Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы
 

Коновалова Светлана
Георгиев Андрей

СТРАШНЫЙ СУД

потусторонняя комедия в двух действиях

Действующие лица

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

ДЬЯВОЛ-ИСКУСИТЕЛЬ

ЛОРА КНЯЗЕВА популярная коммерческая
писательница, автор многочисленных бестселлеров

ЛИДА, ее сестра

ОЛЕГ, ее муж, художник

ГОША, ее сын

КИРА, корреспондент газеты "Новый Вавилон"

САНИТАР

Первое действие

Звучит фонограмма оживленного движения на дороге. Пролетают автомобили, звуки клаксонов, неожиданно визг тормозов, громкий звук от удара столкнувшихся машин, звук разбитого стекла, крики, сирены машин "скорой помощи" и милиции...

На сцене - морг. Стоят столы с трупами, накрытыми простынями.

На ногах висят бирки с номерами.

Санитар в белом халате ввозит на каталке еще одно тело и уходит.

Простыня начинает шевелиться.

Лора Князева садится на каталке. Оглядывается, с трудом соображая, где она.

Справа появляется Ангел-хранитель с крыльями за спиной.

АНГЕЛ. С благополучным прибытием, так сказать! Как добрались?

КНЯЗЕВА. Где я?..

АНГЕЛ. На том свете, мамочка!

КНЯЗЕВА. А что это вы - с крыльями?..

АНГЕЛ. По рангу положено. Не совсем удобно, конечно, старомодно, но, ничего не поделаешь, традиция, знаете ли...

КНЯЗЕВА. Только близко не подходите! От вас пахнет! Несвежесть какая-то!

АНГЕЛ. Да уж не "Шанель"! Божественный запах ей не угодил! (патетически) О, дщерь заблудшая, дитя страдания и порока, погрязшая в разврате и ненависти, недолго наслаждаться тебе видом кущ райских, ибо сера и ртуть кипят, отравляя живое все и вся!.. Так ты этого хочешь?

КНЯЗЕВА. Ах, умоляю! Не надо патетики! Голова и так раскалывается. Отойди же ты, бестолочь! Вонища, как в зоопарке! Слушай, откуда ты взялся? Шутки - какие-то дурацкие, крылья - дурацкие. Где доктор?.. Судя по всему, я где-то в больнице?..

АНГЕЛ. Нет, мамочка. Ты уже не в больнице. И доктора здесь нет. И ничего нет. Здесь только я.

КНЯЗЕВА. Кто это "я" ?

АНГЕЛ. Твой Ангел-хранитель, милостью Божьей тебе данный. Всю жизнь многогрешную за твоим правым плечом простоял, беду и болезни отгонял, на путь праведный наставлял, а теперь прибыл, чтобы сопроводить тебя.

КНЯЗЕВА. Куда?

АНГЕЛ. Куда положено.

КНЯЗЕВА. Я никуда не пойду!

АНГЕЛ. Пойдем, мамочка, пойдем! По дороге я тебе все объясню.

КНЯЗЕВА. Сам иди, если тебе надо.

АНГЕЛ. О, Господи! Ну и работка у меня! И за что такое наказание? Почему ты отказываешься?

КНЯЗЕВА. Потому!.. Почему я тебе верить должна? Приперся, неизвестно кто, неизвестно откуда, несет тут чешую всякую - сера кипящая, дитя страданий, правое плечо! Если ты мой Ангел-хранитель, то где же ты был сегодня? Почему ты не позаботился с моей дороги тот грузовик убрать?!

АНГЕЛ. Что за упреки? Где был? Что делал? Сама тоже хороша! Обгонять нужно по правилам, скорость не превышать! И потом, знаете, дорогая, главную заповедь автомобилиста?

КНЯЗЕВА. Какую?

Ангел делает характерный жест, щелкая себя по горлу.

АНГЕЛ. Нельзя!..

КНЯЗЕВА. Да пошел ты!

АНГЕЛ. Пошли вместе?

КНЯЗЕВА (делает неприличный жест). Вот тебе!..

АНГЕЛ. Ну и народец!.. В рай зовешь, не идут! За уши тянуть приходиться.

КНЯЗЕВА. В рай?.. Хорошо зовешь, нечего сказать! Обозвал тут по всякому! Сказал, что я чуть ли не...

АНГЕЛ. Я сказал - заблудшая. Грешница. А вовсе не то, что ты подумала.

КНЯЗЕВА. Если я такая грешница, то за что же меня в рай определили?

АНГЕЛ. А это уж, не твоего ума дело! У нас все погибшие в катастрофах автоматически зачисляются по соответствующему параграфу. Если, конечно, ничто не помешает...

КНЯЗЕВА. Ну и жаргончик у тебя! Как у инспектора отдела кадров! И потом что это за фамильярное обращение "мамочка"..

Появляется Санитар.

Он ввозит еще одну каталку с трупом.

КНЯЗЕВА. Наконец-то! А то тут каркают всякие - умерла, умерла! Эй! Эй, вы что не заметили, что я живая? Сколько можно здесь торчать в этой покойницкой?.. (Ангелу). Ну что съел? Видишь, за мной пришли!..

Санитар, не отвечая идет к выходу.

КНЯЗЕВА. Куда вы? Вернитесь! Я здесь, я живая!..

Санитар уходит.

АНГЕЛ. Как пришли, так и ушли. Я же тебе русским языком сказал. Собирайся, нас уже давно ждут!.

КНЯЗЕВА. Нет, нет! Не хочу, не хочу, не хочу! Нет! Нет! Ты мерзкий чурбан с крыльями, не хочу я с тобой! Хочу обратно!..

АНГЕЛ. Многие хотят!.. И потом, зачем столько эмоций? Услышат еще не там, где надо. Сделают соответствующие выводы. Плюнь, мамочка, ты на свою жалкую жизнь, наполненную поклонениями картонным идолам. Эти сиюминутные страсти, низменные желания, мелкое тщеславие и порочные удовольствия! Я тебя, дуру, в вечность зову, а ты за суету цепляешься!..

КНЯЗЕВА. Нет, нет, нет! Не хочу! Хочу обратно!..

Слева появляется Дьявол-искуситель. Он запыхался.

В лапах он держит толстую книгу, из которой торчат закладки.

ДЬЯВОЛ. Прошу прощения, меня задержали дела!

АНГЕЛ. Ну вот! Дождались! Так и знал, что этим все кончится! Будет мне теперь нагоняй. И все из-за твоего упрямства.

КНЯЗЕВА. Это еще что за козел?

АНГЕЛ. Подожди, сейчас все тебе откроется.

КНЯЗЕВА. Слушай, а что так серой воняет? Это так нужно?

АНГЕЛ. Мамочка, а ведь я предупреждал.

Дьявол кладет книгу на высокую подставку перед собой и начинает деловито перелистывать страницы.

АНГЕЛ. Люцик! Вот так встреча! А я уж боялся, что ты не придешь!

ДЬЯВОЛ. Что за фамильярности?

АНГЕЛ. Это просто радость от встречи с тобой! Так сказать, внутреннее волнение перед заседанием!..

ДЬЯВОЛ. Трепло!

Плюет на лапы и перелистывает страницы.

ДЬЯВОЛ. Так значит... Князева Лариса Ивановна, родилась там-то и тогда-то, жила, стало быть, столько-то, ну и так далее... Грешница первой категории. Согласна?

КНЯЗЕВА. С какой это стати? Почему сразу грешница и сразу первой категории?

АНГЕЛ. Нет, мы не согласны!

ДЬЯВОЛ. А тебя никто не спрашивает, пока.

КНЯЗЕВА. Почему, интересно, как я, так первая и хуже всех? Неужели никого не нашлось почище?

АНГЕЛ. Очевидно, нет!

КНЯЗЕВА. Выходит, меня засунули в компанию разных подонков, убийц, коррумпированных членов правительства?

ДЬЯВОЛ. Уточняю. Вышеназванные души числятся по третьей и четвертой категории.

КНЯЗЕВА. Что тут за бюрократия! Вас послушать так я похуже какого-нибудь сексуального маньяка!

ДЬЯВОЛ. Это смотря с какой стороны поглядеть!

АНГЕЛ. Не слушай ты его, мамочка! У них там в бухгалтерии сам черт ногу сломит! Категории, подкатегории, надкатегории! Теперь даже в аду порядка нет!.. Народ разболтался, повинности не отбывают, не каются опять же, страшно сказать, в рай перестали стремиться!

ДЬЯВОЛ. А что там делать в твоем пресном раю? Вы там сами скоро крылья отбросите от скуки! Ни черта ни делаете, а все имеете! А как известно, безделье, - мать всех пороков!

АНГЕЛ. Но, но! Я попрошу на мою контору не наезжать!

