Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Аделаида

ВОЙНА БЕЛОЙ РОЗЫ

сценарий

Интерьер. Квартира Розы.

Быстрая музыкальная тема. Комната Розы. Стены покрашены в цвета хаки. Потолок местами затянут маскировочной сеткой. Из мебели – пружинный матрас на полу. Вид из окна на Питерские крыши. На окне вместо занавески – маскировочная сетка, кактус из металлических деталей, обмотанных колючей проволокой. Светильник под потолком собран также из металлолома. В углу – компьютер. Открытые полки с одеждой и книгами. Роза, пританцовывая, натягивает джинсы, застегивает молнию.

Титры.

Роза застегивает молнию на куртке.

Титры.

Роза собирает рюкзак.

Титры.

Роза откидывает занавеску. На крыше напротив, спиной к ее окну сидит Савелич в ярком пончо. Смотрит в противоположную сторону на восход солнца, курит длинную трубку.

Титры.

Роза берет с подоконника из кучки мелких камешков один и кидает его в сторону Савелича.

Титры.

Савелич оборачивается. Роза машет ему рукой. Он поднимает в приветствии два пальца вверх (знак "виктория")

Титры.

Роза надевает на спину рюкзак, выключает музыку, и выходит из квартиры. Захлопывает за собой дверь. Камера остается в квартире Розы.

Титры.

Роза достает ключи и собирается закрыть дверь на замок. Слышит, что звонит ее телефон. Возвращается. Снимает трубку.

РОЗА (залпом): Тарас, если это то, что я думаю, то нет, и не надейся!

ТАРАС: Роза, радость моя. Какое счастье, что я тебя застал. Роза, ты не поверишь, но мы его сделали! Боги вняли нашим мольбам! Вавилов только что подписал с нами контракт. Это чудо, Роза! Я там тебе все почтой скинул. Посмотри. Тема интересная, как раз в твоем стиле. Давай, золотко, мы ждем. И завтра к десяти чтоб была с наметками…

РОЗА: Эй! Ты меня слышал? Я же сказала - нет! Я в отпуске! По моим планам завтра к десяти я буду пить парное молоко с бабушкиными ватрушками. Начинайте без меня, ОК? Вернусь через две недели и подключусь. Ну, давай. Целую. Я на электричку опаздываю.

ТАРАС: Роза, ты с ума сошла? Какая электричка? Мы этого контракта два года ждали. Никуда не пропадет твоя электричка. А вот мы без тебя пропадем. У тебя совесть есть?

РОЗА: Нет. Я в отпуске.

ТАРАС: В таком случае твой отпуск отменяется. По усмотрению непосредственного начальства, то есть меня, в связи со служебной необходимостью. (в сторону) Марфа, готовь приказ.

РОЗА: У тебя совесть есть?

ТАРАС: Нет. У меня контракт подписан. Мне сейчас совесть ни к чему. Ну, Роза, солнышко, не упрямься. Выходи, а? Запустим проект, а потом в отпуск. Потом в такой отпуск! Все полетим. На Канары. Роза, хочешь на Канары?

РОЗА: Нет! Хочу к бабушке! В Пупышево. Сейчас же!

ТАРАС: Ты что, серьезно?

РОЗА: Да, нет, конечно. Давай свой проект, эксплуататор чертов.

ТАРАС: Yes! Я люблю тебя! Лови мылом. Все пока, больше не задерживаю.

Отбой.

РОЗА (вдогонку): Негодяй! Как работать, так не задерживаю.

Бросает на пол рюкзак и бежит к компьютеру. Запускает почту, открывает файл. Внимательно читает.

РОЗА: Сказка? Они что с ума посходили или в детство впали?

Набирает телефонный номер.

РОЗА: Тарас, ты же знаешь, я сказок не пишу. У меня к ним стойкое отвращение. Прости, но здесь я вам не помощник.

