Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Малафеева Светлана

  • р. 128-6739
  • д. 214-4903
  • 26.12.99

ТЕЧЕТ РЕКА ВОЛГА

сценарий полнометражного художественного фильма

5 курс, з/о
сценарный ф-т

Мастерская
Нехорошева Л.Н.
Антоновой В.А.

  • 15 марта 1998 г.
  • 1 вариант

* * *

— Издалека долго течет река Волга, — плывет над рекой голос Людмилы Зыкиной.

— Опять какое — то старье поставили, — с раздражением говорит толстяк в черных шортах своему спутнику — черноволосому молодому человеку в темных очках, лежащему на топчане.

— Конца и края нет, — продолжает петь Зыкина.

— Ладно тебе, — молодой человек рассматривает берег, — хоть раз в жизни послушай что — нибудь народное, — он приподнимается и начинает рассматривать берег еще внимательнее.

Теплоход медленно проходит мимо торчащей из воды колокольни.

— Группа "На — на" к примеру, тоже народная, — толстяк оглядывает берег, — чего ты там высмотрел? — спрашивает он.

— Да не пойму, что он делает, — молодой человек берет в руки бинокль и видит деда, который ссыпает с лодки песок возле полузатонувшей колокольни.

— Странный какой — то, — продолжает молодой человек, — я за ним давно уже наблюдаю, — сначала он песок в лодку грузил, теперь его в воду ссыпает...

— Да тронутый поди, — толстяк равнодушно отворачивается, — мало ли здесь идиотов. Слушай, — он резво вскакивает, — с какой это радости мы причаливать собрались?

— Нет здесь остановки, — его спутник отрывается от бинокля.

— Эй, товарищ, — толстяк окликает матроса, спускающегося из капитанской рубки, — что за пристань?

— Шенкурка, — не очень — то любезно отвечает матрос, — рыбу у Сереги купим и дальше пойдем.

— А хороша рыба? — снова спрашивает толстяк.

— Осетр, — кидает матрос и спешит вниз.

— Пошли за деньгами, — кидает толстяк и бежит за матросом.

Молодой человек встает и идет за ним, бросив еще один взгляд в бинокль. Дед все так же прилежно бросает песок в воду.

* * *

Во дворе дома — у врытого в землю деревянного стола — сидят женщина и мальчик.

— Ну, Мишенька, не капризничай, — хрупкая блондинка с карими глазами пододвигает к симпатичному мальчику лет 10 — ти тарелку с гречневой кашей.

— Тетя Люда, — канючит он, — уже второй день каша на обед, — надоело!

— Миша, — мягко отвечает ему Люда, — ну знаешь ведь, что вчера целый день рыбу потрошили. Не успела я...А может икорки хочешь?

— Ну уж нет, — звонко выкрикивает Миша, — не могу ее видеть больше.

— Вот отец с пристани придает и поедим борща, — Люда начинает чистить свеклу, — а пока замори червячка кашей.

Миша размазывает кашу ложкой по тарелке.

— Небось в интернате так не ешь, — укоризненно говорит ему Люда.

— Так то интернат, — тянет Мишка, но все — таки принимается за кашу, — теть Люд, — бурчит он с набитым ртом, — когда эта проклятая школа закончится. Надоело мне учиться.

— Что ты, — Люда взъерошивает его светлые волосы, — ты ведь у нас отличник. Закончишь школу, поедешь в Астрахань в институт, — в это время слышен гудок теплохода и Люда едва заметно вздыхает, — будешь к нам на теплоходе приезжать, — продолжает она.

— На нем приедешь, — хмыкает Мишка, — два раза за сезон и заходит к нам — только за икрой.

— А ты свой теплоход купишь и будешь меня по Волге катать, — грустно отвечает Люда и снова принимается за свеклу, — торопиться надо, — говорит она сама себе, — скоро Сергей придет.

* * *

По деревенской улице бодро шагает симпатичный высокий блондин с большим рюкзаком за плечами.

Он с интересом оглядывает деревню, состоящую из двух домов, гаража и колодца. Еще несколько домов явно заброшены.

Блондин останавливается у ворот более скромного домика и заглядывает в ворота. Двор пуст. Он заходит во двор и садится на покосившуюся скамеечку возле дома. Закуривает.

Издалека доносится цокот копыт, постепенно все приближающийся и вскоре во двор въезжает на старой лошаденке тот самый дед, который возил песок к колокольне. Его усталое лицо покрыто потом.

Не замечая гостя, дед слезает с лошади и отирает пот рукавом.

— Добрый день, — молодой человек поднимается со скамейки.

Дед быстро оборачивается, схватив в руки топор из телеги.

— Извините, — блондин с некоторым удивлением смотрит на топор, — я с теплохода.

— С теплохода? — недоверчиво говорит дед.

— Ну да — с "Шаляпина", — поспешно объясняет молодой человек, — мне на набережной мужчина сказал, что у вас можно комнату снять.

— Какой мужчина? — уже спокойнее спрашивает дед.

— Лохматый такой, черный, который икрой торговал.

— А, — дед кидает топор в телегу, — Серега значит, — он начинает распрягать лошадь, — ты уж прости за недоверие, — продолжает он, — лет почитай десять никто к нам не приезжал, а народ сейчас разный шатается.

— Давайте я вам паспорт покажу, — молодой человек протягивает деду паспорт.

— Комлев Андрей Владимирович, — читает дед, — прописан в городе Москве, а я — дед Ромка, — он протягивает ему руку.

— Так снять — то можно комнату? — спрашивает Андрей.

Дед еще раз придирчиво оглядывает паспорт и прячет его за пазуху.

— Для надежности, — говорит он и кивком головы приглашает Андрея за собой.

* * *

— Ну вот, все тебе показал, — дед и Андрей стоят возле покосившегося туалета, — плати за месяц вперед и живи себе. Все — равно больше негде. Накупаешься вдоволь, зелени поешь.

— Зелень это хорошо, — Андрей срывает травинку и жует ее, — а вот плавать я не умею.

— Тю, — смеется дед, — от горожане, даже плавать не умеют. Ну ничего, у бережка поплескаешься.

— Домов — то у вас как мало, — говорит Андрей.

— Два всего, — дед ведет Андрея по небольшому, но ухоженному огороду, — мой, да Сереги.

— Вымираете? — спрашивает Андрей.

— Сорок лет назад уж вымерли, — дед вводит Андрея в избу, — колокольню в воде видел?

— Видел.

— Вот там и было наше Шенкурское, — дед ловко начинает накрывать на стол, — справное село было. Затопили его, когда Волгу расширяли, а всех в Город переселили. Кто — то сюда перебрался, да потом померли все. Только я остался, да Серега с женой — так и живем. А тебя к нам каким ветром занесло?

— Археолог я, — Андрей с аппетитом начинает уплетать картошку, заедая огромным красным помидором, — пишу диссертацию по золотой орде.

— Видел, видел, — обрадовано кивает головой дед, — по телевизору. Там такие как ты динозавров по костям собирали. Так у нас разве тоже динозавры есть?

— Не, дедуль, — Андрей прожевывает помидор, — это ты палеонтолога видел, а я землю копаю и черепки ищу.

— На кой хрен они тебе? — искренне удивляется дед. — У меня за амбаром знаешь сколько их валяется.

— Правильно, — Андрей вытирает рот, — твои валяются, а представь лет эдак шестьсот назад здесь такой же дед жил и черепки за амбар кидал. Вот я их ищу, а потом пишу о том как он жил.

— Да, наука, — уважительно говорит дед, — в Египте могилы поди ты тоже раскапывал?

— Ну в Египте нет, а у нас случалось.

— Нехорошо это, могилы копать, — качает головой дед.

— Там уже столько лет прошло, что это уже не могила, а культурный слой, — усмехается Андрей.

— Все одно нехорошо, — стоит на своем дед, — но я тебе препон чинить не стану — копай — наука все же, — и он решительно идет к буфету, откуда достает початую бутылку водки.

— За науку, — подмигивает он Андрею.

Тот понимающе кивает в ответ.

* * *

— Дед Ромка, — Андрей в ярких шортах и футболке выходит из ворот дома, — где ты?

Улица, освещенная лучами утреннего солнца, совершенно пустынна.

Андрей проходит мимо двух заброшенных домов, останавливаясь возле двора Людмилы.

Люда в подоткнутой юбке моет окно.

— Здравствуйте, — вежливо говорит Андрей, бросив оценивающий взгляд на ее ноги, — не знаете, где я могу найти Романа Семеновича?

— Кого? — Люда застенчиво одергивает юбку. — Здравствуйте, — спохватывается она.

— Деда Ромку.

— Так бы и сказали, — Люда спрыгивает с подоконника на землю, — он с утра уж у колокольни своей возиться. А вы тот самый приезжий?

— Какой тот? — игриво спрашивает ее Андрей.

— Ну, который с "Шаляпина", — Люда краснеет под взглядом Андрея, — мне муж сказал.

— А вы, значит, жена того самого аборигена, который рыбой торговал?

— Его Сергеем зовут, — не поняв последнего слова отвечает Люда.

— А вас?

— Людмила, — она отирает руку краешком юбки и протягивает ему.

— Андрей, — он галантно целует руку.

— Ой, — Люда прячет руку за спину.

— А рыбу у вас можно купить? — Андрей продолжает рассматривать Люду.

— Муж с утра на промысел уехал, — Люда заливается краской, — вот вернется...Вы сходите к колокольне, — быстро говорит она, — там дедушка должен быть.

— Хорошо, — Андрей поворачивается к реке, — до встречи.

— До свидания, — Люда провожает его взглядом.

* * *

— Дедуля, — Андрей с берега зовет деда Ромку, который замер у колокольни, — ты хотел со мной на раскоп идти.

Дед вздрагивает и поворачивается. Секунду смотрит на Андрея невидящими глазами, потом садится в лодку и плывет к берегу.

— А что ты здесь делаешь? — Андрей помогает ему причалить.

— Любовь свою поминаю, — отвечает дед так серьезно, что Андрей ничего больше не спрашивает.

Дед привязывает лодку и идет вслед за Андреем.

* * *

— Вот эта яма называется отвал, — Андрей и дед — оба потные — лежат возле свежевыкопанной ямы, — мы пока копали неаккуратно, потому что не дошли до 13 века. Когда дойдем — станем землю сквозь сито пропускать.

— Зачем? — устало спрашивает дед.

— Все что найдем — черепки, кости, медальончики — будем описывать и сортировать. Я, дедушка, пришел к выводу, что столица Золотой Орды была не на Ахтубе, а где — то возле вас. Там был один из городов, а знаменитый Сарай...

— Так ты не обманешь? — перебивает его дед. — Заплатишь? А то сейчас страда — не особо — то у меня время есть в земле копаться.

— Заплачу, — несколько обиженно отвечает Андрей, — ладно, давай дальше копать, — он с трудом поднимается и идет к яме.

Дед явно не спешит последовать за ним.

* * *

— "Рачков" идет, "Рачков", — Миша на берегу Волги весело машет белому четырехпалубному теплоходу, — тетя Люда, смотри.

Люда отрывается от полоскания белья в небольшой запруде и задумчиво смотрит на теплоход.

— Мальчик хочет в Тамбов, — летит из его динамиков.

Туристы машут Мише в ответ.

Один из них что — то бросает в воду.

— Рачков, — Миша с брызгами мчится по воде, продолжая махать теплоходу.

— В Москву идет, — задумчиво говорит Люда, глядя ему вслед, — интересно...

Она снова принимается полоскать белье.

— Теперь надо "Лермонтова" ждать, — возвращается запыхавшийся Мишка, — что там бросили? — он бросается в воду и быстро плывет.

— Осторожнее, — кричит Люда.

Мишка возвращается с пустой банкой кока — колы в руках.

— Смотри, — он протягивает банку Люде, — я в Городе иногда ее пью.

Люда вертит банку в руках.

— Вкусно? — с интересом спрашивает она.

— Квас лучше, — Мишка снова бросается в воду, — швыряют в воду всякую гадость, мерзкие туристы, — кричит он.

Люда еще раз оглядывает банку и прячет ее в карман.

— Соль насыпать буду, — с удовольствием говорит она, снова принимаясь за белье.

Миша с шумом и брызгами плавает вдоль берега.

Люда отжимает наволочку и садится возле таза с бельем, обняв колени. Она внимательно смотрит в сторону ушедшего теплохода.

— Теть Люд, — Миша вылезает на берег и присаживается рядом с ней, — яблочных оладьев к вечеру напечешь?

— Миша, — вместо ответа спрашивает Люда, — а в Городе интересно жить?

— Да че там интересного, — Миша растягивается на песке, — палатки продуктовые, дискотня.

— Женщины там одеваются красиво, — мечтательно говорит Люда, — ходят в кафе, мороженое едят.

— Ну давай я завтра в поселок на велике сгоняю, привезу мороженого, — охотно отзывается Миша.

Люда грустно улыбается и взлохмачивает волосы на его голове.

— Сгонять? — снова спрашивает Миша.

— Пошли домой, — Люда быстро встает и берет таз в руки.

Мишка вскакивает и догоняет ее. Они вместе несут таз, поднимаясь по крутому склону в деревню.

* * *

Людмила стоит во дворе своего дома и пытается перетащить мешок с углем от калитки в сарай. Мешок тяжелый, поэтому она сделав несколько попыток сдвинуть его, идет в крытый двор.

