Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Королева Светлана

МАСОНЫ

Часть 1.

Часов шесть вечера. Начало марта. Еще светло. Из открытых дверей цехов мясокомбината к проходной потихоньку потянулись рабочие. Андрюха размашисто шагал со своим новым напарником. На проходной, он как абсолютно свой, пожал руку охраннику, представив ему новенького, перекинулся парой фраз с вахтерами и направился к стоявшей вдалеке коммерческой палатке.

- Ну что, по пиву? За последнюю пятницу месяца!

Они взяли четыре «девятых балтики».

- Ты за кого будешь голосовать?

- Да мне по барабану!

- Что, вообще не пойдешь?

- Да нет. Жена, конечно, все равно утащит. Просто я плевать хотел... - Андрюха уверенным движением открыл бутылки, зацепив их крышками, друг об друга.- А тебе все это надо?

- Да нет. Просто в газетах пишут…

- Да ты еще и газеты читаешь?

Парни развеселились, возбужденными голосами привлекая внимание редких прохожих на этой , задвинутой части города. Через час, не спеша, они пошли по направлению к метро. Там расстались. Новенький нырнул в душную толчею подземки, а Андрюха влез в битком набитый троллейбус. По мере его приближения к окраине пассажиров становилось все меньше. Андрюха обратил внимание на троих пьяных парней, повисших на поручне над сорокалетним мужчиной в кожаном плаще и в большой кожаной шляпе, типа ковбойской.

- Слышь, шляпа! Ты шляпу сними!

Мужчина сидел у окна, с досадой поглядывая на гогочущих над ним ребят. Затем он что-то тихо сказал. Один из парней схватил его за грудки, «шляпа» попытался отбросить его от себя, и они сцепились.

- Давай выйдем мужик, а? Давай!

На следующей же остановке матерясь на весь салон, они вышли. Андрюха встал, потянулся и не спеша тоже покинул троллейбус.

- Э, мужики! Слышь, это же непорядок! Что вы трое на одного?

Фонари над остановкой не горели, и в сгустившихся сумерках он не мог разглядеть их лиц.

- Тебе что надо? Вали отсюда!

Андрюха вздохнул и с удовольствием врезал по лицу ближнего к нему парня. Тот упал. На Андрюху кинулся второй, а «шляпа» разбирался с третьим. Через несколько минут, пропустив один удар в скулу, Андрюха с «шляпой» уложили на асфальт всех троих. Он потирал сбитые костяшки кулака, глядя как «шляпа» набрав в носовой платок грязного талого снега, приложил его к разбитому носу.

- Игорь. - Он протянул ему испачканную в крови ладонь.

- Андрей.

- Пошли. Ты чего влез? Вообще, спасибо. Помог.

- Да я не знаю. Может зайдем? - Андрюха кивнул в сторону светящегося стеклянного магазинчика.

- Угощаю. - Игорь достал купюру, заказал бутылку водки, два пластиковых стаканчика и шоколадку. Андрюха наконец разглядел своего неожиданного знакомого. Это был невысокий худощавый мужчина с мелкими чертами лица. Они поговорили не о чем, узнав только, что оба живут в одном районе, здесь, недалеко друг от друга, и вскоре разошлись, каждый в сторону своего дома.

Андрюха скорчив недовольную гримасу, открыл дверь своим ключом. В коридор выскочила его жена.

- Ну и где ты был? - Бигуди при каждом выкрике подпрыгивали на ее голове. - Пил?! Как я устала от этих пьянок!

- Не ори! Дочь разбудишь!

- Вспомнил о дочери! Сначала шляется неизвестно где!

- Хватит! Дай лучше поесть! Я с работы пришел!

Сверкнув развевающимся халатом, она хлопнула дверью комнаты. Заплакал ребенок.

Утром, проснувшись, жена чмокнула Андрюху в щетину и вдруг резко отвернула его голову в сторону.

- Откуда синяк? Подрался вчера с пьяну?

- Да не пьяный я был! Ты же видела! Просто на мужика одного трое напали. Ну, я вмешался.

- Голову тебе когда-нибудь оторвут! Вечно ты лезешь! Вмешался… Как напьется, давай мышцами играть!

- Хорош, а? Надоело! Знала за кого выходила! - Андрюха вскочил с постели и в трусах прошлепал на кухню.

Жена появилась следом, поставила на огонь чайник. Анрюха, прислонившись губами к крану, засасывал в себя холодную воду. Отфыркиваясь, пригоршню воды бросил в жену.

- Ах ты, зараза! - Она погналась за ним, смеясь, а Андрюха, подскальзывая на мокром линолеуме, метался по кухне.

- Знаешь, мужик этот вчера, ну за которого я вступился, странный такой. Не как все какой-то.

- Дурилка ты. - Жена ласково потрепала его торчащие в разные стороны вихры. Андрюха обнял ее.

- Не, серьезно. У него, между прочим, на мизинце ноготь как у тебя - длиннющий.

- И что, только на одном пальце?

- Ага. А остальные - короткие.

- На какой руке?

Андрюха слегка отстранил жену, примеряя на себе , как при разговоре махал руками его новый знакомый и определил:

- На левой! Точно! А то бы он на правой в кровь ладонь бы себе проколол. А так, на левой, только вмятина, как пальцы сгибает.

- Ну, надо же. –Жена вновь обняла его за шею. В другой комнате завозился ребенок и позвал маму. Она поспешила туда.

- А чего? - Андрюха пошел за ней.

- Проснулась моя маленькая! Давай одеваться. По-моему нам в училище рассказывали… Подай колготки. Что у Пушкина…

- Папа!

- Я здесь, мой котенок. - Он чмокнул девочку в щеку и взял на руки. - И чего у него?

- У Пушкина тоже был один длинный ноготь на левом мизинце и это был… Кушать будешь? Папа, веди умываться, а я пойду завтрак готовить.

Он принес из ванной в кухню заспанную дочурку и посадил на стульчик.

- Ну и чего это было?

- Где? - Жена обернулась к нему от плиты, помешивая в кастрюле.

- Ну, у Пушкина, ноготь.

- А! Это был символ принадлежности к масонской ложе.

- Чего?

- Господи! Ты хотя бы книжки что ль почитай для разнообразия!

- Я читал одну. «Остров сокровищ».

В воскресенье утром они пошли на выборы. После долгих споров и пререканий что одеть ей и на ребенка, Андрюха был явно не в духе. При выходе с избирательного участка он нос к носу столкнулся со «шляпой» - Игорем, все в той же неизменной шляпе.

- Здоров! Легок на помине.

- Привет! А чего вспоминал?

- Да вот, думал с кем тяпнуть по пиву. А то моя сейчас выйдет и все, кранты.

- Нет, брат. Я сегодня не пью. Дел много.

- Андрюша, ты где? Ой, здравствуйте!- Жена выскочила следом, ведя за руку трехлетнюю девочку.

- Здравствуйте.

- Послушай! Я должен ему помочь кое в чем. Вы идите домой. -

Андрюха наклонился, чмокнул жену в ухо и прошептал: «Это он, с ногтем.».

- Я скоро приду.

- Ну смотри! - Тихо сквозь зубы сказала жена и косясь на мужчин прошла мимо.

- Ну вот! - Улыбнулся Андрюха, - А то может пойдем?

- Нет уж. Держи. - Игорь протянул ему руку и вошел в здание

избирательного участка. Андрюха покрутился вокруг немного, но никого из знакомых не встретил. Видел, как Игорь вышел, сел в троллейбус и уехал. Андрюха прогулочным шагом направился в сторону метро. У станции находилась знаменитая на весь район пивная. Там всегда можно было встретить кого-нибудь из своих приятелей. В это утреннее время народу было не очень много, но дым уже лежал неподвижным пластом на высоких столиках без стульев. Андрюха с кружкой пива шел между рядами столов, обращая внимание на все резкие выкрики. В углу у окна, на последнем столике лежала черная кожаная шляпа. Его знакомый Игорь, стоял, облокотившись, локтями на грязный стол, спиной к входу. Напротив, наклонившись к нему, озирался какой-то старик. Андрюха с громким стуком поставил кружку к ним на стол.

- Вот уж не думал, что ты тут!

Старичок ойкнул, а Игорь быстро убрал тряпичный сверток во внутренний карман плаща.

- Приятеля встретил. Решил пивом угостить, да долг отдать. Держи деньги. - Игорь протянул старику скрученную пачку соток. Тот развернул, хотел было посчитать, но увидев удивленное Андрюхино лицо, быстро убрал в карман рваной балоневой куртки.

- Так я пошел, да?

- Иди отец. Будь здоров!