ТАРАС: Роза, спокойно! Без паники. Там же сказано: "возможно, фантастическая". Главное, необычный герой в необычной ситуации. Ну и happy end само собой. Нечто романтическое вполне подойдет. В духе рыцарского романа. А что? Это мысль. Читала в детстве Стивенсона про войну белой и алой розы? Моя любимая книжка. Гы! Пардон за каламбур. Так что давай, действуй. И про happy end не забудь.

Отбой. Короткие гудки.

Роза задумчиво смотрит на трубку.

РОЗА: Про войну белой розы… Вот юморист. А почему бы и нет, про войну так про войну. Сказку им, блин, подавай. Как там у нас сказки начинаются? В некотором царстве, в некотором государстве…(задумчиво смотрит в окно) Бред какой! Жили-были старик со старухой. Ну, будущие старик со старухой, а тогда еще молодец с молодухой по фамилии Белые. И родилась у них не котенок, не игрушка, не неведома зверушка, а я. И стали они думать-гадать, как ребенка назвать. И додумались.

Надпись на компьютере. Название фильма.

Война Белой Розы.

Часть первая. Дикая Роза.

Затемнение.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Сколько себя помню, мне всегда хотелось спрятаться ото всех подальше.

Интерьер: Комната в коммунальной квартире.

Вид из-под кровати. Виден крашеный паркетный пол, гигантские ножки кровати, кружевное покрывало свисает почти до пола.

ГОЛОС БАБУШКИ: Роза! Розочка, солнышко, выходи, ужинать пора и баиньки!

Появляются бабушкины тапочки, обутые на толстые шерстяные носки. Шаркая, приближаются. Подбирается покрывало, затем появляется перевернутое и красное от усилий бабушкино лицо, пряди волос касаются пола.

БАБУШКА: Роза, ты здесь?

Роза плотнее прижимается к стене и не отвечает.

БАБУШКА: Роза, деточка, я знаю, что ты здесь. Вылезай, не упрямься.

Бабушкино лицо исчезает. Ее ноги смущенно переминаются возле кровати. Приближаются уверенные шаги, и появляются папины ноги в больших клетчатых тапках. Слышен приглушенный диалог.

ПАПА: Что опять?

Бабушкино всхлипывание.

ПАПА (заводится): Пора принимать кардинальные меры! Я ее выдеру! Немедленно!

Появляется строгое папино перевернутое лицо.

ПАПА: Роза, если ты немедленно не вылезешь, я тебя… поставлю в угол. И лишу сладкого на целую неделю. Ты меня слышишь?

Бабушка рыдает. Прибегают мамины ноги в розовых тапочках с опушкой.

МАМА: Володя, так нельзя. С детьми надо разговаривать. Все объяснять и убеждать. Вот так:

Появляется мамино лицо.

МАМА: Роза, уже поздно. Пора ужинать и ложиться спать. Вылезай, детка, ужин стынет. А бабушка сегодня испекла ватрушки, твои любимые. И "Спокойной ночи, малыши" уже через десять минут…

ПАПА (перебивает): Сколько можно упрашивать! Выдрать пару раз, и дело с концом.

Бабушка рыдает в голос.

МАМА (сбивчиво): А может, ей поиграть хочется. В прятки. Мы слишком мало уделяем ей внимания. Надо поиграть с ребенком…

ПАПА (перебивает): Так! Значит, теперь мы все будем по десять раз на дню залезать под кровати? Нет, увольте! Я ей сейчас поиграю! Так поиграю…

Папа топает ногой. Мама слегка наступает ему на ногу. Папин тапок из-под маминого нервно выдергивается. Кровать рывком приподнимается, папа тянет Розу за ноги. Роза молча вцепляется в ножку кровати. Наконец ее выдергивают. Роза видит вверх ногами плачущую бабушку, кошку на комоде, растерянную маму, держащую кровать на весу и папин живот. Кровать с грохотом обрушивается на место.