Возвращается с лопаткой и ведром. Начинает пересыпать уголь в ведро. Относит ведро во двор, возвращается и снова насыпает уголь. После второго возвращения, Люда снова пытается сдвинуть мешок.

— Помочь? — в калитку заходит Андрей и с усилием приподнимает мешок.

— Не надорвитесь, — беспокоится Людмила, — на землю его поставьте и волочите.

— Ничего, — покрасневший от усилий Андрей несет мешок во двор, — куда поставить? — кричит он.

— В угол, за омшайник, — Людмила быстро бежит за ним.

Через несколько секунд оба, измазанные угольной пылью, выходят.

— Какой вы сильный, — с уважением говорит Люда, — спасибо вам большое.

— Не за что, — улыбается Андрей, — я когда вижу, что красивая женщина тяжести поднимает, начинаю сердиться. Это мужское дело.

— У вас в городе может и мужское, — вздыхает Люда, — а в деревне так самое бабье.

— Муж пускай тяжести носит, — Андрей начинает отряхивать футболку, — а вы борщи варите. Умеете?

— Шутите что — ли, — смеется Люда, — кому я нужна буду, если борщ не сготовлю. Ой, — спохватывается она, — я сейчас водички принесу и полотенце, а рубашечку вашу постираю.

Она убегает в дом. Андрей провожает ее взглядом и стягивает с себя футболку.

Фигура у него достаточно красивая и под кожей явственно обозначены упругие мышцы.

— Наклоняйтесь, я полью, — Люда подходит к нему с красивым глиняным кувшином.

Андрей берет у нее из рук мыло и начинает намыливать лицо.

Люда льет ему воду на руки из кувшинчика.

— А моя жена не то что борщ, даже яичницу не умела готовить, — неожиданно говорит Андрей.

— А что с ней, — пугается Люда, — заболела?

— Почему? — не понимает Андрей.

— Вы сказали — умела.

— Да нет, вроде все в порядке, — Андрей намыливает грудь, — в Париже сейчас живет. Она три месяца в командировке была во Франции. Успела мужика завести.

— И вы так спокойно про это говорите, — удивляется Люда.

— А что плакать? — Андрей пытается мылит спину. — Мы все равно жили не расписываясь.

— Все у вас городских как — то не по-людски, — Люда ставит на землю опустевший кувшин, — если вы ее любили, так женились бы.

— Любовь, Людочка, это из области истории, — Андрей идет к колодцу и набирает ведро воды, — жизнь стала проще. Эх, хорошо, — он с шумом опрокидывает на себя ведро.

— Студеная вода, — смеется Люда и подходит к нему с полотенцем, — сейчас спину вам разотру, а то простудитесь.

Она энергично растирает ему спину.

Андрей неожиданно поворачивается, наклоняется и берет у нее из рук полотенце. Их лица оказываются совсем рядом.

Люда смущенно опускает голову.

— Людка, — неожиданно слышится от калитки голос Сергея, — что это за гости у нас незваные?

Люда быстро отступает от Андрея и идет к калитке.

— Уже вернулся? — она берет у него из рук сеть и несет ее во двор.

— А ты не рада, — недобро усмехается Сергей.

— Борщ в печи томится, — Люда скрывается во дворе.

— А я тебя узнал, — Сергей подходит к Андрею и останавливается в нескольких шагах от него, — ты с теплохода сошел.

— А вы рыбой торговали, — Андрей начинает энергично растираться.

Сергей медленно опускается на скамейку и достает из кармана рубахи сигарету. Закуривает.

— Ты зачем к нам приехал? — грубо спрашивает он.

— По своим делам, — Андрей набрасывает на плечи грязную футболку.

— Какие же у тебя дела в нашей глуши? — еще грубее говорит Сергей.

— Вы тут кто — президент или мэр, чтобы я отчитывался, — закипает Андрей.

— Я тут и царь и пономарь, — Сергей встает и подходит к Андрею, — ты сам — то откуда будешь?

— Из Москвы, — более спокойно отвечает Андрей.

— Ну — ну, — Сергей внимательно смотрит на него, — вот что москвич, — он берет Андрея за футболку, — ты пока живи, но глаза мне не мозоль. Понял?

— Да не совсем, — Андрей легко отталкивает Сергея, — с чего вдруг такая неприязнь.

— Есть с чего, — Сергей смачно сплевывает под ноги Андрея, — шляются тут всякие.

— Мужик, — Андрей немного отступает, — на неприятности нарываешься?

Сергей оценивающе оглядывает Андрея.

— Это у тебя неприятности будут, если полезешь куда не надо, — презрительно бросает он.

Андрей смотрит на Сергея и вдруг делает резкий боксерский выпад в его стороны, правда не задевая его.

Сергей сжимает свои огромные кулаки. Лицо его багровеет.

— Батя, — раздается голос Мишки от ворот, — смотри, Манька родила!

Мишка держит в руках тощую пятнистую кошку и двух малюсеньких, похожих на крыс, котят.

Сергей медленно поворачивается и смотрит на сына.

— Ты зачем всякую дрянь во двор тащишь? — сердито спрашивает он.

— Так жалко их, — улыбается Мишка, — маленькие.

— Пойди вон к запруде да утопи их, — раздраженно бросает Сергей, — нечего тут кошек плодить.

— Бать, ты что? — улыбка сползает с Мишкиного лица. — Зачем топить? Они крыс ловить будут.

— Иди отсюда со своей гадостью, — вдруг взрывает Сергей, — если нравится, можешь их дрессировать, — он оборачивается к Андрею, — а тебя по-хорошему прошу — не суйся на мой двор!

С этими словами Сергей уходит в дом.

Андрей недоуменно пожимает плечами и идет к калитке.

— Давай их к нам отнесем, — подмигивает он Мишке, — там их никто не тронет.

— Да нет, — Мишка снимает с забора корзинку и осторожно укладывает в нее котят, — батя добрый. Он только вспыльчивый немножко.

— А все равно — давай к нам, — Андрей берет в руки кошку, — мне веселее будет.

— Ну пошли, — легко соглашается Мишка.

Оба выходят со двора.

* * *

Раннее утро. Сергей сидит во дворе своего дома и точит косу.

— Во сколько ждать — то тебя? — Люда выходит из дома и идет к белью, развешенному на веревке.

Сергей молча продолжает точить косу.

— Когда опару для пирогов ставить? — снова спрашивает Люда, начиная снимать с веревки белье.

Сергей, не отвечая, мочит косу в бочке с водой.

Люда кладет белье в корзину, подходит к Сергею и садится рядом с ним.

— На меня ты за что сердишься? — она кладет руку на плечо Сергею. — Я ведь тебе объяснила — помогал человек...

— А зачем тебе помощники потребовались, — зло бросает Сергей, отодвигаясь от Люды, — муж уже не устраивает?

— Да ты что, — Люда весело смеется, — ревнуешь?

Сергей поднимает голову, окидывает ее взглядом и смачно сплевывает на косу.

— Было бы что ревновать, — после небольшой паузы говорит он, — мешок с костями.

Люда вздрагивает, потом встает и идет к белью.

Она снова начинает снимать белье, потом быстро утирает глаза рукой.

Сергей поднимается и идет к калитке.

— Фраера этого больше сюда не пускай, — говорит он на ходу, — рыбинспекция лютует — план выполняет. Может он ямки свои только для отвода глаз роет.

Люда ничего не отвечает.

Сергей оглядывается и видит как она снова утирает глаза рукой. Он приостанавливается, смотрит на нее, а потом еще решительнее идет к калитке.

* * *

— Дедунь, — кричит Андрей деду Ромке, — нашел что?

Дед с интересом рассматривает осколок темно — бурого стекла, осторожно переворачивая его на ладони.

Андрей вылезает из раскопа и садится рядом с дедом.

— Глянь, — удивлено говорит дед, — поди от пивной бутылки.

Андрей достает из кармана брюк лупу и внимательно рассматривает осколок.

Дед топчется рядом, пытаясь что — то углядеть через плечо Андрея.

— Так, продольный рисунок, грубые линии, — бормочет Андрей, — очень интересно, — он переворачивает осколок и вглядывается в его края, — ну что торговля была понятно, — продолжает Андрей, — но зачем татарам русское стекло? У них были свои мастерские.

— Какие татары, — возмущается дед, — у нас в деревне отродясь татарвы не было. Они все на том берегу жили.

— Может при тебе и не было, — усмехается Андрей, — а лет пятьсот назад...

— Откуда ты знать можешь, что тут было пятьсот лет назад! — возмущается дед.

— Знаю, — Андрей растягивается на траве и закрывает глаза, — и что пятьсот лет назад было знаю, и тысячу...

— Ладно заливать — то, — дед осторожно заворачивает осколок в бумажку и что-то пишет на ней, — знает он. Только Господь все знает, — дед с кряхтением поднимается и идет к небольшой палатке, затем скрывается в ней.

Андрей продолжает лежать.

На его лицо падает тень.

Он с крайним неудовольствием открывает глаза и быстро вскакивает.

Возле него стоит Люда.

— Вы уж простите нас за вчерашнее, — стесняясь говорит она, — так нехорошо получилось...

— Да о чем вы говорите, — Андрей быстро вытирает грязные руки об еще более грязные джинсы и берет ее руку, — ну не понравился я вашему мужу — бывает.

— Он вас за рыбинспектора принял, — Люда смущенно отнимает свою руку.

— Понятно, — улыбается Андрей, — и решил, что я сначала икру конфискую, а потом имущество...

Люда заливается краской и отступает от него .

— Я вас обидел? — виновато спрашивает Андрей. — Не сердитесь на меня.

Люда подходит к яме и осторожно заглядывает в нее.

— Вы как будто дом строить собираетесь, — говорит она.

— Или могилу рыть, — усмехается Андрей.

— Зачем так гово..., — Люда резко оборачивается к нему и неожиданно начинает скользить в яму.

Андрей быстро подхватывает ее, ставит на землю. При этом он крепко прижимает Люду к себе.

— Ваш муж очень ревнивый, — игриво говорит он, не отпуская Люду.

— Нет, — тихо отвечает она, — не ревнивый.

— Я бы тоже был ревнивый, — продолжает Андрей, не обращая внимания на ее слова, — с такими параметрами вам надо моделью работать, а не в деревне сидеть.

Он еще сильнее сжимает ее талию.

— Мне пора, — Люда явно хочет освободиться от объятий Андрея.

Он разжимает руки, а она делает несколько быстрых шагов в сторону поправляя платье.

— Андрюш, — дед вылезает из палатки с грязной бусиной в руках, — куда это класть — к татарам али к нашим?

Люда явно смущена при виде деда.

— Вот, Людок, — говорит дед, не замечая ее смущения, — наука до чего дошла. Энтот ученый тебе все обскажет — кто здесь жил и двести лет назад, и триста.

— А вы археолог? — спрашивает Люда у Андрея.

— Да, — Андрей берет у деда бусину и оттирает ее. Бусина неожиданно начинает переливаться оттенками голубого цвета.

— Как я в школе историю любила, — вздыхает Люда, — у нас учитель был из Керчи. То есть он был наш, волжский, но долго жил в Керчи. А потом вернулся, и нам преподавал. Так вы представляете, он занимался подводной археологией — нырял в море и исследовал затонувшие греческие корабли.

Люда говорит все это с большим воодушевлением. Андрей не отрывает от нее глаз, дед слушает с большим интересом.

— Он нам говорил, что и у нас в Волге можно многое найти, — продолжает она, — только сейчас это стало тяжело. Много грязи в реку спускают.

— Люда, — спрашивает ее Андрей, — а почему вы не захотели стать историком?

— Я хотела, — живо отвечает Люда, — и Матвей Петрович, учитель мой, очень мне это советовал, но не смогла.

— Мать у ней больная была, — говорит за Люду дед, — парализованная. Ноги отнялись. Десять лет Людмила за ей ухаживала.

— А потом? — Андрей не отрывает глаз от Люды.

— Умерла, — тихо отвечает она, — а я совсем одна осталась.

— Ну так и надо было ехать учиться.

— Побоялась я, — вздыхает Люда, — все ж таки тут дом был, все знакомые...

— Как жаль, — говорит Андрей, — но ведь еще не все потеряно. Вы молодая совсем.

— Что вы, — смеется Люда, — уже тридцать.

— Вам не дашь столько, — искренно отзывается Андрей, — да и в тридцать не поздно.

— Ты чего говоришь-то, — обрывает его дед, — какая учеба? Муж у нее, семья.

— Да уж, — грустно продолжает Люда, — пусть Мишенька учится, — ну ладно, — спохватывается она, — пора мне.

— Вы приходите еще, — говорит ей Андрей, — может вас заинтересует что-то, — он смотрит на бусину, потом протягивает ее Люде, — возьмите. Это, похоже, русское стекло времен Ивана Грозного.

Люда осторожно берет в руки бусину и рассматривает ее.

— Ивана Грозного, — зачарованно говорит она, — я ее дома посмотрю и верну.

— Это подарок, — улыбается Андрей.

— Что вы, — Люда бережно заворачивает бусину в носовой платок и убирает, — ее в музей надо отдать.

— Хорошо, — соглашается Андрей, — тогда считайте, что я передаю музейный предмет на временное хранение.

— Я сохраню, обязательно сохраню, — Люда делает шаг в сторону дороги, — спасибо вам.

— Приходите, — говорит Андрей ей вслед.

— Обязательно приду, — отвечает Люда на ходу.

Андрей несколько секунд смотрит ей вслед, потом оборачивается к деду.