Старичок стремительно покинул пивную. Игорь вопросительно взглянул на Андрюху, отхлебывающего пиво.

- Ну?

- Я вот что спросить тебя хотел. Ноготь-то у тебя какой , вон! Ты масон?

Игорь хмыкнул, засунул руки в карманы брюк, вынул и выразительно постучал себя пальцем по лбу.

- Ты чего мелешь?

Андрюха прямо и твердо посмотрел ему в глаза.

- Да ладно. Лучше б рассказал. Мне просто интересно.

- Что рассказать? Не суйся! Спокойней будет.

- А что такое? Не среднего ума дело?

Игорь махнул рукой.

- У меня друг пропал из-за этого. В милицию уж жена заявила. Исчез человек.

- И как же так вышло?

- Сам не знаю. Ладно, пошли.

Они вышли из пивной. После сизого табачного сумрака яркое солнце ослепило мужчин. Рядом появилась тень кожаной куртки. « Отдай!» - Тень взяла за грудки Игоря. Андрюха тут же послал короткий удар вверх, где у куртки должна была быть голова. Парень отлетел к обочине, в его руке мелькнул пистолет.

- Бежим! - Они рванули в сторону метро, расталкивая прохожих.

Спустившись бегом по эскалатору, впрыгнули в закрывающиеся двери вагона.

- Слушай! Ну, тебе везет! Нос-то как? Ничего?

- Нормально. Мне действительно везет.

Через несколько остановок они вышли в город. Возбужденно оглядываясь пошли по бульвару.

- Ты еврей?

- Почему еврей? - Игорь даже остановился.

- Ну не знаю. Масон - еврей.

- Да , я - русский! - Игорь постучал себя костяшками пальцев по груди.- Более того! Я занимаюсь розыском памятников русской ведической религии!

- Памятников?!

- Господи. Вот смотри. - Игорь вынул из-за пазухи тряпичный

сверток. Аккуратно развернув его, на ладони показалась маленькая бронзовая фигурка. Старичок, поджав под себя одну ногу, сидел на пеньке. Одной рукой он играл на гуслях, лежащих у него на коленях, в другой был посох.

- Ух ты! - Сказал Андрюха, трогая пальцем оплавленную вмятину на голове фигурки, - А, кто это?

- А как ты думаешь?

- Будда! - Неожиданно для себя выпалил он.

Игорь бережно завернул фигурку и убрал во внутренний карман.

- Сам ты… Это славянский бог Велес. Покровитель животного мира.

- Ладно. Ну не знаю я. Ты мне скажи, он ведь ценный? Из-за него на тебя напали?

- Не знаю. Но друг у меня пропал. Как раз Юра-то и мог бы сказать ценность это, или подделка. Но он исчез вместе с манускриптами, которые вез из Франции.

- Да? И давно? - прищурился Андрюха.

- Неделю назад. Уж в розыск жена подала.

- А ты не думаешь, что его того… - Андрюха ребром ладони в воздухе начертил крест.

- Нет. Не думаю. Юра один из немногих, кто изучает древнеславянские руны, и кто их может читать. Если кому-то они и понадобились то без Юрки им вряд ли обойтись. Я тоже пока учился в институте, изучал санскрит, а он… Он в Марселе на частном аукционе купил какой-то пергамент. Кричал мне по телефону, что это что-то уникальное… Слышал про эликсир вечной жизни?

- Слышал. Так это ж сказки!

- Сказки-не-сказки. А Юра сказал, что там рунами записан рецепт «Бармицы Легов». А Леги были бессмертны...

- Ну и что же вы?!

- Да ничего! Я приехал встречать его в аэропорт, так он через контроль не вышел. Я в справочную, а там говорят, что он прилетел, зарегистрировался. Я к нему домой - а там его нет. И никто его больше не видел!

- Темная история. - Прищурился Андрюха.

- Н-да. А другой мой приятель завтра приезжает из Омска. Позавчера мне звонил, сказал, что везет книги. В Омске сохранилось древнее капище Перуна, я сам туда должен был ехать...

Игорь остановился, засунул руки в карманы, спрятав лицо под полями большой черной шляпы. Андрюха поковырялся в пустой пачке сигарет.

- Так вот. Я уже не знаю чего ждать.

- Слушай. Ну, давай завтра вдвоем твоего другана встретим. А там посмотрим.

Андрюха вернулся домой вечером. Жена с ребенком играла в маленькой комнате.

- Ну и где ты целый день шлялся?

Она хмуро подошла к нему, заглядывая в глаза. Андрюха попытался обнять ее, но она отстранилась.

- Даже трезвый?! Где ты был-то?

- Давай что-нибудь съедим, я тебе расскажу.

Уплетая ужин Андрюха с жаром, опуская подробности в пивной, запинаясь и картавя изложил свой день. Правда, пытаясь вспомнить имена богов, махнул рукой.

- А завтра вечером надо встретить друга Игоря с поезда. Так что ты меня не жди, ложись спать. Приду поздно.

- Еще и завтра? Еще чего? Знаешь, никуда ты не пойдешь! Не нравится мне все это. Или ты тут заливаешь, или тебе точно голову открутят!

- Я ему обещал - и пойду! Ясно?

- Мне ты тоже много чего обещал!

Весь день на работе Андрюха ходил молчаливый. Парни по

цеху шутили: Ты никак язык себе прикусил, сосисок было много?

Дождавшись конца смены, Андрюха быстрым шагом направился к проходной. На вахте его догнал новенький.

- Андрюх, может по пиву?

- Некогда.

- Да ладно, чего дома делать?

- Сказал же. Нет времени.

Андрюха быстро пошел к метро. Новенький отстал. С Игорем он встретился на выходе, у экскалатора. Его приятель был без привычной кожаной шляпы и Андрюха с высоты следующей ступеньки разглядел сквозь редеющие светлые волосы мелкие шрамы на темечке Игоря. Он инстинктивно потер на плече собственный армейский рубец.

Андрюха, уже давным-давно забыл о существовании привокзальной сутолки. Стараясь не потерять в толпе короткую фигуру Игоря, впился в нее глазами. Тот ловко увертывался от мешков и тележек шел быстро, в то время как Андрюха постоянно сшибал кого-нибудь. Они остановились у табло. Игорь тревожно оглядывался вокруг. Затем пошли на платформу. Андрюха тоже посматривал на людей вокруг. Ожидание поезда затягивалось. Они оба устали. Андрюха пошел, купил себе семечек, и теперь их яростно грыз. Наконец объявили о прибывающем поезде. Локомотив еле тащился.

- Так. Нумерация у него откуда? Господи! - Игорь занервничал, окликая встречающих на платформе.

- С конца, с конца… - донеслось будто эхо.

Они рванули в другой конец платформы. Проплывали вагоны с торчащими в них лицами. Андрюха бежал то же, заглядывая в окна, но удерживая Игоря в поле зрения, вдруг налетел на какого-то долговязого и тоже с семечками. Оба матюгнулись. Все просыпалось. Андрюха рванул дальше за Игорем, краем глаза увидев, что долговязый резко развернулся, но толпа его тут же скрыла. Чуть не пролетев мимо, он увидел Игоря здоровывающегося за руку с каким-то помятым мужиком лет тридцати.

- А где Юра?

- Пропал.

- Как это?

- Потом расскажу, пошли. А это мой друг Андрей.

- Н- да? Здорово.

- Привет. - Андрюха на ходу пожал ладонь, озираясь по сторонам, точно так же, как и Игорь.

- Да что стряслось?

- Отдай ему чего-нибудь. - Отрывисто сказал Игорь, махнув рукой в сторону Андрюхи.

- Чего? - Не понял помятый.

Андрюха быстро оглядев его багаж, состоявший из дипломата, спортивной сумки, и пластикового пакета, легко, не останавливаясь, снял с плеча помятого сумку и повесил на себя.

- Э… - Начал было помятый, но тут явно к ним приближались трое милиционеров с дубинками.

- Они! –Перебил его Игорь.

Андрюха увидел за их спинами, чуть поодаль долговязого.

- Точно! Черт! - Он остановился, Игорь то же.

- Да вы чего? Паспортов с собой нет? - Помятый остановился

на два шага позже и поэтому оказался к милиционерам спиной.

