелую гардину и окатывается ярким потоком солнечного света. Она закрывает глаза. И какое-то мгновение находится в блаженном умилении солнцем.

Анна - женщина, относящаяся к типу, "чем больше возраст, тем моложе выгляжу". Комната ее напоминает скорее склад театрального реквизита, чем спальню: большой висячий абажур, обвязанный платком с кистями, засохшие розы стоящие в потрескавшихся керамических вазонах, портрет красивой блондинки (видимо ее самой) , ширма, стоящая как бы ни к чему, столик, заставленный фужерами со следами красного вина, и кофейными чашечками с кофейной гущей на блюдце, какие-то таблетки и бижутерия, и везде зеркала, множество зеркал.

Придя в себя, поворачивается к столику. Находит глазами таблетки, берет в руку, выцарапывает из фольги одну, кладет под язык и морщась запивает водой, специально, приготовленной в стакане. Потом собирает в руки чашки, блюдца и фужеры и идет в кухню.

На кухне посуду сгружает в раковину. Включает воду. Ставит чайник. Берет кофемолку. Засыпает в нее горсть кофейных зерен. Включает, держа ее перед собой, завороженная вибрацией молотьбы.

Ставит на газ турку с кофе. Моет чашки. Разливает в них приготовленный кофе.

Одну чашку ставит на поднос. Идет в комнату. Открывает дверь.

АННА. (Громко) Кит! Уже день! Просыпайся! Сынок!

(Нянина сказка)

Утреннее солнце ласково жмурит глаза Никите. В черном морском бушлате, он стоит посреди городской базарной площади, водя блуждающим взглядом по галдящей, пестрой, разноликой, одержимой радостью жизни толпе, сливающейся в его глазах в радужные потоки размытого цвета и света, как на полотнах экспрессионистов.

Вдруг его взор приковывает цветочный лоток и на его фоне оранжево -бело-розовой груды роз, лилий и хризантем хрупкое и подвижное тело молодой блондиночки - торговки цветами.

Никита слегка наклоняет голову и с интересом начинает за ней наблюдать.

Все время поправляя со лба свои непослушные локоны, девушка опрыскивает бутоны и переставляет срезы из ведра в ведро, перекидываясь короткими фразами с соседними торговками, которые хохочут. Девушка сама смеется каким -то грубым, странным для ее лица смехом - лица, сравнимого лишь с божественными ликами нимф, лукаво глядящими со старинных фресок.

Блондинка одета в школьное черное, отделанное белой рюшей платье, душегрейку и повязанную сверху шерстяную шаль- паутинку. На стройные ножки надеты модные ботинки.

Никита замирает, когда она взяв в руку чуть завядшую белую розу, умело и аккуратно своими пальцами расправляет ее лепестки.

Блондинка, заметив устремленный на нее пронзительный взгляд, поднимает голову и видит симпатичного молодого человека, с высветленными волосами, глядящего на нее в упор. Его плечо оттягивает большой черный кожаный кофр . Он смотрит на нее с детской наивностью, прикрыв глаза и отрешенно улыбаясь, от чего она приходит в умиление. Блондинка вдруг улыбается лучезарной улыбкой с видом "что нужно?", проводит рукою по цветам .

БЛОНДИНКА. Господин гимназист! Посмотрите, какие милые цветочки! Не правда ли? Купите своей барышне!

НИКИТА. У меня нет барышни.

БЛОНДИНКА. Тогда купите Вашей маме... Мама -то у Вас есть?

НИКИТА. Мама -то есть, а денег вот нет...

БЛОНДИНКА. (Ласково) Так недорого...

Никита окидывает взглядом ее цветы и останавливается опять на розе в ее руках.

НИКИТА. У меня ничего нет! Я студент. Простите...

Взгляд девушки падает на розу, потом - на Никиту.

БЛОНДИНКА. (С удивлением) Как хотите.

НИКИТА. (Сдавленным голосом) Вы сама как цветочек! Как эти все цветочки!

Он резко разворачивается и идет.

Девушка смотрит внимательно ему вслед .

БЛОНДИНКА. (Удивленно, смеясь своим странным смехом) Странный какой-то! (Кричит и машет розой) Постойте!

Но юноша идет, останавливаясь перед стеклянным павильоном кафе. Постояв в нерешительности перед зеркальными стеклами, глядя на отражающуюся в них блондинку, поглядывающую на него и что-то говорящую своей напарнице, он заходит вовнутрь, исчезая за сверкающими от солнца стеклами кафе.

Спросив у бармена чашку кофе, юноша садится за столик перед окном, ставит под ноги тяжелый кожаный кофр, дрожащей рукой мешает в чашке ложечкой, продолжая через стекло наблюдать за девушкой.

Он достает из кармана металлическую "карманную" фляжку, морщась, делает глоток, запивает кофе и замирает, видя, как к кафе, сжимая розу в руке идет блондинка .

Никита вздрагивает, едва удерживая флягу, потом быстро приходит в себя, делает глоток и отворачивается от окна.

Блондинка, звеня стеклянной дверью, заходит в кафе.

Через пальцы рук, сжатых на лице, юноша видит ее к нему подходящую .

Никита , убирая руки от лица, удивленно поднимает на нее глаза.

Блондинка стоит смущенно теребя руками розу, прожигая Никиту своим изумленным взглядом.

БЛОНДИНКА. Вот! Возьмите бесплатно!

Блондинка кладет розу перед ним.

НИКИТА. (Удивленно) Спасибо! А как тебя зовут?

БЛОНДИНКА. (Садясь напротив) Маша... Мария!

НИКИТА. Красивое имя! Если бы у меня были деньги, я бы подарил Вам миллион таких роз. Так что считай, что я тебе ее подарил!

МАРИЯ. (Смущенно) Спасибо!

НИКИТА. Пожалуйста. (Протягивая ей руку) Никита, можно Кит! Давай выпьем за знакомство!

МАРИЯ. (Смущенно пожимая плечами) Я не пью.

НИКИТА. (Показывая ей фляжку) А я вот... созерцаю жизнь...

Никита берет фляжку , подмигивает Марии и делает глоток.

Между ними вдруг возникает молчание... Мария рукою теребя розу, глядит за окно на свои цветы...

Никита глядит то на лицо Марии, то на ее руки...

Первой молчание прерывает Мария.

МАРИЯ. А что ты делаешь?

Юноша делает глоток из фляжки, запивает кофе, потом стучит ногой по кофру.

Мария с интересом заглядывает под стол.

МАРИЯ. (шепотом с интересом) Там что, оружие?

НИКИТА. В некотором смысле. Там кинокамера! (Наклоняясь к ней, заговорщически) Я буду снимать кино!

МАРИЯ. Кино?

НИКИТА. (Иронично) Я стану знаменитым, я буду делать великое кино!

МАРИЯ. Как интересно!..

НИКИТА. Да. Хочешь тебя сниму?

МАРИЯ. (Смущенно) Меня?

НИКИТА. Да... Только у меня нет пленки.

МАРИЯ. (Серьезно и непонятливо) Камера есть, а пленки нет?

НИКИТА. (Улыбаясь) Как, впрочем , часто в жизни...

МАРИЯ. Нужны деньги?

НИКИТА. (Вздыхая) Да !

МАРИЯ. Деньги?!

Никита смущенно кивает головой.

Мария хмурится, на секунду о чем- то задумывается.

Вдруг перед их столом возникает красивый, сильный, дорого одетый юноша.

ЮНОША. (С иронией) Привет!

Мария вскрикивает, приподнимаясь из- за стола.

МАРИЯ. (Испуганно) Ванечка, познакомься это Никита!

ИВАН. (Протягивая руку) Иван.

НИКИТА. Никита.

Они крепко пожимают друг другу руки.

МАРИЯ. (Заискивающе) Никита , это мой брат!

НИКИТА. Очень приятно!

МАРИЯ. А Никита снимает кино. У него настоящая кинокамера. Кит, а покажи Ванечке камеру.

Никита встает, берет кофр, ставит на стол и бережно вынимает камеру.

Иван и Мария с интересом на нее глядят.

ИВАН. (Протягивая к ней руки) Можно?

Никита передает ему камеру.

ИВАН. (Взвешивая руками) Тяжелая.

НИКИТА. (Убедительно) Она хотя и старая, но настоящие художники снимали ей настоящее кино!..

Иван прикладывает глазок камеры к глазу, рассматривает через него кафе, Никиту, розу на столе и останавливается на Марии.

Мария смущенно улыбается.

МАРИЯ. А можно мне тоже посмотреть?

Иван, издавая рычание, делает резкий выпад с камерой в сторону Марии. Мария, вскрикивая, отпрыгивает.

ИВАН. (Заливаясь смехом) Испугалась, испугалась!..

Никита забирает у брата камеру.

НИКИТА. (Строго) Прости, но это не игрушка!

Никита убирает камеру в кофр.

ИВАН. (Театрально плаксиво) А кино снимать? Ладно мне пора! (Проводит рукой по голове Марии) Не скучай!

Иван быстро пожимает руку Никите и выбегает из кафе.

МАРИЯ. (Проводив брата взглядом, оживленно) А давай встретимся сегодня вечером!

НИКИТА. Давай!

МАРИЯ. Тогда до вечера.

НИКИТА. До вечера!

Мария берет розу, встает и легкой походкой идет к выходу. Никита, оставшись один, провожает ее ласковым взглядом. Мария оборачивается. Никита машет ей рукой и делает из фляжки глоток.

Ему кажется, что кафе, как корабль отплывает, а Мария остается на берегу и с улыбкой машет ему розой...

ЕГО ВЕЧЕР. (Немецкая песенка)

Мария приводит Никиту в полуподвал большого кирпичного дома, где она живет. Открывает дверь, на которой современный кодовый замок. Следуя за Марией, юноша оказывается в тесном, но таком чистом и уютном "гнездышке" с мебелью полувековой давности. Большой с зеркалом гардероб, большая широкая кровать, вызывающе стоящая посреди комнаты, большой круглый стол, большой зеленый абажур над ним, -видно, что комната подавляет хозяйку.

Взгляд Никиты сразу устремляется на высокое окно, даже собственно не окно, а интересный витраж, составленный из многочисленных цветных стеклышек. Он подходит к окну и прикасается пальцами к стеклышкам.

МАРИЯ. (Подходя сзади) Нравиться?

Никита вздрагивая, согласительно кивает головой.

МАРИЯ. А ты посмотри в синее. Видишь, там море и белые птицы?..

Глядя на это стеклышко у Никиты перед глазами "оживает" фотография из его альбома: море, чайки и он- маленький в матроске и бескозырке с мамой на пирсе...