— Пошли дальше копать, — он идет к яме.

— Ты, сынок, смотри, — семенит за ним дед, — особо-то к Людке не липни. Серега у нас ндравный.

Андрей молча опускается в яму.

* * *

— Значится так, Сергей Емельянович, — во дворе Сергея сидит пожилой усталый мужчина в милицейской форме, — я тебя предупредил по-свойски — будешь дальше рыбу глушить — не поздоровится.

— Угощайтесь, Петр Михайлович, — Сергей достает из кармана пачку "Беломора" и протягивает ее милиционеру, —

Петр Михайлович берет из пачки сигарету, с удовольствием затягивается.

— Хорошо, — говорит он, — нормальное русское курево. А сейчас все только дрянь западную смолят.

Сергей тоже достает из пачки сигарету и затягивается.

Петр Михайлович делает еще две затяжки и поднимается со скамейки.

— Пора мне, — он оправляет форму, — скоро уж темнеть станет.

— Да посидели бы, — дружелюбно предлагает Сергей, — Людмила сейчас прибежит, чайку соберет.

— Сергей, — сердито говорит Петр Михайлович, — ты от разговора не увиливай. Сам знаешь, я участковым в этом районе уже тридцать лет работаю и за тобой давно присматриваю. Думаешь, никто не понимает, зачем тут "Рачков" тормозил недавно?

— Да я раками вареными торговал, — с невинным видом говорит Сергей, — раками-то можно?

— Раками можно, — участковый наклоняется к Сергею, — а вот икрой нельзя. А ты икру продавал — доподлинно известно.

— Сначала докажите, а потом попрекайте, — спокойно отвечает Сергей.

— Дурак же ты, Серега, — усмехается участковый, надевая фуражку, — пара пустяков это доказать. У меня своих человечков ой как много по Волге понатыкано.

Он, не спеша, направляется к калитке, за которой припаркован потертый милицейский газик.

— Я тебя, друг сердечный, потому до сих пор не прижимал, что сейчас ворье похлеще тебя по страну разворовывает — и ничего им за это не грозит, — участковый поворачивается к Сергею, — но теперь пора и тебя прижучить. А то скоро из-за вас ни в стране ни в Волге ничего живого не останется — все погробите.

Он сплевывает, резко отворачивается и выходит.

Сергей продолжает курить, слушая как тяжело — со вхслипами и выхлопами — заводится газик.

Наконец машина медленно трогается с места и уезжает.

Сергей с силой швыряет окурок на землю и сердито растаптывает его.

* * *

— Живет моя отрада в высоком терему, — весело напевает Люда, — входя в калитку, — а в терем..., — она осекается, увидев мрачного Сергея, который чистит во дворе рыбу.

— Сереж, — окликает она его, — ты чего сам-то чистишь. Я сейчас сделаю.

— Где шлялась? — грубо спрашивает Сергей.

— Ну зачем ты так, — Люда подходит к нему и присаживается перед ним на корточки, — обижаешь меня.

— Хорошо, — с оттенком издевки говорит Сергей, — где была?

— Ходила глины поискать для печки, а потом, — Люда заминается, — ну вообщем к соседу нашему. Ну к новому...

— Так что к новому? — спокойно спрашивает Сергей.

— Сереж, я случайно, — оправдывается Люда, — наткнулась на его раскопки, ну и прощения попросила. Обидели ведь мы его.

Сергей отрывается от рыбы и молча смотрит на Люду, потом снова начинает ее чистить.

— Давай я, — Люда пытается отнять у него нож.

— Ты мне скажи, — с глухой угрозой говорит Сергей, — тебя кто-нибудь до меня сватал, а?

— Нет, — Люда опускает голову.

— А я тебя замуж взял, хотя ты никому не была нужна, никому, — Сергей швыряет рыбу и кричит, — почему ты меня не слушаешь? Сказал же — не смей с ним общаться!

Он резко встает и, опрокидывая чан с рыбой, с силой сжимает плечи Люды.

— Кто участковому на меня донес, а? — кричит он. — Может ты и донесла вместе с этим фраером.

— Что ты, — оправдывается Люда, — он археолог.

— Мент он поганый, — Сергей отшвыривает Люду так, что она еле удерживается от падения, — а ты — курва!

Люда закрывает лицо руками.

Сергей тяжело ходит по двору.

Люда тихо плачет, закрыв лицо руками.

Сергей медленно подходит к ней и прижимает ее к себе.

— Прости, — обрывисто говорит он, — не хотел я.

Люда прижимается к нему, продолжая плакать.

— Засадить меня могут, если докажут, что браконьерствую, — Сергей медленно остывает, — а не буду браконьерствовать — мы с голоду подохнем.

Люда продолжает тихо плакать.

— Может он и мент, — продолжает Сергей, — зря я так...

— Да он землю роет, чтобы книгу написать, — Люда протягивает Сергею бусину, — видишь, это от времени Ивана Грозного.

Сергей равнодушно смотрит на бусину.

— Мне просто интересно очень, — продолжает Люда, — помнишь по телевизору про Новгород показывали, про раскопки. Я только посмотреть хочу как это делается.

— Ладно, — Сергей совсем остыл, — может и лучше, если ты с ним беседовать будешь. Потом все расскажешь — что спрашивал, чем интересовался.

— Да не буду я с ним беседовать. — Люда утирает слезы и идет к колодцу, — если ты против.

— Да не против, — Сергей снова садится на скамейку и начинает подбирать рыбу, — только смотри — не болтай лишнего.

Людмила умывается, зачерпывая воду прямо из ведра, потом опрокидывает ведро прямо на себя и смеется.

— Пойду переоденусь, — она идет к дому в мокром, обтягивающем фигуру платье.

Сергей провожает ее тяжелым взглядом, потом подходит к ведру и выливает на себя остатки воды. Медленно заходит в дом вслед за женой, запирая за собой дверь.

* * *

— Давай, тяни на себя, тяни, — дед Ромка, покрасневший от натуги, сидит в подполе и пытается вытолкнуть наверх мешок картошки.

— Погоди, дед, — кричит ему Андрей сверху, — руку стер. Сейчас платком перемотаю.

— От слабак, — азартно кричит дед, — рууучки стер!

Андрей усмехается, перематывая руки носовым платком, потом берется за мешок и резко вытягивает его в избу.

— От молодец, — удовлетворенно крякает дед, вылезая из подпола, — такой же сильный как Серега!

Андрей утирает пот с лица и садится к столу, наливая себе воды.

— Ты зачем картошку в такие мешки здоровые насыпаешь? — спрашивает он деда. — Тяжело потом тащить!

— Да это не я, — дед садится рядом с ним, — Сережка мне картошку-то убирает. Мне уж самому трудно. А он сыплет и сыплет, сыплет и сыплет!

— Дед, — Андрей выпивает залпом еще один стакан воды, — а ведь трудно здесь жить одному?

— Да чего трудно, — отмахивается дед, — вон Серега завсегда придет поможет, Людмила тоже. Да и первая его жена, Анна, не обижала меня, нет.

— А Люда, значит, вторая жена? — с явным интересом спрашивает Андрей.

— Вторая, конечно, — дед встает и идет к плитке, чтобы поставить чайник, — чего ж ты помои пьешь, — бормочет он, — чай, если он не горячий, как есть помои!

— То-то я смотрю, — продолжает Андрей, — Миша слишком большой для ее сына.

— Что? — отзывается дед, направляясь обратно к столу. — Мишка-то — неродной, как есть неродной. Анна когда померла — ему годков семь было.

— А отчего она умерла? — спрашивает Андрей.

— Да от аллергии, — вздыхает дед, — никто и не знал, что болезнь у нее была. Поела как-то апельсинов и задыхаться стала. Пока Серега в город за врачом ездил, она уж и отошла.

— Да, трагедия, — вздыхает Андрей.

— Жизнь, — философски говорит дед, — она такая. То хорошая, то злая, — он встает и идет за чайником, — давай-ка лучше чайку попьем.

— Слушай, дедуль, — с большим интересом спрашивает Андрей, — а когда Люда здесь появилась?

— Да почитай через год, — охотно отвечает дед, разливая чай по чашкам, — у нее тоже год как мать померла. Серега ее на рынке присмотрел.

— Не рано ли он жениться решил, — Андрей берет чашку и отдергивает руку.

— Горяч чаек, — смеется дед, — не хватайся! — он садится и наливает чай в блюдце.

Отхлебывает и ставит блюдце на стол.

— Чего ж рано, — неожиданно говорит дед, — сын малый еще, бабки нет. Баба в доме нужна.

— Только это? — Андрей дует на руку.

— А чего ж еще, — дед достает с полки маленькую бутылочку и протягивает ее Андрею, — помажь лампадным маслицем — полегчает.

— Любовь, — Андрей мажет маслом руку.

— Да какая там любовь, — дед снова отхлебывает из блюдца, — Людке уж двадцать семь было. Не до любви в такие годы.

— Любви все возрасты покорны, — почему-то грустно отвечает Андрей.

Оба замолкают. Слышно как где-то далеко медленно и протяжно гудит теплоход над Волгой.

* * *

— Здрасте, — над раскопом появляется веселая Мишкина мордашка, — а можно посмотреть, что вы тут делаете?

— Привет, — Андрей поднимает голову, — а помочь не хочешь?

— Давайте! — Мишка быстро спускается в яму. — Что делать?

— Просеивать землю, — Андрей показывает Мишке как надо аккуратно перебирать землю руками.

Мишка садится рядом с Андреем и начинает старательно пересыпать землю.

— И долго так? — спрашивает он.

— Пока чего-нибудь не найдешь, — отвечает Андрей.

— А что искать? — снова спрашивает Мишка.

— Все что угодно, — Андрей наклоняется к Мише и что-то берет у него из под рук, — вот, например, этот черепок.

— Это ж мусор какой-то, — удивляется Мишка.

— Мусор?! — Андрей сердито смотрит на Мишу, — А ну пошли, — он тянет его за собой. .

Оба выбираются на землю и идут в палатку.

— Ну как тебе мусор, — Андрей аккуратно вставляет черепок в почти собранную глиняную вазу удивительной красоты.

— Вот это здорово, — ахает Мишка, — как же вы так сделали.

— А вот набрал такие черепки, — объясняет Андрей, — склеил их и восстановил сосуд для вина. Смотри, — он подводит Мишу к вазе, — видишь отверстие — здесь был краник для вина.

— Как красиво, — Миша осторожно касается рукой края вазы, — неужели кто-то ей пользовался много-много лет назад...

— Еще как пользовались, — смеется Андрей, — вином угощались в больших количествах!

— Ничего себе, — Мишка рассматривает вазу, — какой-то черепок — и ваза! Дядя Андрей, можно я вам теперь помогать буду?

— Только если будешь внимательным, — строго говорит Андрей.

— Буду, — Мишка рассматривает железные обломки, сваленные в углу палатки — вот здорово, — восхищается он, вытаскивая почти целый нож с причудливо изогнутой ручкой.

— Может такими же ножами убивали наших с тобой предков в Орде, — задумчиво говорит Андрей.

— А надо было раз, — Мишка начинает размахивать ножом, — раз их туда и сюда!

— А они тебя со всех сторон раз, — Андрей схватывает Мишку и приподнимает его, — и конец!

Он опускает Мишку на землю и смотрит на берег.

Дед Ромка грузит на лодку песок.

— Миш, — окликает Андрей разгоряченного мальчика, — что это дед делает?

— К колокольне песок возит, — Мишка делает шаг в сторону реки, — я вообще-то к нем у иду. Обещал помочь сегодня.

— Зачем он это делает? — удивляется Андрей.

— Дорогу к церкви строит, — охотно объясняет Мишка, — чтобы потом можно было ее восстановить.

— Глупо как-то, — удивляется Андрей, — лучше на берегу церковь построить.

— Ладно, — прощается Мишка, — я к деду побегу. А завтра к вам приду, хорошо?

— Буду ждать, — Андрей смотрит вслед Мишке, — все-таки странная идея — песок в воду сыпать, — говорит он, пожимая плечами.

* * *

— Люда, — Андрей окликает Люду, которая сидит на поваленном дереве на берегу Волги и смотрит на заходящее солнце, — гуляете.

— Здравствуйте, — Люда смущается, увидев Андрея, — я так, все дела переделала, вот пришла.

Андрей окидывает взглядом вид, открывающийся с высокого берега Волги.

— Какая же красота, — искренно говорит он, — и вы это каждый день видите.

— Да, — соглашается Люда, — очень у нас хорошо. Только скучно. Летом еще корабли ходят, а зимой все заметает, страшно, тоскливо.

— Сейчас это трудно представить, — улыбается Андрей.

— Конечно, — отвечает Люда, — вам трудно. В Москве не скучно.

— Да уж, там не заскучаешь, — смеется Андрей, — машины гудят, народ бегает как очумелый.

— И огни горят, — продолжает Люда.

— Всю ночь. У меня под окнами Кутузовский проспект. Так реклама напротив моих окон так и сияет. Карнавал просто какой-то.

— А к нам бывает и волки забегают, — Люда поеживается, — вот прошлой зимой такой забрел матерый. Трех кур у нас уволок, потом только Серега его пальнул да так и не застрелил. Ушел волк.

— У вас тут еще и не безопасно, — смеется Андрей, — волки, медведи, может еще и акулы?

— Смешно вам, — обижается Люда.