Те тут же бросились к ним бегом. Один схватил за локоть помятого, придерживал дипломат, двое других ринулись к Игорю и Андрюхе. Игорь развернулся и побежал назад, в конец платформы, лавируя между людьми. Андрюха выждал, когда приблизится милиционер, и точным ударом в челюсть сбил его с ног. Навстречу сквозь толпу продирался долговязый. Андрюха, словно бык, наклонив голову, тяжело побежал на таран. Долговязый поспешно полез рукой за пазуху. Андрюха сделал рывок, и, схватив долговязого за лацкан, зажал его руку под курткой. Затем «бабочкой» перекинул через себя. Шумно сопя и топая, вбежал в метро. На проходе по документам стоял милиционер, который тут же обратил внимание на красного и потного Андрюху. Но он, загородив руками светящиеся кружки пробежал мимо вздрогнувшего турникета. Милиционер свистнул и бросился за ним. Андрюха бежал по эскалатору, готовый, вот-вот оступиться и покатиться кубарем вниз по лестнице. Он услышал «Осторожно, двери закрываются» и в последний момент, придерживая дверь, ввалился в вагон. Край сумки зажало. Мелькнуло взмыленное и злое лицо сержанта. Спасительный поезд уносил Андрюху домой.

- Интересное дело! Ты притаскиваешь домой, в семью чужую сумку и не позволяешь открыть! А если там что?!

- Ну, чего там? Шмотки! Подумаешь!

Андрюха шумно поливался из душа, жена стояла в дверях ванной, размахивая полотенцем.

- Вот когда я удостоверюсь, что там ничего опасного нет, пусть себе стоит! Я тут дергаюсь, жду, а он хоть бы хны по деревне!

Андрюха взял из рук жены полотенце и чмокнул ее в нос.

- Ну, пойдем, посмотрим.

Спортивный костюм, рубашки, свитер. Между ними валялся бритвенный станок и кошелек. А так же на дне какой-то большой газетный сверток, замотанный в олимпийку. Разорвав несколько слоев газет, проклеенных скотчем, они вынули две толстых книги, с черными, похожими на кожу обложками и мелаллическими застежками вдоль страниц. Жена осторожно отнесла все это на стол. Андрюха присвистнул, разглядывая и снимая замочки. Они открыли первый титульный лист. На темно-желтой бумаге витиевато было выведено красным:

«Звездни песни Коляди». –Прочла вслух жена.

- Это что же такое?

Осторожно перелистнув несколько абсолютно нечитаемых страниц, она вдруг увидела, и даже ткнула мужа локтем в бок, показывая пальчиком на строки:

«На томе дубе висит злата цепа

Кот Баюн по цепе важно ступаху

Он иде на правь песни напеваху

А левы иде сказы начинаху .»

Часть 2.

Игорь, лавируя между пассажирами и чемоданами, отчетливо слышал выкрики сержанта остановиться. Не оборачиваясь, спрыгнул с платформы. Но она оказалась гораздо выше над железнодорожными путями, чем он предполагал. Игорь упал на четвереньки, ударившись лбом о рельсу. Следом ловко спрыгнул сержант и тут же грубо поднял его за шкирку.

- Допрыгался!

В глазах стояли темные круги, Игорь пошатывался, абсолютно дезориентированный и неспособный чего-либо ответить. Сержант, встряхнув, поволок его через пути, и Игорь бы непременно упал, если бы милиционер не держал его за одежду. Сержант швырнул его на лавку в привокзальном отделении милиции, где уже сидел его друг Володька.

- Игорь! Что происходит, а?

Но тот в ответ покачал головой, сглатывая подступающую слюну. Двое сержантов под руководством длинного в штатском рылись в Володькиных вещах, брошенных на пол. В сторонке, за всем происходящим невозмутимо наблюдал лейтенант.

- На каком основании? Я не понимаю! Это мои вещи! В чем дело? Вот мой паспорт!

Долговязый взял документ.

- Вы! Почему бежали от сотрудников милиции?

Игорь хотел ответить, но его стошнило. Лейтенант вопросительно взглянул на Володьку: Вызвать скорую?

- Конечно вызвать!

Лейтенант взял трубку.

- Ваши документы! - Прорычал долговязый.

Игорь окровавленной рукой извлек из внутреннего кармана паспорт.

- Мне нужно знать, кто этот ваш третий, который напал на сотрудников органов и скрылся, кстати, с вашей сумкой!

- Я понятия не имею!

- Это правда. Он собутыльник мой, - просипел наконец Игорь - но я не знаю, ни где живет, ни фамилии. Мы только познакомились.

- Собутыльник? - Улыбнулся долговязый, - Что ты мне тут поешь?

В это время дверь в комнату открылась, и вошли двое в голубых комбинезонах скорой помощи.

- Ну, что у вас?

Лейтенант, усмехаясь, махнул рукой.

- Вон. Рухнул головой на рельсы.

- Да? - Молодой врач, недоверчиво покосившись на

милиционеров, присел на корточки перед Игорем. - Смотрите.-

Поводив пальцем перед уже отекшими его глазами, обернулся к лейтенанту: Надо госпитализировать. Или он задержан?

Лейтенант взглянул на длинного. Тот громко сказал: До свидания!

И вышел. Лейтенант пожал плечами: Все свободны!

- Подумаешь, сотрясение! - Володька приехал в больницу к

Игорю ближе к обеду на следующий день. - Помнишь, на раскопках под Новгородом тебя зажало в обвалившемся тоннеле? Так мы с Юркой думали, что вообще тебя без головы вытащим! - Володька деловито выставлял на прикроватную тумбочку чашку, ложку, яблоки в пакете. - А это ерунда! Ты спи главное.

Игорь, с постели улыбаясь, наблюдал за суетливыми движениями друга.

- Я одного не пойму, что случилось с Юркой? И кто этот бугай, у которого теперь моя сумка?

- Юра прилетел…

- Да я знаю. Я звонил Кате. Она говорит, что все морги оббегала, а милиция ищет. В каком месте ковыряется неизвестно.

- Книги были там?

- Да. И как их забрать? Ты серьезно не знаешь его адреса?

- Да у нас дома с ним рядом. А вот зачем им все это? У меня тот самый, длинный пытался отнять идол Велеса. Помнишь, старикан все к Юре ходил, рассказывал про капище под Рязанью? Так вот, он продал, наконец, мне эту бронзовую статуэтку. И если бы не Андрюша…

- Подожди. Что значит «отнять»? Как это он, тот длинный из ментуры, что? Пытался отнять у тебя…

- А я тебе о чем! Позавчера он из меня чуть душу не вынул! И если бы Андрей не дал ему в бороду…

- Где ты взял этого бугая?

- Да, прицепился…

- Ты что? Опять пьешь?

Игорь сделал вид, что не слышал последних слов и закрыл глаза.

- Так, давай мне его адрес. Я сегодня съезжу за вещами.

- Да нет у меня адреса! Я приблизительно знаю. На соседней улице, третий или четвертый дом с лева.

- Ты что, серьезно? Ну, ты хорош! - Володька заходил по палате от окна к двери. - Ну, ты даешь! Отдать такие вещи какому-то забулдыге!

- Да если бы я не взял с собой Андрюху, книги были бы у длинного, как наверно и Юркин свиток!

- Странно. Странно все это. Ладно, я завтра приеду, поговорим. - Володька подошел к койке, протянул Игорю руку. - Ты ноготь-то, зачем отрастил себе, масон? - Улыбнулся Володька. - Выздоравливай.

Андрюха со скучающим видом сидел во дворе, на лавочке. Жена возилась с ребенком в песочнице. Они смешивали песок со снегом, что-то копали. Начинало темнеть, вокруг включили фонари.

- Андрюш, пойдем домой, а? Бесполезное дело! Второй день тут торчим! Ну, нет его. Ты наверно перепутал. Он и не в этом доме вовсе живет.

- Да здесь. - Андрюха сплюнул в сторону.

- Ты как хочешь, а мы пошли домой! Еще не хватало, чтоб она у нас простыла! Если им нужны эти книги, пусть сами тебя ищут!

Андрюха скорчил досадную мину, и вдруг, опустив голову, сквозь зубы произнес: Бери ребенка, быстро уходим!

- Чегой-то? - Удивленно сказала жена, поднимая за шарфик споткнувшуюся дочку.

- Уходим! - Повторил Андрюха. Он вскочил с лавочки и повернулся к ним спиной. - Пошли! Ну же!

Жена повела к нему ребенка, оглядываясь через плечо. Высокий мужчина в спортивном костюме и со спортивной сумкой в руках выходил со стороны среднего подъезда дома, за которым они наблюдали. Он подошел к припаркованой недалеко «шестерке».

- Это долговязый, про которого я тебе говорил. Это он с ментами был.

Андрюха обнял жену, они не спеша, выходили со двора.

- Посмотри, что он делает.

- Сумку в багажник положил. Стоит у машины.

Вокруг, навстречу возвращались с работы люди. Улица была оживленной и светлой.