МАРИЯ. (Продолжая) ... А в желтое? Это солнце! А в зеленое. Это трава! Это мой мир, я здесь жила всегда!

Говоря это, Мария наливает в большой таз воды и опускает в нее розу, потом торопливо накрывает стол. Все время у нее из рук выпадает то рюмка, то ложка, то нож. Она ставит на стол банку с оливками, банку красной икры и нарезку деликатеса. Никита оживляется при виде еды.

МАРИЯ. (С улыбкой) Прошу!

Мария подталкивает юношу к столу, подталкивает легко, даже как-то грациозно, хотя чувствуется легкая дрожь в ее руках. Эта дрожь, точно электроток ударяет юношу, откидывая его в сторону, да так, что он чуть не опрокидывает стол.

Мария от испуга вскрикивает.

Никита улыбаясь пытается успокоить Марию. Он берет Марию и подводит к столу.

Они садятся. Рюмки остаются пусты.

НИКИТА. Пожалуй, надо выпить!

МАРИЯ. (Резко) Ой, я сейчас!

Мария встает, идет к буфету, пытается в нем что -то отыскать, недоуменно глядя на полки.

МАРИЯ. (С неприятным удивлением) А где бутылка? Странно.

Никита вытаскивает из кармана фляжку и разливает ее по двум маленьким граненным рюмочкам.

НИКИТА. (Усмехаясь) А у нас с собою было.

Мария рукою поправляя свои красивые локоны, садится за стол, решительно поднимает рюмку, нюхает, морщится.

НИКИТА. (Глядя на Марию) Виски!

МАРИЯ. (Нежно) Ты меня прости! Я такая впечатлительная!

Она в упор смотрит на юношу, ее глаза полны счастливого блеска.

Никита только пожимает плечами, потом с ней чокается и делает глоток.

Мария с умилением за ним наблюдает и, когда он возвращает пустую рюмку на стол, сама глубоко вздохнув, выпивает.

Они опять молчат. Никита продолжает разглядывать комнату, Мария ,не отрывая от него глаз , следит за его взглядом.

Взгляд Никиты останавливается на большой фотографии , где Мария в обнимку с Иваном.

МАРИЯ. (Замечая взгляд Никиты на фото) У меня кроме него никого нет. Нас воспитывала бабушка, но ее уже не стало...

НИКИТА. А ты живешь вместе с братом?

МАРИЯ. Да. Но мы друг к другу в личную жизнь не лезем. У него своя, у меня своя. Он нормальный парень, только вот, я боюсь...

Никита слушает затаив дыхание.

МАРИЯ. (С грустью) Я, понимаю, так просто сейчас не проживешь, приходиться рисковать...

Мария тяжело вздыхая, руками поправляет свои локоны.

МАРИЯ. (Делая жест рукой) Выпьем!

Она берет фляжку и ловко разливает виски по рюмкам. Подмигивая, подает одну Никите. Тот берет, чокается и опять одним глотком выпивает. Мария выпивает за ним.

НИКИТА. А я живу с матерью. Она до сих пор сует нос в мои дела, меня это страшно бесит.

МАРИЯ. Она у тебя все время дома?

НИКИТА. Она актриса, говорят, что не плохая.

МАРИЯ. (Недоуменно) Ты так говоришь, потому что она у тебя есть!

НИКИТА. Можно чаю?

МАРИЯ. Чаю?

НИКИТА. Да. Горячего и крепкого чаю. Я привык спиртное запивать чаем. Очень клево!

Мария встает и идет включает электрочайник.

Никита вытаскивает пачку табака и ловко скручивает сигарету. Закуривает. Мария подходит к нему сзади.

МАРИЯ: Как вкусно пахнет!

Мария берет из его рук самокрутку , закрывает от удовольствия глаза, вдыхает полной грудью аромат, и возвращает Никите. У нее немного начинает кружиться голова.

НИКИТА. (Радостно, не отводя глаз от Марии) Кайф? Настоящий капитанский табак!

На лице Марии проявляется румянец. Она садится и тут же встает, бежит к закипевшему чайнику, потом легким движением насыпает в чашку чайные листья и заливает их кипятком.

Никита не отрывает взгляда от ее рук.

Мария замечает.

Никита смутившись, отводит взгляд, ища, куда затушить окурок.

Мария подает ему чайное блюдце.

МАРИЯ. (Смущенно) А ты , правда, будешь меня снимать на свою камеру?

Никита гасит о блюдце сигарету, берет в руку чашку с чаем и делает глоток, остужая губами воду.

НИКИТА. (Важно, слегка захмелевший) Ты знаешь, что такое искусство?

Мария молча выдавливает из себя смущенную улыбку, нервно теребя локоны.

НИКИТА. (Восхищенно) Это созерцание красоты. (Делая глоток чая) Пленку только купим!

МАРИЯ. (Кивая головой) Да, да, да...

Она не успевает договорить, как раздается шум открывающейся двери.

Никита и Мария оборачиваются к двери, которая с грохотом отворяется. На пороге, увидев изумленную парочку, замирает Иван.

ИВАН. Все пьете!

Мария и Никита в знак приветствия кивают головой. Никита встает навстречу, подавая руку.

Брат важно проходит в комнату, с ухмылкой глядя на стол.

МАРИЯ. (Суетливо) Есть будешь?

ИВАН. Нет. Меня ждут. Дай чаю.

Иван подходит к гардеробу, долго в нем что- то ищет, потом вытаскивает оттуда небольшой сверток в целлофане, кладет внутрь куртки , берет табурет и садится за стол. Никита молча показывает фляжку, приглашая выпить.

ИВАН. (Серьезно) Я не пью!

Мария наливает ему чай. Капли кипятка случайно попадают на руку Ивана. Иван резко одергивает руку, что под ним разваливается табурет.

ИВАН. ...Твою мать!

Иван нервно, откидывает его ногой и подставляет себе стул.

ИВАН. Никогда не знаешь, под чьей задницей развалишься... Давно бы выбросила!

МАРИЯ. (Испуганно собирает табурет) А Никита меня тоже будет снимать! Кстати, что такое искусство?

Иван недоверчиво хмыкает.

МАРИЯ. (Важно) Это созерцание красоты! Никита, а Ванечку ты снимешь? Он ведь красивый?

ИВАН. (Морщась, делая глоток) Меня?

НИКИТА. (Делая глоток из фляжки) Художникам интересны красивые лица...

ИВАН. Во, как... интересно!

МАРИЯ. Только надо пленку купить!.

ИВАН. (Самоуверенно) Так вот. Я хочу вам сказать - искусство это иллюзия! Это занятие для импотентов и блаженных. (С долей презрения) Это не жизнь...

Иван берет чашку с чаем и делает глоток , лукаво прищуривает глаз.

ИВАН. Вот вы сейчас сидите, и вам хорошо. А кто знает, будете ли Вы еще так сидеть?

Никита молчит, уставившись глазами в потухший окурок.

НИКИТА. (Гордо) Искусство - вечно, потому что призвано сделать жизнь лучше, красивее!

ИВАН. Это все иллюзия! Повторяющаяся с постоянной наглостью. Все тащатся перед Мона Лизой...- "Ах!" - а что в ней такого "Ах"? Я где-то вычитал, что если долго на нее смотреть, можно сойти с ума!.. А этот, как его..., ммм... "черный квадрат"?

НИКИТА. (Волнуясь) А религия не иллюзия?

ИВАН. (Ударив ладонью по столу) Нет, религия это вера, а вера - это серьезно! Вера и деньги! Вот и все!

Мария молча смотрит то на юношу, то на брата, подходит к тазу и гладит пальцами лепестки розы.

ИВАН. Я-то живу, а вы витаете в облаках.

МАРИЯ. Ванечка, ну почему? Меня иногда спасает от одиночества что- нибудь красивое... Вот, посмотри, какую красивую розу мне Никита подарил...

ИВАН. (Усмехаясь, сплевывая на пол и тут же растирая ногой) Друзья мои! Это все оттого, что вы такие скучные, а мне пора идти!

Иван встает. Подает руку Никите. Крепко ее сжимает. У юноши на лице возникает кривая улыбка.

ИВАН. Пока!

НИКИТА. Пока!

МАРИЯ. (Торопливо) Ванечка, подожди! (Кладет розу в таз) Можно тебя на минуточку.

Мария и брат выходят за дверь, оставляя ее наполовину прикрытой.

Никита подходит к витражу, пристально рассматривает цветные стеклышки, проводя по ним пальцем.

За дверью слышен тревожный шепот Марии и громкий голос Ивана.

БРАТ. Да не бойся ты за меня!

МАРИЯ. (Жалобно) А я, дура, боюсь!

Мария заходит в комнату, закрывает дверь, подходит в витражу, чуть отталкивая в сторону Никиту, прислоняется к одному из стеклышек и видит, размытые очертания машины через тротуар , в которую на заднее сиденье, садится ее брат. Машина резко срывается с места.

МАРИЯ. (Никите, продолжая глядеть в окно) Не обижайся на него, он хороший... Прост о он такой... Я не представляю, что я бы без него делала.

НИКИТА. Я, наверное, пойду! Поздно уже...

Мария разворачивается от окна к Никите, берет его за запястья.

МАРИЯ. Ванечка дал деньги на пленку.

Никита берет ее руки, смотрит на них.

НИКИТА. Какие у тебя нежные пальцы!

Мария разворачивает руки ладонями вверх, где множество следов уколов и мелких царапин.

МАРИЯ. (Смущенно) Розы тоже имеют шипы.

Никита нежно проводит пальцем по ладони Марии.

Мария слегка приподнимается на цыпочки, легко кладет руки на плечи Никиты, приближая свои губы к его лицу.

МАРИЯ. (Шепотом) Оставайся!

НИКИТА. (Шепотом) Меня ждет мать!

Никита бережно отводит руки Марии, высвобождаясь из ее объятий.

НИКИТА. (С грустной улыбкой) Прости.

МАРИЯ. (Смеясь) Я тебя не отпускаю!

Мария, с лукавой улыбкой, осторожно берет его руку, крепко впиваясь в нее пальцами.

МАРИЯ. Я тебе сейчас покажу одно платье, в котором я хочу сняться!

НИКИТА. Давай завтра! Мать будет волноваться!

Мария еще крепче сжимает его руку, но Никита вырывает свою руку.

НИКИТА. (Испуганно) Ой, что это?

Ничего не понимая, Никита подносит руку к глазам и удивленно смотрит на кровь на руке.

Мария испуганно хватает его руку и закрывает рану ладонью.

МАРИЯ. (Испуганно) Как это получилось?