— Да я вас хочу развеселить, — Андрей придвигается к ней и садится совсем близко, — чего вы приуныли?

— Так, — Люда снова смотрит на солнце, — представила, что могла бы в город поехать, выучиться, стать как вы...

— И жить в Москве, — весело заканчивает Андрей.

— Хотя бы в Астрахани, — вздыхает она.

— Так поедемте со мной, — Андрей обнимает ее за плечи, — в Москву. Посмотрите столицу нашей Родины.

— Ладно вам, — Люда хочет сбросить его руку.

— А почему нет, — Андрей смотрит ей в глаза, — Люда, ты ведь красивая женщина, очень красивая.

Люда опускает глаза.

— И засыхаешь в этой глуши, — продолжает Андрей, — зачем?

— Я замужем, — тихо отвечает Люда.

— Ну и что? — спокойно отзывается Андрей. — Ты ведь его не любишь.

Люда молчит.

— Попробуй полюбить, — Андрей еще сильнее обнимает ее, — поверь — это очень приятно, — он неожиданно притягивает ее к себе и крепко целует в губы.

Люда резко отталкивает его и вскакивает.

— Вы...зачем... — говорит она, потом поворачивается и быстро бежит в деревню.

— Люда, — кричит Андрей ей вслед, но она лишь ускоряет шаг.

Андрей быстро спускается к реке, сбрасывает одежду и кидается в воду.

* * *

— Людок, — дед очень бледный держится за перила Людиного крыльца и пытается подняться вверх по лестнице, — Люда, — он без сил опускается на ступени.

— Дедуля, что с тобой? — Люда выходит со двора и бросается к деду. — Плохо тебе?

— Очень, — едва шепчет дед, — сердце чегой-то скребет. Песок я вчерась перетаскал...

— Ой, дедушка, разве так можно, — Люда пытается приподнять его, — пойдем в дом, я тебя уложу.

— Не, — отрицательно качает головой дед, — мне идти надо. Ты мне, доченька, только валидольчику дай.

— Сейчас, — Люда быстро вбегает в дом, — может в город поехать за врачом? — она выносит таблетку и дает деду.

Дед прячет ее в карман.

— Дедушка, ты пей, — Люда почти насильно кладет старику таблетку в рот, — я тебе с собой всю пачку дам, — она кладет ему в карман пачку валидола.

Явно успокоенный дед начинает сосать таблетку.

— Пойдем в дом, — Люда пытается поднять его.

Дед с явным усилием встает, но идет не в дом, а направляется к калитке.

— Да куда ты? — сердится Люда.

— Надо мне обед постояльцу нести, — бормочет дед, — он мне платит хорошо.

— Да ладно тебе, — Люда подхватывает его под руку, — не маленький твой жилец, обойдется без обеда.

— Нехорошо так, — отрицательно качает головой дед, — он ко мне со всей душой, денег дал вперед — я их на шифер потратил — а теперь что — обратно ему возвращать?

— Ну не все же возвращать, — Люда помогает деду дойти до калитки, — отдашь только за сегодняшний день.

Дед прислоняется к забору и закрывает глаза.

— Нехорошо, — бормочет он, — я помочь обещал, а сам...Нельзя так.

— Пошли, — Люда решительно берет его под руку, — доведу тебя до дома, а там посмотрим.

— Оклемаюсь маленько и пойду, — упрямо шепчет дед, с трудом перебирая ногами.

* * *

Жаркий день.

Андрей утирает пот с лица и начинает методично просеивать землю.

Откидывается к стенке, устало закрывает глаза.

— Здравствуйте, — раздается над его головой голос Люды.

Андрей вздрагивает и открывает глаза.

— Люда, — удивленно говорит он, — вы?

— Вот ваш обед, — сердито говорит Люда, — в чайнике вода. А в термосе — квас холодный. До свидания.

Она поворачивается и идет к Волге.

— Людочка, — Андрей быстро вылезает из раскопа и бежит за ней, — подождите.

Люда немного замедляет шаг.

— Простите меня, — он хочет взять ее за руку, но она быстро отдергивает руку.

Андрей отступает от нее на шаг назад.

— Простите, — снова говорит он,

— Много вас таких, — глухо говорит Люда, — москвичей. Сначала заведете курортный роман, а потом поминай как звали...

— Это не так, — решительно отвечает Андрей, но осекается под ее взглядом, — не совсем так.

— Значит я права, — тихо говорит Люда.

— Люда, — Андрей делает к ней шаг, — я не люблю этих слов глупых — курортный роман, дорожный — какая разница. Главное, чтобы было хорошо нам обоим. Вчера я просто не понял ситуации.

Люда молчит.

— Не будем ссориться, — Андрей снова берет ее за руку, — тебя мой стиль отношений не устраивает, так?

Люда кивает головой.

— Значит вопрос закрыт, — Андрей шутливо целует ее руку, — останемся друзьями. А где, кстати, наш милый дедушка? — спрашивает он.

— Заболел, — голос у Люды немного дрожит, — сердце. Уж очень он убивался, что вы без обеда останетесь.

— Давай на ты, — предлагает Андрей.

— Не надо, — строго отвечает Люда, — пока он болеет, я вас буду кормить и за ним ходить. Прощайте.

Она быстро идет к берегу реки.

Андрей провожает ее взглядом.

* * *

— Люд, — Сергей в полном рыбачьем "обмундировании" сидит на крыльце дома и старательно заворачивает сигареты в целлофановый пакет, — котелок мой положила?

— Неужто нет, — Люда выходит из дома с большим пирогом в руках, — Сережа, я пирожок в полотенце заверну и в сумку суну, ладно?

— Да ну его, — отмахивается Сергей, — раскрошится.

— Не раскрошится, — слышится Людин голос, — я его упаковала, — она выходит на крыльцо и садится рядом с мужем, — может не поедешь? — спрашивает она после небольшой паузы.

— А кто к зиме шубу справить решил? — Сергей обнимает ее за плечи. — Да и баню пора подновлять...

— Ну можно ведь по-другому заработать, — нерешительно говорит Люда.

— Ты на базаре много зарабатывала? — спрашивает Сергей.

Люда молчит.

— Вот то-то, — Сергей снимает руку с ее плеча, — как там дед поправился?

— Да нет, плохо ему, — Люда встает вместе с Сергеем, — может в Город придется его везти.

— Без меня не вози, — Сергей идет к калитке, — ну и вообще будь тут поосторожнее, — он заминается, — ну, смотри, сама знаешь чего.

Люда подходит к мужу и прижимается к нему.

Сергей как-то неловко целует ее в щеку, быстро выходит со двора.

— Возвращайся быстрее, — говорит Люда ему вслед, — быстрее, — еще раз повторяет она.

* * *

— Дядя Андрей, а тебе нравится быть археологом? — Мишка сидит возле Андрея, который с аппетитом уплетает кусок жареной курицы.

— Угу, — бормочет Андрей, продолжая жевать курицу.

— Мне тоже понравилось, — Мишка рассматривает грязную монету, лежащую у него на руке.

— Это хорошо, — Андрей справляется с курицей и говорит уже более понятно.

— Может мне на археолога пойти учиться, — задумчиво говорит Мишка, — да отец против будет.

— Почему? — Андрей принимается за пирожок.

— Не любит он учение, — Мишка осторожно начинает очищать монету от грязи, — говорит, что этим не прокормишься.

— Знаешь, — задумчиво говорит Андрей, — в целом он прав.

— А тетя Люда с ним спорит, — отвечает Мишка, — она хочет, чтобы я выучился.

— У вас как с ней, — Андрей несколько стесняется, — отношения...

— Какие отношения, — Мишка отрывается от монеты и тоже берет пирожок, — она хорошая очень.

— Вы не ссоритесь?

— Не, — тянет Мишка с набитым ртом, — тетя Люда меня всегда от папки защищает. Он раньше бывало и ремнем мог дать, а она запретила.

— А отец что?

— Да ничего, послушался, — Мишка тянется за вторым пирожком, — он ее любит.

— А ты?

— И я люблю, — Мишка задумывается, — мне после мамкиной смерти плохо было, — вздыхает он, — папка пил сильно. Я все время голодный ходил — а как тетя Люда появилась — сразу в избе хорошо стало.

— Да готовит она замечательно, — не к месту говорит Андрей.

— Я ее очень люблю, — тихо говорит Мишка, — очень.

Повисает пауза.

Андрей подкидывает на руке монету.

Он неловко пытается поймать ее, монета отскакивает и летит прямо в раскоп.

— Я достану, — Мишка быстро бросается к яме, но спотыкается о ведро и растягивается на земле.

— Ой, — стонет он с побледневшим лицом.

Андрей наклоняется к нему, осматривает ноги.

— Вывих, — говорит он, — потерпи, — и силой дергает Мишку за ногу.

Тот громко вскрикивает.

— Ну вот, — бодро говорит Андрей. — теперь будешь жить.

Мишка наступает на больную ногу, вздрагивает.

— Ничего, — утешает его Андрей, — к вечеру все пройдет.

Он подхватывает Мишку на руки и несет к деревне.

* * *

— А это твоя семья? — Андрей с интересом рассматривает фотографии, развешенные на стене в Людиной избе.

— Нет, — отзывается Мишка с кровати, — это тети Людина бабушка. Мы на Пасху к ней на могилу ходим.

Андрей с интересом всматривается в красивое лицо женщины на старой фотографии.

— Вы зачем к нам пришли, — раздается Людин голос у него за спиной.

— Теть Люд, — весело кричит Мишка, — я — раненый!

Люда прижимает руки к груди и с ужасом смотрит на Мишу.

— Да он просто ногу подвернул, — успокаивающе говорит ей Андрей.

Люда быстро идет к постели и опускается около Мишки на колени. Внимательно оглядывает его ногу.

— Ванночки с травками тебе поделаю, — ласково говорит она, — и компресс холодный, — она утирает пот со лба.

Андрей делает шаг к двери.

— Ох, Миша, — голос Люды дрожит, — не пугай меня. Не приведи Господь что с тобой случится — как я перед отцом оправдаюсь? — она прижимает голову Мишки к себе.

— Да ничего со мной не случится, — смеется Мишка, — меня дед Ромка заговорил.

— Молчи уж, — Люда гладит его волосы, — что тебе приготовить вкусного? Хочешь торт испеку?

Андрей тихо выходит из дома.

Ни Люда ни Мишка не замечают его.

* * *

— Прям не деревня, а больница какая-то, — смеется Андрей, помогая деду Ромке поворачиваться в кровати.

— Да, — кряхтит дед, — подкачали мы с мальцом.

— Ну ничего, — Андрей протягивает деду стакан с каплями, — до свадьбы заживет, — он присаживается в ногах у деда.

— Ты уж прости меня, сынок, — дед выпивает капли, — обещался я тебе помогать, а сам переработался.

— Дедуль, а зачем ты песок в реку кидаешь? — спрашивает Андрей. — Дамбу строишь?

— Вот ты смеешься, — тихо отвечает дед, — а я и вправду дамбу строю. — он обиженно замолкает.

— Дедуль, — Андрей несколько смущен, — я не смеюсь. Не хочешь говорить — не надо.

Он встает и идет к столу, накрытому к чаю.

— Тебе чаю налить? — спрашивает он деда.

— Любовь моя там лежит, — неожиданно говорит дед строгим голосом, — на дне Волги захороненная.

Андрей молчит, не зная что ответить.

— Сосну я сынок, — продолжает дед своим обычным голосом, — слабость у меня, — с этими словами дед закрывает глаза.

Андрей пожимает плечами и выходит из избы.

* * *

Андрей загорает на берегу Волги, закрыв лицо большой соломенной шляпой.

К нему тихо подходит Люда с большой корзинкой в руках и останавливается возле него.

Она, немного покраснев, рассматривает его подтянутую спортивную фигуру.

Андрей неожиданно приподнимается и в упор смотрит на нее.

Люда растерянно опускает глаза, заливаясь краской.

Андрей выжидательно молчит.

— Я, — Люда теребит край платья, — вы уж простите, что я так поздоровалась с вами. И спасибо за Мишу не сказала.

— Как он, — Андрей снова растягивается на песке.

— Уже почти поправился, — Люда опускает корзинку на песок, — я его пока из избы не выпускаю — боюсь снова он поранится.

Андрей смотрит в небо.

— Тут я вам икорки принесла, — говорит Люда, — еще кое-что. И в доме у дедули прибралась...Ну, пошла я, — она отворачивается.

— Посидите со мной, — Андрей садится на песок, — давайте вместе пообедаем.

— Да я уж ела, — Люда садится рядом с ним, — вот только квасу если.

Она достает из корзинки салфетку, аккуратно расстилает ее на песке и выкладывает какие-то сверточки и кулечки.

Наливает из глиняного кувшина квас в большую кружку и пьет.

Андрей с большим энтузиастом начинает разворачивать кулечки.

— Спасибо вам, — снова говорит Люда.

— Да за что, — Андрей принимается за еду.

— Миша в прошлом году в прорубь провалился, — тихо отвечает Люда, — еле откачали. А мимо сосед ехал с того берега. Так он даже не подошел к нему — побоялся, что лед треснет. Хорошо хоть к нам заехал — рассказал.

— Сравнили, — смеется Андрей, — у меня такой ситуации не было.

— Все равно спасибо, — упрямо отвечает Люда, — это я тогда ему разрешила рыбу в проруби удить. Если случилось бы что — не пережила...

Андрей перестает жевать и внимательно смотрит на нее.