Затемнение.

Интерьер: ДОШКОЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ.

Эпизод 1. Пирамида из горшков, за ней, сжавшись в комок, сидит Роза. Воспитательница в белом халате хватает ее за шиворот, тащит из туалета. Роза молча, но свирепо сопротивляется, цепляется за горшки. Горшки рассыпаются. Воспитательница отвешивает Розе подзатыльник и выволакивает за дверь. Дверь захлопывается.

Эпизод 2.

Гигантская кастрюля с надписью "Компот". Рука в белом халате откидывает крышку и вытаскивает Розу за шиворот. Крышка захлопывается.

Эпизод 3.

Та же рука вытаскивает ее из тесного шкафчика для верхней одежды. Дверца захлопывается.

Эпизод 4.

Та же рука вытаскивает ее из низкого шкафчика для игрушек. Дверца захлопывается.

Затемнение.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: В школе я наловчилась прятаться в туалете для мальчиков. Искать меня там никому в голову не приходило.

Интерьер: ШКОЛЬНЫЙ ТУАЛЕТ.

Стены в надписях. В углу между стенкой и унитазом сидит на корточках Роза. Слышны звуки переполоха, сипит горн, стучат в барабан.

ВОЖАТАЯ: Роза! Ро-за! Вы Розу не видели? Только что здесь была. Куда делась?

ДЕТСКИЙ ГОЛОС: Да она всегда так! Залезет куда-нибудь и молчит. Вы в туалете не искали?

ВОЖАТАЯ: Искала. Нет ее там.

ДЕТСКИЙ ГОЛОС: А в мальчиковском?

Интерьер. Школьная рекреация.

ВОЖАТАЯ: Не говори глупостей! Что ей там делать! Ро-за! Лена, ты Розу не видела? Ладно, ее слова помнишь?

БОЙКИЙ МАЛЬЧИК: Я помню!

ДРУГОЙ МАЛЬЧИК: И я! Я тоже помню. Я лучше его помню!

БОЙКИЙ МАЛЬЧИК: Че ты лезешь? Я первый сказал!

ДРУГОЙ МАЛЬЧИК: А ты букву "р" не выговариваешь!

ДЕВОЧКА С КОСИЧКАМИ: Точно, он не выговаривает. А я выговариваю. Я лучше всех "Р" выговариваю. Р-р-рыба! Т-р-р-рактор-р-р! Р-р-р-ефр-р-р-режер-р-р-ратор-р-р-р…

Бойкий мальчик толкает девочку с косичками. Другой мальчик втихаря дергает ее за косичку.

ДЕВОЧКА С КОСИЧКАМИ: А Смирнов и Богомолов дерутся!

ВОЖАТАЯ: Прекратите! Тихо! Не ссориться! Игорь, прочтешь за Розу. Отряд, всем строиться!

Звуки горна становятся организованными, им в лад бьет барабан, и топают дети.

ВОЖАТАЯ: Раз! Два!

ДЕТИ (хором): Три! Четыре!

ВОЖАТАЯ: Три! Четыре!

ДЕТИ (хором): Раз! Два!

ВОЖАТАЯ: Кто шагает дружно в ряд?

ДЕТИ (хором): Пионерский наш отряд! Умные! Смелые! Ловкие! Умелые!

Звуки, удаляясь, стихают. Роза выглядывает из-за стенки кабинки и вылезает. Садится на подоконник. Издалека слышны звуки детского праздника: аплодисменты, дети громко по очереди читают короткие стихи. Слов не разобрать. Окно туалета закрашено белой краской. Кое-где она облупилась и видна улица. Роза зажмуривает один глаз и смотрит в одну дырочку. Видит качели. Смотрит в другую. Видит ветки дерева. Смотрит в третью. Там клюет крошки голубь. В четвертой на окне дома напротив сидит кошка. Дверь в туалет резко распахивается. На пороге появляются два мальчика. Видят Розу и застывают в недоумении.