НИКИТА. (Изумленно) Я не знаю.

Мария свободную рукой резко отрывает от платья рюшу и торопливо накладывает ее, как повязку, на рану, аккуратно бинтуя, дрожащими пальцами.

МАРИЯ. (Ласково- шепотом) Тише, тише, тише...

Мария придерживая его подводит кровати. Усаживает.

МАРИЯ. (Ласково) Ложись, отдохни, а завтра мы пойдем покупать пленку и будем сниматься на камеру!

Мария укладывает юношу. Прямо в одежде. Никита, скрестив на груди руки, закрывает глаза.

Мария гасит свет. Неуверенно снимает с себя одежду, оставаясь совершенно нагой. Подходит к юноше, как кошка, пристраивается рядом и осторожно касается пальцем его пуговицы.

НИКИТА. (Не открывая глаз) Не надо, прошу! Мне холодно!

МАРИЯ. (Ласково) А я тебя согрею!

Мария обнимает Никиту двумя руками, прячет лицо в его волосы.

МАРИЯ. (Тихо) Я тебя согрею!..

НИКИТА. А Ванечка чем занимается?

МАРИЯ. Засыпай...

ЕГО УТРО. (Утренняя молитва)

С первыми лучами солнца Никита открывает глаза, приподнимается, видит рядом с собой Марию. Он встает, берет покрывало, нежно ее укрывает.

Мария вздрагивая, открывает глаза.

МАРИЯ. Ты уходишь?

НИКИТА. У тебя есть горячая вода. Хочу принять душ...

МАРИЯ. (Кивая согласительно головой) Да, да! (Показывая рукой) Вон за той дверью...

НИКИТА. А полотенце?

МАРИЯ. Там висит большое розовое... Оно чистое...

Никита, расстегивая на ходу китель, направляется к ванне.

Зайдя внутрь, он сразу включает воду, разглядывая себя в зеркало, быстро раздевается и залезает под душ.

Стоя под струей воды, он закрывает глаза и видит, в лучах ослепительного солнца, Марию: ее кровать соткана из роз, но ложе из колючих стеблей, на которых она лежит абсолютно голая и не защищенная. Мария приподнимается, манит рукою Никиту к себе. Никита идет... Чувствует ее рядом с собою...

Никита вздрагивая, открывает глаза...

Никита почти одетый выходит из ванной, обтирая голову розовым полотенцем. Мария все еще лежит в кровати под пледом.

НИКИТА. Полотенце так приятно пахнет.

МАРИЯ. (Улыбаясь) Я его полоскала в розовых лепестках!

Вдруг распахивается дверь и в комнату забегает Иван. Он с силой отстраняет со своего пути Никиту, подбегает к сестре и сильно ударяет ее по лицу.

Мария кутаясь в плед , закрывает лицо дрожащими руками.

МАРИЯ. (Тихо стеная) За что, Ванечка? Ведь ничего же не было.

Иван тяжело дыша, оборачивается к застывшему от испуга Никите.

ИВАН. (Злорадно) Ну! Успел снять свое искусство?

Никита молча сглатывает слюну.

Иван подходит к Никите, пальцами с силой хватает его за нос.

ИВАН. Успел?

У Никиты на глазах выступают слезы.

Мария перестает плакать. С испугом глядит на ребят.

МАРИЯ . (Заикаясь) Ваня , оставь его! Он не виноват! Ничего не было!

Иван отпускает Никиту, вытирая пальцы об его бушлат, молча разворачивается и выбегает из комнаты.

МАРИЯ. Прости его.

НИКИТА. (Задумчиво, сам себе) Неужели красота бывает обманчива?!

Мария хватается руками за свое лицо.

Никита молча застегивает китель, берет в руки кофр и идет к двери.

МАРИЯ. (Тихо) Не уходи! Ты забыл взять деньги на пленку.

Никита останавливается. Мария встает, прикрываясь покрывалом, тянется к своему платью, достает оттуда бумажный сверток, перевязанный белой рюшей, точно такой же, как на платье у Марии.

МАРИЯ. Держи!

Мария отдает ему деньги, юноша смущенно принимает их, потом берет ее руку, целует. Неумело, по-детски.

НИКИТА. Спасибо тебе!

Никита идет к двери, останавливается и оборачивается к ней.

И смотрит на нее своими глазами, которые для нее содержат великую печаль, обращенную внутрь, как бывает у слепых. Ее сердце готово было разорваться одновременно от восторга и от жалости, видя чудаковатую сутулую осанку этого юноши и его блуждающий взгляд, который боится опасной встречи с похотливой и такой животрепещущей поволокой ее глаз, пронзительное одиночество и роковую ревность за ними скрывающимися...

МАРИЯ. (Успокоившись) Извини. И купи пленку.

Никита улыбается, согласительно кивая головой и выбегает на улицу.

ЕГО ДЕНЬ. (Неаполитанская песенка)

Большая квартира, устроенная под фотоателье: высокий потолок, наглухо занавешенные окна, белый экран, который ярко подсвечивают софиты.

Повсюду лежат различные штативы, световые приборы, фотообъективы и прочий инвентарь, применяемый в фотографии.

На помосте перед экраном стоит Никита, в то самой позе, в которой он проявляется на фотографии.

Перед ним с фотокамерой в руке - женщина лет сорока, высокая и худая, с красивым , но несколько жестоким лицом.

Отсняв кадр, она бесцеремонно подходит к Никите, бесцеремонно скидывает с него тунику, оставляя его абсолютно нагим, несколько грубо усаживает его на изящный стул "а ля модерн" и деловито поправляет челку на его лбу.

НИКИТА. Инна, ты хоть предупреждай, что сделаешь через минуту, я же должен подготовиться, (Иронично) войти в роль...

ИННА. (Серьезно) Я знаю свое дело.

Инна закуривает и пристально глядит на Никиту. От ее тяжелого взгляда Никите становится не по себе. Он поднимается со стула.

ИННА. (Властно) Сидеть!

НИКИТА. (Жалобно) Мне холодно, давай сделаем перерыв.

ИННА. Черт, такой кадр испортил!

Никита подходит к валяющейся на старинном диване своей одежде, находит фляжку, делает глоток. Поворачивается к Инне, которая, положив камеру на стул, выключает свет на подиуме, включая что- то вроде ночника.

Никита накидывает на плечи бушлат.

НИКИТА. Мы больше не будем сегодня работать?

ИННА. Тебе же холодно.

НИКИТА. (Показывая Инне фляжку) Сейчас уже теплее...

Инна включает свет. Берет со стула камеру.

Никита подходит, садится на стул, скидывает бушлат, разглядывая себя в большое перед ним зеркало. Видит в нем отражающуюся Инну, с камерой в руках.

ИННА. (Пристально глядя на Никиту) Голову чуть левее...

Никита вальяжно поворачивает голову.

ИННА. Так. Снимаю.

Инна делает несколько кадров, обходя полукругом Никиту.

ИННА. Будешь ныть, мальчик, отправишься к своей мамочке, раз и навсегда из моей жизни!

Никита поворачивает голову к Инне.

НИКИТА. (Серьезно) Ты моя мамочка!

Инна кладет камеру, закуривает сигарету , подходит к нему и кладет ему руки на плечи. Никита встает, оказываясь ниже Инны на полголовы. Он страстно прижимается к ней, обхватывая ее талию.

Инна , не меняя своего непроницаемого лица, запускает свою руку с ярким маникюром в его волосы, другой при этом держа сигарету. Инна затягивается и выпускает дым, который легкой завесой на мгновение окутывает их и тут же растворяется в пространстве комнаты.

А Никита через плечо Инны, видит в зеркале их двоих обнимающихся...

ЕГО НОЧЬ. (Болезнь куклы)

Никита лежит под окнами своей мансарды, глядя пустыми глазами на жирную луну. Рядом с ним его плюшевый медведь. В комнате темно, только кое-где со стен блеснет в давящем лунном свете глянец какой-нибудь одной из многочисленных фотографий.

Раздается скрип двери. Никита не успевает обернуться, как в приоткрытой двери показывается женская рука, держащая большую шоколадку.

НИКИТА. (Раздраженно) Я же тебя просил, не врываться ко мне!

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Что такое!?

НИКИТА. (Резко) Мама, отстань!

Рука с силой бросает шоколадку на пол, скрывается и с грохотом захлопывает дверь.

Никита аккуратно кладет камеру на постель рядом с подушкой, поднимает с пола шоколадку, разворачивает, и с ухмылкой откусывая кусок, заваливается на кровать, обнимает большого плюшевого медведя, потом берет камеру, ставит себе на живот и закрывает глаза...

В дверь раздается громкий стук. Никита вздрагивает. Стук усиливается. Никита нехотя приподнимается, с опаской глядя на дверь.

Дверь с грохотом открывается. На пороге в красных одеждах стоит Мария.

Никита вскакивает и ничего не понимая, идет ей навстречу.

МАРИЯ. (Нежно) Прости, но дверь еле держится... Ты купил пленку?

НИКИТА. (Испуганно) Да! И даже зарядил.

МАРИЯ. (Радостно) Отлично. Давай созерцать красоту!

Мария подзывает Никиту к себе рукой.

МАРИЯ. (Заговорщически) Подойди сюда. Мы две свечи. Стоит нас зажечь и вовремя не погасить - мы сгорим! Только мы разные свечи - я для дома. А ты? Мы друг друга не можем согреть, но сжечь...

Никита подходит к Марии. Мария от него отходит.

НИКИТА. (Испуганно) Я не понимаю тебя. Ты вся мокрая...

МАРИЯ. Сейчас поймешь. Смотри, я обычная баба пришла тебя согреть... Хоть на миг... Включай камеру!

Никита берет "трехглазник" и направляет объектив на Марию. Мария, играя, щелкает зажигалкой.

НИКИТА. (Нервно) Подожди, подожди, я все никак ее не настрою... Снимаю!

МАРИЯ. (Радостно) Мотор!

Никита не успевает опомниться как Мария, щелкая зажигалкой, подносит огонь к платью, которое вспыхивает...

Никита ошеломленно смотрит на живой факел, сквозь который слышен насмешливый голос Марии: "Что же ты стоишь, художник? Снимай на камеру!"

И мелькают только что отснятые черно-белые кадры...

ЕГО УТРО. (Мазурка)

Утреннее солнце ласково освещает городскую базарную площадь...

Никита смотрит на веселую блондинку - торговку цветами, поворачивается и идет прочь...

Блондинка провожает странного юношу удивленным, но печальным взглядом...

ЕГО ДЕНЬ. (Песнь жаворонка)

Придя домой, Никита проходит к себе в комнату, небольшую, но светлую и уютную мансарду: стол, кровать, кресло, книжные полки.