— Вы не думайте, будто я цену себе набиваю, — продолжает Люда, — просто я знаю хорошо каково это без матери жить, — она замолкает, — ну или с больной матерью, — после маленькой паузы добавляет она.

— Люда, — осторожно спрашивает Андрей, — вы Мишу любите?

— Жалею, — отвечает она.

— А своих не хотите?

— Хочу, — искренно отвечает Люда, — но боюсь. Вдруг Миша ревновать начнет.

Андрей потирает глаза рукой.

— А я так хотел, — глухо говорит он, — но жена аборт сделала. Мне сказали — была бы девочка.

— Грех какой, — ахает Люда, — ну вы молодой, красивый, — после некоторой запинки добавляет она, — у вас все впереди.

— Не хотят наши женщины рожать, — усмехается Андрей, — у них другие заботы — бизнес, карьера.

— Мне этого не понять, — убежденно говорит Люда, — я вон без Мишки-то жить не могу, а уж если свой будет!

— Люда, — Андрей резко меняет тему разговора, — выдайте мне одну тайну. Что дедуля на реке делает?

— А он вам не сказал? — улыбается Люда.

— Ну что-то он такое сказал, что я не понял.

— Боится он, — мягко улыбается Люда, — что вы смеяться станете. Когда Волгу расширяли все село здешнее залили. Людей-то отселили, а церковь и кладбище затопили. Там могилка одна осталась, — она запинается, — дорогая очень...

— Чья же?

— Любимой его.

— А дедуля-то что сделать хочет?

— Церковь восстановить, батюшку пригласить из Города, чтобы поминали всех наших, — отвечает Люда.

— Пусть на берегу строит, — говорит Андрей, — легче ведь.

— Знаете, — Люда смотрит на воду, — тут как-то засуха была и река обмелела. И церковь открылась, и могилки, и дома. Так страшно было...Ладно, — она спохватывается, — пора мне. Еще огурцы солить.

— Спасибо вам, — Андрей берет ее руку и нежно пожимает.

— Успехов вам, — Люда сжимает его руку, — нашли что-нибудь?

— Да, всякую всячину, — улыбается Андрей.

— Я к вам приду, можно, — Люда собирает все в корзинку, — посмотрю.

— Буду ждать, — улыбается Андрей.

* * *

Шумит огромный городской базар.

Среди рыбных рядов прохаживается Сергей.

Он обращает внимание на двух пестро одетых молодых людей в черных очках, которые почти не торгуясь берут рыбу с прилавка, потом переходят к следующему.

Сергей незаметно следует за ними.

Возле одного из прилавков он подходит к ним.

— Икра не нужна? — спрашивает он.

— О, да, да, — говорит один из парней с заметным английским акцентом.

Сергей распахивает полы своего пиджака и показывает им несколько банок икры, спрятанных во внутренние карманы.

— Сколько, — с тем же акцентом спрашивает второй.

— Пятьдесят, — Сергей замечает доллары в руках и парня, — долларов, — добавляет он.

— О, yes, — кивает головой парень и отдает ему деньги.

Банка перекочевывает в карман иностранца.

— Еще? — Сергей показывает банку.

— No, — иностранцы идут дальше, потеряв к Сергею интерес.

Сергей оглядывается вокруг себя, но не видит подходящих покупателей.

Он медленно прячет деньги в карман.

Проходит вдоль рядов, заворачивает за угол и оказывается в маленьком закутке, где стоит грязный домик с табличкой "М".

— Эй, друг, — окликает его сзади молодой спортивный парень в майке и шортах, — поговорить надо.

— Не о чем нам разговаривать, — мрачно отвечает Сергей.

Он хочет идти дальше, но дорогу ему преграждает второй парень — маленького роста, но с хорошо накачанными мускулами.

— Тебе с нами не о чем, а нам с тобой есть о чем, — спокойно говорит он.

Сергей оглядывается по сторонам и видит еще троих ребят, которые с безразличным видом курят на углу возле туалета.

— Что надо? — грубо спрашивает Сергей.

— Мы тебя по-хорошему вчера предупреждали, — говорит маленький, — не сбивай нам цены на икру.

— У вас свой торг, ребята, у меня — свой, — более спокойно отвечает Сергей, — я на шубу жене заработаю и уеду.

— Приятно говорить с понимающим человеком, — смеется маленький, — нет проблем — работай. Только пошлину надо заплатить.

— Какую пошлину? — спрашивает Сергей.

— Не притворяйся, — добродушно говорит маленький, — сам знаешь — наш это рынок. За все в этой жизни надо платить, — философски добавляет он.

— Никогда я никому не платил, — мрачнеет Сергей, — и не буду.

— Не глупи, парень, — маленький немного привстает и похлопывает Сергея по плечу, — будешь.

Сергей мрачно молчит.

Маленький делает чуть заметное движение и стоящий сзади неожиданно сбивает Сергея с ног, потом резко закручивает ему руки за спину.

Маленький наклоняется и обшаривает его карманы. Достает три банки икры и деньги.

Сергей пытается сопротивляться. Тогда маленький точно рассчитанным движением ударяет его в пах. Сергей стонет от боли.

Маленький с силой швыряет банки на землю. Осколки разлетаются во все стороны, икра заляпывает Сергея.

— Это за непослушание, — говорит маленький, — а это, — он прячет деньги в карман, — налог в пользу неимущих.

Парень, держащий Сергея, отпускает его.

— Мы мирные люди, — говорит Сергею маленький, — но наш бронепоезд, сам знаешь, стоит!

Парни весело смеются.

— Ноги чтоб твоей больше на моем рынке не было, — бросает маленький Сергею через плечо.

Сергей медленно поднимается с земли и оглядывается вокруг.

Никого нет — лишь какой-то пьянчужка пытается расстегнуть штаны, стоя прямо возле угла — там, где только что курили трое парней.

Сергей с налитыми кровью глазами идет прямо на него.

Тот пугается и быстро исчезает.

Сергей мрачно оглядывает торговые ряды.

* * *

— Андрей, — Люда идет по берегу реки к лодке, возле которой стоит Андрей, — я вас потеряла.

Андрей отрывается от лодки и смотрит на нее.

— Пошла к вам на раскоп, а там нет никого, — улыбается Люда.

— Я к церкви ездил, — отвечает Андрей, — это ведь семнадцатый век, — он снова начинает возиться с лодкой, — потрясающие фрески — в Ярославле таких нет.

— И такую красоту затопили, — вздыхает Люда.

— Дед там уже целый остров насыпал, — Андрей чего-то залепляет, — вот только лодка у него подтекает.

— Да, он ее все чинит, — Люда смотрит на церковь, — года за четыре до затопления церковь отремонтировали, а росписи некоторые дедушка сам делал. Там много родных лиц есть, — она осекается.

— Интересно, — говорит Андрей и с удовлетворением смотрит на лодку, — ну вот, теперь песок возить можно.

— Да, дедуля поправиться, опять начнет, — отзывается Люда, — да только он уже целую неделю лежит. Сдает.

— Ладно, — Андрей берет ее за руку, — пойдемте, я вам татарские украшения покажу. И даже дам померить.

Люда смущается, но руки не отнимает. Они вместе поднимаются по высокому берегу Волги.

* * *

— Мишаня, — дед, опираясь на палочку, входит в избу Сергея, — ты где?

Мишка с неохотой отрывается от телевизора и смотрит на деда.

— Телек смотрю, — отвечает он.

— А где Людмила? — снова спрашивает дед.

— Обед дяде Андрею понесла.

Дед присаживается рядом с Мишкой и тоже смотрит мультфильм.

— Как ты, дедуль, уже не болеешь? — спрашивает Мишка.

— Да вот сегодня насилу встал, — вздыхает дед, — неудобно перед Людой-то. Она за меня обеды носит.

— Ей нравится, — беспечно отзывается Мишка.

— Что нравится? — спрашивает дед.

— Ну там, на раскопках, — Мишка снова смотрит в телевизор, — об истории говорить, искать.

— А отец когда возвращается? — вдруг спрашивает дед.

— Кто знает? — пожимает Мишка плечами. — Как рыбу продаст — так и вернется.

— Скорее бы, — тихо шепчет дед.

* * *

Вечереет. На набережной появляется пьяная компания — маленький парень с массивным золотым перстнем и здоровяк, которые били Сергея. Вместе с ними идут две размалеванные девицы лет около 18-ти.

— Эх, прокатимся, — кричит здоровяк, — в моторку, девки.

Девицы с визгом влетают в моторную лодку и рассаживаются.

Парни влезают за ними.

— Ромул, — обращается здоровяк к маленькому, — я за руль?

— Нечего, — Ромул отталкивает его, — я буду капитаном корабля!

— Да ты вести не умеешь! — восклицает здоровяк.

— Не спорь с хозяином, — в пьяном задоре кричит Ромул, — я капитан!

Он решительно садится возле мотора и заводит лодку.

Здоровяк прыгает за ним и начинает обнимать одну из девиц.

Другая нежно поглаживает руку Ромула.

Мотор заводится и лодка, выделывая неописуемые кренделя, отчаливает от берега.

Никто из них не обращает внимания на отошедшую вслед за ними лодку, в которой сидит Сергей.

* * *

Дед сидит на завалинке возле своего дома.

— Добрый вечер, дедушка, — Люда останавливается возле его двора, — гуляешь?

— Да, — дед тяжело вздыхает, — это постоялец мой гуляет, а я кости разминаю.

— Значит на поправку пошел, — весело говорит Люда.

— Завтра пойду к реке — посмотрю на церковь, — снова вздыхает дед, — лето уж почти прошло, а я песку так мало насыпал.

— Смотри только не вздумай песок возить, — предупреждает его Люда, — а то снова свалишься.

Дед неопределенно качает головой.

— Ужин у вас есть? — снова спрашивает Люда.

— Откуда, — сердито говорит дед, — у меня сил нет, а жилец мой всю неделю где-то пропадает по вечерам. И поговорить-то не с кем. Ты его не видала? — вдруг спрашивает он.

— Копает, наверное, — пожимает плечами Люда.

— Раньше он так не работал, — говорит дед, подозрительно глядя на Люду.

— Ну мало ли, — Люда заходит во двор и идет к дому, — у него, наверное, отпуск кончается. Я вам сейчас сготовлю что-нибудь.

Она заходит в дом.

— Сготовь, сготовь, — успокоено говорит дед, — когда баба на кухне, так оно спокойнее.

Он с явным облегчением наблюдает за медленно заходящим солнцем.

* * *

— Теть Люд, смотри, — Мишка показывает Люде на фигуру человека возле церкви, — никак дед опять песок таскает.

Люда отрывается от полоскания белья и смотрит на церковь.

От нее в сторону берега отплывает лодка.

— От дурной, — Люда бросает полотенце в корзину, — сейчас я ему дам!

Она встает.

— Миша, отнеси белье домой, — Люда идет к церкви.

— Ну держись, дедуля, — смеется Мишка.

* * *

Рассерженная Люда шагает по берегу.

Она подходит к лодке и удивленно останавливается.

Андрей, насыпающий в лодку песок, с не меньшим удивлением смотрит на нее.

— Я думала — это дед возится, — говорит Люда, — он вчера собирался сюда.

— Утром ему опять плохо стало, — отвечает Андрей, утирая пот.

— А он все сердится, — смеется Люда, — где это его жилец гуляет.

— Вот — решил помочь, — Андрей показывает на лодку, — Люда а ваша семья тоже из этой деревни?

— Откуда вы знаете, — вздрагивает Люда, — дед рассказал?

— Я в церкви увидел росписи — ну те, поздние, — Андрей опирается на лопату, — и там одна девушка удивительная. Я сначала подумал — вы, а потом понял, что, видимо, родственница.

— Это бабушка моя, — тихо отвечает Люда, — Люба.

— Точно, — улыбается Андрей, — Вера, Надежда, Любовь и мать их София. Интересно, — он смотрит на Люду, — а что с ней стало?

— Замуж выдали в Город, — отвечает она, — так и стали мы городскими.

— Понятно, — Андрей начинает насыпать песок.

— Знаете что, — вдруг решительно говорит Люда, — я завтра вечером приду вам помогать. Вот деду приятно будет!

— Да не надо, — отнекивается Андрей.

— Приду, приду, — кивает ему Люда, — до завтра.

Она поворачивается и идет в деревню.

Андрей смотрит ей вслед.

* * *

— Еще неделька и остров мы закончим, — Андрей с удовольствием смотрит на утрамбованную вокруг церкви землю.

— А как же ваша работа? — спрашивает Люда.

— А, — машет рукой Андрей, — ничего нового я не нашел. Теория моя не подтвердилась, хотя вот это о многом говорит.

Он достает из кармана маленького позолоченного оленя с туго свернутыми рогами.

— Сарматское золото, — говорит он, — уникальная находка.

Люда рассматривает оленя.

Андрей прикладывает его к ее волосам.

— Чудесно смотрится, — улыбается он, — как будто для вас делали.

Люда подходит к воде и наклоняется над ней, рассматривая свое отражение.

— Представляете, как много веков назад какой-то влюбленный сармат одевал эту бляшку на одежду своей любимой, — без тени иронии говорит Андрей, остановившись за ее спиной.

Солнце начинает садится, и река отсвечивает розовым.

— И солнце также садилось, — подхватывает Люда.

— Начинал дуть ветер, ей было холодно, она прижималась к его плечу, — Андрей нежно обнимает плечи Люды, — и думала о том, как им выжить в этом страшном мире.