- Мне кажется, он пошел в нашу сторону. А может, и нет. Я не вижу. Вот ты влез на свою голову! Убить тебя готова!

- Тише. Вы идите домой, а я его отвлеку.

- Нет уж. Мы пойдем к Галке, посидим у нее. А ты посмотришь. Если все будет нормально, позвони ей туда. Телефон помнишь?

Жена с ребенком свернула в сторону скопления серых одинаковых пятиэтажек, а Андрюха пошел в противоположном направлении. Он подошел к зеркальному минимаркету, ожидая увидеть в отражении долговязого. Затем покружил вокруг, зашел и вышел из магазина, развязал и завязал себе шнурки на ботинках, стрельнул у прохожего сигарету, у следующего огоньку и вошел в телефонную будку. Ударом кулака по корпусу в нужный момент, добился «Але» на том конце провода.

- Ну, чего?

- Не знаю. Мне кажется, он шел за нами.

- Да? А я его не видел.

- Делай, чего хочешь, но чтоб мы были дома, и он нас оставил в покое, слышишь?

- Слышу. Ты глянь в окно, его не видно?

- Ладно. Сейчас посмотрю.

Андрюха шел назад, не спеша, скользя глазами по прохожим. Во дворе он не увидел ничего подозрительного. Зашел в подъезд, поднялся до пятого этажа, и спустился к двери.

- Пошли. Нет его нигде.

Ребенок уже капризничал, они спешили домой.

- Ты посмотрел, машина его стоит там у дома?

- Нет. Так я сейчас схожу!

- Нет уж! Мне страшно. Идем домой.

Володька не явился в больницу к Игорю на следующий день, как обещал. Игорь сначала обиделся, потом встревожился и подошел к медсестре.

- Можно мне от вас позвонить?

- Личные звонки с поста запрещены.

- Это очень важно. Пожалуйста.

Телефон у Володьки не ответил. Через два часа Игорь замаячил перед глазами медсестры вновь.

- Ну, звоните, что мне с вами делать.

Телефон молчал. Голова разболелась, он попросил таблетку и лег. Уже стемнело, когда он вышел из палаты опять.

- Ишь, мается. И не жены у него, никого, одинокий, вон в истории написано, а все звонит кому-то… Вам телефон чтоль опять? Ну, звоните, уж господи.

Володька снял трубку с первого гудка.

- Ты? Я в милиции был. Меня ограбили. Деньги вроде все на месте, но все, что с раскопок привез, что собрал, - все унесли!

- Да ты что? А милиция?

- Как обычно.

- Так. Слушай. Ключи у тебя, сходи завтра ко мне. Посмотри, что у меня творится.

Середина апреля. Тепло. Игорь с Володькой сидели на лавочке во дворе Андрюхиного дома.

- И никаких следов. Я был вчера в милиции - тишина.

- И у меня глухо. И деньги что в семаргле были спрятаны тю-тю.

- А по поводу Юры узнавал?

- Да. Я звонил Кате. Их представляешь, да? - То же ограбили. Все реликвии, с раскопок, все книги до начала века, вообщем все, что Юрка собрал, - ничего нет.

- Я так и думал. И разгром, как у меня?

- Да не…

Из-за угла дома показался Андрюха.

- Вон он! Наконец-то!

Андрюха не видел их, не спеша, шел с работы домой. Мужчины появились неожиданно для него, погруженного в какие-то свои размышления.

- Во! Вы? Здорово! А я уж думал! Ну, слава богу.

- Ну, здорово, боец! Как жизнь?

- Мужики, ну вы кашу заварили! Ну, дела!

- Книги-то где?

- Книги целы. Жена их спрятала. Ведь тут долговязый этот рыскал. Пошли ко мне, она их сейчас принесет. Вы мне лучше расскажите, почему за этой вашей масонской литературой менты гоняются?

Володька с усмешкой ткнул кулаком Игоря в плечо.

Боинг 747 компании «Эар Фрэнс» делал вираж над городом, заходя на посадку. К иллюминатору прильнули две молодые женщины, вглядываясь в вечерние огни внизу.

- Вы бывали когда-нибудь в России? - Спросила одна у другой

с копной рыжих, прямых как солома, волос.

- Нет. Но увидеть хотела всегда.

- А я уж так давно не была. Все работа, работа.

Темная «шестерка» встала у обочины, рядом с аэропортом. К высокому водителю в кожаной куртке тут же подошел охранник автостоянки, с нагрудным значком. Водитель буднично ткнул ему в лицо красную корочку удостоверения, и быстро ушел в зал прилета пассажиров.

- Размахался тут ксивой, гэбье. - Пнул колесо машины мрачный охранник.

Долговязый достал из-за куртки лист бумаги, с написанными на нем от руки латинскими буквами и встал у турникета прохода.

Пассажиры с рейса Марсель - Москва бойко разбегались в две очереди контроля паспортов. Высокая, рыжеволосая, улыбаясь во весь рот, помахала рукой: «Арва».

- Чао! - Ответила ей ее попутчица - молодая смуглая женщина

с черной короткой стрижкой и встала в быстро двигающуюся очередь « Для постоянно проживающих на територии РФ». Она получила свой небольшой багаж, оттолкнула от прохода длинного в куртке, напирающего на турникет и радостно бросилась к своим встречающим. Рыжеволосая катила за собой чемодан, вращая во все стороны головой и делая вид, что она вовсе не замечает лист бумаги со своим именем. Улыбаясь, обнажая все зубы, протянула долговязому ладонь.

- Привет.

- Здравствуйте. Как добрались?

- Хорошо.

- Моя машина здесь, рядом. Я везу вас в гостиницу.

- О-кей.

Она задумчиво смотрела на убегающую перед ней ленту дороги.

- Я все хотел спросить, откуда вы так знаете русский?

- Не об этом говорить надо. Вы нашли папир?

- Я достал все фолианты, которые имели подельщики Славинского.

- Вы нашли папир?!

- Я отвезу вас завтра на квартиру и вы все осмотрите. Но именно его, по-моему, нет.

- Значит, надо допросить. Искать.

- Сначала я должен увидеть вторую Часть денег у себя в банке, мадемуазель.

Игоря разбудил настойчивый телефонный звонок. Он включил свет и со злостью взглянул на будильник. Но время было около полуночи.

- Да!

- Здравствуйте! Вы - Игорь? Я - Соня. Я звонила Юре, но его мегера бросает трубку. Я ничего не поняла, что она мне сказала. Позвоните ему! Мне нужно срочно увидеть Юру!

- Так, секундочку. Вы кто?

- Я - Соня. Неужели вам Юра обо мне не рассказывал? Он дал мне ваш номер на всякий случай.

- Когда?

- Ну, давно. Он мне рассказывал и о вас и о археологических экспедициях. Я привезла, наконец, ему эту штуку, которую он просил меня спрятать. Я должна его увидеть, а то скоро опять улетаю!

- Куда? То есть, что вы ему привезли?

Игорь с Володькой сидели в кафе, в центре города. Игорь продолжал помешивать в маленькой чашечке уже холодный кофе, а Володька цедил мизерными глотками чай.

- Ну, где же он? Черти его съели?

- Да, сейчас явится. - Игорь крутил на руке часы.

- Ты думаешь, Юрка передал этот свиток какой-то девчонке?

- Да. Он видимо знал, что здесь его будут искать.

- Вот он!

В кафе ввалился запыхавшийся Андрюха.

- Ну, ты чего, в самом деле? - Володька постучал ногтем по часам.

- Жена проспала, не разбудила.

- Жена… Слушай. Похоже, этот манускрипт, который Юра купил на аукционе, вчера сюда привезла одна марсельская знакомая Юры.

- Любовница?

- Ну… - Игорь развел руками, - она вчера мне звонила. Мы договорились здесь встретиться. Если все будет нормально, ты отдашь его жене, пусть она спрячет туда же, где и книги.

- Понял.

Андрюха повел носом в сторону стойки бара, разглядывая меню. Спустя полчаса в кафе вошла молодая смуглая женщина.

Она обвела взглядом полупустынный зал и прошла к стойке. Игорь , взял с табуретки свою черную, похожую на ковбойскую, шляпу и двинулся к ней. Через несколько минут, они развернули на столе скатанные в трубку слои газеты.

Аккуратно расправили мягкий тонкий свиток. Перед ними возник рунический текст, выписанный бурой, кое-где облезшей краской.

- Вот это да! - Выдохнул Володька.

- И чего тут написано? - спросил Андрюха.

- Ну? - Вопросительно взглянули все на Игоря.

- Да откуда я знаю? Здесь смешанные руны.

- Ну, ведь ты же учился в Историко-архивном!

- Но я ведь ушел, сын болел.