Все стены завешаны плакатами и фотографиями всевозможных видов, везде разбросаны и расставлены разные игрушки.

Никита аккуратно ставит кофр на кровать, рядом с большим плюшевым мишкой. К уху мишки красивой женской заколкой пришпилена купюра и записка , написанная большими буквами:

" Кит! Вечером у меня премьера. Жду в театре. Не забудь купить цветы!!! Целую. Твоя брошенная мать!".

Никита, тяжело вздыхая, снимает китель, аккуратно разматывает с руки присохшую от крови рюшу. Достает из кармана фляжку, открывает и последние капли виски выливает на рану и, морщась от боли, размазывает по ней пальцем. Потом встает, берет рюшу и выкидывает ее за окно, с интересом наблюдая как она плавно летит, гонимая ветром...

Вдруг резко хватает кофр, вытаскивает камеру и как что- то хрупкое, что- то дорогое поворачивает ее в руках, пристально на нее глядя.

Убедившись, что все в порядке, Никита бережно ставит ее на стол и наливает в пустую фляжку виски из стоящей на столе бутылки.

ЕГО ВЕЧЕР. (Старинная французская песенка)

Над городом красное зарево заката.

Идя по бульвару, Никита останавливается перед грязной, свободной скамейкой, забирается на нее ногами и лениво усаживается на спинке. Задрав рукав кителя, он пристально разглядывает запекшуюся рану. Оглядевшись по безлюдным сторонам, Никита достает из кармана пачку табака и скручивает сигаретку, глубоко вдыхая пьянящий осенний воздух. Боясь нарушить эту благодать, он не сразу решается закурить, вертя сигареткой перед носом, сравнивая аромат табака с ароматом дыма сжигаемых листьев.

Вдруг за его спиной раздается голос Инны: " Скучаешь, студент?".

НИКИТА. (Задумчиво) Нет, я думаю...

ИННА. О чем , если не секрет?

НИКИТА. (Продолжая рассматривать рану) Да так, по- моему слишком много событий для такого короткого промежутка времени...

Никита вздрагивает и резко оборачивается на голос и видит перед собою Инну.

ИННА. (Загадочно улыбаясь) В твоем возрасте это вполне естественно.

НИКИТА. Что естественно? Каша в голове? Хаос вокруг? Это ненормально. А как ты меня нашла?

Инна обходит вокруг лавки, оценивающим взглядом разглядывая Никиту, потом- рану на его руке

ИННА. Я считаю, что тебе нужна помощь.

НИКИТА. Какая!? Медицинская, материальная или может быть "дружеский совет старшего товарища"?

ИННА. (Рассеянно глядя поверх головы Никиты на пробегающую по бульвару собаку) Может быть, может быть... (К Никите) Кстати, ты напрасно иронизируешь. (Кивая головой на кофр, с иронией) А как твое кино?

НИКИТА. Оно занимается мною и пока весьма безуспешно.

Никита берет в руки кофр, открывает его и достает из него заветную фляжку - единственное содержимое кофра. Инна замечая это, усмехается.

НИКИТА. (Протягивая Инне фляжку) Хочешь выпить?

Инна берет в руки фляжку, развинчивает крышку и лихо, не поморщившись, делает глоток. Резко обхватывает рукою Никиту и страстно целует его в губы.

Никита не сопротивляется, лишь тихонько похрипывает.

Мимо них проходит молодой парень в форме курсанта военно-морского флота.

Инна освобождает Никиту, возвращает ему фляжку , достает сигарету, закуривает.

ИННА. С тем же успехом ты мог бы сказать, что жизнь вроде бы не удалась - и это выглядело бы так же смешно.

НИКИТА. (Делая глоток) Странно все это...

ИННА. (Перебивая его оживленно) Смотри, смотри как она красива, какая грация...

НИКИТА. Кто красива?

ИННА. Вон же... (Притягивает за рукав к себе Никиту, показывая пальцем) Настоящая Русская борзая.

НИКИТА. (Разочарованно) Так ты о собаке...

ИННА. Как же ты можешь делать кино, если ты ничего не видишь вокруг... Ты же наблюдатель, отслеживающий!

НИКИТА. Да я не люблю собак, они не вызывают у меня восхищения.

ИННА. Хорошо. (Вертя головой по сторонам, закуривая сигарету) Пойдем, посидим где-нибудь?..

НИКИТА. Как это - "где-нибудь"?

ИННА. Ну, в кафе...

НИКИТА. (Съежившись) У меня нет денег.

ИННА. Ну и что, - у меня есть!

Никита встает со скамейки и идет в нерешительности за Инной.

НИКИТА. Мне так неудобно.

Инна останавливается , оборачивается к Никите и дружески хлопает его по плечу.

ИННА. Пошли, я знаю одно хорошее место...

И Инна, обняв рукою Никиту за плечо, растворяется вместе с ним в темноте бульвара...

ЕГО НОЧЬ. (Танец пастушков)

Инна и Никита сидят в полуосвещенном кафе подземного пешеходного перехода, разглядывая, идущих за большими стеклянными стенами редких прохожих. Звучит классическая музыка в джазовой обработке. В кафе посетителей практически нет - одна , две пары, сидящие по интимным углам.

На столике перед Никитой и Инной початая бутылка коньяка и распечатанные плитки шоколада. Никита медленными глотками пьет, Инна рядом курит.

НИКИТА. Скучно в этом "аквариуме"...

ИННА. А ты выпей...

Никита вытаскивает фляжку, доливает из нее в коньяк последние капли. Инна берет фужер с коньяком, чокается ее о фужер Никиты, выпивает.

НИКИТА. (Тянет коньяк) Вот я сижу, а мне кажется, что все это во сне. По - моему я перепутал сон и явь, кино и жизнь. (Закусывает шоколадом) И самое смешное, что мне не хочется во всем этом разбираться, я просто устал. Я думал, что как только найду деньги на пленку, я сниму шедевр, не меньше... А когда деньги волшебным образом появились, я не купил пленку и вообще, мне кажется, что я импотент...

ИННА. Мне теперь понятно, почему ты такой !

НИКИТА. Я не такой, просто надоело жить за чужой счет...

ИННА. (Ухмыляясь) Ты занимаешься искусством, а искусство это своего рода паразитизм, так было всегда!

За стеклами мимо них проходит молодой человек. Он останавливается перед ними, с интересом разглядывая кафе. Никита вздрагивает, узнавая в нем Ивана.

Глаза Ивана встречаются с глазами Никиты. Никита отворачивается, а Инна тут же приглашает Ивана жестом войти в кафе к ним. Иван пожимает плечами, Инна настойчиво кивает и машет рукою. Иван идет к ним, Никита испуганно смотрит на Инну.

ИННА. (Успокаивая Никиту) А я люблю заговаривать с незнакомыми людьми...

Иван подходит к их столу.

ИВАН. Правильно ли я истолковал Ваш жест?

ИННА. (Радостно, подставляя Ивану стул из - за соседнего столика) Да, да, прошу Вас!

Иван вальяжно садится, нога на ногу, с улыбкой внимательно глядя на Никиту.

ИННА. (Указывая рукою) Я- Инна, это - Никита, а Вы?

ИВАН. Иван. (Разглядывая Никиту) Знакомое лицо!..

Никита замирает.

ИННА. Неудивительно. (Трепет Никиту по голове) Ребенок у нас фотомодель..

Постепенно кафе наполняется посетителями, многие из них приветствуют Инну взглядами и кивками.

ИННА. Что будете, Ванечка , пить? Можно Вас так называть?

ИВАН. Можно.

НИКИТА. (Подставляет ему бутылку коньяка) Коньяк!

Иван берет в руки бутылку коньяка, рассматривает.

ИВАН. (Вертя бутылку) Я вообще то не пью... А что, хороший коньяк?

ИННА. Отличный! (Кричит) Девушка!

Подходит официантка.

ИННА. Бутылку коньяка, бутылку воды и конфет! (Ивану с улыбкой) Я угощаю!

Официантка , приняв заказ, исчезает в темноте.

ИВАН. (С иронией) Так прямо и угощаете...

Никита тихо переводя дыхание, закуривает.

ИННА. (Философски) Мне кажется, что в случайных встречах есть то, чего не хватает в общении с друзьями - неожиданность, отсутствие сценария. Никогда не знаешь заранее, чем обернется случайное знакомство.

ИВАН. Значит для Вас это своего рода хобби или авантюра?

ИННА. Или-или! Это жизнь!

ИВАН. Значит будем созерцать жизнь!

Никита вздрагивает.

Звучит "Танец пастушков" Чайковского в современных ритмах. Пять молодых танцоров начинают танцевать вокруг столиков.

Инна молча исчезает.

Иван и Никита стараясь друг на друга не смотреть, делают вид, что им очень интересно выступление танцоров.

Инна появляется переодетая в длинное вечернее платье. Иван с нескрываемым удивлением на нее глядит.

Танцоры заканчивают выступление. Слышны жидкие аплодисменты.

ИННА. (Покачиваясь в ритм с фужером в руке) Никита, а ты уже не скучаешь. (Утвердительно) А чего тебе скучать - сидишь в кафе, пьешь в кампании, прямо скажем, красивых людей... (С издевкой) Ведь тебе же нравиться все красивое!

Никита пожимая плечами разглядывает танцоров.

ИННА. (Утвердительно) Нравиться!

Инна проводит рукою Никите по голове.

ИННА. (Ласково) Сыночек!

Никита резко одергивает свою голову из -под ее руки.

НИКИТА. (Грубо) Хватит уже.

ИННА. (Прихватывая Никиту за нос) Ути - пути... (Разглядывая стол) А где заказ? (Кричит) Девушка! (Никите) Может потанцуем!

ИВАН. Инна, могу я Вас пригласить?

Иван встает, протягивая ей руку.

ИННА. (Радостно) Слышу голос мужчины!

Они встают, идут в танцевальный круг.

Никита наливает себе коньяк, выпивает. Закуривает... С тоской в глазах оглядывает посетителей кафе...

Потом отворачивается к стеклянным стенам кафе, разглядывая многочисленных прохожих, идущих за ними по переходу...

Официантка наконец приносит заказанное Инной.

Инна и Иван возбужденные подходят к столику, наливают коньяк, выпивают, закусывают шоколадом.

ИННА. Так что Ванечка, у тебя есть все шансы стать фотомоделью...

ИВАН Заманчиво!

ИННА. Да, да , да! (К Никите) Правда, Никита, какая фактура! (И Инна рукою проводит вокруг лица Ивана) .