Люда прислоняется к его плечу.

Андрей осторожно гладит ее волосы.

— Неужели это было? — Люда задумчиво смотрит на реку.

— Почему нет? — Андрей берет ее руку и подносит к своим губам.

Медленно целует каждый пальчик.

Люда молчит.

— Она была такая же красивая как ты, — говорит Андрей, — и тоже не свободна, поэтому они прятались от всех на острове.

Сумерки вдруг разрезает протяжный гудок теплохода.

Люда вздрагивает и отходит от Андрея.

Он сжимает в руке бляшку.

— Как вам этот маленький спектакль? — спокойно спрашивает он.

— У вас талант, — сухо говорит Люда, закусывая губу.

— У вас тоже, — Андрей помогает ей сесть в лодку.

Оба молчат до самого берега.

— Скоро Сергей возвращается, — вдруг говорит Люда, выходя на берег.

Андрей молча укрепляет лодку.

— Спокойной ночи, — Люда шагает в темноту.

— Я вас провожу, — Андрей все еще возится с лодкой.

— Спокойной ночи, — еще раз говорит Люда и скрывается в темноте.

* * *

Совершенно растерянный дед сидит на крыльце Людиного дома.

— Ты чего, дедуль? — спрашивает его Люда, выходя со двора. — Случилось что?

Дед ошарашено смотрит на нее.

— Чего ты? — удивляется Люда.

— Я к церкви ходил, — отвечает дед, — там кто-то столько песку насыпал.

— Надо же, — искренне удивляется Люда, — кто бы это мог быть?

— То-то и оно, что некому, — дед крестится, — чудо, самое настоящее.

— Да, напугал ты меня, — Люда присаживается рядом с дедом, — видать добрые люди тебе помочь решили.

— Тут людей окромя нас с тобой и нет, — дед снова крестится.

— А Андрей не видел? — спрашивает Люда.

— Откуда, — дед качает головой, — он далеко копает.

— Ладно, — Люда встает, — пошли в дом, чайку попьем. Ты мне все еще раз подробненько расскажешь.

Люда идет в дом.

Ошарашенный дед плетется за ней.

* * *

— А дед все твердит — чудо, чудо, — смеется Люда.

— И меня он измучил, — вторит ей Андрей, — всю ночь спать не давал — все бормотал что-то.

Они сидят на берегу возле лодки и едят малину из корзины.

— Он вот как придет сейчас и увидит нас, — делает Андрей "страшное" лицо.

— Не придет, — смеется Люда, — у него в шесть часов один сериал, а в восемь другой. Они с Мишкой теперь от телевизора никуда.

— Надо ему будет рассказать, — улыбается Андрей.

— Конечно, — Люда встает и потягивается, — завтра еще поработаем и расскажем. Искупаться что-ли? — она легко скидывает платье и бежит к воде.

Андрей, не отрываясь, следит за ее стройной фигуркой в старом купальнике.

Люда с наслаждением окунается в воду.

— Идите сюда, — весело кричит она.

Андрей медленно проводит рукой по ее платью, потом встает и направляется за ней.

Люда смеется и брызгает в него водой.

Он бросается вслед за ней, ловит и кружит на руках прямо в воде.

Люда шутливо отбивается и плывет вперед.

Андрей остается возле берега.

— Плывите ко мне, — кричит она.

Андрей отрицательно качает головой.

— Не бойтесь, — снова кричит Люда.

— Я плавать не умею, — отвечает Андрей.

Люда весело смеется.

— Нам, волжанам, не понять этого, — Люда плывет обратно.

Обдает Андрея волной брызг и уплывает.

Весело смеется над его робкими попытками ее догнать.

* * *

— Мишка, — во двор входит Сергей в заляпанной одежде без удочек, — привет.

— Папка, — Мишка радостно бросается к нему, — а где снасти? — удивленно спрашивает он.

— Лодка утонула, — глухо говорит Сергей, зачерпывая из колодца воды, — и снасти с ней.

— Как утонула? — удивляется Мишка. — Ты что?

— Не твое дело, — вдруг кричит Сергей, — утонула и все!

Мишка делает шаг назад.

Сергей жадно пьет воду прямо из ведра.

— Где мать? — спрашивает он.

— Не знаю, — отвечает Мишка, — с утра ушла куда-то.

— Найди ее, — приказывает Сергей, — быстро! — кричит он.

Мишка быстро выходит со двора.

Сергей опускается на корточки возле колодца и опускает голову.

* * *

Люда и Андрей лежат на горячем песке, обсыхая после купания.

Андрей словно случайно смахивает песчинки с Людиного плеча. Она не шевелится.

Он нежно проводит рукой по ее груди.

Люда продолжает лежать с закрытыми глазами.

* * *

Сергей входит в избу деда и оглядывает ее.

— Сергуня, — радостно приветствует его дед, разбирающий стручки фасоли, — вернулся.

— Где Людка? — отрывисто спрашивает Сергей.

— Кто знает, — дед пожимает плечами, — может обед понесла квартиранту.

Сергей молча смотрит на него.

— Ты не думай, — оправдывается дед, — я вам деньги за это отдам. Все рассчитаю — и отдам.

— Где она? — снова спрашивает Сергей.

Дед встает и берет палку.

— Пошли вместе, — решительно говорит он, — а то еще наворотишь дел.

— Без тебя схожу, — обрывает его Сергей.

— Вместе я сказал, — неожиданно резко осаживает его дед.

Сергей молча выходит из избы вслед за дедом.

* * *

— Может в лесу она, — дед и Сергей идут от раскопа к реке, — малина поспела — она и пошла собирать.

Сергей молчит.

— Что за спешка, — ворчит дед, — придет, куда денется.

Он решительно направляется в сторону церкви.

— Ты куда? — спрашивает Сергей.

— Посмотреть мне надо, — бормочет дед, — странные тут дела творятся.

— Пошли в деревню, — тянет его за собой Сергей.

— Иди, коли у тебя горит, — отвечает дед, — а у меня свои дела.

Сергей смотрит на взъерошенного, красного от жары деда и покорно идет за ним.

— Только по-быстрому, — говорит он.

— Что это там за голубчики, — бормочет дед, — вот я им задам.

Сергей и дед подходят ближе.

Андрей наклоняется над Людой и целует ее в губы.

Она не сопротивляется.

— Сейчас получат, — дед потрясает своей палкой и вдруг замирает, узнав Андрея.

Он беспомощно поворачивается к Сергею, но тот уже идет тяжелой походкой к лодке.

— Сережа, — кричит дед, — остановись!

Андрей и Люда вскакивают.

Сергей подходит к Андрею и со всего размаха бьет его в пах.

Тот сгибается от боли.

Сергей валит его на землю и начинает яростно колотить.

Андрей пытается защищаться, но Сергей в бешенстве.

Оставив Андрея, он хватает Люду за руку и тянет ее за собой в деревню.

Дед с ужасом наблюдает за этой сценой.

* * *

— Это я виновата, — Люда стоит посреди двора, прижав руки к груди, — только я.

Сергей, не слушая ее, идет во двор.

Выходит с толстой веревкой в руках и размашисто бьет ей Люду. Она вздрагивает и закрывает лицо руками.

Сергей еще сильнее ударяет ее.

Люда молчит.

— Шлюха, — цедит Сергей и снова размахивается.

В этот момент возле двора останавливается машина участкового.

Из нее выходит Петр Михайлович и молодой милиционер.

Сергей опускает веревку и с ужасом смотрит на них.

Люда так и стоит, не отнимая рук от лица.

— Так-так, — говорит участковый, — жену, значит, бьем.

Сергей кидает веревку на землю.

Люда отнимает руки от лица, залитого слезами.

В этот момент на улице показывается Андрей весь в кровоподтеках.

Он спешит к Людиному двору. За ним ковыляет дед.

— Люда, — кричит Андрей, — что с тобой?

Он вбегает во двор и идет к Люде.

— Ах ты гнида, — Сергей идет к нему, — мало тебе?

Андрей поворачивается к нему, но милиционер берет Сергея под руку.

Тот как-то сразу обмякает.

— Ясно, — Петр Михайлович смотрит на Андрея, — еще один потерпевший. Хорошо он вас отделал.

Андрей подходит к Люде и смотрит на рубцы на ее плечах.

— Скотина, — бормочет он.

— Я вас очень прошу, — обращается участковый к Андрею, — подъедте на этой неделе в Город, напишите заявление о телесных повреждениях.

Андрей машинально кивает головой.

— И ты, Людочка, приезжай, — говорит участковый.

Милиционер ведет Сергея к машине.

Все молча наблюдают за ними.

— Папка, — кричит Мишка, бросаясь к Сергею, — зачем?

— Иди, иди, — отталкивает его Сергей.

— Мишенька, — зовет Люда.

Миша бросается к ней.

Люда прижимает его к себе.

С неимоверным фырчанием "газик" трогается с места.

— Людочка, — Андрей поворачивается к Люде.

— Уходи, — она ведет к крыльцу дрожащего Мишку.

Андрей с потерянным видом смотрит ей вслед. Дед осуждающе качает головой.

* * *

— Сергей, — Петр Михайлович сидит у стола в обшарпанной комнате городского отделения милиции, — я тебя предупреждал!

Сергей, опустив голову, сидит напротив него и ничего не отвечает.

— Допрыгался, — продолжает участковый, — рыночная мафия на тебя заявление пишет.

— Кто пишет? — поднимает голову Сергей.

— Ремизов Роман Викторович, — отвечает участковый.

— Кто? — Сергей искренне удивляется.

— Ну, Ромул, — нехотя говорит участковый.

Сергей с огромным облегчением смотрит на участкового.

— Он сам написал, — с надеждой спрашивает он, — ну, заявление...

— Сам, — участковый медленно достает сигарету и закуривает, — и в отделение сам пришел — не поленился.

Сергей смотрит на участкового совершенно счастливыми глазами, потом медленно встает, подходит к столу и неожиданно крепко жмет участковому руку.

Петр Михайлович с огромным удивлением пожимает его руку в ответ, потом, словно опомнившись, отнимает руку.

Сергей снова садится на стул и достает из кармана "Беломор". Закуривает.

— Вот спасибо вам, Петр Михайлович, за хорошие вести, — говорит Сергей после затяжки.

— Сергей, что с тобой? — спрашивает участковый.

— Я ведь думал, все, — улыбается Сергей, — грех на душу взял, — он снова затягивается, — жизни их лишил...

Участковый внимательно слушает его.

— А они живы все, — Сергей смеется с совершенно глупым выражением лица, — вот спасибо-то вам!

— Живы-то живы, — осторожно говорит участковый, — да вот только обижены на тебя.

— Я лодку починю, — горячо отвечает Сергей, — пусть не сомневаются! Я ведь как бешеный был, когда топить их решил.

Участковый замечает, что его сигарета потухла и снова закуривает.

Сергей замолкает.

— Ну-ну, — подбадривает его Петр Михайлович, — рассказывай.

— Таранил их — , — быстро говорит Сергей, — ничего не понимал, ну а как увидел — тонут, отплыл сразу и словно протрезвел. Такой грех на душу взял!

Петр Михайлович крутит сигарету в руках.

— Так все живы? — снова спрашивает Сергей.

— Да что им сделается, — участковый встает и идет к окну.

Сергей недоуменно смотрит на участкового.

Тот стоит, заложив руки за спину.

— Значит Ромула убить хотел? — спрашивает он, не поворачиваясь.

— Нечего было изгаляться, — тихо отвечает Сергей, — не люблю я, когда бьют меня.

— Понятно, — участковый садится за стол и смотрит на Сергея, — теперь мне все понятно, — он открывает дверь в коридор, — Фуфрыкин, — окликает он пожилого милиционера, — отведи подследственного в камеру.

— Они пусть гуляют, — тихо говорит Сергей, — рынки трясут. А я сидеть буду?

— Посиди, — отвечает ему участковый, — тебе есть за что.

Сергей кидает на участкового тяжелый взгляд, но сдерживается и поднимается со стула.

* * *

— Как же быть? — Люда опускается на тот же стул, с которого поднялся Сергей. — Адвокат нужен?

— Муж тебе другой нужен, — Петр Михайлович с жалостью смотрит на рубец на Людином плече.

Люда замечает его взгляд и пытается прикрыть рубец рукавом платья.

— А судить его скоро будут? — с волнением спрашивает она.

— Не скоро, — участковый вздыхает, — и вряд ли будут.

— Как это? — ахает Люда.

— Не за что его судить, — участковый смотрит в окно.

Люда не отрываясь смотрит на участкового.

— Я-то думал, что рехнулся на старости лет, когда заявление прочитал, — продолжает Петр Михайлович, — первый мафиози рыночный, Ремизов, на Сергея твоего заявление пишет о подпольной торговле икрой, да еще двух пострадавших приводит якобы этой икрой отравившихся. А муженек твой, оказывается, накануне, совершил на них разбойное нападение. Вот собака-то где зарыта!

Петр Михайлович снова встает.

— Хитрец, — восклицает он, — нашими руками решил с ним поквитаться!

Люда напряженно следит за ним.

— Обнаглели, — Петр Михайлович садится за стол, — милицию в свои разборки втягивают.

Он достает сигарету и затягивается.

Люда машинально морщит нос.

Петр Михайлович смотрит на нее и тушит сигарету.

— Да вы курите, — испуганно говорит она.