- Да лучше б ты доучился! Все равно ему не помог.

Игорь замер, резко побледнев, глядя в никуда.

- Извини.- Буркнул Володька. - Уходим. Конвоируем Андрея на

расстоянии. Идем до самого дома.

Темно-серая «шестерка» свернула с трассы на проселочную дорогу и тут же забуксовала.

- Россия. Дороги. - Усмехнулась рыжеволосая мадемуазель.

Долговязый с непроницаемым лицом периодично давил на педаль, раскачивая машину. Через несколько секунд, она взревев двигателем рванула по ухабам. Среди леса вдруг показался высокий забор, залаяли собаки. Долговязый вышел из машины и исчез в чуть приоткрывшейся калитке. Мадемуазель, на всякий случай пошарила в бардачке, и вышла, хлопнув дверцей. Спустя несколько минут вернулся ее спутник и стена ворот стала медленно двигаться. Они въехали на мощеную плитами площадку перед серым бетонным зданием. Охранники в черном камуфляже молча открыли перед ними дверь.

- Одевайте халаты.- Огромная медсестра распахнула створки

шкафа. - Все металлическое, оружие, если есть и сумку - все в сейф. - Скомандовала она.

Открывая широкие двери ключом, и тут же закрывая их после посетителей, они прошли два коридора и оказались в просторной светлой комнате с мягкими креслами. К ним неслышно подошел небольшого роста седовласый врач.

- Здравствуйте. Очень рад. Сейчас его приведут. Будете забирать?

Мадемуазель обернулась к нему с испуганным лицом. Долговязый кивнул на нее: Не знаю. Как решит.

Она тут же взяла себя в руки, улыбнулась доктору, протянув ему ладонь.

- Я хочу поговорить с ним, а потом с вами, конечно.

- Да-да. Санитары будут недалеко.

Послышались шлепающие по линолеуму шаги, в комнату вошел моложавый мужчина лет сорока в серой байковой пижаме. Санитары остановились в дверях. Долговязый сделал им жест рукой, мужчина в пижаме, подтянув брюки на коленях со спокойным лицом сел в кресло у окна.

- Это и есть Юрий Аркадьевич Славинский. Похитивший ваш драгоценный фолиант.

Мужчина в кресле хмыкнул, не отрывая глаз от лица рыжеволосой женщины. Долговязый возвышаясь над ним, засунув руки в карманы, покачивался. Она села в кресло напротив.

- Здравствуйте, Юрий Аркадьевич. Вы понимаете, почему вы здесь, да? Мы предупреждали вас. Вы должны были папир продать нам. Вы сами виновны.

Мужчина в кресле молча сверлил ее взглядом, покачивая головой.

- Вы будете здесь и останетесь навсегда, если не скажете, где он.

Долговязый посмотрел через толстое стекло на охранников у окна, те открывали рты, что-то яростно обсуждая, но ни звука не было слышно в комнате.

- Поймите. Это древний обряд посвящения. Папир принадлежал ложе всегда. Вы - случайный человек. И теперь страдаете из-за упрямства своего. Я могу понять вас, вы - историк. Но это ценность для нас только. Не для вас.

- Я в самом деле историк. И по этому знаю, что к вам этот документ не имеет отношения. Манускрипту семнадцать веков! О какой ложе вы говорите! Он написан на человеческой коже человеческой же кровью и представьте - рунами! Такими, как и в «Книге Велеса»!

- Даже так. И что? Все это объявят подделкой, не будут изучать, а может, выкинут, как это было у вас уже. Это тайнопись. Она другая. А у русских до десятого века не было письма, не так ли? Нельзя его вам. Это принадлежало нам всегда. Мы хранили его.

- Не правда. Он много веков лежал во французской провинции в архиве аббатстве «Санлис». Его основала Анна Ярославна, жена короля Генриха 1 и дочь Ярослава Мудрого. А вот во время французской революции его и похитили ваши предшественники. А он нужен русским! Особенно сейчас!

Долговязый залился хриплым смехом.

- Придурок! Дурдом - твой дом, ей-богу.

На него никто не обратил внимания.

- Его нельзя иметь вам. Вы должны понять. И нельзя изучать папир. Эта тайна не для вас! - она сделала обобщающий жест рукой.

- Ошибаетесь. Уже настало время. И доказательство тому то, что я сумел транскрибировать текст, еще там, в Марсельском отеле.

- Вы прочли?! - Глаза рыжеволосой мадемуазель расширились, она вскочила с кресла. - Что вы наделали!

Мужчина в кресле спокойно смотрел на нее.

- Где он сейчас?

- В руках у людей, которым он предназначен.

- Где?!

Он развел руками и улыбнулся.

- Зовите! - Она бросилась к двери, заметалась. - Быстро!

- Э, санитары. Уведите его к чертям…

Тут же неслышно появился седовласый доктор.

- Что-то случилось?

- Нет! - Крикнула рыжеволосая, возбужденно вращая глазами и тяжело дыша. - Доктор! Этот человек болен! Объясните ему вы! - Она схватила долговязого за руку.

- Сейчас. Доктор, - он взял его под локоть и повел к окну, - он не должен быть больше нормальным. Он просто лежал, а теперь его надо лечить.

- Да я все понял. У вас есть наши реквизиты? - Он похлопал себя по карманам, достал ручку и листок. - Вот сумма.

- И еще. Есть лекарство чтоб он все выложил, как на духу?

В это время у долговязого запищал мобильный телефон, он приложил трубку к уху и вышел в коридор.

- Доктор! - Мадемуазель подошла к нему. Он должен сказать мне все! Сделайте так! Есть лекарство?

- Есть, милая. Дорого, но есть.

Долговязый вернулся в комнату.

- Сегодня ночью одному из его подельщиков звонили. Некая Соня сказала, что привезла штуку, спрятанную у нее Юрой. Они назначили встречу.

- Где? Мы едем!

- Это было утром, когда мы выезжали из города.

- О- кей! Мне надо, что знает он!

Санитары положили Юрия Аркадьевича ничком на койку. Медсестра вывернула руку локтем вниз и вонзила шприц в вену. Он закрыл глаза и глубоко вздохнул.

В сером полумраке бревенчатых стен, на полу образуя круг, горели свечи. В центре стояла бронзовая фигурка с лучистой головой и поднятыми к верху руками. За кругом стоял древний старец в белом одеянии. Перед свечами на коленях молились молодые волхвы.

«- Помните!» - зазвучал глухой голос, -«По не прави тропе иде, да по не прави дело судима, да как призваху Всевышний. Умольбы Варуну избави смерти живота, но ступаху на правь, дела долгия лета имети. Славя правь одна. Молебень Варуны Бармой писаный, храни, да пользуй. Ибо тьму кругов жизни Словеновы сыны не прави буде.»

Часть 3.

- Ну? - Андрюха отхлебнул пиво, поглядывая на приятелей.

- Не знаю. - Володька стряхивал грязные крошки со стола на пол в пивной.

Андрюха выдохнул элегантное сигаретное кольцо под лопасти вентилятора на потолке.

- А ты что думаешь? - обратился он к Игорю, мечтательно глядевшему в окно, и помахивающему ковбойской шляпой. Игорь не слышал, улыбаясь льющемуся через стекло весеннему солнцу.

- Слышь! - Ткнул локтем его Андрюха. - Зачем этому гусю свиток? Как ты думаешь?

- Гусю? А! Свиток! Ну... - Игорь поспешно схватился за кружку с пивом и стал отхлебывать пену. - Кто-то умеет это расшифровывать, а может только Юрка один и мог его читать. Вот его и похитили.

- Ты что? - Хмыкнул Володька, - Серьезно считаешь, что там рецепт вечной жизни?

- Это не то что я так считаю. Это Юра по телефону тогда сказал.

- А я вот считаю, что вещь конечно древняя. Век пятый видимо. И поэтому стоит она не меньше чем тридцать штук зеленых . И мог бы я звякнуть кое-кому по этому поводу. Продавать ее надо, Игорь. Пока мент этот у нас ее не хапнул.

- Ты чего? Ты думай что говоришь? Продавать! Она твоя что ли? Это Юра ее привез. Он деньги за нее там платил! А здесь просил через Соню спрятать. Я не дам. Юру надо дождаться.

- А мне кажется вашего Юрки давно нет. - Глядя в пустую кружку глухо сказал Андрюха.

- Я тоже так думаю. - Володька отвернулся в окно.

- Я продавать не дам!

- А по мне так пусть.. - начал Было Андрюха, но замер на полуслове, глядя на вращающиеся стеклянные двери пивной.