КНЯЗЕВА (размышляя вслух). Господи, что же делается! Это же черти что! Они оба какие-то ненормальные! Такое ощущение, что они сбежали из одной психушки! Хотя... почему бы и нет? Один крылья привязал, другой хвост. А чего я-то с ними тут делаю?.. Пожалуй, вы ребята, оставайтесь, а я пойду.

АНГЕЛ. Тебе некуда идти, мамочка!

КНЯЗЕВА. Как это некуда?

АНГЕЛ. А вот так! Кругом ничего нет, лишь тьма кромешная... ну, это я, кажется, уже говорил. Ты что так и не поняла, где находишься?

ДЬЯВОЛ. А пусть идет! Подождем - все равно идти некуда! Лично я не тороплюсь, у меня впереди вечность.

АНГЕЛ. У меня тоже.

Дьявол читает книгу.

Ангел, насвистывая, расческой причесывает перья.

КНЯЗЕВА. Позвольте, позвольте... у них - вечность, а со мной-то, что будет?

АНГЕЛ. Что будет то и будет. Суд решит.

КНЯЗЕВА. Какой еще Суд?

АНГЕЛ. Как какой? Страшный!

КНЯЗЕВА (показывая на Дьявола). Этот что ли?

АНГЕЛ. Нет, это только общественный обвинитель.

КНЯЗЕВА. А ты кто тогда?

АНГЕЛ. А я твой защитник.

КНЯЗЕВА. А судьи кто?

АНГЕЛ. (показывает наверх) Судьи все там.

КНЯЗЕВА. Почему же я их не вижу?

ДЬЯВОЛ. Придет время - увидишь.

Дьявол раскрывает книгу.

ДЬЯВОЛ. Так... Имя, фамилия, место жительства мы уже оглашали, теперь перечень грехов, совершенных вышеназванным лицом в течении жизни. Подсудимая, встаньте!

КНЯЗЕВА. Не собираюсь я вставать! И даже слушать не желаю! Все это неправда. Мои, так называемые грехи - это гнусные выдумки моих же завистников!

АНГЕЛ. Не бойся, сейчас во всем разберутся.

КНЯЗЕВА. А я и не боюсь!

ДЬЯВОЛ. Итак. Гордыня непомерная, тщеславие, празднословие, пьянство, прелюбодеяние, сквернословие, блуд, зависть...

АНГЕЛ (перебивая). Ну началось!.. Люцик, может быть, хватит для начала?

ДЬЯВОЛ. ...стяжательство, сребролюбие, гнев, мшелоимство..

КНЯЗЕВА. Чего-чего? Это еще что такое?

ДЬЯВОЛ. Как чего? Мшелоимство это... мшелоимство!

КНЯЗЕВА (Ангелу). А что это значит?

АНГЕЛ. А Бог его знает, мамочка. Я в терминах не силен.

ДЬЯВОЛ. ...злопамятность, лихоимство и прочая, прочая, прочая.

АНГЕЛ. Слыхала? И прочая...

ДЬЯВОЛ (закрывая книгу). И прочая.

КНЯЗЕВА. Многовато на одну маленькую жизнь.

ДЬЯВОЛ. Смотря как жить.

АНГЕЛ. Суров ты, Люцик, сегодня.

ДЬЯВОЛ. Заслушанный перечень еще далеко не полный список грехов, которые совершило данное лицо.

КНЯЗЕВА. Все это слова, слова! Вы мне давайте доказательства!

ДЬЯВОЛ. Пожалуйста! Сейчас будут и доказательства. Кто у нас идет первый из свидетелей?

Ангел сверяется со своей книгой.

АНГЕЛ. Так, посмотрим...

КНЯЗЕВА. Свидетелей? Так это все-таки суд?

АНГЕЛ. Мамочка, я же тебе толкую об этом с самого начала! А ты что думала, что здесь ток-шоу? Или викторина с призами? У нас все по-серьезному.

КНЯЗЕВА. Господи, за что мне все это?

ДЬЯВОЛ. Вот это мы сейчас и выясним. Итак, с кого начнем? Я думаю с потерпевших. Ого, сколько их тут...

АНГЕЛ. Подождите, подождите, защита протестует! Это же натуральные козни! Если мы начнем заседание с опроса потерпевших, у всех может создаться привратное мнение. А я прошу не забывать, что моя подопечная известная писательница, популярная и всеми любимая! Ее муж талантливый художник с неординарным мышлением, у них замечательный сын, подающий большие надежды, музыкант! Родная сестра мой подзащитной посвятила свою жизнь изучению ее творческого наследия...

ДЬЯВОЛ. Короче, что ты предлагаешь?

АНГЕЛ. Я предлагаю начать опрос именно с этих людей.

ДЬЯВОЛ. Не возражаю. Итак, первый свидетель.

Появляется Лида в фартуке и с кастрюлей в руках.

Она испуганно озирается.

ЛИДА. Ой, где я?..

АНГЕЛ. Где, где?.. Там, где надо?

КНЯЗЕВА. Не может быть... Это ты, Лида?..

ЛИДА. Я!.. Лора?

КНЯЗЕВА. Как ты здесь оказалась?

ЛИДА. Я не знаю. А где мы?

КНЯЗЕВА. Я и сама толком не пойму. А чего у тебя кастрюля в руках?

ЛИДА. Так поминки же...

КНЯЗЕВА. Какие поминки?

ЛИДА. Как какие? По тебе... Олег, твой муж, вчера составлял меню для поминального стола. Он велел включить все блюда, которые ты любила. Вот я и готовлю... сациви...

АНГЕЛ. Сациви? Очень интересно... А можно попробовать кусочек?

ЛИДА. Пожалуйста. А вы кто?

АНГЕЛ. Я, скажем так, один старый знакомый вашей сестры.

КНЯЗЕВА (Лиде). Кого ты слушаешь? Не давай ему мое сациви! Это аферист!

ЛИДА. Аферист? А почему он такой красивый и с крыльями?

Ангел подбоченясь, гордо помахал крыльями.

КНЯЗЕВА. Лида, сколько раз я тебе говорила, что внешность мужчины всегда обманчива. Скажи лучше, что ты там про поминки-то говорила?

ЛИДА. Ну как что... Поминки будут, как положено... Сегодня, на девятый день, и на сороковой. Еще Олег хочет, чтобы тебя отпевали в церкви.

КНЯЗЕВА. Меня? Отпевать? Поминки? Да вы с ума сошли!..

ЛИДА. Почему? Ты разве не умерла?

КНЯЗЕВА. А ты что, сама не видишь?

ЛИДА. Вижу, но может быть, ты это не ты...

КНЯЗЕВА. Глаза протри! Я не я!.. (Ангелу) Послушай, это действительно моя сестра?

АНГЕЛ. А ты что, сама не видишь? Глаза протри!

КНЯЗЕВА. Похожа очень, только она какая-то неживая...

АНГЕЛ. Не живая, скорее, ты. Но если быть до конца откровенным это "как бы" Лида - твоя сестра. Видишь ли, пока она живет на том свете, нам довольно трудно вызвать ее сюда. Так что сейчас она спит и "как бы" видит сон.

КНЯЗЕВА. Что же она у вас спит-то с кастрюлей?

АНГЕЛ. Ну знаешь, кто с кем спит, это уже не по-нашему ведомству.

КНЯЗЕВА. А она когда-нибудь проснется?

АНГЕЛ. Конечно, проснется. И забудет все, что с ней было. Но пока она "как бы" спит, она будет отвечать на наши вопросы и, кроме того, может рассказать о будущем.

КНЯЗЕВА. Чего?.. Каком будущем? Ты же сказал, что я умерла!..

АНГЕЛ. Правильно. Здесь, где мы сейчас находимся, времени нет. Оно остановилось. Формально, с момента твоей аварии прошло несколько часов, а здесь, на нашем свете, ни секунды. Тебя еще ждут поминки, похороны, как положено слезы, венки от благодарных читателей, памятничек на Новодевичьем кладбище...

КНЯЗЕВА. На Новодевичьем? Ну тогда еще ничего...

АНГЕЛ. И кстати, твоя любимая сестра может рассказать об этих событиях твоего будущего...

ДЬЯВОЛ. Так, господа, господа, не отвлекайтесь. Мы здесь собрались по другому поводу. Мне было бы интересней узнать кое-что из ее прошлого.

АНГЕЛ. Так зачем же дело стало? Спрашивайте - отвечаем!

КНЯЗЕВА. Честно говоря, мне бы самой было бы интересно узнать кое-что из своего прошлого.

АНГЕЛ. Никаких проблем! Ответ получишь гарантировано! Скажу тебе даже больше, ты сможешь узнать много интересного. Видишь ли, на этом свете не существует разных дурных привычек.

КНЯЗЕВА. Что ты хочешь этим сказать?

АНГЕЛ. Я хочу сказать, что здесь бессмысленно врать. У нас все свидетели говорят правду, одну только правду и ничего, кроме правды. Так что у тебя есть шанс.

КНЯЗЕВА (раздумывая). Что бы такое спросить... Разве это... нет, пожалуй это... спросить или нет? Лида...