— Что же мне теперь с твоим благоверным делать, — горько говорит ей участковый, — икрой торгует, делишки на Каспии крутит. Дружки его, с которыми он рыбу глушил, уже сидят.

Люда достает платок и вытирает глаза.

— А парень которого он избил? — участковый смотрит на Люду. — Он кто?

— Это личное, — тихо отвечает она.

— Ясно, — участковый снова затягивается.

Люда молчит.

— Мы ведь его забрали в тот момент, когда он бил жену, а до этого избил другого человека, — продолжает участковый.

— Меня бил за дело, — отвечает Люда, — я на него не в обиде. А Андрей не будет заявление писать. Он мне сам сказал.

— Благородные вы все, — спохватившись Петр Михайлович снова тушит сигарету, — а Серега выйдет да и прибьет вас обоих.

— Разберемся, — отвечает Люда, — как мне Сергею помочь?

Участковый внимательно смотрит на нее.

— Может, наоборот, — говорит он, — стоит твоего буяна немного в тюрьме подержать, а? Глядишь и остепенится, — он снова кидает взгляд на Людино плечо.

Люда отрицательно качает головой.

— Эх, бабы, — машет рукой участковый, — дурные вы.

Люда умоляюще смотрит на него.

— Иди спокойно, — вздыхает Петр Михайлович, — муженек твой посидит еще денька два для острастки и домой вернется. Пострадавших этих липовых вместе с их вожаком вчера отправили по направлению за незаконное хранение оружия. Так что заявление можно считать аннулированным.

Люда снова утирает глаза платком.

— Вот не пойму я, — прищуривается участковый, — ты от радости плачешь или от горя?

— Спасибо вам, — Люда встает и идет к дверям.

— Мужу скажи, чтобы в Астрахань больше ни ногой, — говорит ей вслед участковый, — а то прибьют.

Люда кивает головой.

— Ну и сама поосторожней там, — добавляет Петр Михайлович.

Люда тихо закрывает за собой дверь.

* * *

— Значит обошлось все? — Мишка сидит рядом с Людой на автобусной остановке. — Скоро папка дома будет.

— Скоро, — отрешенно отвечает Люда.

— А ты на него не сердишься? — спрашивает Мишка.

Люда молчит.

— Ты же знаешь, он не такой, — горячо говорит Мишка, — это просто находит на него.

— А если он убьет меня в следующий раз, — вдруг ожесточенно отвечает Люда, — тогда как? Тоже скажешь — нашло!

Мишка испуганно замолкает.

— Меня никогда мать не била, — продолжает Люда, — уважали все. Работаю на вас с утра до ночи, ничего хорошего в жизни не вижу, еще и получаю за это!

Она встает и начинает ходить вдоль остановки.

Останавливается возле Мишки.

— Уйду я от вас, — горько говорит она, — сил моих больше нет!

— Теть Люд, — на глазах у Мишки появляются слезы, — прости его, — он закусывает губу, — я ему не разрешу, никогда больше не разрешу...Заслоню тебя...

Люда отворачивается и садится на скамейку.

Мишка сидит, опустив голову.

Люда встает и идет к киоску, покупает себе шоколадку и начинает есть, не глядя на Мишку.

Он поднимает голову, из глаз его неудержимо льются слезы.

В этот момент Люда поворачивается и смотрит на него.

Она медленно проводит рукой по волосам, качает головой, словно отгоняет что-то, потом быстро идет к Мишке.

— Прости меня, — она прижимает его к себе, — Мишенька, милый, прости, — Люда покрывает поцелуями его лицо.

Мишка, уже не скрываясь, плачет, уткнувшись с ее плечо.

— Ты-то не виноват, бедный мой, — Люда гладит его волосы, — а я, дура, все на тебя выплеснула. Хочешь? — она дает Мишке шоколадку.

Он отрицательно качает головой.

— Давай в кафе пойдем, — предлагает Люда, — мороженое съедим.

Мишка поднимает голову.

— Ты ведь не уйдешь? — с болью в голосе говорит он.

— Пошли в кафе, — вместо ответа говорит Люда и тянет его за собой.

— Не уйдешь? — с надеждой спрашивает Мишка.

Люда молчит.

Мишка понуро плетется за ней, утирая на ходу слезы.

* * *

— Как он, дедушка? — Люда стоит возле дома деда Ромки.

— Живой, — сердито отвечает дед.

— Переломов нет? — снова спрашивает она.

— А я почем знаю, — сердится дед, — поди да посмотри коли не стыдно.

Люда вздыхает и отходит от калитки.

— Нормально все с ним, — ворчливо говорит дед ей вслед, — я, пока ты к Сергею ездила, врача с того берега привез. Сын Манькин-то врач, к ей на отдых приехал.

— И что он сказал? — живо спрашивает Люда.

— Оклемается сказал, полежит пару дней и все в ажуре будет, — дед недовольно крякает, — заварили кашу!

— Спасибо, дедушка, — говорит Люда.

— Твой-то как? — спрашивает дед.

— Освободят скоро, — отвечает Люда.

— Ну-ну, — бормочет дед, — и хорошо.

— До свидания, — Люда быстро идет по дороге к своему дому.

Дед поднимается и идет в дом.

* * *

— Это Люда была? — забинтованный Андрей приподнимается на кровати.

Дед молча возится с самоваром.

— Люда? — громче спрашивает Андрей.

— Не кричи, — сердито отвечает дед, — я не глухой.

Андрей опускается на кровать.

Дед готовит какую-то настойку из трав, потом начинает поить Андрея с ложечки.

Тот покорно пьет.

Дед ставит настойку обратно на стол и садится возле кровати.

Внимательно смотрит на Андрея.

— Вот что я тебе скажу, — говорит он, — ты к Людмиле не лезь.

Андрей молчит.

— Покувыркаешься с ей и домой поедешь, — продолжает дед, — а она всю жизсть руки ломать станет.

— Может не станет, — отвечает Андрей.

Дед странно хмыкает.

— Почему если нам хорошо, так обязательно надо помешать? — говорит Андрей.

— Что хорошего-то, — дед с силой ударяет палкой по полу, — с мужней бабой гулять?!

— Нравится она мне, — отвечает Андрей, — и я ей не противен.

— Противен, — дед сплевывает на пол, — испакостились вы нонешние. Любить разучились.

— А вы умели? — насмешливо спрашивает Андрей.

— Я однажды через Волгу в ледоход переправлялся — платок к Пасхе привезти в подарок. Чуть не утонул, — строго отвечает дед, — а как выдали любимую мою замуж — все. Случалось рядом бывать — так дом ихний обходил за три версты, чтоб не видела она меня, не горевала, — дед встает.

Андрей молчит.

— Поделом тебе, — сурово говорит дед, — не трогай Людмилу — не разрешаю я. Она мне за внучку приходится, — он встает и идет к дверям.

Андрей глубоко задумывается.

* * *

В избу деда тихо заходит Люда с узелком в руке.

Андрей дремлет, закутавшись в лоскутное одеяло.

Люда осторожно подходит к столу и кладет на него узелок. Начинает разворачивать, случайно задевает железную кружку.

Та с грохотом летит на пол.

Андрей вздрагивает и открывает глаза.

Люда, залившись краской, поднимает кружку с пола.

— Людочка, — улыбается Андрей.

Люда ставит кружку на стол и подходит к кровати Андрея.

— Как ты? — спрашивает она.

— Сядь, — Андрей приподнимается.

Люда помогает ему — взбивает подушку и усаживает. Садится рядом.

Андрей берет ее руку и прижимает к губам.

Люда испуганно оглядывается на дверь.

— Я думал — убью его, — говорит Андрей, не отпуская ее руки.

— Мы сами виноваты, — отвечает Люда.

— Он же меня избил, — горячо говорит Андрей, — я даже не сопротивлялся. Но тебя-то зачем?

Люда опускает голову.

— Если еще раз попробует тебя пальцем тронуть, — продолжает Андрей, — точно убью!

Люда прикладывает руку к его губам, заставляя замолчать.

— Как ты себя чувствуешь? — спрашивает она, отнимая руку, которую Андрей успевает поцеловать.

— Уже почти здоров, — бодро говорит он, — готов возить песок с утра до вечера.

— Что врач сказал? — с тревогой спрашивает Люда, осматривая его повязки.

— Что пора приступать к работе, — шутливо отвечает Андрей.

— Ладно тебе, — Люда осторожно касается его волос, — еще наработаешься.

Оба молчат. Люда приглаживает растрепанные волосы Андрея, он гладит ее руку.

Где-то хлопает дверь.

Люда вздрагивает и машинально отстраняется от Андрея.

— Как в Город съездила? — натянуто спрашивает Андрей.

— Ничего, — Люда мнется, — Андрей, — нерешительно говорит она, — я тебе хотела сказать... — она замолкает.

— Что?

Люда не отвечает.

— Ну не тяни резины, — подбадривает ее Андрей.

— Я сказала участковому, что ты не станешь заявление писать, — через силу говорит Люда, — о драке.

— Не стану, конечно, — резко говорит Андрей, — просто надаю твоему мужу по морде, если он еще снова будет буянить.

Люда хочет что-то ответить, но в избу входит дед.

Он с явным неодобрением смотрит на них.

— Я вам пирогов принесла, — Люда быстро встает и кивает на узелок, лежащий на столе, — ну мне пора. Поправляйтесь, — говорит она Андрею и быстро выходит.

— Спасибо, — отвечает ей вслед Андрей.

Хмурый дед провожает Люду неодобрительным взглядом.

* * *

— Совсем ты дурной, как есть дурной, — ругается дед, сидящий рядом с Андреем возле раскопа, — еще не оправился и уже копать пошел.

— Ничего, — отзывается Андрей, уже снявший часть бинтов, — не помру.

— Нечего помирать, — дед осторожно убирает бусину в конверт, — тебе жить да радоваться. Я — пень старый — и то поскребусь еще.

Андрей с явным усилием встает и идет в палатку. Выносит оттуда черепки, начинает помечать их краской.

Дед активно помогает ему.

— Вот женишься, родите сынка, — снова говорит дед, — и приедешь к нам снова.

Андрей усмехается.

— Чего ты смеешься? — набрасывается на него дед. — Пора уж давно семью иметь.

— Да зачем семья, — отвечает Андрей, — нервы трепать?

— Молодой ты еще, — миролюбиво говорит дед, — глупый. Не понимаешь ничего в жизни.

— Слушай, учитель жизни, — заводится Андрей, — у вас все так гладко в семье было? Без ссор, без скандалов?

Лицо деда становится напряженным. Он продолжает запаковывать черепки, но руки его дрожат.

— И жена всегда ласковая да добрая, — не замечая реакции деда продолжает Андрей, — может кофе, ну или что там — молоко, в постель носила?

Дед опускает руки и слушает Андрея.

— И не изменяла никогда, — совсем распаляется Андрей, — только на мужа смотрела?

— Да, — твердо говорит дед, — только на него.

— В смысле на тебя, — несколько озадаченный его тоном переспрашивает Андрей, — ну это уникум какой-то, — снова взрывается он.

— Да нет, — медленно говорит дед, — на него. На мужа своего.

— Подожди дед, — останавливается Андрей, — я о жене твоей говорю.

Дед поднимается.

— Не было у меня жены, — отвечает он, — я всю жизнь чужую жену любил.

— А кто же там? — Андрей кивает в сторону Волги.

— Она, — дед мрачнеет, — в тридцать седьмом мужа ее взяли, а через год ее простуда одолела. В три дня сгорела, — дед переводит дыхание, — вот только те три дня мы вместе и были, — продолжает он, — помирала она — все просила — похорони ты меня в нашей деревне, будешь мимо церкви идти — всегда вспомнишь.

Дед замолкает и смотрит на Волгу.

Пораженный Андрей тоже смотрит в сторону колокольни.

— Пойду я, — дед идет к реке, — посижу на берегу.

Он медленно спускается к Волге.

* * *

— Ладно, Сергей Емельянович, — участковый протягивает Сергею паспорт, — езжай домой.

Сергей молча берет паспорт.

— Жену не обижай больше, — продолжает Петр Михайлович.

— Наше дело, — отвечает Сергей, — семейное.

— Она тебя могла засадить, — участковый внимательно смотрит на него, — а не стала. Я уже не говорю про того парня, которого ты отметелил.

Сергей напрягается.

— Смотри, — участковый наклоняется к Сергею, — сейчас пронесло, а что завтра будет — не знаю.

Сергей встает.

— Прощайте, Петр Михайлович, — официально говорит он.

— До встречи, Сергей Емельянович, — в тон ему отвечает участковый.

Сергей делает шаг к двери.

— Жену береги, — говорит участковый.

Сергей молча усмехается.

* * *

День уже близится к вечеру.

Андрей в одиночестве продолжает разбирать какие-то предметы.

— Ты здесь, — запыхавшаяся Люда подходит к нему,

Андрей отрывается от черепков и улыбается ей.

— А я даже волноваться начала, — Люда садится рядом с ним, — тебя нет, деда нет. Зачем ты встал?

— Лето уже кончается, — Андрей кивает на березы, в зелени которых уже видна желтизна, — скоро домой.

— Домой, — горько повторяет Люда.

Андрей отрывается от своих черепков и быстрым движением притягивает Люду к себе.

— Поехали со мной, — шепчет он ей на ухо.

Люда прижимается к нему.

— Я серьезно говорю, — Андрей целует ее светлые волосы, — у меня двухкомнатная квартира, дача под Москвой. Поехали?

— А что я там делать буду? — грустно улыбается Люда.