Никита молча, соглашаясь кивает головой.

Инна и Иван, взявшись за руки, опять идут танцевать.

Никита наливает себе коньяк, выпивает... Еще и еще...

Инна и Иван возвращаются. Разливают в свои фужеры коньяк, выпивают, закусывают.

ИВАН. А ты только по мальчикам специализируешься?

ИННА. (С иронией) Я ненавижу девочек!

ИВАН. У меня есть одна красотка, я думаю, у нее есть все шансы состояться...

ИННА. (Вальяжно) Хорошо, я посмотрю, если ты просишь!

Инна и Иван снова идут в танцевальный круг.

Никита встает и с силой опрокидывает стол. Все от грохота останавливаются и оборачиваются. К Никите подбегает швейцар, хватает Никиту за грудки.

ИННА. (Кричит) Убери руки, халдей!

Инна и Иван подбегают к Никите. Иван оттаскивает швейцара, пытаясь ему что- то объяснить.

ИННА. (Официантке) Мальчик просто пьяный! Я заплачу! (К Никите) Китенок, милый, сядь, отдохни, я тебя никому не отдам!...

Никита молча садится на стол, на его щеках появляются слезы.

Инна, успокаивая его, целует его в голову, в щеки...

Иван подходит к Инне, берет ее за руку и они возвращаются в танцевальный круг...

Никита встает, берет кофр и незаметно выходит из кафе... В его руке бутылка коньяка...

(Марш деревянных солдатиков)

Еле рассветное утро.

Никита стоит на мосту. Долго глядит на воду, которая , как магнит его притягивает... Потом резко поднимает глаза... На берегу увидев церковь, Никита крестится...

За его спиной раздается голос с прибалтийским акцентом.

ГОЛОС: Какое светлое утро! Правда?

Никита поворачивает голову и видит перед собой молодого курсанта военно- морского флота, того самого...

НИКИТА. (С удивлением) А ты что, с корабля?

КУРСАНТ. (Улыбаясь широкой улыбкой) Почти...

НИКИТА. (Протягивая руку) Никита, можно Кит!

КУРСАНТ. (Протягивая руку) Раймондс!

НИКИТА. (Протягивая бутылку) На выпей за знакомство и за мой день рождения!

РАЙМОНДС. Поздравляю! Палдиес, то есть спасибо!

Раймондс неумело делает глоток из бутылки. Никита разворачивает конфету и засовывает ее в рот Раймондса...

НИКИТА. Это тебе спасибо!

ЕГО УТРО. (Песня жаворонка)

Стрелки на изящном будильнике показывают семь минут второго. Анна в шелковом голубом халате и розовом на голове тюрбане с силой отмахивает тяжелую гардину и окатывается ярким потоком солнечного света. Она закрывает глаза. И какое-то мгновение находится в блаженном умилении солнцем.

Придя в себя, поворачивается к столику. Находит глазами таблетки, берет в руку, выцарапывает из фольги одну, кладет под язык и морщась запивает водой, специально, приготовленной в стакане. Потом собирает в руки чашки, блюдца и фужеры и идет в кухню.

На кухне посуду сгружает в раковину. Включает воду. Ставит чайник. Берет кофемолку. Засыпает в нее горсть кофейных зерен. Включает, держа ее перед собой, завороженная вибрацией молотьбы.

Ставит на газ турку с кофе. Моет чашки. Разливает в них приготовленный кофе.

Одну чашку ставит на поднос. Идет в комнату. Открывает дверь.

АННА. (Громко) Кит! Уже день! Просыпайся! Сынок!

Войдя в комнату сына она видит на кровати спящих в обнимку, в одежде Раймондса и Никиту.

Анна удивленно склоняется над ними.

АННА. Никита! Просыпайся.

Никита приподнимает голову. Непонимающе смотрит на мать.

НИКИТА. (Кричит) Сколько раз я тебе говорил - не входить ко мне без стука.

От крика просыпается и вскакивает Раймондс.

РАЙМОНДС. (Испуганно, с прибалтийским акцентом) Доброе утро!

АННА. (Испуганно- улыбаясь) Доброе утро! (Никите) Никита, пора просыпаться!

Никита толкает мать ногой. Анна выпускает из рук кофе, чашка падает, обливая Никиту.

НИКИТА. (Кричит) Пошла вон!

Анна вскрикивая, выбегает. Никита с грохотом захлопывает за ней дверь.

Анна заходит в свою комнату, дрожащей рукой берет сигарету. Закуривает. Смотрит в окно. Потом оборачивается к зеркалу. Курит. Смотрит на себя в зеркало. Разглаживает кончиками пальцев морщинки. Выдыхает на свое отражение дым.

Глаза Анны наполняются слезами.

АННА. (Причитая) Боже мой! За что? Господи! Дай мне сил!

Анна встает, идет на кухню. Вдруг в оторопи останавливается на пороге. На кухне - друг ее сына - парень лет двадцати - в трусах и тельняшке, жадно пьет из-под крана воду.

Увидев Анну, парень вздрагивая, застывает.

РАЙМОНДС. (Как бы оправдываясь) Горло пересохло... Доброе утро!

АННА. (Сдержанно) День! Уже день. Я что-то Вас раньше не видела.

РАЙМОНДС. (Приветливо) Меня зовут Раймондс. Я из Риги. Мы с Никитой вчера познакомились. Всю ночь гуляли.

АННА. (Цинично оглядывая парня) Очень приятно! А вы что, вчера пили?

Раймондс виновато пожимает плечами.

Анна проходит на кухню. Берет чашку с кофе, пробует, переливает обратно в турку и ставит на газ. Раймондс пятясь идет из кухни, но заходит Никита.

НИКИТА. (Грубо матери) Почему ты лезешь в мою жизнь? Сколько раз я тебя просил.

АННА. (Не оборачиваясь) Я не желаю с тобой разговаривать. Ты алкаш, грубиян, эгоист, и всякое прочее... Ты не хочешь жить... И свой грех самоубийства стараешься повесить на меня, но не выйдет!

НИКИТА. (Меняя гнев на милость) Что всякое прочее?.. Хотя бы гостя постеснялась!

Никита включает чайник. Раймондс идиотски улыбается. Анна молча наливает себе кофе и идет из кухни.

НИКИТА. Мама, познакомься, это Раймондс! Он приехал из Латвии по заданию командования.

Анна пытается молча пройти, но Никита преграждает ей дорогу.

НИКИТА. У тебя что - приступ психопатический? Это Раймондс.

АННА. Мы уже познакомились. Пусти.

НИКИТА. (Раймондсу) А это мама Анна или просто Анна. Она у меня девушка.

Анна одной рукой отпихивает сына и выходит из комнаты. Никита ухмыляется.

РАЙМОНДС. Кит, зачем ты так?

НИКИТА. (Отмахиваясь) Не обращай внимания. Она всю душу мне вымотала. Лезет в мои дела, устраивает обыск в комнате. Наркотики ищет. Старческий маразм.

Никита подходит к испуганному Раймондсу. Кладет ему на плечи руки.

НИКИТА. (Заговорщически) Относится ко мне как к пятилетнему; орет на меня постоянно. Ну, что, давай завтракать. Мне надо в институт бежать. Пойдем со мной.

РАЙМОНДС. (Пожимает плечами) Мне надо в посольство, отметиться. Все-таки я в армии.

Никита убирает руки с Раймондса.

НИКИТА. Но потом отметишься.

РАЙМОНДС. (Кивая головой) Нет, не могу никак.

НИКИТА. Ладно, давай мыться и завтракать, а то мне уже, правда, пора.

Звонит телефон.

Никита выбегает с криком: "Скажи, что я уже ушел!"

Раймондс глубокомысленно вздыхает, потом подходит к окну. На кухню заходит Анна. Раймондс слыша голос Никиты, вздрагивает.

НИКИТА. Раймондс!

Раймондс заходит в ванную. Никита моется под душем.

НИКИТА. Я сейчас. Одну минуту. Ты не стесняйся. И, вообще, живи пока у меня.

РАЙМОНДС. (Глядя на себя в зеркало) Мне уже завтра уезжать. У меня сумка в посольстве.

НИКИТА. Так забери.

Никита переключает душ. Берет полотенце.

РАЙМОНДС. Да все равно уезжать.

НИКИТА. (Вытираясь) Ну и что, еще день вместе погуляем, а завтра я тебя провожу. Где-нибудь пошляемся. (Показывая на ванну) Можешь мыться.

Раймондс начинает раздеваться. Никита вылезает из ванны. Раймондс снимает с шеи кожаный шнурок с наручными часами.

НИКИТА. (Глядя удивленно на часы) Это что?

РАЙМОНДС. Часы.

Раймондс кладет часы на ладонь, показывая Никите.

РАЙМОНДС. Это мне друг подарил. Он три месяца учавствовал в военной миссии ООН, потом вернулся и подарил мне. Как талисман - они его от смерти уберегли. Теперь я их ношу, как талисман.

Никита берет часы, вертит, разглядывая их и возвращает Раймондсу . Раймондс вешает часы на крючок и залезает в ванную.

Раймондс залезает. Никита выдавливает зубную пасту на щетку, и, глядя на Раймондса, начинает чистить зубы. Раймондс как-то неуверенно включает душ и начинает мыться.

Почистив зубы, Никита одевается, видя как Раймондс неумело мылится мочалкой.

НИКИТА. Помочь ?

Раймондс подает Никите мочалку. Никита быстро ее намыливает и также быстро намыливает спину Раймондсу, а потом и его всего.

РАЙМОНДС. (Улыбаясь) Спасибо, Кит! Последний раз, лет пятнадцать назад меня так мыла мама.

НИКИТА. (Смущенно) Лузу!

РАЙМОНДС (Улыбаясь) Видишь, уже знаешь латышский. Как я тебе завидую...

НИКИТА. В смысле?

РАЙМОНДС. Что у тебя есть мама.

НИКИТА. А у тебя нет?

РАЙМОНДС. Умерла... У меня осталась только старшая сестра, но она замужем, и не до меня...

НИКИТА. (Показывая на чистое полотенце) Полотенце.

РАЙМОНДС. Палдиес.

НИКИТА. Давай быстрее.

РАЙМОНДС. Так точно.

Никита выходит из ванной, оставляя Раймондса под струей душа.

На кухне Анна жарит яичницу из двух яиц и сервирует стол: кофе, хлеб, йогурт.

НИКИТА. (Быстро завтракая) Я только на студию и обратно. Не обижай Раймондса.

АННА. Ты приводишь домой любого с улицы.

НИКИТА. (Строго) Он - не с улицы. Поняла? Он выполняет государственное задание. А потом - у него умерла мать, в отличии от меня!