ЛИДА. Что?

КНЯЗЕВА. Я... всегда чувствовала, что ты меня недолюбливаешь. За что?

ЛИДА. Не долюбливаю... не люблю... ну что ты?. Это неправда... Я тебя ненавижу! Ненавижу! Поняла? И очень рада твоей смерти!

ДЬЯВОЛ. Отличненько, так и запишем.

АНГЕЛ. Подождите, подождите, тут еще надо во всем разобраться!

КНЯЗЕВА. Ненавидишь? За что, Лида?

ЛИДА. Ах, мы не понимаем! Ни о чем не догадываемся! Своей тонкой душой не чувствуем! Сейчас я тебе объясню. Ты только вспомни наше детство. Лорочка то, Лорочка се. Наша Лорочка самая умная, самая талантливая, самая красивая! А Лидка кто? Дура, двоечница и замарашка! Всю жизнь я была твоей бледной тенью. У меня даже имени как будто не было. Я всю жизнь была "сестра Лоры Князевой". Даже прежде, чем со мной поздороваться все сначала интересовались, как поживает Лора. Боже мой!... Долгие годы ты распоряжалась моей личностью. Я должна была думать как ты, чувствовать как ты, жить как ты! У меня такое ощущение, будто самостоятельно я и не жила. Сначала я думала, что все так и должно быть, но потом решила любой ценой вырвать у тебя свою жизнь, прожить жизнь самой... самой, понимаешь? Совершать свои поступки, делать свои ошибки!

КНЯЗЕВА. Ну и что ты сделала? Для начала ты попыталась соблазнить моего мужа.

ЛИДА. Он сам во всем виноват.

КНЯЗЕВА. О... все так говорят! Это не оправдание. Хорошо, что я хоть вовремя заметила.

АНГЕЛ. Интересный анекдотец складывается! Как тебе, Люцик?

ДЬЯВОЛ. Таких вокруг хоть отбавляй! Вот я недавно слышал совершенно убойный. Один новый русский напился так, что выходя из казино не узнал в лицо свой мерседес... (мерзко хихикает) Ладно, я отвлекся, это делу не относится!. Как говорят на том свете, давайте вернемся к нашим баранам. Итак, что мы имеем? Модная писательница, которую ненавидит собственная сестра за то, что она сломала ей жизнь. Как я понял, назло ей она долгое время состояла в преступной связи с мужем вышеназванной персоны. Таким образом, мы имеем доказательство сразу по нескольким статьям - ненависть, прелюбодеяние...

КНЯЗЕВА. Позвольте, позвольте, а я-то здесь при чем? Она все это совершала, вот с нее и спрашивайте! А я вообще ничего не знала!..

ДЬЯВОЛ. Придет время и с нее спросим. А незнание, кстати, не снимает ответственности.

АНГЕЛ. Что-то я не припомню такого постулата, Люцик! Это ты только что придумал.

ДЬЯВОЛ. Я никогда ничего не придумываю. Я только констатирую факты.

КНЯЗЕВА. Если бы! Вы их просто подтасовываете! И в конце концов, какое вам дело до моей сестры? Все, что происходило в нашей семье, это сугубо личное дело и я не потерплю, чтобы всякие... рылись в моем грязном белье! Что было, то было...

АНГЕЛ. И вправду, Люцик, подумаешь, дело прошлое, все забыто! Кто старое помянет, тому рога вон!

ДЬЯВОЛ. Дело не в том, господа, что было. Мы пытаемся здесь разобраться в том, почему это было?.. И здесь, должен вам сказать, не последнюю роль сыграла литературная деятельность подсудимой. Вот например, пункт 10/115 обвинительного документа по делу нашей грешницы. Ознакомившись с новым эротическим романом писательницы Лоры Князевой "Невинная блудница" ушли из дому 283 читательницы, пытались покончить с собой 60, разочаровались в любви 2 570 человек, а также пропали без вести двое. И это, заметьте, статистика только одного произведения, полученная путем опроса граждан!

КНЯЗЕВА. Отчего же не грешников?

ДЬЯВОЛ. Они еще живы. Но ждать осталось недолго, скоро вы встретитесь со всеми своими благодарными читателями. Правда, я не ручаюсь, что встреча будет приятной, но зато весьма поучительной.

АНГЕЛ. Я протестую! Защита протестует! Люцик, ты не имеешь права запугивать мою подзащитную! Ваша честь, (Ангел смотрит наверх) ведь это натуральный шантаж!..

Гремит гром. Гаснет свет и опять включается.

ДЬЯВОЛ (испуганно). Ладно, ладно признаю.. я просто слегка увлекся цифрами!

Ангел продолжает вопросительно смотреть на Дьявола.

ДЬЯВОЛ. Ну что еще?

АНГЕЛ. Я жду.

ДЬЯВОЛ. Виноват, все все... тьфу... черт попутал.

АНГЕЛ. То-то же! (Князевой). Не бойся, мамочка! Нас голыми руками не возьмешь!..

КНЯЗЕВА. А я ничего и не боюсь. Подумаешь, какой-то хилый компроматишка. Да у нас на такие вещи сейчас и внимания не обращают!

АНГЕЛ. И слава Богу!

ДЬЯВОЛ. Это еще неизвестно - слава кому!.. Идем дальше.. Теперь поговорим о сюжетах. Двое граждан с целью ограбления проникли в квартиру владельца магазина...это не то... так... забрались в банк, захватили заложников, взорвали гранату... тоже не то... ага... вот... Лора Князева. Эротический триллер "В постели с примадонной". Поклонник одной известной певицы забрался в ее загородный дом с целью приобщения к славе и популярности данной певицы путем изнасилования ея.

АНГЕЛ. Люцик, что-то очень сложно!

ДЬЯВОЛ. Но жертва данного преступления влюбилась в преступника и в свою очередь стала соблазнять его, так сказать, всеми своими прелестями, что ей в полной мере и удалось. После чего она была убита своим неожиданным возлюбленным и труп ее был найден...

АНГЕЛ. Хватит, хватит этих леденящих душу подробностей бульварной литературы!

КНЯЗЕВА. Ну и что здесь особенного? Простенький сюжетик для среднего романчика! Мало ли дураков и психов на свете! Ничего тут серьезного нет.

ДЬЯВОЛ. Уточняю. На основе этого романа произошли реальные события. В данной книжке подробно описаны внешность преступника, мотивы его поведения и все подробности самого преступления еще до того, как оно было совершено. Как видите, все это очень и очень серьезно!

АНГЕЛ. Я так лично не думаю! Здесь мы наблюдаем элементарный случай прижизненной материализации и ничего более. Банальная мыслеформа! Ничего криминального в этом нет.

КНЯЗЕВА. Господи, какую чушь вы несете?! Неужели я виновна в том что, что сделал какой-то придурок, которого в детстве просто не следовало учить читать?!

ДЬЯВОЛ. Конечно, виновна! Преступление совершено по вашему сценарию.

КНЯЗЕВА. Но я же его не совершала!

ДЬЯВОЛ. В конце концов это не важно!

АНГЕЛ. Выражаю протест! Подсудимая никогда в жизни не видела убийцу!

Все смотрят наверх.

Ничего не происходит.

ДЬЯВОЛ (торжествующе). Ха-ха! Протест отклонен! Что вы теперь скажете?

КНЯЗЕВА. Я не собираюсь ничего говорить! Все это незаконно.

АНГЕЛ. Слушай, Люцик! По-моему, мы задержались на этом параграфе. Я предлагаю отпустить свидетеля и вызвать кого-нибудь другого. Тем более, что наша сестра тоже не без греха. Все-таки завидовать - это нехорошо. Ты со мной не согласен?

ДЬЯВОЛ. Ладно, согласен. Давай, кто там у нас следующий?

АНГЕЛ. Следующий!..

Лида исчезает.

На ее месте появляется Олег.

ОЛЕГ (осматриваясь). Лора?

КНЯЗЕВА. Олег, Боже мой, наконец-то ты здесь!.. Я тебе сейчас такое расскажу, ты мне просто не поверишь! Представляешь, я ехала с дачи, меня прижал какой-то придурок на мерседесе, и тут, как назло, на пути попался этот чертов грузовик!.. Ну со мной, как ты видишь, все в порядке, но от машины, конечно, ничего не осталось...

ОЛЕГ. Да, я видел.

КНЯЗЕВА. Что ты видел?

ОЛЕГ. То, что от нее осталось, теперь стоит у нас под окнами.

КНЯЗЕВА. Ах да, Господи, я все время забываю. Я, наверное, была без сознания и кретины-медики засунули меня в это жуткое место. Я только сейчас поняла - ведь кругом одни покойники, но я-то жива!.. Олег, забери меня отсюда, и вообще, где ты был раньше?..

ОЛЕГ (перебивает ее). Лора,... подожди...

КНЯЗЕВА. Что? Что ты на меня так смотришь?..