— Готовить, — Андрей морщится от боли, неосторожно повернувшись.

Люда хочет отпрянуть от него, но Андрей удерживает ее и целует в губы.

— Целоваться со мной, — продолжает он, оторвавшись от нее, — ругаться.

— Ругаться-то зачем? — смеется Люда.

— Для порядка, — басом отвечает Андрей.

Он снова привлекает ее к себе и ласкает ее грудь.

Люда не сопротивляется.

— Поедешь? — Андрей медленно расстегивает пуговицы на ее груди.

— Не знаю, — Люда вдруг садится и отодвигается от него.

— Это почему же? — раздосадовано спрашивает Андрей.

Люда застегивает пуговицы на груди.

Андрей неодобрительно смотрит на нее, потом отворачивается и демонстративно принимается за работу.

— Давай помогу, — предлагает Люда.

— Спасибо не надо, — сердито отвечает Андрей.

Люда встает.

Андрей упорно не смотрит на нее.

— Пойми, — мягко говорит ему Люда, — не нужна я тебе в городе.

Андрей ничего не отвечает.

— Да и Сергея с Мишей нельзя бросать — как они без меня... — продолжает Люда.

— А меня можно, — Андрей поднимает голову.

— Нельзя бросить то, что не было твоим, — несколько путано говорит Люда.

— Ах какие афоризмы, — Андрей тоже встает и внимательно смотрит на Люду.

— Как ты выражаешься, — продолжает она, глядя ему в глаза, — мы просто хорошо провели время.

— Но мы можем проводить его так же хорошо и дальше, — Андрей делает шаг к Люде.

Люда отступает от него.

— А потом? — спрашивает она.

— Да что потом, — взрывается Андрей, — я тебя сейчас хочу, понимаешь, сейчас?! Еще года три-четыре и ты совсем завянешь в этой деревне, — он вдруг осекается.

— И буду никому не нужна, так? — иронически говорит Люда. — Ну, продолжай.

— Я не это хотел сказать, — злится Андрей.

— Именно это, — уверенно говорит Люда, — а поедь я с тобой ты бы мне нечто подобное сказал через месяц или два.

— Если ты такая умная, — распаляется Андрей, — чего ко мне прибежала? Иди вон к своему домостроевцу. Пусть он тебя еще приложит.

Люда бледнеет.

— Может ты только затем и пришла, чтобы я на него телегу не накатал, а? — жестоко спрашивает Андрей.

Люда вздрагивает как от удара.

— Так ты не бойся — живи спокойно, — Андрей отворачивается.

Люда поворачивается, чтобы идти в деревню и замирает.

В нескольких шагах от них стоит Сергей с каменным выражением лица и смотрит на нее.

Люда застывает на месте.

Андрей оборачивается и видит ненавидящий взгляд Сергея.

— Когда ты вернулся? — спрашивает Люда.

Сергей не отвечает, продолжая смотреть на Андрея.

— Пошли домой, — говорит ему Люда.

Сергей идет в сторону Андрея. Тот не двигается с места, скрестив руки на груди.

— Сергей, — Люда становится между ним и Андреем, — пойдем домой.

Сергей отодвигает ее в сторону и подходит к Андрею.

Берет его за грудки и сильно встряхивает.

Андрей едва удерживается на ногах.

— Если ты, — четко говорит Сергей, — на моем дворе еще раз появишься — забью насмерть.

Сквозь загар Андрея проступает бледность.

— А если ты еще раз жену пальцем тронешь — в тюрьму упеку, — тем не менее спокойно отвечает он.

Сергей сжимает кулаки и смотрит на Андрея.

— Я тебя предупредил, — бросает он, — пошли, — кивает Сергей Люде.

Андрей бледнеет еще сильнее и берется за перевязанную руку.

Люда на ходу тревожно оглядывается на него.

* * *

— Ну вот и все, — Андрей оглядывает два здоровых рюкзака и корзинку с вазой, — вроде ничего не забыл.

Дед, подперев рукой голову, с грустью оглядывает груду вещей.

Андрей затягивает лямки рюкзака и садится рядом с ним.

— Много ты накопал, — вздыхает дед.

— Думал — больше будет, — Андрей крутит в руках позолоченного оленя.

— Привык я к тебе, — бормочет дед, — все не один жил, — он замолкает.

— Дедуль, — Андрей катает оленя по столу, — ты когда к Людмиле пойдешь?

— Не знаю, — отвечает дед, — Сергей меня теперь тоже не привечает.

— Он ее так и будет в избе до моего отъезда держать, — Андрей начинает подкидывать оленя, — уже две недели она на улицу не выходит!

Дед молчит.

— Хоть попрощаться нам надо, — Андрей в сердцах кидает оленя в карман, — может больше никогда не увидимся, — он встает и начинает быстро ходить по комнате.

Дед молча наблюдает за ним.

— Еще пять часов до отъезда, — Андрей смотрит на часы, — скорее бы уехать!

— Мишка тоже с тобой поедет, — говорит дед.

— Мишка? — лицо Андрея проясняется. — Правильно — ведь больше теплоход не зайдет сюда. Значит...

— Ничего это не значит, — сердито бормочет дед, — Серега Мишку пойдет провожать.

Лицо Андрея мрачнеет.

Дед явно что-то обдумывает.

— Ладно, — решительно говорит он, — скажу тебе, хочь и не надо бы. Сергей ушел сегодня с утра.

— Куда? — вскидывается Андрей.

— В лес, — неохотно отвечает дед, — снова волк повадился кур у них таскать.

Андрей смотрит на деда.

— Иди к ней, — отвечает дед на его взгляд, — а то будет у вас, как у нас с ее бабкой.

— Бабкой, — Андрей неожиданно хлопает себя по голове рукой, — так значит Любовь твоя...

— Она и есть, — кивает головой дед, — Люба, бабушка ее.

— Дела, — Андрей начинает нервно застегивать рубашку, потом садится и что-то стряхивает с брюк.

— Иди, — прикрикивает на него дед, — неровен час Серега вернется.

Андрей вскакивает и выходит из избы.

Дед с грустью провожает его взглядом.

* * *

Двор Людмилы пуст. Заперт двор, закрыта дверь в дом, окна занавешены плотными занавесками.

Бледный Андрей решительно идет к крыльцу и громко стучит в дверь.

— Люда, — громко зовет он.

Никто не отзывается.

— Люда, — Андрей стучит в окно, — я же знаю, что ты дома.

Андрей садится на ступени. Машинально он лезет в карман и достает оттуда оленя. Смотрит на него.

— Люда, — он снова стучит в окно, — я уезжаю сегодня. Навсегда. Ты слышишь?

Ответа нет.

Андрея еще раз стучит в дверь. Потом отворачивается и идет к калитке.

Возле калитки он оборачивается и видит как в одном из окон вздрагивает занавеска.

Он быстро подходит к этому окну.

— Люда, — стучит он, — давай попрощаемся по-человечески.

Тишина.

Андрей кладет оленя на скамейку возле дома и не оборачиваясь выходит со двора.

Начинается дождь.

Крупные капли медленно стекают по изящной золоченой фигурке.

* * *

— Где ж отец? — Люда с Мишей стоят на пристани. Рядом с ними чемодан и корзинка с едой.

— Обязательно придет, — уверенно говорит Миша.

— Что-то я волнуюсь — с ранья ушел, — Люда вздрагивает, увидев Андрея с грудой вещей.

Он медленно спускается на пристань и сгружает рюкзаки неподалеку от них.

— Миша, — Люда начинает сильно нервничать, — все мы с тобой взяли?

— Все, теть Люд, — Миша не понимает причину ее волнения, — сейчас придет папка, не волнуйся.

Андрей не спускает глаз с Люды.

— Дядя Андрей, вы тоже уезжаете? — спрашивает его Мишка.

— Вместе едем, — Андрей подходит к ним, — больше уже не вернусь к вам, — говорит он, глядя на Люду.

Она избегает его взгляда.

— А почему? — спрашивает Мишка. — Может еще чего решите искать.

— Уже все нашел, — Андрей еще ближе подходит к Люде.

Та делает вид, что что-то ищет в Мишкином рюкзаке.

— Нет, — упрямо говорит Мишка, — не зарекайтесь. Может еще приедете.

— Миша, — прерывает его Люда, — а ну-ка быстро беги домой. Я дяде Андрею бусину забыла отдать татарскую.

— Я ж не успею, — удивляется Мишка.

— Успеешь, — уверенно отвечает Люда, — быстро беги. Она у меня там — в шкатулке лежит.

Мишка неуверенно идет к деревне.

— Быстрее, — подстегивает его Людин крик.

Он убыстряет шаги.

— Люда, — Андрей обнимает ее, хотя Мишка еще не успел отойти, — поехали со мной.

Люда стоит прижавшись к нему.

— Бросай все — и поехали! — Андрей еще крепче прижимает ее к себе.

Люда оглядывается — Мишка уже взобрался на крутой берег и исчез среди деревьев.

Она обнимает Андрея и крепко целует его.

Они стоят прижавшись друг к другу.

Слышен гудок теплохода, который медленно причаливает к пристани.

Уже знакомый нам по первым кадрам матрос, стоящий возле трапа, с интересом рассматривает Люду и Андрея в бинокль.

На берегу появляется Мишка.

— Теть Люд, — кричит он, спускаясь вниз, — я не успел.

Люда вздрагивает и пытается отойти от Андрея, но он не отпускает ее.

— Теть Люд, — Мишка замолкает, увидев их.

— Миша, — она пытается пойти к нему.

— Миша, — удерживает ее Андрей, — тетя Люда ко мне поедет в гости.

Мишка потрясенно молчит.

— Мишенька, — Люда всхлипывает.

Мишка молча берет вещи и идет к теплоходу.

Матрос спускает трап.

Мишка проскакивает на борт и исчезает внутри.

— Дела, — матрос смачно сплевывает в воду.

— Что ты делаешь, — плачет Люда, — смотрят все.

— Пусть смотрят, — Андрей ведет ее к теплоходу, — едем.

Люда медленно идет за ним.

На берегу появляется Сергей.

Он почти бежит. В руках он держит окровавленный топор.

— Эй, вы, — матрос окликает Люду и Андрея, — садитесь. Мы тут минуту стоим.

Андрея быстро перебрасывает вещи на борт.

Сергей бежит вниз.

Андрей замечает его, хватает Люду за руку и тащит к теплоходу.

Она идет за ним.

Андрей вскакивает на борт, протягивает Люде руку.

Она оглядывается и видит Сергея с окровавленным топором.

— Быстро, — матрос явно напуган.

Люда делает шаг на палубу.

— Люда, — Сергей падает на колени и бросает топор, — не уезжай, — он хватает голову руками, — не могу я без тебя.

Люда быстро сходит с палубы на берег.

— Ну едешь что ли? — кричит матрос.

Люда неподвижно стоит на берегу.

— Отправляется теплоход, — звучит из рубки голос капитана.

Матрос втаскивает трап, одновременно теплоход трогается.

— Она едет, — кричит Андрей, пытаясь остановить матроса.

— Не лезь ты, — матрос отталкивает Андрея.

— Люда, — кричит Андрей.

Люда не оборачивается. Она смотрит на Сергея, уткнувшегося головой в песок.

Теплоход набирает скорость и их фигуры становятся все меньше и меньше.

Андрей бежит на корму, чтобы еще раз посмотреть на Люду.

Там, крепко — до белизны — сжав поручни руками, стоит Мишка и смотрит на берег.

Андрей останавливается рядом с ним.

Мишка смотрит на него ненавидящим взглядом, потом презрительно наклоняется и смачно сплевывает прямо на кроссовки Андрея.

— Прости меня, — говорит Андрей.

Мишка поворачивается и уходит.

За бортом кипит струя воды, а причал уже совсем не виден.

* * *

Листва деревьев уже пожелтела.

На берегу Волги — недалеко от колокольни — стоит Люда, повязанная платком по самые глаза и помогает деду Ромке насыпать песок в лодку.

Сергей что-то чинит недалеко от них.

— Издалека долго, — раздается голос Зыкиной из рубки теплохода.

Люда поднимает голову и видит идущий по реке теплоход.

— Последний поди, — говорит ей дед, — пора уж навигацию закрывать.

— Дедунь, — зовет его Сергей, — поди, подсоби.

Дед, кряхтя, идет к нему.

Люда смотрит на теплоход, потом снова начинает кидать песок в лодку.

— Люда, — прерывает голос Андрея Зыкину.

Люда поднимает голову и поворачивается к деду и Сергею.

Они направляются в противоположную от берега сторону.

Люда напряженно всматривается вдаль.

Из рубки раздаются какие-то шорохи и скрипы.

Люда опускает голову.

— Люда, я люблю тебя, — явственно слышится голос Андрея.

Люда бросается к реке.

Из рубки снова слышится шум.

— Течет река..., — начинается и снова обрывается песня.

— Лю..., — голос Андрея тоже прерывается.

Люда почти входит в Волгу.

Лучи заходящего солнца бьют ей в лицо.

Сергей оборачивается и с удивлением смотрит на нее.

Люда не отрывает глаз от теплохода.

— Течет река Волга, — снова поет Зыкина.

То ли кажется в лучах солнца, то ли действительно кто-то прыгает с борта в Волгу, а вслед ему падает спасательный круг.

— Конца и края нет, — несется голос Зыкиной над рекой.

Малафеева Светлана

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 4 мая 2000 - Can't open count file