ПЕРВЫЙ: Ага! Девчонка. В нашем туалете.

ВТОРОЙ: Я ее знаю, это Роза из второго "Б".

ПЕРВЫЙ: И что это эта Роза из второго "Б" здесь делает? В нашем туалете?

ВТОРОЙ: Бей ее! Чтоб больше тут не сидела!

Мальчики пытаются схватить Розу, но она вырывается и выбегает за дверь. Дверь захлопывается.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Не знаю, что более способствовало моей популярности: эти милые странности или редкая фамилия, но все десять лет обучения я возглавляла хитпарад школьного паноптикума. Любого новичка первым делом вели посмотреть на меня…

Интерьер. Помещение классной комнаты в школе.

Вид из коридора через приоткрытую дверь. Идет урок.

УЧИТЕЛЬНИЦА (диктует): Самое страшное в мире – это быть успокоенным. Выделите основу предложения, надпишите части речи.

Ученики склонились над тетрадями. В щель осторожно заглядывают два мальчика.

ПЕРВЫЙ: Вот, смотри. Последний ряд, у окна. Третья парта. Видишь девчонку? Не эта, которая пишет, а вон та, которая в окно смотрит. Ее Белая Роза зовут. Не веришь? Честно!

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: И только после вели показывать учительницу музыки Антонину Николаевну…

Интерьер. Помещение кабинета музыки в школе.

Вид через приоткрытую дверь. Спиной к двери сидит на вертящемся табурете очень полная женщина. Табурет для нее слишком мал. Она энергично колотит по клавишам и оглушительно поет.

АНТОНИНА НИКОЛАЕВНА: Орленок, орленок! Взлети выше солнца, и степи с высот огляди. (Оглядываясь на класс): Энергичнее! (Поет еще громче): Навеки умолкли веселые хлопцы, в живых я остался один!

Замечает приоткрытую дверь, резво вскакивает, не переставая петь, быстро идет к двери. В щель видны увеличивающиеся с каждым шагом ее живот и груди, пока не закрывают полностью свет. Дверь захлопывается.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: …и плотника дядю Мишу со стеклянным глазом.

Интерьер. Маленькое помещение столярной мастерской в школе.

Вид через приоткрытую дверь. Дядя Миша наливает что-то из бутылки в стакан, оборачивается на скрип. Замечает мальчиков. С ревом бросается на дверь.

Дверь захлопывается.

Интерьер. Квартира Розы.

Звонит телефон. Роза снимает трубку.

ТАРАС: Роза, а ты Савелича не видела? Мы его уже полчаса ждем.

Роза смотрит в окно, видит Савелича, сидящего в позе индейца с трубкой во рту.

РОЗА: Савелича? Нет. Не видела.

ТАРАС: А на крыше его нет?

РОЗА (злорадно): На крыше? На крыше его нет.

ТАРАС: Уже выехал, что ли? Пусть только придет, убью на месте. Кстати, как продвигается работа? Что-нибудь уже набросала? Ну, все-все, не смею мешать.

Роза кладет трубку и кидает в сторону Савелича еще один камешек.

РОЗА: Савелич! Тарас тебя убить хочет!

САВЕЛИЧ: Это ничего. Пускай. Давно звонил?

РОЗА: Только что.

САВЕЛИЧ: Матерился.

РОЗА: Уже нет.

САВЕЛИЧ: Плохо дело. Пора идти. А ты что же не уехала, на электричку опоздала?

РОЗА: Нет, Савелич. Я попозже поеду. На Канары.

САВЕЛИЧ: Ишь ты! Далеко собралась…

Савелич уходит. Роза возвращается к компьютеру.

РОЗА (смотрит на монитор): Ну, что тут у нас. Ага. Собственно, ничего странного нет в том, что мое желание спрятаться ото всех подальше со временем только крепло. И вскоре я нашла безотказный метод: я полностью ушла в себя.