ОЛЕГ. Лора, на какой даче ты была?

КНЯЗЕВА. Как на какой? На нашей даче!

ОЛЕГ. Лора, у нас нет дачи.

КНЯЗЕВА. Как это нет... как это нет дачи!.. Ну и что, что нет! Я собиралась купить эту дачу, поехала ее посмотреть, а ничего тебе не говорила, потому что хотела сделать тебе сюрприз, в конце концов, я не знала, что умру!... Подожди, что-то я не то говорю...

АНГЕЛ. Все правильно, мамочка! Все правильно, не отвлекайся.

ОЛЕГ. И все три дня, что тебя не было дома ты ее покупала?

КНЯЗЕВА. Я тебе звонила! Я тебе звонила, но все время было занято!.. И вообще, Олег, я тебя не понимаю, я, можно сказать, умерла, погибла, меня больше нет, а тебя интересует какая-то дурацкая дача, на которой я была или не была, и вообще, если хочешь знать, я уже сама не помню, была я или не была на этой даче!

ОЛЕГ. Где же ты все-таки была, Лора?

КНЯЗЕВА. Боже мой, и с этим человеком я прожила столько лет! Что его волнует в этой жизни? Какая-то дача, где я была, не была! Важно то, что меня уже нет, понимаешь?! И теперь тебе придется жить без меня!..

ОЛЕГ. Жить без тебя?.. Что в этом нового? Последнее время я даже к этому привык. А теперь, после твоей смерти, меня вообще все забудут. Кому нужен неудачник? Даже, если он бывший муж муж знаменитой писательницы...

Олег достает из кармана плоскую фляжку, отвинчивает крышку и прихлебывает из нее.

КНЯЗЕВА. Ты опять начал пить?

ОЛЕГ. Начал, начал! Разве я когда-нибудь переставал?

КНЯЗЕВА. А как же лечение?

ОЛЕГ. Нигде я не лечился. Я тебя обманывал.

КНЯЗЕВА. Значит, ты пил все это время, а я ничего не знала.

ОЛЕГ. Скрывать это было не трудно. Ты никогда ничем не интересовалась, кроме своей драгоценной персоны...

КНЯЗЕВА. Да ты сам тоже хорош! Я всю жизнь думала, что ты гордишься мной, радуешься за наш успех, а ты... ты просто выпивал, потому что, слава Богу, было на что!.. Ты хотя бы одну мою книжку прочитал?

ОЛЕГ. Лора, читать твои эротические романы - это выше человеческих сил! Это же в конце концов просто пошло...

КНЯЗЕВА. Ага, ты меня уже презираешь!.. Посмотрите, теперь мои романы стали бульварным чтивом! А ведь именно они тебя кормили и поили столько лет! И надо сказать, неплохо кормили, и как теперь выяснилось, очень хорошо поили. Ты же за эти годы палец о палец не ударил!..

ОЛЕГ. Я художник, я не могу ничего делать без вдохновения!..

КНЯЗЕВА. Художник... Пошел бы ты... работать куда-нибудь, например, художник!

ОЛЕГ. Куда? На завод? Или в какую-нибудь скучную контору? Я талантливый человек, пусть неудачник, но не лицемер! Халтура меня унижает!..

КНЯЗЕВА. Ах, его халтура унижает! Ты хочешь сказать, что тебя унижает моя халтура?! А почему, интересно, ты решил, что талантлив? По-моему, ты просто бездельник, ты всю жизнь просидел на моей шее!

ОЛЕГ. Я, на твоей шее?.. Да, я просидел на твоей шее!.. А кто доказывал мне каждый день, каждый час, что я полное ничтожество, что все мои мысли банальны, замыслы неинтересны, а идеи просто глупы! Ведь это ты... ты всегда так снисходительно представляла меня - вот, дескать, мой муж, он, уж извините, художник! Вроде, как знаете, в семье не без урода!.. А все мои картины? Ты их всегда считала мазней!

КНЯЗЕВА. А разве это не так?

ОЛЕГ. Вот видишь! Даже после смерти ты не изменилась! Ничего, ничего... я начну новую жизнь! В конце концов, современники никогда не понимали гениев своей эпохи!..

КНЯЗЕВА. Кажется, ты допился до мании величия. Неужели это все сделала я?..

АНГЕЛ. Наконец-то, мы добрались до сути.

ДЬЯВОЛ. Виновна!..

АНГЕЛ. Протестую! Ваша честь, эти бесконечные нападки и скоропалительные выводы дезориентируют свидетеля!

Гремит гром.

АНГЕЛ (показывает Дьяволу язык). Ну что, съел?

ДЬЯВОЛ. Хорошо, поехали дальше!..

ОЛЕГ. Ты знаешь, Лора, извини, но я тебе хочу сказать одну вещь... Раньше я бы никогда не решился, но в свете последних событий, я думаю, это сделать надо... Я жалею обо всем. Не встреть тебя, я, может быть, был бы счастливее.

КНЯЗЕВА. Нет, вы только посмотрите! Он был бы счастливее! Избитые слова и не более того! Ты только вспомни, как ты жил до меня! В тридцать лет, ни кола ни двора, снимал грязную комнату, которую торжественно называл - моя мастерская! А ты помнишь, как ты запивал дешевым пивом кильки в томате и малевал со своими дружками картинки, которые приводили в ужас власти! А твои друзья? Безумные поэты, патлатые авангардисты, какие-то неряшливые девки, где они сейчас? В каких сумасшедших домах? На каких человеческих помойках Нью-Йорка или Парижа?! Я же просто спасла тебя из этого вертепа! Я устроила тебе персональную выставку, мои друзья... мои друзья нашли тебе работу. На которую ты даже не явился. И все это ты называл творческими поисками талантливого художника? Это кто талант? Ты?!..

ОЛЕГ. Лора, тебе не понять, что такое талант. Боюсь, что и мне тоже. А все эти влиятельные друзья,...как мне было тошно от их свиных рыл! Они же ничего не смыслили в искусстве... Да, я продался, я предал себя и получил по заслугам! Я - ничто! Теперь я лишь спившийся неудачник, бывший муж знаменитой писательницы...

КНЯЗЕВА. Может быть... может быть, еще не все потеряно? Ведь ты никому ничего не показывал из своих последних работ. Может быть, все-таки ты ошибаешься, и не все так безнадежно?

ОЛЕГ. Нет, я не ошибаюсь. Приближение творческой немощи художник всегда ощущает первым.

КНЯЗЕВА. Почему ты раньше не говорил со мной об этом? Может быть, я сумела бы тебе помочь?

ОЛЕГ. Нет уж, спасибо. Только не это. Твои благие намерения и так завели меня в ад.

КНЯЗЕВА. Олег, но я же хотела сделать, как лучше...

ОЛЕГ. А получилось, как всегда.

АНГЕЛ. Интересно, где-то я уже это слышал?

ДЬЯВОЛ. Не отвлекай свидетеля от дачи показаний.

АНГЕЛ. Ты опять про дачу? Люцик, с дачей мы уже проехали!

ОЛЕГ. Лора... помнишь... тогда, в самом начале, много лет назад, когда у нас еще ничего не было, мы мечтали с тобой о новой красивой жизни... ты ведь никогда не говорила мне, что любишь меня...

КНЯЗЕВА. Разве?

ОЛЕГ. Да, Лора. Я никогда не слышал от тебя эти три слова - я тебя люблю. Понимаешь, именно меня, а не твое представление обо мне... Лора... могу я спросить одну вещь, ты любишь меня, Лора? скажи хотя бы сейчас, когда тебя уже нет, а меня почти нет.

КНЯЗЕВА. Что сказать-то?

ОЛЕГ. Скажи мне - я тебя люблю.

КНЯЗЕВА. Я? Конечно! Конечно люблю! Тебя.

ОЛЕГ. Нет, ты мне скажи по-настоящему. Я тебя люблю. Если ты действительно меня любишь.

КНЯЗЕВА. Олег, что ты из меня тянешь? Ты же знаешь, что я писательница, я пишу романы, я пишу, пишу, пишу, и я столько раз дарила эти слова своим героям, что для меня они уже просто потеряли смысл!..

ОЛЕГ. Вот в этом-то все и дело... Ты никогда меня не любила. Жалела, может быть, но это не любовь. Ты никогда не понимала, как я был счастлив даже в своей нищете. Я был свободен! Ничто меня не обременяло! Ни деньги, ни слава, ни власть!

КНЯЗЕВА. Почему же тогда ты не ушел от меня?

ОЛЕГ. Вот это и есть самый главный вопрос моей жизни и моего полного разочарования в ней... Любил, наверное, не знаю... Теперь я уже ничего не знаю...

Ангел, разомлев, засыпает.

Дьявол заходит за спину Олега.

ДЬЯВОЛ (Олегу). Молодой человек, вы зря так убиваетесь. Есть верное средство от разочарований. Покой и полное отсутствие угрызений совести фирма гарантирует.