АННА. (Удивленно) Что ты имеешь в виду!

НИКИТА. (Повышая тон) А то и имею в виду, что у него, кроме меня никого нет... А если у тебя паранойя, то я не врач! Поняла? (Кричит) Раймондс!

АННА. (Со страданием в голосе) . Как мне страшно жить, Господи! Помоги моему сыну!

НИКИТА. Мама, это кухня, а не Театр Сатиры!

Анна молча выходит из кухни. Раймондс выключает воду и вытирается полотенцем. Оборачивается им, берет свою тельняшку в руки и выходит из ванной.

В коридоре опять сталкивается с Анной, которая заходя в свою комнату громко хлопая дверью, бросает по дороге Раймондсу: "С легким паром!"

Раймондс, смущенно улыбаясь, заходит в комнату Никиты.

НИКИТА. (Завтракая, кричит) Раймондс!

На кухню заходит Раймондс в форме морского пехотинца - сержанта. Садится за стол. Никита восхищенно смотрит на него.

НИКИТА. А ты долго будешь в посольстве?

РАЙМОНДС. Не знаю.

НИКИТА. Ну, может, вечером пойдем куда-нибудь в гости? Я то хочу, чтоб все от зависти сдохли, что у меня такой друг!

РАЙМОНДС. Посмотрим...

На кухню заходит Анна. Видя Раймондса в его военной форме , она вскрикивает от удивления.

АННА. Надо же, какой!

РАЙМОНДС. (Испуганно) Какой?

АННА. (Разводя от умиления руками) Такой! Весь... красавец! Как вот его отец!

НИКИТА. Вот видишь, мать! А ты говоришь: " кого попало".

РАЙМОНДС. Вы тоже красивая! Никита сказал, что Вы актриса?

АННА. (Вздыхая по театральному) Ах, все в прошлом!

НИКИТА. (Раймондсу) Ой, это она все скромничает. Каждый день мне театр разыгрывает!

АННА. Раймондс, вот скажите, хорошо издеваться над матерью, которая ночами не спит, а только думает, как уберечь этого идиота от дурного влияния улицы? От массовой пагубной моды наркомании ?

РАЙМОНДС. (Смущенно улыбаясь) Плохо.

НИКИТА. Мать, ты пришла специально отвлекать нас? Если б я хотел быть наркоманом, я бы давно им стал, но мне, к счастью, передались твои алкоголические гены!

АННА. (Взрываясь, тыча пальцем в лицо Никите) Не мои гены, слышал, не мои, а гены твоего продажного отца! Да, вот она твоя благодарность за то, что я тебя родила! Жизнь тебе дала!

НИКИТА. Мама, мама, успокойся, зачем ты пугаешь человека? (Раймондсу) Ну, что, идем?

РАЙМОНДС. Да, да.

АННА. (Держа в руках деньги) Кит, купи хлеба.

НИКИТА. Давай деньги. Какого хлеба?

АННА. (Протягивает деньги, пожимая плечами) Черного.

РАЙМОНДС. (С иронией) Рижского?

АННА. Можно и Рижского... Раймондс, я Вас очень прошу, проведите с ним настоящий мужской разговор, он ведь без отца рос... Все - таки Вы военный!

НИКИТА. (Смеясь) Хорошо, хорошо.

Никита берет за руку Раймондса и они вместе выходят.

(Мама)

Анна какое-то время, глядя на захлопнувшуюся дверь, остается завороженной. Потом идет на кухню. Собирает со стола грязную посуду и ставит ее в раковину. Включает воду.

Взгляд ее останавливается на полке с грампластинками. Она перебирает их, находит одну, ставит на проигрыватель. Звучат стихи Марины Цветаевой и Сергея Есенина в исполнении Анны.

Анна идет к окну. Берет сигарету. Закуривает. Смотрит, о чем-то думая, в окно, выдыхая дым, который разбиваясь о стекло окна, окутывает лицо Анны.

Потом она идет в комнату сына, пересматривает ящики стола и шкафа, что-то ища, смотрит в карманы одежды. Находит бумажный сверток , перевязанный белой рюшей. Аккуратно развязывает, разворачивает и видит большое количество денежных купюр. Какое- то мгновение на них тупо глядит, потом обратно сворачивает, перевязывает и кладет обратно в карман.

Идет к себе в комнату, садится перед зеркалом, закуривает, потом вытаскивает из тумбочки большой фотоальбом, открывает, перебирает старые черно -белые фотокарточки с которых глядят, лучезарно улыбаясь, красивые мужчины в военной форме.

ЕГО ДЕНЬ. (Похороны куклы)

Солнечно. Никита идет по улице, сжимая в руке маленький букетик цветов.

Лица прохожих озарены внутренней радостью запозднившегося бабьего лета. Щурясь от яркого света, они кажутся немного чокнутыми, со своими по- детски наивными улыбками. Все вокруг как будто размыто, растушевано бело- розовой дымкой, приглушенным фоном оживленной улицы, чувством таинственного.

Никита со счастливым лицом заходит в парадную старинного дома, поднимается на этаж и звонит в массивные деревянные двери.

Дверь открывает Инна.

Никита протягивает ей цветы.

НИКИТА. Привет! Я не опоздал?

Инна отвечает еле заметным кивком головы, берет цветы и повернувшись идет в полуосвещенную комнату. Никита за ней. Инна жестом показывает ему пройти к старинному дивану.

За ширмой, стоящей в другом конце комнаты раздаются женские смешки. Никита садится на диван, закуривает, глядя на ширму.

ИННА. (Властно) Девочки, поживее!

ОДНА ИЗ ДЕВУШЕК. Инна, а можно мы посмотрим?

ИННА. Только так, чтобы я вас не видела и не слышала!

Из - за ширмы, на ходу одеваясь выходят две девушки, но из-за полутьмы Никита не может рассмотреть их лица.

ДЕВУШКИ. (В один голос) Здравствуйте!

НИКИТА. Привет!

Инна включает софиты и устанавливает приборы. Девушки проходят в коридор.

Никита делает из фляжки глоток , подходит к зеркалу и глядя на себя, начинает раздеваться.

НИКИТА. (Как будто сам себе) Прости меня за то, что я не справляюсь с поставленной задачей. Это упражнение, называемое человеческой жизнью вызывает у меня большие затруднения...

Никита, почти раздевшись, видит отражающуюся в зеркале Инну, которая настраивая камеру, прислушивается к Никите.

НИКИТА. (Продолжая, как бы теперь обращаясь еще к Инне) Друг мой, я неспокоен, я не боюсь, но мне тревожно... Лишь ты можешь понять как это все незачем, как жизнь теряет вкус и цвет, когда появляется чувство страха... и только добрый сказочный сон кажется избавлением, долгожданным покоем! Как это легко, когда ничто не связывает тебя, ни отношения, ни цели... Я хочу любить, но не могу, я хочу бороться, но боюсь... Я хочу покоя, но он меня томит...

Никита вдруг вздрагивает, ясно слыша щелканье камеры. Он оборачивается и сквозь яркий свет софита видит снимающую его Инну.

ИННА. (Не отрываясь от камеры, властно) Продолжай!

Никита опять поворачивается к зеркалу.

НИКИТА. Я знаю, что ты это делаешь из- за врожденного чувства такта, но не криви душой, друг мой, тебе это не к лицу. Моя личность тебе не интересна, ты всегда добиваешься от меня того, что ты хочешь и ничто не может заставить тебя пойти против своих желаний. Наверное, в этом и заключается воля? Тобою слишком сильно овладевает страсть, противится которой ты не хочешь! И правильно! Я восхищаюсь твоим умением отдаваться минутной страсти!

Из угла раздаются жидкие аплодисменты и крики девушек : "Браво!", "Браво!".

Никита вздрагивает увидев в зеркальном отражении двух девушек, теперь при ярком свете, он ясно видит, что одна из них Мария. Он невольно прикрывает обеими руками свой стыд. Девушки еще веселее смеются.

ИННА. (Властно девушкам) Молчать! Ступайте! Никита подойди...

Инна закуривает сигарету и плюхается в задумчивости на диван.

НИКИТА. (К Марии) Ты Мария?

МАРИЯ. (Голосом Анны) Мария.

НИКИТА. Мария, у тебя голос, как у моей матери.

Мария подходит к Никите, берет в свои руки его руку, и не отрывая глаз от глаз Никиты, подносит к своим губам руку, нежно целуя запекшуюся рану.

Никита замирает.

МАРИЯ. (Усмехнувшись) А Ванечка так и не вернулся!

ИННА. (Властно) Никита, ты спятил, отстань от нее... Боже мой, какой бред!

НИКИТА. (Отмахиваясь от Инны) Замолчи! (К Марии) Мария, как ты здесь оказалась?

Мария смеясь своим грубым странным смехом отпускает руку Никиты, подбегает к окну и срывает массивную штору. Комната наполняется ярким солнечным светом.

МАРИЯ. (Радостно) Я созерцаю красоту!

Никита бежит за ней. Но сзади его хватает Инна, она разворачивает его и с силой пытается усадить на диван.

ИННА. (Властно) Никита, очнись!

НИКИТА. (Вырываясь) Мария, постой!

Мария весело смеясь распахивает окно...

МАРИЯ. Никита, иди за мной!..

Никита вырывается, вскакивает и видит бьющуюся, запутанную в тюль чайку. Он подбегает к ней, распутывает тюль... Освобожденная чайка с криком вылетает...

НИКИТА. (Кричит, высовываясь за окно) Мария!

К Никите подбегает Инна, она разворачивает его к себе и с силой прижимает. Уткнувшись в ее плечо, Никита начинает истерично плакать.

Слышны убегающие шаги и хлопанье дверей.

В воздухе эхом все еще раздается грубый смех Марии.

ЕГО ВЕЧЕР. (Шарманщик) .

За окном закатное солнце. Анна открывает глаза и видит как над ней стоит сын , тряся ее за плечо.

НИКИТА. Ты что, умерла что ли?

Анна смотрит на него непонимающим взглядом.

НИКИТА. На кухне вода включена, граммофон.. Ты что, больная?

АННА (Поднимаясь со своей кровати) Больная.

НИКИТА. А, Раймондс не приходил?

АННА (Рассеянно) Вроде нет. Я спала. (Увереннее) Вы же вместе ушли.

НИКИТА (Нервно) Ты все проспала. Он пришел, никто не открыл дверь и он ушел.

Никита выбегает из ее комнаты, через секунду возвращается.

НИКИТА. (Кричит) Ты опять копалась в моих вещах?! Когда это кончится?!