Интерьер. Школа.

Эпизод 1.

Роза сидит за партой. Соседка по парте толкает ее локтем.

СОСЕДКА: Роза… Роза… Роза, тебя.

Сосед за спиной Розы толкает ее.

СОСЕД: Роза, слышь, тебя вызывают.

Постепенно подключаются остальные дети. Роза не реагирует. Подходит учительница и хлопает по ее парте указкой.

Эпизод 2.

Роза стоит у доски и молчит.

УЧИТЕЛЬ: Роза, я жду.

Роза молчит.

УЧИТЕЛЬ: Роза, ты отнимаешь у нас время.

Роза молчит.

УЧИТЕЛЬ: Ты не готова к уроку?

Роза молчит.

УЧИТЕЛЬ: Я вынужден поставить тебе двойку. Садись.

Ставит в дневник жирную двойку. Закрывает дневник.

Эпизод 3.

Дневник Розы, в котором порядком двоек. В него добавляют еще одну и роспись. Дневник закрывают.

Эпизод 4.

Дневник Розы, почти на каждой строчке – двойка. Учитель пишет замечание: Не готова к уроку! Ставит двойку и расписывается. Закрывают дневник.

Эпизод 5.

Дневник. Двойка.

Эпизод 6.

Дневник, единица.

Эпизод 7.

Дневник. Замечание: Ужас!

Эпизод 8.

Замечание в дневнике: Тов. Родители. Срочно зайдите в школу!

Интерьер. Кабинет врача-психиатра.

Камера двигается вверх и останавливается на враче-психиатре. Врач, женщина лет сорока в белом халате, поднимает от дневника голову и смотрит на сидящих напротив Розу и ее маму, Валентину Ивановну. Мама сидит на краешке стула, в руке носовой платок. Рядом с ней, ссутулившись, сидит Роза, одетая в белое платьице и синие пластмассовые бусы, смотрит в пол.

МАМА: Понимаете, доктор, она все время молчит. Совсем не разговаривает. Ничего не просит, ни о чем не спрашивает. На вопросы если и отвечает, то только односложно. "Да" или "нет".

ПСИХИАТР (пишет): Что значит, совсем не разговаривает? Что-то она должна говорить. Есть, например, просит?

МАМА: Нет, сама берет…

ПСИХИАТР: Розочка, ты меня слышишь?

Роза с недоумением смотрит на врача и молчит.

ПСИХИАТР (пишет): Деточка, а как тебя зовут?

Глаза у Розы округляются, и она не отвечает.

ПСИХИАТР: Какие у тебя прелестные бусы. Тебе их мама подарила.

Роза угрюмо кивает.

ПСИХИАТР: Тебе очень идет твое платье. Ты его сама выбирала?

РОЗА (угрюмо, покосившись на маму): Мама дала.

ПСИХИАТР (пишет): А тебе нравится?

Роза угрюмо кивает.

ПСИХИАТР: А в школе тебе нравится?

РОЗА: Нравится.

ПСИХИАТР (пишет): У тебя есть друзья? С кем ты дружишь?

РОЗА: С бабушкой.

ПСИХИАТР (пишет): А как зовут бабушку?

РОЗА: Бабушка.

ПСИХИАТР (пишет): А в школе тебе нравится?

РОЗА (с недоумением): Нравится.

ПСИХИАТР: А! Ну, да. Розочка, ты можешь нарисовать мне домик.

РОЗА: Ну, да.

ПСХИАТР (протягивая Розе лист бумаги и карандаш, пишет): Нарисуй, пожалуйста.

Роза рисует взрыв, наподобие большого куста.

ПСИХИАТР (удивленно кладет ручку на стол): Что это?

РОЗА (тихо): Утечка газа.

ПСИХИАТР: Что? Утечка? Ага! Розочка, а там же есть люди. Они ведь погибнут?