ОЛЕГ. О чем это вы?

ДЬЯВОЛ. Самоубийство. Запатентовано от сотворения мира. С его помощью вы попадаете прямехонько в тепленькое местечко...

АНГЕЛ (открывая глаза). Это еще что за штучки, Люцик! Сейчас же прекрати!

ДЬЯВОЛ. А что? А что я такого сделал? Стою тут себе, никому не мешаю!

АНГЕЛ. Чертов провокатор! (Князевой) Видишь, мамочка, какая у меня работа! Глаз невозможно сомкнуть! Если бы не твое упрямство, уже давно бы на месте были. Тебе - вечный покой, мне, глядишь, продвижение по службе...

ДЬЯВОЛ. Как я погляжу, голубчик, вы еще и карьерист!

АНГЕЛ. Не твое дело! Пошел к чертовой бабушке!..

ОЛЕГ (Князевой). Ты знаешь, меня все время мучает одна мысль... Сейчас я даже жалею, что не ехал с тобой в машине... Все было бы проще, как ты считаешь, Лора?

КНЯЗЕВА. Никак я не считаю! Прекрати спрашивать у меня совета! В конце концов, можешь ты хоть раз в жизни сделать что-нибудь сам?

ОЛЕГ. Тебе безразлично, что будет со мной?

КНЯЗЕВА. Честно говоря, да. Ты получил все, что хотел. Теперь твоя жизнь принадлежит только тебе. Единственно, что меня волнует, это наш сын. Кстати, что с ним? Почему мне еще никто про него ничего не сказал?

АНГЕЛ. Наконец-то! Наконец-то вспомнили о сыночке!.. Ваша честь, можно свидетеля отпустить?

Все прислушиваются.

Гремит гром.

АНГЕЛ. Все понял! Отпускаем!

Олег исчезает.

АНГЕЛ. Люцик, давай следующего. Мамаша, не волнуйтесь, сейчас увидите вашего ребеночка!

КНЯЗЕВА. Нет уж, с меня хватит!.. Столько всего вытерпеть в этой дурацкой жизни, пережить жуткую катастрофу... потом тебя волокут в кошмарный морг и после всего этого ужаса не иметь возможности по-человечески отдохнуть, это уже слишком! В конце концов, кто к кому должен предъявлять претензии? Ведь это я погибла, а они остались живы! И я же еще виновата?.. Нет, хватит... Счастливо оставаться, я ухожу!..

АНГЕЛ. Мамочка, куда?

КНЯЗЕВА. Куда угодно! Лишь бы не видеть и не слышать!

АНГЕЛ. Вот вроде интеллигентная женщина, известная писательница, а самую простую малость никак в толк взять не можете! Некуда идти! Некуда! Вы уже пришли! Это предел! Предел всему!..

КНЯЗЕВА. Что значит - предел? Так не бывает, из каждого сюжетного тупика могут быть, по крайней мере, два выхода. Или хотя бы один. Запасной!

ДЬЯВОЛ. Нет, она ненормальная. Ну почему, что ни грешник, то обязательно псих?

АНГЕЛ. Ты меня удивляешь! Где ты видел нормального грешника?

ДЬЯВОЛ. Где, где?... В воде!..

АНГЕЛ. Утопленников, кстати, судят по другому ведомству.

КНЯЗЕВА. А вы?.. Тоже мне, судьи, называются! Вместо того, чтобы поддержать справедливость устраиваете здесь какой-то балаган, дешевый фарс! Все, я больше не участвую в вашем представлении! Я ухожу!..

Князева пытается уйти.

Неожиданно гремит гром, сверкают молнии,

по сцене мечутся огни.

Испугавшись, Князева с криком падает в обморок.

ДЬЯВОЛ. Что это с ней?

АНГЕЛ. Ничего особенного. Дешевый литературный трюк! Пытается уйти от ответственности.

ДЬЯВОЛ. И что мы теперь будем делать?

АНГЕЛ. Ждать. Подождем, пока она придет в себя. Куда нам торопиться? У нас впереди целая вечность. Будем считать это перерывом на обед!..

конец первого действия

Второе действие

На сцене та же декорация.

Князева лежит на каталке.

Ангел обмахивает ее крылом.

Дьявол стоит рядом, держа толстую книгу.

ДЬЯВОЛ. Все твои дурацкий шуточки!

АНГЕЛ. Люцик, не доставай!

ДЬЯВОЛ. А вдруг она умрет?

АНГЕЛ. Мертвые не умирают!

КНЯЗЕВА (стонет, приходя в себя). Ой, что это со мной? Где я?..

АНГЕЛ. Да все там же, мамочка, все на том же том свете! Сколько можно про одно и тоже говорить!

КНЯЗЕВА. Значит, все это правда, я действительна умерла...

АНГЕЛ. Что поделаешь, мамочка, все тленны и всё тленно! Так уже устроен этот несовершенный мир, и все же он совершенное творение Господа.

ДЬЯВОЛ (Ангелу). Хорош трепаться! Дай человеку в себя прийти.

КНЯЗЕВА. Только не надо нравоучений... у меня нет сил спорить с вами, я так слабо себя чувствую...

АНГЕЛ. Ничего удивительного. Это капля за каплей истекает жизнь. Скоро ты освободишься от всего суетного земного, душа твоя воспарит над бренным телом, и вместе мы отправимся в рай, туда, где...

ДЬЯВОЛ (перебивает). Черта с два!..

АНГЕЛ (показывает Дьяволу язык). Не слушай его, мамочка, он как всегда, брешет.

КНЯЗЕВА. Значит, это все-таки не сон... выходит, что я не сплю и весь этот кошмар на самом деле... Господи, за что? За что мне такое?

ДЬЯВОЛ. Это же элементарно! Давайте вернемся к первоисточнику. Вы же сами пишите...

ДЬЯВОЛ ловко вытаскивает книгу в яркой красочной обложке.

АНГЕЛ. Это же еще что за подметные издания?

ДЬЯВОЛ. Ничего подобного! Этот роман издан достаточно уважаемым издательством. Вот, полюбуйтесь... Криминальная эротика, роман Л.Князевой "Запретный плод роковой страсти". "Л.Князева" - это вы?

КНЯЗЕВА. Я.

ДЬЯВОЛ. Роман ваш?

КНЯЗЕВА. Мой.

ДЬЯВОЛ. Так какие еще будут вопросы?

АНГЕЛ. Минуточку, минуточку, а что собственно вы имеете против криминальной эротики или, скажем, эротического криминала? Вы что в принципе против коммерческой литературы? Может быть, вы вообще хотите возвращения метода социалистического реализма? Что-то на вас, Люцик, это не похоже!..

ДЬЯВОЛ. Я за соцреализм? Да вы с ума сошли! Кроме мистики я вообще ничего не читаю!

АНГЕЛ. А я уж было подумал, что вы там решили бороться с безнравственностью!..

ДЬЯВОЛ. Мы?.. Тьфу на тебя!.. (перелистывает страницы) надо же такое сказануть...(находит нужное место, читает) "его мускулистые руки обхватили ее трепещущее от страсти тело, Марина Сергевна почувствовала, как внутри нее что-то оборвалось, и она словно упала в пропасть роковых страстей и неземных наслаждений. Экстаз захватил ее в сладкий плен, и она ощутила в себе... (продолжает читать про себя, перелистывает страницу) так... так... "чувствительно постанывая"... ага...

Ангел издевательски покашливает.

АНГЕЛ. Люцик, ты по-моему слишком увлекся.

ДЬЯВОЛ. Нет-нет,... на чем мы остановились?

КНЯЗЕВА. Подождите, подождите... я кажется, поняла... вы хотите сказать, что мне инкриминируется все, что я написала за последнее время? Вы хотите сказать, что весь этот судебный балаган устроен из-за моих эротических романов?

ДЬЯВОЛ (Ангелу). Кажется, до нее дошло! Ох,... наконец-то.

КНЯЗЕВА. Иными словами, насколько я вас поняла, все, что я написала откровенно безнравственно?

ДЬЯВОЛ. Слушай, она не такая дура, как показалось с первого взгляда. Приятно иметь дело с умным грешником.

АНГЕЛ. Но-но! Люцик, я тебя знаю! Сейчас ты попытаешься завести с ней свои чертовы шашни!

КНЯЗЕВА. Неужели, это все настолько серьезно?.. Ведь я же в принципе не хотела причинять никому зла! Давно же известно, что людей на нашем свете интересуют две вещи - секс и деньги! Я просто хотела их развлечь, но я никогда не думала, что все это может иметь такие последствия! Но поверьте мне, я ни в чем не виновата, я никому не хотела навредить! Если бы знать обо всем заранее, я никогда не написала бы ни одной строчки! Даже письма не написала бы!