Приятели тут же обернулись за его взглядом. Улыбаясь, не спеша к ним шел долговязый. Он был в красивом дорогом пиджаке и в заляпанных черных джинсах.

- Здорово, археологи! - Он засунул руки в карманы, переводя взгляд от одного к другому.

Все молчали.

- Я к вам по делу. - Он подошел по ближе, хмуро взглянув на Андрюху, разминающего плечи. - Значит так. Вы. Мне. Продаете этот папирус и я каждому отваливаю по три штуке гринов на лицо. Думайте. Предлагаю это сделать завтра, или послезавтра на крайняк. Буду ждать здесь. В пять. Завтра и в воскресенье. Если нет, или не дай бог вздумаете обойти меня - всех уложу в одну братскую могилу. А тебя , жирный предупреждаю - туда же ляжет и твоя семья, если еще раз рыпнешься. Я серьезно.

Андрюха сузил глаза, прошивая взглядом длинную фигуру.

- Все ясно? Сделка честная.

Долговязый резко развернулся и вышел из пивной. Андрюха проводил его глазами сквозь стекло, пока он не исчез в толпе.

- Ну что? Я же говорил! Надо было раньше! - Володька отчаянно грыз заусенец.

- Хрен ему, а не манускрипт! - Игорь надел шляпу, но тут же снял ее оттирая пот со лба.

- Чего делать-то будем? - Володька наконец вынул изо рта палец, - У Андрюхи ребенок.

- Чего ребенок? - Прорычал Андрюха, - Я ему башку отвинчу, ребенок!

Игорь еще активнее размахивая шляпой, будто веером, вдруг торопливо заговорил.

- А давайте с ним встретимся. Завтра. И поставим одно единственное условие. Возвращение Юры. Это его рук дело. Вернет его живого - отдадим. А нет - значит нет. Больше никак.

Андрюха вернулся домой. Жена, вытирая руки об фартук, вышла к нему с балкона, где вешала белье.

- Пил? А глаза трезвые. Все со своими масонами шляешься. Чует мое сердце плохо это кончится.

- Чего ты сразу пил ! Пил! Нормально все будет. Мент этот длинный предлагает за рулон, что у крестной лежит, три тысячи. Долларов! На каждого. Прикинь?

- Ты что? Серьезно?

- Ну!

- А вы что?

- Так он вообще не наш. Он же того мужика, что пропал.

- И чего?

- Не знаю чего. Потолкуем сначала.

- Машину бы стиральную купили б, а Андрюш?

- Посмотрим.

В кухне зазвенел телефон. Андрюха снял трубку.

- Да!

- Это я. Я заеду сейчас к тебе. Мне нужен манускрипт.

- А что стряслось-то?

- Потом объясню. Принеси пожалуйста.

В трубке пошли короткие гудки. Андрюха задумчиво пожал плечами.

- Кто это был?

- Игорь. Просит принести эту штуку. Сейчас за ней приедет.

- Один ее хочет продать?

- Не знаю. Вряд - ли. Ты бы съездила с ребенком на дачу. Тепло уже.

- Я так и знала! Доигрались?

Андрюха сходил в соседний подъезд к крестной. Вынул у нее из кладовки большую обувную коробку и вытащил оттуда свернутый газетный рулон. Вернувшись, налил себе чаю, состряпал бутерброд и прожевав, раскатал газетные листы. Снова возникла желтая мягкая кожа и непонятные на ней знаки. Жена тоже склонилась над манускриптом, с интересом разглядывая его.

- Чем это пахнет?

- Колбасой.

- Нет. Тут понюхай.

Андрюха, придерживая истлевший край низко склонился над кожей и перед глазами почему-то тут же возник старый армейский случай. Он и его земляк спорят с сержантом о возможностях пуленепробиваемого жилета.

- С десяти шагов! Из «Калашникова»! Доказано! Все пули всмятку!

- Да он уж старый.

- Ерунда!

- Ну, попробуем! Давай!

- Давай!

Его земляк надел жилет и пошел по стрельбищу, отмеривая шаги. Андрюха кинулся за ним.

- Дурак! Зачем на себе -то?

Но его никто не слушал.

- Стреляй, сержант! Чего ты? Струсил?

И прежде чем Андрюха успел основательно вмешаться, над полем раздалась короткая очередь. Солдата швырнуло на землю, все тут же подбежали к нему.

- Странно... - просипел Андрюхин земляк и из под жилета показались бурые подтеки, - Не должно ведь..

- Кровь! - Выпалил Андрюха.

- Где? Это? - Его жена отпрянула от манускрипта.

В коридоре заливисто заверещал звонок. Андрюха открыл дверь. В квартиру, озираясь, юркнул Игорь.

- Здорово еще раз. Здравствуйте!

- Здрасьте. - Андрюхина жена скрылась в маленькой комнате.

- Проходи. Чего ты встал?

- Да, я не на долго. Слушай! Я заберу манускрипт и с ним исчезну. Вернет он Юрку или не вернет - отдавать нельзя. А Вовка сдаст - ему деньги нужны. А Юрка, если вернется - найдет меня. Он знает где искать. А там сам решит.

В маленькой комнате заплакал ребенок.

- Ты только будь осторожен...

Андрюха ушел в комнату и вернулся оттуда со свертком.

- Ты сам смотри в оба. Если длинный тебя разыщет, то грохнет. Это точно.

Рано утром, только прозвенел будильник, Игорь вскочил, побрился под душем, надел спортивный костюм и не завтракая, вышел из квартиры, прихватив большую дорожную сумку. Он жил в крайнем подъезде серой кирпичной пятиэтажки, поэтому на площадке последнего этажа находилась лестница на крышу. По ней, уже нагретой утренним солнцем он просеменил согнувшись в другой конец крыши и спустился в первый подъезд. А там, за углом, на шоссе, тут же остановил первую примчавшуюся машину.

- До «Ярославского», шеф, сколько?

Несмотря на ранний час народу на привокзальной площади было море. На сей раз это Игоря порадовало. Уже успокоенный, он шел к своему поезду, но все равно постоянно оглядывался на всех высоких мужчин, не обремененных сумками.

В плацкарте, куда ему удалось накануне выкупить билет из чьей-то брони, ему досталась нижняя полка. Как только поезд тронулся, Игоря свалил тревожный сон. Успокаивало одно. Он уезжал с манускриптом, который лежал под ним в сумке, и никто сейчас туда не доберется.

Ровно в пять часов, Володька, как условились, находился в пивной, поглядывая в окно. Утром, прозвонившись по телефону Игорю и Андрюхе, он не застал ни того ни другого. Но это его не удивило. Оба могли быть вместе где угодно. Странно, что они вообще спелись.

Андрюха показался минут через десять уже слегка поддатый.

- Здорово! А где Игорь?

- Привет! А что, длинный пива не принес? Нет его? Как придет надо с него бутылку водовки стянуть.

- Игорь-то где?

- Уехал!

- Куда?

- Да почем я знаю? А штуку эту взял с собой. Сказал, пусть длинный доставит Юрку, а тот уж знает где его искать.

- Бред какой-то. Ты что, манускрипт ему отдал?

- Ну да. Он вчера ко мне приходил.

- И он с ним уехал? Так ведь он подставил нас, ты не понимаешь?

- Ну, а чего? Все правильно... Посмотрим... Вон, идет морда ментовская.

Долговязый настороженно подошел к столу.

- Где третий?

- Надо же. А нас посчитали, - улыбнулся Андрюха, - Ты пузырь неси, говорить будем.

Долговязый круто развернулся на каблуках и пошел к стойке бара.

- Зря он уехал. Ему это не понравится. - Володька раздраженно оттолкнул от себя пустую пивную кружку.

- Все нормально. Несет. Его тоже можно вычислить. Разберемся.

Долговязый принес бутылку водки и три стакана. Молча отвинтил крышку и разлил на двоих.

- Ну, говорите, чего вы задумали?

Володька потер ладонями и лицо и взялся за стакан.

- Поскольку тебе нужен манускрипт, а его привез Юрка Славинский, который пропал, значит это твоих рук дело. Ты вернешь Юрку, а Игорь вернет манускрипт.

- А если ты его грохнул, - Андрюха залпом опрокинул в рот стакан, - То не видать тебе ничего. Это факт. Или-или.

- Я верну вам завтра вашего Славинского. Но если послезавтра не будет папируса, молите бога.

На следующий день с утра, Игорь вернул проводнице пастельное белье, и крепко зашнуровал кроссовки. В окне поплыли башкирские степи. В три часа дня поезд сделал короткую остановку на станции «Янаул». Игорь сошел с поезда и бодро направился в сторону автобусной станции.

- Вы не подскажите, как добраться до Рахимовки?