РОЗА: Уже.

ПСИХИАТР: А если там будут твои мама и папа?

РОЗА: Бабушка всегда вентиль перекрывает. А вы?

ПСИХИАТР: Что я?

РОЗА: А вы вентиль перекрываете?

ПСИХИАТР (кладет ручку): Я - нет. Деточка, выйди за дверь, пожалуйста, мне нужно поговорить с твоей мамой.

Роза поднимается и выходит, закрывая дверь, слышит.

ПСИХИАТР: Боюсь, что случай безнадежный…

Роза закрывает за собой дверь.

ПСИХИАТР: Налицо ярко выраженная умственная отсталость, к тому же сочетающаяся с подростковой агрессией.

МАМА (испуганно): Но неужели ничего нельзя с этим поделать?

ПСИХИАТР (пишет): Я выпишу вам галоперидол. Принимать по полтаблетки три раза в день. Придете ко мне через полгода. Больше я вам ничего не могу обещать. Очень запущенный случай.

МАМА (рыдает в носовой платок): Я не знаю, что с ней случилось. Все так резко произошло. Еще в прошлом году назад все было совершенно иначе…

ПСИХИАТР (перебивает): Вот рецепт. Лекарство достаточно редкое, но в аптеке на 7 линии Васильевского острова оно есть. Семнадцатая линия, дом 25. Я вам запишу…

МАМА: А что это?

ПСИХИАТР: Это нейролептик, после которого она уже никогда не будет агрессивной.

МАМА (рассматривая рецепт): Никогда не будет… Но ведь это, должно быть, очень сильное средство. Доктор, а есть какой-нибудь другой способ?

ПСИХИАТР: Мамочка, ваша дочь нуждается в серьезном вмешательстве, вы это понимаете? И возможно, еще не поздно. Вы что, хотите, чтобы она инвалидность к двадцати годам получила и большую часть жизни провела в психиатрических лечебницах?

МАМА (рыдая): Нет, что вы… Но неужели нет другого способа?

Психиатр (устало): Что значит "способ"? Психиатрия другого способа не видит. Ну, хорошо. Попробуйте показать ее Эгерту. Я дам вам адрес. Он уже на пенсии, но, кажется, еще практикует на дому. (пишет) набережная Фонтанки, дом 24, квартира 18. Эгерт Борис Альбертович.

Камера останавливается на записке врача. Затем записка с именем преобразуется в медную табличку на двери в старом доме "ЭГЕРТ Борис Альбертович, профессор". Мама нажимает на звонок. Дверь открывает невысокая пожилая женщина, жена профессора.

АННА ЛЬВОВНА: Здравствуйте. Вы – Валентина Ивановна? Проходите, пожалуйста. А меня зовут Анна Львовна. А вашу девочку как? Роза? Очень красивое и редкое имя. Когда-то у меня была подруга Роза Яцковская, стройная красавица польских кровей. После войны она перебралась в Краков, и я не виделась с ней тысячу лет. Вот тапочки. К сожалению, сейчас так детей не называют, не модно. Прошу сюда. (обращаясь к Валентине Ивановне) Вы подождите, пожалуйста, здесь. Сперва девочка.

Роза входит в кабинет, дверь за ней закрывается.

АННА ЛЬВОВНА: Присаживайтесь, моя дорогая. А я, с вашего позволения, вас покину. Домашние хлопоты вынуждают… Но на вашем месте я не упустила бы возможность подслушать. Знаете, иногда бывает весьма полезно…

Анна Львовна уходит в глубь квартиры. Валентина Ивановна мается возле двери, потом не выдерживает и заглядывает в замочную скважину.

Интерьер. Кабинет профессора Эгерта. Вид через замочную скважину.

Высокие стеллажи с книгами, картины на стенах. Массивный стол, на нем лампа с абажуром из зеленого стекла, за которым спиной к окну сидит профессор Эгерт. Роза напротив. Тихий разговор, слов не разобрать.