АНГЕЛ. Не казни себя, мамочка. Все так говорят, когда сюда попадают. Если бы я знал, я бы не сделал то, а сделал это, я был бы не таким, а другим, и так далее, в том же духе... Вся беда в том, что отсюда никто не возвращается, и исправить содеянное уже невозможно... У тебя-то еще цветочки! Ты бы на Данте посмотрела!

КНЯЗЕВА. Данте Алигьери! Он тоже у вас?

АНГЕЛ. Тоже.

ДЬЯВОЛ. Не у вас, а у нас!

АНГЕЛ. Я это и имел в виду.

КНЯЗЕВА. Скажите, а что... ад действительно устроен так, как он его описал?

ДЬЯВОЛ. Хотите взглянуть? Могу организовать экскурсию.

КНЯЗЕВА. Нет, нет! Благодарю вас.

ДЬЯВОЛ. Сейчас он готов свою комедию на буквы разодрать, а что толку? Дело-то уже сделано.

КНЯЗЕВА. Как обидно,... сама, своими руками,... если б все знать заранее!..

АНГЕЛ. Ничего, не убивайся так. В конце концов, не все так плохо! Люцик просто сгущает краски, у него должность такая. Кстати, ты же хотела видеть сына?

КНЯЗЕВА. Да.

АНГЕЛ. Думаю сейчас самое время. (Дьяволу) Люцифер Люциферович, вы как?

ДЬЯВОЛ. В принципе я не возражаю.

Гаснет свет и снова вспыхивает.

На сцене появляется Гоша с гитарой в руках.

Князева бросается к нему.

КНЯЗЕВА. Гошка!

ГОША. Мама?.. Здравствуй, мама.

КНЯЗЕВА. Ну как ты, мой мальчик? Ты переживаешь, ты расстроен?

ГОША. Я не знаю,... я еще не понял...

КНЯЗЕВА. А я все понимаю. Просто ты пережил сильный стресс.

ГОША. Стресс? Наверное... Может и стресс...

Гоша начинает играть негромко на гитаре.

КНЯЗЕВА (Ангелу и Дьяволу). Вот видите! Он меня любит! Может быть, единственный из всех, потому что я ему отдала все. Вот скажи им, Гоша, что ты меня любишь!

ГОША. Любишь.. А ты меня разве любила когда-нибудь?

КНЯЗЕВА. Гоша, ты о чем? Ты же мой сын! Как может мать не любить своего единственного сына?

ГОША. А как может мать не давать своему единственному сыну заниматься тем, чем он хочет?

КНЯЗЕВА. Опять! Опять одно и тоже!.. Гоша, ну как ты не можешь понять, мне же лучше знать, что тебе нужно! Ведь я же твоя мать!

ГОША. Поэтому ты запретила отцу учить меня рисовать?

КНЯЗЕВА. И поэтому тоже! Я боялась, что ты тоже можешь стать художником! Что ты вечно будешь перепачкан масляной краской и в конечном счете превратишься в никчемного богемного урода, как твой отец!.. Я хотела, чтобы ты вырос образованным, европейским человеком! Ведь у тебя все для этого есть! А сколько учителей я тебе нанимала? Английский, французский, карате, большой теннис, компьютер, наконец!

ГОША. Тогда почему ты мне запретила заниматься музыкой?

КНЯЗЕВА. Гоша, разве это музыка? Если бы ты хотел играть на пианино, или хотя бы на скрипке, я бы еще могла это понять! Но то, что ты делаешь, это не музыка, а набор шумовых эффектов!

ГОША. А для меня это звучит, как музыка!

КНЯЗЕВА. Гоша, не спорь с мамой. Маме лучше знать, что музыка, а что нет.

ДЬЯВОЛ. Мне кажется, тут тоже все ясно. Дальше продолжать бессмысленно.

АНГЕЛ. Позвольте, позвольте, я не согласен! В конце концов, людям надо дать возможность выговориться!

КНЯЗЕВА. Я думала, что ты будешь лучше меня, наверное, каждый родитель надеется на это... Я сама выросла в нищете, и сыта ею по горло. Я стала тем, что я есть, то есть, я хотела сказать была, только благодаря самой себе. Одному Богу известно, через что мне пришлось пройти, чтобы я могла сказать себе - все! ты больше никогда не будешь ни в чем нуждаться, и твои близкие тоже. И никто из вас ни в чем не нуждался, все что у вас было, это благодаря мне. И теперь, что я получаю взамен?

ГОША. Ты всегда считала, что папа, тетя Лида и я - твоя собственность! Мне иногда просто не хотелось жить! Ты всегда все решала за всех, ты была полностью уверена, что за свои деньги купила право распоряжаться нашими судьбами! А что в результате?..

ДЬЯВОЛ. Что?

ГОША. А в результате не смогла разобраться со своей!..

АНГЕЛ. Какие пошли умные дети!

КНЯЗЕВА. Пару лет назад он пытался отравиться. Съел несколько упаковок снотворного...Где он только нашел столько? Его еле-еле откачали. Тогда мы с Олегом здорово перепугались, но думали, что это возрастное, влюбился в какую-нибудь девочку без взаимности, в таком возрасте это бывает... Я до сих пор с ужасом вспоминаю об этом, я так боялась, что он умрет!.. А теперь, оказывается, он просто не хотел жить...

Во время ее монолога Гоша внимательно

рассматривает Дьявола.

Тот, замечая интерес к себе, приосанивается.

ГОША. Простите, вы и есть дьявол?

ДЬЯВОЛ. Да, это я.

ГОША. Никогда бы не подумал. Вы больше напоминаете персонаж из детской сказки с этими вашими рожками! А хвост-то у вас хоть настоящий или бутафорский?

ДЬЯВОЛ. Это в каком смысле?

ГОША. Неужели такой же мелкий глист являлся Фаусту?

АНГЕЛ. Во-первых, не Фаусту, а Гете.

ГОША. Я представлял вас совсем иначе.

АНГЕЛ. Как?

ГОША. Ну я думал такой здоровый! Такой, крутой, весь в коже! Ну там пламя, дым,... вобщем, все как положено. Как про вас говорят - Князь мира сего, Властитель тьмы, Хеллрейзер!.. Я думал это сила, а это лажа какая-то! Даже в виртуальной реальности и то ребята покруче!

АНГЕЛ. Мальчик, дьявол - это объективная реальность,... данная вам в искушениях.

ГОША. Чё?

ДЬЯВОЛ. Господа, не будем забегать вперед! Все это у него еще впереди.

КНЯЗЕВА. Так, мне все ясно, хватит! Нечего ребенка травмировать. Гоша, иди домой.

ГОША. А чё, а чё сразу домой? Тут интересно!

КНЯЗЕВА. Ничего тут интересного нет! Мама тебе сказала - иди домой!.. Мне что, сто раз тебе повторить?

ГОША. Ладно, ладно... ухожу.

Гаснет свет.

Гоша исчезает.

ДЬЯВОЛ. Минуточку, это что за самоуправство? Почему без разрешения суда отпускают свидетеля? У обвинения еще есть вопросы!..

КНЯЗЕВА. Какие вопросы? Какие могут быть вопросы? Да вы знаете, что близкие родственники вообще не могут давать свидетельские показания!..

АНГЕЛ. Молодец, мамочка! Ату его!

ДЬЯВОЛ. То есть, как это не могут?

КНЯЗЕВА. А вот так! И получается, что все ваши предыдущие обвинения незаконны! Вы бы еще какие-нибудь записанные телефонные разговоры, какие-нибудь грязные фотографии представили!.. Вы что, зайка моя, законов не знаете? Или, может быть, они для вас вообще не писаны?

ДЬЯВОЛ. Позвольте, позвольте,... а книжечки-то ваши как же?

КНЯЗЕВА. А что книжечки? Я разве их кому-то навязывала, силком заставляла читать? Люди их сами покупали, между прочим, вот с них и спрашивайте!

АНГЕЛ. Между прочим, пятьдесят тысяч экземпляров расходились за неделю. Больше того, многие требовали продолжения. (Вынимает бумагу) И на имя Лоры Князевой было получено 17 482 письма от благодарных читателей. Вот так, Люцик, работать надо, а не хвостом крутить!

ДЬЯВОЛ. Да... вот так каша заварилась! Что же теперь мы делать будем?

АНГЕЛ. Что делать, что делать? Отпускать!

ДЬЯВОЛ. Куда отпускать?

АНГЕЛ. Со мной. Собирайся, мамочка.

КНЯЗЕВА. Нет, никуда я пойду!

АНГЕЛ. Как не пойду? Мы же в рай собрались, ты что забыла?

КНЯЗЕВА. Да знаю я вас, все вы аферисты одинаковы! Все сначала обещают рай, а потом окажешься неизвестно где, а то и вообще без ничего! Слава Богу, у нас сейчас демократия, я требую себе настоящего адвоката!

АНГЕЛ. А я кто? Ведь я и есть твой защитник!

КНЯЗЕВА. Ты защитник? Да какой ты, к чертям, защитник? У тебя хоть юридическое образование-то есть?