АННА. (Играя удивление) Я?!

НИКИТА . Я - это свинья!

АННА. (Серьезно) Ты прячешь от матери деньги. Откуда такая большая сумма...

Никита молча забегает в свою комнату и захлопывает дверь.

Анна встает, подходит к двери Никиты, прикладывает к ней ухо.

Дверь с силой распахивается, Анна резко отходит.

НИКИТА. (Зло, кидая сверток ей в ноги) На! Подавись! Для тебя хранил!

Анна прикладывает руку к сердцу.

АННА. (Испуганно) Я только спросила... Ты не работаешь и имеешь столько денег!...

НИКИТА. Только не думай, что я наркотой торгую!..

Никита с силой захлопывает дверь.

Анна переступив через деньги, идет на кухню, выключает воду, закуривает. Опять включает воду, моет посуду.

(Новая кукла)

Раздается мелодичный звонок в дверь. Анна и Никита бегут открывать, сталкиваясь в коридоре. Заходит Раймондс, в его руках маленький изящный

букетик , который он протягивает Анне.

РАЙМОНДС. Это Вам!

АННА. Спасибо! Какие милые!

Анна, прижимая к груди цветы, идет на кухню.

НИКИТА. (Радостно) Я уже было подумал, что ты уехал.

Никита обнимает Раймондса за шею.

РАЙМОНДС. (Смущенно) Что подумает мать?

НИКИТА. (Заговорщически) А то и подумает! Раймондс, будь моим братом!

Раймондс смущенно улыбается. Никита толкая играючи его в спину, заводит в свою комнату.

РАЙМОНДС. Как в институте?

НИКИТА. (Отмахиваясь) Да там все больные! Я тебе честно скажу, что я пошел в этот институт, чтобы не идти в армию, а на актерский, потому что мать больше никуда пристроить не может!

Раймондс снимает с себя китель, оставаясь в тельняшке.

РАЙМОНДС. А меня хотели сегодня отправить, но я выпросил еще один день, сказал, что меня хотят попробовать в кино! Смешно?

Никита одевает на себя китель Раймондса, смотрит в зеркало, передразнивая акцент.

НИКИТА. Конечно, смешно! А ты что, так хочешь сниматься? Чего же ты не пошел со мной, я бы тебя со всеми там познакомил. Тебя бы взяли - ты красивый! (вертится перед зеркалом) .

РАЙМОНДС. А тебе идет - да (иронично) , красивый и талантливый.

НИКИТА. (Радостно) И самый клевый!

Раймондс находит глазами лежащий на книжной полке фотоальбом в ярко - оранжевой обложке.

РАЙМОНДС. (Указывая на альбом) Можно?

НИКИТА. (Подавая Раймондсу альбом) Конечно!

Раймондс берет альбом , садится на кровать и начинает его листать. Никита подсаживается рядом.

РАЙМОНДС. (Указывая пальцем на фото) Это ты?

НИКИТА. Ага. А это мой отец.

РАЙМОНДС. А где он? Умер ?

НИКИТА. Как же, жди, - поматросил Аннушку и бросил... (Показывая на себя) И вот вам результат. (Передразнивая мать) Алкаш, подонок, наркоман, самоубийца и всякое прочее.

Раймондс смеется.

РАЙМОНДС. Кит, я так рад, что встретился с тобой, ты такой смешной и хороший... (Продолжая разглядывать фото) А это?

НИКИТА. Одноклассники. Вот это мой друг Игорь, но сейчас он живет в Америке... А это мать в гриме Клеопатры...

РАЙМОНДС. (Восхищенно) Да, какая красивая у тебя мама...

НИКИТА. А это мы с ней в Каннах на кинофестивале...

РАЙМОНДС. (Удивленно) Надо же! А с каким фильмом?

НИКИТА. С фильмом?! С любовником! У нее тогда любовник был известный кинорежиссер и одновременно Председатель Союза кинематографистов, вот он и таскал нас по всем кинофестивалям...

Раздается стук в дверь и голос Анны: " Мальчики, ужинать!"

НИКИТА. Слава Богу! Пойдем, потом досмотришь...

РАЙМОНДС. (Находит фото Инны) А это кто такая ?

НИКИТА. А она тебе понравилась?

РАЙМОНДС. Такое волевое лицо...

НИКИТА. А у тебя есть любимая девушка?

РАЙМОНДС. (Серьезно) Я еще не встретил. Хотя когда учился в Нахимовском, встречался с одной, но потом меня перевели учится в Ригу... поближе к сестре, к Марии.

Никита вздрагивает.

НИКИТА. Мария... Твою сестру зовут Мария?

РАЙМОНДС. (Удивленно) Да. Ее назвали в честь бабушки...

За дверью опять слышен голос АННЫ: " Мальчики!".

НИКИТА. (Задумчиво) Надо же... (Вздыхая по - театральному) А меня никто меня не любит, все только хотят, хотят, хотят... Правда, есть одна, но я не хочу об этом говорить...

И Никита заливается веселым смехом.

(Камаринская)

Ребята заходят на кухню и замирают от удивления.

Свет ярких свечей заливает все пространство. Сразу в глаза бросается Анна в роскошном красном платье, сидящая за торжественно - праздничным столом, на котором сверкая всеми цветами радуги, в строгом порядке расставлена дорогая посуда, бокалы из тонкого, хрупкого стекла, в ярком свечении столовые приборы, засушенная роза, стоящая в высокой узкой вазе...

Анна с гладко зачесанными волосами, совсем без макияжа выглядит потрясающе.

НИКИТА. (Восхищенно) Вот это да!

Анна как - будто очнувшись от мимолетного сна, встает им навстречу, сжимая обеими ладонями наполовину заполненный бокал.

АННА. А я вас заждалась. (Глядя удивленно на ребят) Давайте пить шампанское!

Раймондс от восхищения тяжело переводит дыхание. Никита подталкивает его к столу, усаживает, а сам тянется к уже начатой бутылке, на его руке видна рана.

АННА. (Резко хватая эту бутылку) Нет! Это моя... (замолкает) моя жизнь!

Потом берет и протягивает полную, запечатанную бутылку Никите. Никита с шумом открывает ее и разливает по фужерам.

НИКИТА. (Поднимая бокал) Ну, что, за встречу!

РАЙМОНДС. (С бокалом) За дружбу!

АННА. За любовь!

Все чокаются и выпивают .

НИКИТА. (Трепет Раймондса по голове) Ешь, ешь, в армии - то так не кормят. (Матери) Мама, перемени мне повязку. Ты это хорошо делаешь.

АННА. (Удивленно) Что ?

НИКИТА. (Настойчиво) Мама, перемени мне повязку... (Никита кивком головы указывает ей на буфет) Ты это хорошо делаешь... Мама!

АННА. (Оживившись) Ах, поняла! (Анна лезет в буфет и достает бинт) А доктор опоздал.

Анна разворачивает бинт и промокает его шампанским из фужера.

Раймондс перестает есть, удивленно за этим наблюдая.

НИКИТА. Обещал быть к десяти, а уже (Никита поворачивается и смотрит на темное окно) полночь.

АННА. (Промакивая бинт, разглядывая руку) А у тебя почти совсем зажило. Остались самые пустяки . (Целует его в руку) А ты без меня опять не сделаешь чик - чик?

НИКИТА. Нет, мама. То была минута безумного отчаяния, когда я не мог владеть собою. Больше это не повторится. (Целует ей руку.) У тебя золотые руки. Помню, очень давно, когда ты еще служила на казенной сцене, - я тогда был маленьким, - у нас во дворе была драка, сильно побили жилицу - прачку. Помнишь? Ее подняли без чувств... ты все ходила к ней, носила лекарства, мыла в корыте ее детей. Неужели не помнишь?

АННА. Нет. (Накладывает повязку на руку Никиты.)

Раймондс затаив дыхание, испуганно наблюдает.

НИКИТА. Две балерины жили тогда в том же доме, где мы... Ходили к тебе кофе пить...

АННА. Это помню.

НИКИТА. Богомольные они такие были. В последнее время, вот в эти дни, я люблю тебя так же нежно и беззаветно, как в детстве. Кроме тебя, теперь у меня никого не осталось. Только зачем, зачем ты подаешься влиянию этого человека?

АННА. Ты не понимаешь его, Кит...мм... да. Это благороднейшая личность.

Раймондс вздыхает и тупо улыбаясь наливает еще шампанское. Анна и Никита не прерывая игры подставляют свои фужеры.

НИКИТА. Однако когда ему доложили, что я собираюсь вызвать его на дуэль, благородство не помешало ему сыграть труса. Уезжает. Позорное бегство.

Никита подставляет опять фужер. Раймондс наливает . Никита быстро выпивает.

АННА. Для тебя наслаждение говорить мне неприятности. Я уважаю этого человека и прошу при мне не выражаться о нем дурно.

НИКИТА. А я не уважаю. Ты хочешь, чтобы я тоже считал его гением, но прости, я лгать не умею, от его произведений мне претит.

Никита подмигивает Раймондсу и кивком головы показывает на еду.

АННА. Это зависть. Людям не талантливым, но с претензиями ничего больше не остается, как порицать настоящие таланты. Нечего сказать, утешение!

Анна подставляет Раймондсу фужер. Раймондс всем разливает шампанское.

Анна и Никита не прерывая своей игры чокаются, выпивают, закусывают.

НИКИТА. (Иронически) Настоящие таланты!

(Гневно.) Я талантливее вас всех, коли на то пошло! (Срывает с руки повязку.) Вы, рутинеры, захватили первенство в искусстве и считаете законным и настоящим лишь то, что делаете вы сами, а остальное вы гнетете и душите! Не признаю я вас! Не признаю ни тебя, ни его!

АННА. Декадент!..

НИКИТА. Отправляйся в свой милый театр и играй там в жалких, бездарных пьесах!

Раймондс вздрагивает.

АННА. Никогда я не играла в таких пьесах. Оставь меня! Ты и жалкого водевиля написать не в состоянии. Киевский мещанин. Приживал.

НИКИТА. Скряга!

АННА. Оборвыш!

Анна и Никита начинают друг перед другом махать кулаками. Раймондс испуганно вскакивает и встает между ними. Никита садится и тихо плачет.

АННА. Ничтожество! (Пройдясь в волнении) . Не плачь, не нужно плакать... (Плачет.) Не надо... (Целует его в лоб, в щеки, в голову.) Милое мое дитя, прости... Прости свою грешную мать. Прости меня, несчастную.

Раймондс садится, наливает себе шампанское. Никита вытирая слезы, подставляет свой фужер.