- Не знаю.

Игорь переспросил еще несколько человек, но все пожимали плечами.

- Я был там лет пятнадцать назад, но мы на машине были...

- Представления не имею, где это.

К уже совершенно отчаявшемуся Игорю подошел пожилой татарин.

- Я знаю где Рахимовка.

- Да? Отвезете меня?

- Да.., -татарин указал пальцем на забрызганный старый уазик у здания вокзала, - Моя машина сломалася. Надо чинить.

- Ну? И чего?

- Дорого. Нету денег.

- Сколько?

- Пятьсот.

- Да вы что?!

- Ой, не, ничего, - татарин замахал руками и стал пятится назад, - Там, за лесом Рахимовка, - он указал на бескрайнюю степь, без единого деревца, - а ты московский, да? Пятьсот совсем нету?

Спустя несколько минут, стуча всем днищем, готовый вот-вот развалится уазик на второй скорости еле дополз до большого сарая, на стене которого белой краской было выведено «Сход-развал. Ремонт.» Татарин ловко вынул из рук Игоря купюру, и вошел в маленький домик рядом с сараем. Через минуту оттуда вместе с ним вышли трое молодых башкиров и направились к машине.

- Вылезай. Кури. - Сказал Игорю один из них и мотнул головой в сторону бревнышка под окном.

После чего они перешли на непонятный Игорю башкирский язык и вкатили уазик в сарай. Игорь не курил и от нечего делать, задрав голову, любовался облаками в ярком небе. А в это же время под Москвой шел проливной дождь. Милиционер дорожной службы, кутаясь в плащ, стоял у обочины шоссе. Ливень усилился и милиционер было направился на пост, но шедший по его полосе «фиат» заморгал поворотником и направился к нему.

- Командир! - Водитель приоткрыл дверь, - Там по дороге какой-то больной топает! Прямо по середине. Я ему: садись, а он меня не видит и не слышит. Топает себе. Собьют ведь.

Через час в отделение милиции доставили совершенно невменяемого мужчину в зимней одежде и с чемоданом. Установив личность за ним тут же приехала его жена. Только ее и смог вспомнить больной человек.

Когда уазик выехал наконец из сарая, солнце уже клонилось к горизонту.

- Поехали в Рахимовку. - Весело сказал татарин и открыл дверцу.

- К ночи-то доберемся? - Хмуро пробурчал Игорь.

Сначала долго ехали вдоль проросших полей, потом пошли степи. На них паслись табуны лошадей. Мелькали небольшие деревушки.

- Почему никто не знает на станции про Рахимовку?

- Так нету же Рахимовки!

- Как нет?

- Да так и нету.

- А куда я еду? Куда деревня делась?

- Да уехали кто куда. А кто уж и помер.

- А почему уехали? Хорошо ведь было? Совхоз работал, магазин был...

- Ага. Магазин был, - татарин закивал, отчаянно вращая руль перед огромной лужей, уазик дернуло в сторону, - А школу закрыли. А что без школы? Куда детей? А нет детей - все.

Впереди показался серый неприглядный лес. Перед ним бетонное шоссе вдруг резко кончилось и уазик затрясло на ухабах, когда-то накатанной, а теперь даже переплетенной корневищами дороги. Игорь погрузился в собственные размышления слушая дребезжание старой машины. Когда лес расступился показалось поле с блестевшей посередине речкой. Вокруг притулились черные, еле различимые дома. Очертания казались размытыми и даже ветер не мог пошевелить ни одним деревом в этом селении. Они въехали на главную улицу. Черные дыры окон продмага, заколоченные ставни. Повалившиеся заборы. И завывание ветра в щелях пустых домов.

- Поехали, что ли отсюда?

- Да, надо развернуться.

Уазик выскочил на перекресток улиц и при развороте подавая назад свалил единственный уцелевший забор. Игорь с водителем обернулись и удивленно застыли, глядя на желтое пятно света, пробившееся сквозь ветви запущенного сада.

- А ну ка!

Выворачивая руль, уазик урча подобрался ближе к дому, рискуя завязнуть в мягкой земле. Единственное окно в этом доме светилось электрическим светом. Остановив машину татарин открыл дверцу. Тут же вспыхнул свет на террасе и со скрипом открылась дверь, осветив фигуру хозяина. Татарин выкрикнул что-то на непонятном Игорю языке, и тут же последовал ответ. Оба вышли из машины. Вдруг Игорь узнал пожилого мужчину.

- Дядя Талгат! Это вы? Вы меня не помните? Я - Игорь. Археолог. Мы жили у вас, когда город раскапывали! Вы нас тогда приглашали... Помните?

- Помню, - глухим голосом сказал старик, - Склероза нет.

- А я ведь к вам. Возьмете меня одного на лето?

Когда звук урчания машины растаял далеко в темноте, Игорь наконец оторвался от слепого черного окна и осмотрел жилище. Самодельные стол, стул, старый шкаф и даже черно-белый телевизор. Игорь вынул из сумки продукты на стол, постелив газету.

- Ужинать будем?

Хозяин молчал. Потирая плечи, Игорь походил по комнате , косясь на старого башкира.

- А может выпьем? У меня есть.

Старик поднялся и хитро поглядывая, пересел с кровати за стол.

Володька проснулся в своей квартире от резкого выстрела за окном. Подойдя к стеклу, увидел мелькнувшую в конце улицы милицейскую машину. Грохнул первый гром и по стеклу застучал дождь. Вовка вздрогнул и вдруг стал быстро одеваться. Накинул пиджак, схватил ключи и бросился к двери. Обуваясь, вспомнил про дождь и полез в шкаф за зонтом. Вдруг щелкнул замок и входная дверь приоткрылась. Володьке захотелось спрятаться в шкаф, но он не мог пошевелится.

- Сам снимешь цепочку, или разорвать? - Голос из-за двери звучал угрожающе.

Вовка кинулся к телефону. Тут же в прихожей раздался удар и прежде чем в трубке возникло «милиция», в комнату ворвался долговязый. Схватив аппарат, он швырнул его об стену. Следом об стену лицом полетел и Вовка.

Когда Игорь проснулся была середина дня. Старого Талгата в избе не было и вокруг стояла такая тишина, что хотелось кричать. Он соскочил с палатей и выглянул в окно. Единственными звуками в саду было чириканье синиц. Взяв ведра, Игорь пошел искать колодец. Когда он накручивал на валик цепочку, поднимая ведро с водой, за спиной раздался хлопок. Вздрогнув, он обернулся, ведро полетело в низ, а ветер с силой распахнул дверь пустого дома на против. Побродив по саду, разглядывая несколько метров единственной в деревне вскопанной земли, наконец заметил на краю улицы старого Талгата. В одной руке он нес за шею убитую птицу, а в другой был темный металлический лук.

- Гостинец несу. - улыбнулся старик.

- Откуда это у вас? - Игорь наклонился и бережно взял из рук Талгата серповидный легкий предмет с натянутой леской.

- Лук - то? А вот, где вы город нашли, я еще долго потом копался. Лук нашел, кружку нашел, стрелы тоже потом нашел.

Пока, что-то напевая себе на башкирском языке, на крыльце Талгат ощипывал птицу, Игорь рассматривал отчеканенные на древке изображения животных. Мелко были выбиты и руны, они показались очень знакомыми.

- Вы знаете, что ему цены нет? - Спросил Игорь у вошедшего в избу Талгата.

- Знаю. Если б я его тогда не нашел, давно бы умер.

- А почему вы не уехали из деревни, как все?

- Зачем? - Мрачно спросил старик, тяжело присаживаясь на кровать, - Жена моя здесь лежит, сын тоже. Куда я поеду?

Игорь бережно отложил лук и пошел за сковородкой.

- А где твоя жена, как твой сын?

- Не знаю. Мы давно не живем вместе. А сын... умер.

- Умер? И ты оставил его мать?

- Да нет. - Игорь поморщился. - Как включается плитка

- Я сам!

Хозяин воткнул вилку с оголенным проводом в розетку и поставил сковородку на проржавевший блин старой электроплитки. Затем требовательно посмотрел на Игоря. Тот опустил голову и плюхнулся на стул.

- Я развелся с ней раньше. А у Гошки был порок сердца. Она говорила мне: ему нужны были дорогие лекарства, Крым. А мне нужен был институт, экспедиции. Она все: деньги, деньги! И я ушел. А Гошка умер.

В сковородке зашипела утка.