АНГЕЛ. У меня?.. Нет, ну вообще... Да зачем мне образование?

КНЯЗЕВА. Вот, все ясно,... диплом купил! Так вот все и делают! А потом с нас же спрашивают, почему у нас все так плохо? А ты хоть диплом-то юридического факультета купил?

АНГЕЛ. Ну наглая, ну наглая,... вот и верь после этого людям!

КНЯЗЕВА. И что же после этого получается? Сплошная необразованность, везде беззаконие, невинного человека готовы упечь по сфабрикованному обвинению! Нет, господа хорошие, этот номер у вас не пройдет! Сейчас не те времена. Устроили тут тридцать седьмой год! Что это за особые тройки? А где присяжные? Где, наконец, пресса?

АНГЕЛ. Люцик, она, по-моему, под нас копает...

ДЬЯВОЛ. Ничего у нее не получится!

Появляется журналистка Кира.

КИРА. Эй, эй!.. Я правильно попала?

ДЬЯВОЛ. Подождите, а вас, собственно, кто сюда звал?

КИРА. А, значит все правильно! Кира Крутая, корреспондент газеты "Новый Вавилон". У меня редакционное задание... так, что тут у вас происходит?

КНЯЗЕВА. О... узнаю журналистскую братию! Готовы взять интервью даже у покойника в морге!..

Кира выгружает из большой сумки складной стул,

садится, достает магнитофон, термос, наливает

себе кофе, закуривает.

ДЬЯВОЛ. Девушка, у нас здесь не курят.

КИРА. Не волнуйтесь, они безникотиновые... У вас телефончик здесь далеко?

ДЬЯВОЛ. Вы что спятили, какой телефончик?

КИРА. Да любой, мне факс подключить.

АНГЕЛ. Слушай, Люцик, это что еще за акула пера?

ДЬЯВОЛ. Не знаю, я ее сам первый раз вижу.

АНГЕЛ. Будем надеяться, что в последний.

КИРА. Сегодня кого судим?

ДЬЯВОЛ. Да как вам сказать,... одну растлительницу человеческих душ.

КИРА. Замечательно. Очень актуальный материал. Как, вы говорите, ее фамилия?

ДЬЯВОЛ. Князева.

КИРА. Князева? Что сама Лора Князева? Так это же полная фишка! Я с утра как чувствовала,... сегодня что-то случится,... мама родная... У вас, кстати, телефончик еще не освободился? мне срочно в редакцию позвонить.

ДЬЯВОЛ. Кто заказывал прессу?

АНГЕЛ. Люцик, гадом буду, не я! Она сама пришла!

ДЬЯВОЛ. Как она смогла проникнуть сюда? В конце концов, как она обо всем узнала?!

КИРА. У нас свои источники информации. Мы, кстати, имеем право их не выдавать. Значит так,... мой первый вопрос. Что грозит Князевой в случае самого неблагоприятного исхода дела?

АНГЕЛ. Это вы ко мне?

КИРА. Давайте начнем с вас.

АНГЕЛ. Я думаю, что неблагоприятный исход дела - это к нему.

У меня может быть все только благоприятно.

КИРА. А, вы адвокат. Понятно. Тогда скажите, есть ли надежда, что Лору оправдают, или наказание будет минимальным?

АНГЕЛ. Видите ли, в нашем случае надежда умирает последней.

КИРА. Понятно. (Дьяволу) Теперь вы. Что грозит Князевой в наихудшем варианте?

ДЬЯВОЛ. Геенна огненная.

КИРА. Это что, новый ночной клуб? Никогда не слышала... Ну ладно, с вами тоже все ясно. А где сама виновница?... А, вот она... Госпожа Князева! Газета "Новый Вавилон". Мой вопрос делится как бы на три подвопроса, но мне бы хотелось, чтобы вы ответили на все. Скажите, что вы чувствуете, в связи со всем происходящим: а) угрызения совести; б) общее несогласие с политикой нынешнего правительства и в) сколько составил ваш гонорар за последний роман в долларах "ША"?..

КНЯЗЕВА. Я ничего не чувствую, я умерла.

КИРА. Умерла? В каком смысле?

КНЯЗЕВА. В самом прямом. Я погибла в автомобильной катастрофе.

КИРА. Да вы шутите!.. Когда?

КНЯЗЕВА. Сегодня.

КИРА. И что еще не было официального сообщения?.. Мама родная... Так это же полная фишка!...(Дьяволу). Извините, как телефончик у вас еще не освободился?...

ДЬЯВОЛ. Послушайте вы, деловая, или как вас там,... крутая,... нет у нас здесь телефончика, вам что не ясно? И вообще вы нам мешаете!

КИРА. А что такого? Я ничего не сделала!

ДЬЯВОЛ (кричит). Вон! Иначе я буду вынужден применить к вам особые санкции!

КИРА. Хорошо, хорошо, мужчина, что вы так нервничаете? Я уже все выяснила. Ухожу, ухожу, ухожу...

Быстро собрав вещи, Кира уходит.

АНГЕЛ (обмахиваясь крылом). Ох уж эта пресса,... кого угодно из себя выведет, даже Ангела...

Пауза. Дьявол отирает пот со лба,

отфыркиваясь и тяжело вздыхая.

В наступившей тишине раздается

за сценой голос Киры.

КИРА. Алло, редакция? Это я, Кира Крутая! Слава Богу, удалось до вас дозвониться по этой чертовой линии! Я тут нарыла такую фишку, вы там просто все отпадете! Спроси у главного он сможет быстро организовать съемочную группу?.. Материал убойнейший, телевидение схавает на раз, я вам обещаю...

ДЬЯВОЛ. Она еще здесь?!!

Он машет лапой.

Гремит гром, сверкают молнии...

Когда все стихает, все трое прислушиваются.

Где-то далеко слышны короткие гудки телефона...

Ангел взмахивает крылом, и гудки стихают.

ДЬЯВОЛ. На чем мы остановились?

АНГЕЛ. Что-то не клеится ваше обвинение, Люцифер Люциферович! Доказательств нет, а значит и вины нет!

ДЬЯВОЛ. Как нет? Вот список ее любовных связей! Можно сказать, полное собрание сочинений.

Дьявол разматывает толстый рулон бумаги.

Лора рассматривает его.

КНЯЗЕВА. И это вы называете доказательством? Ни одной подписи, никаких паспортных данных, заключений экспертов... это просто фальшивка! Ни один уважающий себя суд не примет это даже к сведению. А что разве не так?

Князева смотрит наверх.

Слышен гром.

КНЯЗЕВА. Вот видите, я как всегда права.

ДЬЯВОЛ. Так, что же у нас получатся?

КНЯЗЕВА. А получается - не виноватая я. Не виновна. Ни по одной из статей.

ДЬЯВОЛ. Интересненько, невиновная! И что же вы нам теперь прикажете делать?

КНЯЗЕВА. Есть один выход. Я думаю, он устроил бы всех.

ДЬЯВОЛ. Отправить тебя с этим? С пернатым?

АНГЕЛ. Но-но, попрошу без фамильярностей! Рогоносец!

КНЯЗЕВА. Нет. Я предлагаю закрыть дело за недостатком улик.

ДЬЯВОЛ. Это в каком это смысле?

КНЯЗЕВА. Рассудите сами, доказательств нет, свидетели, как вы сами убедились, липовые, состава преступления не выявлено! Можете себе представить, что завтра начнется в прессе, и не дай Бог, на телевидении! Так что, друзья мои, выход у вас один - вернуть меня туда, откуда вы меня незаконно депортировали.

АНГЕЛ. Мамочка, ты хочешь сказать, что автокатастрофы тоже не было?

КНЯЗЕВА. Конечно, не было. А зачем она вообще нужна?

АНГЕЛ. Радость наша, вы уже замахиваетесь на высший порядок вещей! Боюсь, что это не в моей компетенции, мне нужно посоветоваться в своей канцелярии. Простите, я должен вас ненадолго покинуть.

Ангел уходит.

Лора подходит к Дьяволу, игриво на него посматривая.

КНЯЗЕВА. Люцик, а ведь вы мне сразу понравились. Должна вам сказать, меня вообще привлекает в мужчинах этакая чертовщинка.

ДЬЯВОЛ (постукивая хвостом). Правда?..

КНЯЗЕВА. Конечно. Тем более вы такой образованный, такой обаятельный. Я бы даже сказала, с таким оригинальным умом.

ДЬЯВОЛ. Вы действительно так считаете?

КНЯЗЕВА. Конечно. И вообще, почему между нами какие-то натянутые официальные отношения. Мы могли бы как-нибудь встретиться, скажем, поужинать вместе... Я конечно умерла, но не до такой же степени!..

ДЬЯВОЛ. К чему вы клоните?

КНЯЗЕВА. Я буду с вами откровенна. Если бы возможно было все вернуть на свои места, поверьте, я была бы вам очень благодарна.