НИКИТА. (Обнимая мать) Если б ты знала! Я все потерял. Она меня не любит, я уже не могу писать... пропали все надежды...

Никита берет наполненный шампанским фужер и быстрым глотком выпивает.

АННА. Не отчаивайся. Все обойдется. Он сейчас уедет (Анна на мгновение глядит на Раймондса и оборачивается опять к Никите) , она опять тебя полюбит. (Утирает ему слезы.) Будет. Мы уже помирились.

НИКИТА. (Целует ей руки) Да, мама.

АННА. (Нежно) Помирись и с ним. Не надо дуэли... Ведь не надо?

НИКИТА. Хорошо... Только, мама, позволь мне не встречаться с ним. Мне это тяжело.., выше сил... Вот... Я выйду... А повязку ужо доктор сделает...

Анна молча себе наливает шампанское, повторяя: " Да уж, - а повязку ужо доктор сделает", выпивает.

Никита оборачивается к Раймондсу.

НИКИТА. Чехов. " Чайка". Ну, как?

Раймондс встает , ничего не понимая. Никита и Анна смеясь, начинают друг другу аплодировать, крича: " Браво!". Раймондс сообразив, присоединяется к ним.

Раймондс выходит из -за стола, подходит к Анне и целует ей руку. Потом разливает всем шампанское.

РАЙМОНДС. (С фужером в руке) За Вас, Анна! Вы очень красивая и очень талантливая!

Анна, довольная произведенным эффектом, выпивает.

НИКИТА. (Разгульно) Ура! А теперь давайте танцевать!

Все чокаются и выпивают.

Анна включает мелодичную медленную музыку. Никита зажигает свечи, гасит свет. Достает откуда-то "бенгальские огни", зажигает и отдает матери и Раймондсу. Раймондс приглашает Анну. Они медленно молча танцуют, он восхищенно смотрит на нее.

АННА. Я почти счастлива!

РАЙМОНДС. Анна, почему, даже когда Вы смеетесь, у Вас такие печальные глаза.

АННА. (Чуть заметно улыбаясь) Наверное, я много плакала... (Прячет лицо в плечо Раймондсу) На сцене.

Анна смущенно отводит голову от плеча Раймондса и замечает как Никита, примостившись на стуле, перебирает компакт-диски.

РАЙМОНДС. Вы мне нравитесь! А почему Вы одна?

АННА. Я?! Я самодостаточна! А потом у меня Никита!

РАЙМОНДС. (Смущенно) Простите, Анна, я не хотел Вам сделать больно.

АННА. А мне не больно.

Никита обрывает музыку, заменяет ее на быструю веселую мелодию. Никита умело начинает двигаться в такт музыке, стараясь увлечь мать и Раймондса. Раймондс тоже начинает танцевать. Анна тем временем аккуратно выходит из круга, закуривает сигарету и подходит к окну.

Анна выходит, Никита быстро достает свою фляжку и заговорщически наливает в эти же бокалы из-под шампанского. Поднимают бокалы, и Раймондс с душевным порывом быстро произносит: "За нас, брат!" Никита радостно обнимает за шею Раймондса и закрывает глаза.

ЕГО НОЧЬ. (Вальс)

Раймондс нежно берет Никиту на руки и относит его на кровать.

НИКИТА. (обняв за шею Раймондса, сквозь сон) : Ты мой друг навсегда! Правда?

РАЙМОНДС. Конечно, правда!

НИКИТА. Я тебя очень люблю!

РАЙМОНДС. (Нежно) И я тебя очень люблю!

НИКИТА. Не уезжай никуда, не бросай меня, лузу!

РАЙМОНДС. (Улыбаясь) Хорошо!

НИКИТА. Палдиес!

Раймондс укладывает Никиту, укрывая его одеялом, а сам садится рядом. Берет в руки плюшевого мишку, задумчиво его гладит.

(В церкви)

Анна все еще в своем вечернем платье полулежит на кровати на мягких подушках, как царица. В ее руках маленькая ваза с букетом Раймондса, которые она беспрестанно подносит к губам.

РАЙМОНДС. Можно.

АННА. Не спится?

РАЙМОНДС. Видимо полнолуние!

АННА. (Задумчиво) А астры так странно пахнут... Пахнут какими -то витаминками... как маленькие дети... странный, нежный, трепетный запах...

РАЙМОНДС. Анна, Вы очень похожи на мою маму... Вот уже десять лет, как ее нет...

АННА. Это Вам только кажется... Все мамы друг на друга похожи...

РАЙМОНДС. Нет.

Раймондс берет в свои руки руку Анны, нежно ее поглаживая, подносит к своим носу, щеке, губам...

Анна молча , больше испуганно, чем удивленно за этим наблюдает.

РАЙМОНДС. Можно я буду рядом с Вами...

АННА. (Освобождая свою руку) Милый Раймондс, уже поздно... Мы выпили... Давайте спать... А завтра будем любить, любить и любить друг

друга...

РАЙМОНДС. (Со слезою на глазах) Анна, пожалуйста, не гоните, хотя бы пять минут... Я очень соскучился по маме... Я этого дня ждал десять лет...

Раймондс встает перед ней на колени. Анна взволнованно приподнимается, стараясь успокоить Раймондса.

АННА. Мальчик мой, милый! Встань! Ну чего же ты! Прямо, Боже мой, что же это происходит...

Раймондс начинает плакать. Анна гладит его по голове.

РАЙМОНДС. Анна, не бросайте меня, не прогоняйте, у меня же никого нет!..

Анна кладет его голову себе на колени, нежно ее поглаживая.

АННА. (Со слезами на глазах) Ну, что, ну, что, такое говоришь? Никто тебя никому не отдаст, никуда не прогонит... Мальчик мой... Никто... Никому... Никогда...

ЕГО УТРО. (Мазурка)

За окном еле рассветное утро. Никита просыпается, и видит, что лежит один. Он приподнимается. Форма Раймондса лежит на месте. Никита откидывается на подушку, глядя в потолок, по которому уже гуляют лучи восходящего солнца. Потом он встает, выходит из комнаты. Тишина. Он идет на кухню, в ванную, туалет - никого нет. Подходит к комнате матери. Прислушивается. Пробует открыть дверь. Дверь закрыта с обратной стороны. Тяжело переведя дыхание, он возвращается в свою комнату. Подходит к окну. Распахивает его. Глядит в пространство - на его глазах появляются слезы.

Он возвращается к комнате матери, начинает с силой бить по двери руками и ногами, истерично крича: " Открой !"

Дверь открывается. На пороге стоит Анна. За ее спиной - Раймондс.

Никита тяжело дыша, замолкает.

АННА. Никита, милый, что с тобой? У тебя белая горячка?

НИКИТА. Тебе мало, тебе все мало... Раймондс, я хочу тебе сказать, что она тебя не согреет. Нечем греть - все атрофировано!

РАЙМОНДС. (Крича) Кит!

АННА. Это ты говоришь своей матери, которая тебя родила?..

НИКИТА. (Истерично) И убила!.. Я пришел проститься!.. А ты можешь забирать его себе... Забирай, мне уже все равно...

Анна обходит сына, перегораживая ему дорогу.

АННА. Мальчик мой!..

НИКИТА. Прочь с дороги, ведьма!

АННА. (Раймондсу строго) Раймондс, что ты стоишь, делай же что-нибудь...

НИКИТА. Еще слово и я тебя ...

Никита замахивается рукою на Анну.

АННА. Это ты ... (С презрением) Это ты поднимаешь руку на мать...

Никита отталкивает в сторону мать.

Раймондс делает прыжок и обхватывает Никиту. Никита истерично начинает от него отбиваться... Раймондс выпускает Никиту и дает ему сильную мужскую пощечину. Никита хватает высокую вазу с засохшей розой, роза выпадает... Никита замахивается, Раймондс бьет ногой его руку с вазой. Ваза в руках Никиты разбивается...

АННА. (В истерике) Это твой брат!

Никита удивленно разглядывает кровь на рукавах. Анна испуганно подбегает к мальчикам.

АННА. (Отчаянно кричит) Откуда кровь?

Никита тяжело дыша, в растерянности смотрит на рану на своей руке из которой сочится кровь. Раймондс перехватывает его рану своей рукой.

НИКИТА. (Насмешливо) Какие нежности!

Никита находит глазами бумажный сверток, перевязанный белой рюшей. Отстраняет от себя руку Раймондса и поднимает с пола сверток. Развязывает с него, рюшу перебинтовывает ей себе рану.

АННА. (Низким, но уверенным голосом) Идиот! Это же - твой брат!

Никита , зловещи смеясь, бросает деньги в лицо Анны и бежит в свою комнату, запрыгивает на подоконник...

НИКИТА. (Кричит радостно) Мария! Я иду к тебе!

Никита делает шаг вперед, но неведомая сила откидывает его назад в комнату... Он падает на пол и теряет сознание...

ЕГО ДЕНЬ. (Полька)

Солнечный зайчик, гуляя по комнате, останавливается на глазах Никиты.

Никита открывает глаза и видит звонко смеющуюся Инну, играющую карманным зеркальцем.

ИННА. Просыпайся, мальчик! Тебе пора !

Никита приподнимается на подушке, глядит непонимающим взглядом.

НИКИТА. А где Раймондс?

ИННА. (Удивленно) Раймондс? (Пожимает плечами.) Какой Раймондс?
Давай завтракать!

Инна выходит из комнаты. Никита откидывается на подушки, потом опять приподнимается, глядит на стул и видит на нем часы на шнурке. Он встает. Подходит к стулу, видит на нем записку: "На долгую память! Раймондс."

Никита берет часы и подносит к своим губам. На часах стрелки показывают семь минут второго.

Никита бежит за Инной.

НИКИТА. (Кричит) Инна! Инна!

Забежав на кухню, он видит у открытого окна Анну. Она курит и глядит в пространство за окном с какой- то грустной усмешкой.

НИКИТА. (Изумленно) Мама?

Никита робко подходит к ней сзади, кладет ей на плечо руку.

Анна вздрагивает, и не оборачиваясь, своей рукой с ярким маникюром прижимает руку Никиты к своему плечу.

НИКИТА. Мама, скажи, где мы?

АННА. (Выдыхая дым, философски) А доктор, правда, опоздал!.. Ая- яя- яя-я...

Анна оборачивается к Никите и крепко прижимает его к себе.

АННА. Но не плачь сынок, мы хитрее доктора...

А над крышами домов в небе парит белая рюша... Она плавно приземляется к ботинкам милой цветочницы Марии, мимо которой проходит Никита...

КОНЕЦ

1998 г. Москва.

© Народовой Илья

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 21 февр 2000 - Can't open count file