Спустя три дня московский пассажирский поезд привез в «Янаул» долговязого. Он бодро зашагал к автобусам. На предъявление удостоверения и фотокарточки Игоря, все кондуктора пожимали плечами. Долговязый походил и между частниками, но разыскиваемого никто вспомнить не смог. В местном отделении милиции к нему отнеслись холодно, вяло обещали посодействовать, но человека в черной ковбойской шляпе никто не видел. Все было бы бесполезно, если б долговязого не посетила бы мысль заглянуть в местный краеведческий музей. Пожилая русская женщина одновременно являющаяся кассиром, директором и экскурсоводом, с охотой согласилась с ним побеседовать в абсолютно не посещаемом музее.

- Меня интересует один вопрос. Где здесь когда-либо были археологические раскопки?

Женщина задумчиво посмотрела на экспонаты, поправила и без того прилизанные волосы и с сомнением покачала головой.

- Как таковых, археологических раскопок здесь никто не производил уже давно. Лет десять назад приезжали студенты из Москвы, что-то искали...

- Где? Где они были?

- Не помню. На территории одной старой деревни. Там когда-то находилась стоянка кочевников. Кстати они подарили нам что-то... В хранилище надо посмотреть. Там и название деревни записано.

Однако в эту деревню ни один автобус не ходил. Не один частник туда дороги не знал. Так что вечером долговязому пришлось подыскивать себе ночлег. Гостиницы там не было. Дежурный с вокзала посоветовал ему один татарский дом. Содрав с заезжего московского гостя изрядную сумму, ему постелили на скрипучей тахте в маленькой комнатке, похожей на чуланчик.

- Макаронами с мясом ужинать будите?

- Буду. А может, вы знаете где Рахимовка?

- Брат знает. Но бензин дорогой.

Утром Игоря разбудил странный звук. Солнце вовсю светило сквозь грязное окно и старого Талгата в избе конечно уже не было. Прислушавшись, Игорь догадался, что это приближается машина. Быстро натянув брюки и рубашку, он носом прилип к стеклу. Уже ставший непривычным шум нарастал. Игорь вдруг кинулся к своей сумке под кроватью, и вынул из нее скрученный газетный рулон. Взглянув в окно увидел знакомый уазик. Хлопнула дверца. Сквозь цветущие ветки яблонь показалась фигура долговязого. Игорь одним прыжком оказался в кухне и выбежал на задний двор. Вскопанная накануне земля мешала бежать. В висках стучала кровь. Долговязый вошел в незапертый дом, окинул взглядом единственную комнату, увидел у кровати раскрытую дорожную сумку и через кухню тоже вышел во двор. За домом заглушил мотор татарин, а где-то впереди послышались чавкающие, спешащие шаги. Долговязый побежал наугад, закрывая лицо от хлещущих веток одичавшей вишни. Буйно расцветающие сады скрывали Игоря. Долговязый сошел на заросшую улицу, достал пистолет и прислушался. Треск веток указал ему путь. Он бежал легко, вдоль пустых домов, стараясь не наступать на гнилые заборы. У заброшенного клуба мелькнула синяя рубашка. Он тут же припустил вниз по улице к речке. Оказавшись перед распускающимися ивами, вдруг увидел Игоря на другой стороне реки. Тот бежал по заросшему полю и в руке у него был сверток. Долговязый кинулся в реку, не понимая, как Игорь оказался на другом берегу, если нет моста. Речка оказалась мелкой, но холодной. Уже на середине реки он заметил склонившуюся от одного к другому берегу иву, но раздумывать было некогда. Игорь находился далеко впереди, и прямо по курсу у него был лес. Бежать в размокших ботинках по жухлой прошлогодней траве было невозможно. Долговязый остановился и прицелился. На серо-зеленом поле синяя рубашка была отличной мишенью. Грохнул выстрел. Игорь, как заяц, рванул в сторону, начал петлять, и изменив направление побежал к небольшому холмику, стараясь за ним укрыться. Долговязый еще раз прицелился, и Игорь услышав выстрел вновь рванул в бок. Перед холмом неожиданно оказалось возвышение, которое в траве на бегу невозможно было различить. Как только Игорь, задыхаясь, вбежал на него, грохнул выстрел. Спину обожгло горячим и дыхание захлебнулось. Ноги подкосились, Игорь выставив вперед руки, начал падать, заметив, что земля под ногами осыпается и проваливается. В помутненном сознании замелькали корневища, торчащие из стен земляного колодца. Скорость падения нарастала и Игоря с силой ударило об каменный пол. После чего обрушился мрак.

Долговязый видел, что попал. Видел, как Игорь странно оседал, как бы погружаясь в траву. Но тревога погнала его бегом по полю. Перед холмом не было никаких следов трупа. Не было крови или смятой травы от ползшего тела. Только не заросший травой пятачок земли, на котором сверху лежал широкий камень. Долговязый попытался приподнять его, но это оказалось ему не по силам. Необходимы были помощники. Покрутившись вокруг холма, он побежал назад в деревню. Добежав до речки, сразу нашел перекинутую, словно мост, иву. Перебегая по ее стволу долговязый вдруг услышал свист. И прежде чем он сообразил, откуда исходит опасность, между ребер легко прошла металлическая игла. Тяжело, словно мешок он свалился с дерева в реку, а из спины торчала древняя стрела.

Во мраке подземных ходов показался свет. Трое бородатых мужчин с факелами и в серых мешковидных одеждах подошли к распластанному и присыпанному землей телу Игоря. Приподняв его, увидели сжатый в руке свиток. При свете факела, раскатав газеты, вдруг послышались глухие возгласы, утонувшие в земляных стенах. Мужчины приподняли тело и понесли его по выложенным щебенкой тоннелям.

Когда боль кончилась, Игорь увидел голубоватый свет и огромную стаю голубей воркующую и порхающую перед ним. В центре этой стаи с птицами игрался Гошка. Голубь сел ему на голову, Гошка засмеялся и Игорь шагнул к нему с раскрытыми руками.

- Сына!

Тут же птицы будто обнаружив опасность, резко взметнулись ввысь, хлопая крыльями и касаясь Гошкиного лица. Мальчик обернулся на голос, вздохнул, и приподнявшись засеменил прочь

- Сын! - Выкрикнул Игорь, но не смог тронуться с места. Ребенок не обернулся, глядя вверх на летящих над ним птиц, потихоньку исчезал в дрожащем воздухе.

Игоря душили слезы, он сделал над собой усилие, что бы сорваться с места, но в результате по всему телу разлилась боль и опять обрушился мрак.

Когда Игорь открыл глаза перед ним было бескрайнее летнее небо. Ни облачка. Потом взгляд сфокусировался, и он увидел повисшую над лицом ветку малины. Тут же резко поднявшись, сел в траве. Боль пронзила всю спину. Засунув руку под рубашку, Игорь с удивлением нащупал бинт. Оглядываясь по сторонам, он заметил на опушке леса старого Талгата, и помахал ему рукой. Тяжело ступая по молодой траве, прошел и мимо зияющего чернотой огромного лаза, уходившего круто под землю. Не было только на смятой траве вокруг древнего фолианта.

Часть 4.

Поскальзываясь на обледеневших ступеньках Володька шел к спорткомплексу. Люди осторожно обходили грязную лужу с вмерзшими осенними листьями, разлившуюся перед кассами. Купив билет Володька направился к этажам книжного развала. Слоняясь от одного прилавка к другому, он вдруг наткнулся на Андрюху.

- Здорово! Ты что тут делаешь?

- Да вот, книгу одну ищу. - Андрюха, улыбаясь, помахал листочком.

- Да? - Володька прочитал надпись и взял у Андрюхи книгу, что была зажата у него подмышкой.

- Не, это не та. Это я так, случайно нашел. О масонах почитать. А это - нужно.

- Ты педагогикой занялся?! - Изумленно воскликнул Вовка.

- Ну.., - пожал плечами Андрюха , рассматривая грязные мыски своих ботинок, - Игорь посоветовал, как дочь воспитывать.

- Игорь? А он где?

- В Башкирии. Письмо мне прислал. В детдоме работает

- Игорь в детдоме?

- Ну да. Не знаю, как его туда занесло. И нравится ему. А ты-то как?

- Ничего. Потихоньку. Вот Юрку с женой на все лето к себе на дачу возил. Вроде он в себя приходить начал.

- Да? И чего говорит?

- Да ничего не говорит. Ерунду порой мелет. Говорит, что вез рецепт вечной жизни для неправильно живущих на белом свете. И что прочитав его над убитым, можно того воскресить, и направить на нужный путь. А вообще, нормально все. Книги те я продал. Работу нашел. Напиши Игорю, передай привет что ли. И спроси, так, про между прочим, куда он дел Юркин манускрипт?

Королева Светлана

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 4 сентября 2001 - Can't open count file