ДЬЯВОЛ. Но вы понимаете, что такие вещи просто так не решаются...

КНЯЗЕВА. Решаются, Люцик, решаются... Главное, решить для себя, и тогда любое дело можно уладить, даже самое безнадежное...

ДЬЯВОЛ (после паузы). Нет, нет! Я все-таки должен посоветоваться со своим начальством! Дело слишком серьезное.

КНЯЗЕВА. Хорошо, я подожду. В конце концов, и у меня впереди тоже целая вечность.

Дьявол исчезает.

КНЯЗЕВА. Господи, как я устала... хитрить, обманывать, отчаянно цепляться за жизнь... Как страшно балансировать над пропастью на этой тонкой нити, которую мы называем словом - судьба... Может, плюнуть, и будь что будет? Нет, нет я не могу пустить все на самотек. Ведь это моя жизнь, и смерть тоже моя... Мало прожить, нужно уметь и умереть достойно. Если бы удалось вернуться,... может быть и не поздно было бы все исправить... В конце концов, мне не так уж много лет, и я еще могу измениться, заняться каким-нибудь достойным делом! И умереть как все хорошие люди, когда придет твой срок, на руках близких, которые действительно тебя любят!.. Как я устала,... неужели ничего нельзя сделать...

Вбегает Ангел.

АНГЕЛ. Мамочка, у меня для тебя радостные новости! По моему ведомству твое прошение подписали! Так что, можно считать, дело сделано, осталась еще одна подпись и все! А где Люцик?

КНЯЗЕВА. Сейчас поднимется. Он как раз пошел за второй подписью.

АНГЕЛ. Ну дела! Я вижу, ты времени даром не теряла.

Появляется Дьявол.

АНГЕЛ. Люцик, привет, как успехи? Мы тут тебя уже заждались.

ДЬЯВОЛ. К сожалению, особо ничем обрадовать не могу.

АНГЕЛ. Что у вас там - сегодня выходной?

ДЬЯВОЛ. Да нет, как раз все кому надо, были на месте.

АНГЕЛ. Тогда в чем дело?

ДЬЯВОЛ. А дело в том, что хоть доказательств действительно мало, но факт содеянного налицо. А раз есть преступление, значит кто-то должен за него отвечать?

КНЯЗЕВА. Но ведь состав преступления не доказан?

ДЬЯВОЛ. Видите ли, это у вас, на том свете, нужны особые доказательства, а у нас в этом нет необходимости. Ведь у нас страшный суд.

КНЯЗЕВА. Да, действительно, страшно...

АНГЕЛ. И что же получается?

ДЬЯВОЛ. Получается то, что все равно кто-то должен за все отвечать. Иначе зачем мы вообще здесь нужны?

КНЯЗЕВА. Ну, а со мной-то что?

ДЬЯВОЛ. Поскольку за вас отвечать некому, придется все-таки пойти со мной.

КНЯЗЕВА. Господи, какой ужас...

ДЬЯВОЛ (Ангелу). Кстати, а что сказали в твоей канцелярии?

АНГЕЛ (мнется). Ты понимаешь, там было так много народу, что я вобщем-то туда не попал, но хочу тебя заверить, что устно мне дали понять, что в принципе не возражают.

КНЯЗЕВА. Значит, ты меня обманул? И никакой подписи ты не принес! Ах ты, мерзкий комок перьев! Тебе поручили такое ответственное дело, а ты его провалил! Ты хоть понимаешь, что от этого зависит моя жизнь?!

ДЬЯВОЛ. Что ваша жизнь? Игра!

ДЬЯВОЛ хохочет, довольно потирая лапы.

КНЯЗЕВА. (Ангелу) А... вот теперь мне понятна твоя сущность! Значит, ты прикинулся моим защитником, сказал, что поставлен для того, чтобы охранять, а сам меня подставляешь?! Так вот, что я тебе скажу,... папочка!.. Ты во всем и виноват!..

АНГЕЛ. Я?

КНЯЗЕВА. Ты. Кто же еще? Почему ты мне за все время ни одного знака не подал? Почему ты меня на путь истинный не наставлял? Почему ты допустил, чтобы я погибла в какой-то банальнейшей автокатастрофе?!

АНГЕЛ. Мамочка, автокатастрофа это и был знак! Представляешь, куда бы ты заехала?

КНЯЗЕВА. Не твое дело!.. Куда мне надо, туда бы и заехала. Твое дело не распоряжаться моей жизнью, а всего лишь ее охранять! А раз ты не сделал того, что тебе было положено, значит ты за все и в ответе!..

АНГЕЛ. Я?

КНЯЗЕВА. А кто? Я что ли? (Дьяволу) Люцик, вот он виновник всех моих бед.

ДЬЯВОЛ. Убедительно.

АНГЕЛ. Позвольте, позвольте, что за козьи наезды? Почему из меня вечно делают крайнего? Если быть до конца откровенным, так во всем виноват Люцик!

ДЬЯВОЛ. А я с какой стати?

АНГЕЛ. Как это с какой? Ты ее искушал, ты ее заставлял писать всякую мерзость, которую читать-то противно, а виноват я? Нет, этот номер у вас не пройдет. Если он ее ко всяким мерзостям склонял, то пусть он в ад и идет.

ДЬЯВОЛ. А чего мне туда идти? Я там живу.

АНГЕЛ. Тоже верно... Что ж делать?

КНЯЗЕВА. Какие же вы все-таки тупоголовые и непрошибенные люди!

ДЬЯВОЛ. Мы не люди!

КНЯЗЕВА. Тем более. Были б люди, может, быстрее до вас дошло. Я же предлагала вариант, который устраивает всех.

ДЬЯВОЛ. Лично я все, что надо, сделал. Не то что некоторые...

АНГЕЛ. Опять я! Опять я! Опять крайний! Очень хорошо вы все придумали! И вообще, мне сдается, между вами какой-то сговор? (Дьяволу) Люцик, может быть, она тебя дала взятку? Или пообещала что-нибудь?..

ДЬЯВОЛ. Да ты с ума сошел! Мне давать взятки! Да я их сам раздаю направо-налево!

КНЯЗЕВА. Мне надоели эти ваши разборки, какие-то посредники, бесконечные споры.. Я предлагаю вот что... Давайте обратимся непосредственно!

ДЬЯВОЛ.

(вместе). Куда?

АНГЕЛ.

КНЯЗЕВА. Ну туда, куда надо. (Показывает вверх). И пусть там вынесут окончательное решение.

ДЬЯВОЛ (подумав). У меня возражений нет. Только это бессмысленно!

АНГЕЛ. Я как все!

КНЯЗЕВА. Единогласно!..

Все поднимают головы и смотрят вверх.

Пауза.

Раздается гром и сверху в столбе света

медленно падает листок бумаги.

ДЬЯВОЛ. Кто будет зачитывать? (Ангелу) Ты?

АНГЕЛ. Что, я опять крайний? А если там отказ?

ДЬЯВОЛ. Хорошо, давай я.

АНГЕЛ. Нет, нет, к тебе уже доверия нет.

КНЯЗЕВА. Остаюсь только я?

АНГЕЛ. Да, но под нашим контролем.

Все медленно идут к листку бумаги.

Князева поднимает его и читает.

КНЯЗЕВА (читает). "Отправить дело на доследование сроком тридцать пять лет, при этом создать комиссию в составе одного наблюдателя, в скобках - Ангела, и одного судебного исполнителя, в скобках - Люцифера. По истечении срока доследования вернуть данное дело в суд для вынесения окончательного приговора." Вот подпись и печать... Всем все ясно?

АНГЕЛ. Так это значит,... нас всех отправляют на землю? За что?

КНЯЗЕВА. По-моему, здесь все ясно написано.

АНГЕЛ. Я так и знал, что с этими судебными тяжбами не видать мне повышения, как своих крыльев. Ладно, пойду собирать вещи. Вы идите, я вас догоню...

АНГЕЛ уходит.

ДЬЯВОЛ. Кстати, а как насчет вашего предложения поужинать вдвоем? Я знаю в вашем городе один очень миленький ночной ресторанчик... Кстати, там можно будет зайти и в казино...

КНЯЗЕВА (все еще держа в руках бумагу). Получилось... все-таки получилось...

Гремит гром.

Гаснет свет.

Когда свет зажигается, Лора Князева

привстает и садится на каталке.

КНЯЗЕВА. Получилось... все-таки получилось... холодно... почему здесь так холодно?.. Холодно... холодно! Я жива... Боже мой, я жива!

Лора вскакивает с каталки,

подбегает к двери колотит в нее изо всех сил.

КНЯЗЕВА. Эй, кто-нибудь, помогите! Выпустите меня, я живая! Я живая! Я живая!!!

Снаружи раздаются шум и звуки голосов.

Занавес

Москва 1999

Коновалова Светлана
Георгиев Андрей

tel/fax: (095) 177 6152
e-mail: skat@caravan.ru

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 19 янв 2000 - Can't open count file