Интерьер. Коридор в квартире профессора.

Бьют часы. Валентина Ивановна резко выпрямляется возвращается на стульчик у двери. Вскоре, стараясь не шуметь, снова заглядывает в скважину.

Интерьер. Кабинет профессора Эгерта. Вид через замочную скважину.

Профессор переместился на пол, рядом с ним Роза под столом.

Интерьер. Коридор в квартире профессора.

Валентина Ивановна выпрямляется, она в недоумении. Снова заглядывает

Интерьер. Кабинет профессора Эгерта. Вид через замочную скважину.

Профессор и Роза сидят под столом и увлеченно о чем-то беседуют.

Интерьер. Коридор в квартире профессора.

Где-то в глубине квартиры звякает кастрюля. Валентина Ивановна испуганно выпрямляется и делает быстрый шаг от двери. Несколько секунд мнется, затем быстро подходит к двери и жадно приникает к замочной скважине.

Интерьер. Кабинет профессора Эгерта. Вид через замочную скважину.

Роза лежит на животе на полу и болтает в воздухе ногами, перед ней лист бумаги и карандаши. Она увлеченно рисует, время от времени обращаясь к профессору. Профессор полулежит на локте рядом, и улыбается в бороду.

Интерьер. Коридор в квартире профессора.

Валентина Ивановна выпрямляется и осторожно отходит от двери, присаживается на стул возле двери. Через несколько мгновений дверь открывается.

ЭГЕРТ: А теперь прошу вас… Роза, голубушка, а ты на стульчик… Мы не на долго.

Интерьер. Кабинет профессора Эгерта.

Профессор садится за стол, Валентина Ивановна напротив, в руке носовой платок.

ЭГЕРТ: Смею вас заверить, у вас замечательный ребенок. Мне давно не доводилось получать такого удовольствия от общения. У вашей девочки удивительно богатый внутренний мир. И именно поэтому ей бывает сложно во "внешнем мире". Роза – растение редкое, оранжерейное, и я нисколько не сомневаюсь, что к годам к двадцати она вырастет в незаурядную личность. Я выпишу вам успокоительные капли, закажете их в аптеке на Садовой.

МАМА: Успокоительные? А это ей поможет?

ЭГЕРТ: А это не Розе. Это для вас. А ей ничего не требуется. Кроме, пожалуй, понимания и любви, как и всем нам. Но вы с Розой к нам приходите. На чашку чая.

РОЗА. Благодаря профессору Эгерту меня оставили в покое. Но к моему двадцатилетию родители снова занервничали.

Надпись на мониторе. "Родители нервничают".

Интерьер. Кухня в квартире родителей Розы.

Мама моет посуду. Отец пьет чай и читает газету. Входит Роза. Молча открывает холодильник, берет апельсин и выходит. Родители провожают ее взглядом.

МАМА: Я вчера встретила Татьяну Орлову. Ее Люся, помнишь, с Розой в одну группу детского сада ходила… Ну, такая беленькая, очень миниатюрная девочка…, замуж вышла и родила мальчика. Назвали Василием. Ох, а у нашей Розочки даже кавалеров никогда не было. Не дождемся мы, Володя, внуков…

ПАПА: Валя, о чем ты говоришь! Какие нам внуки? Ей третий десяток пошел, а она у нас на шее сидит. А мы состаримся или с нами мало ли чего случится, погибнем от утечки газа, и кто ее кормить будет? Мы с тобой в ее возрасте уже жили отдельно от родителей и крепко стояли на ногах, ты вспомни! А в ее беспомощности виноваты только мы сами! Разбаловали. Распустили. Пора выводить ее в жизнь, давно пора!

МАМА: Ой, Володя, да разве мы не пробовали? Помнишь, в хозяйственный магазин ее устроили. И что из этого вышло?

Интерьер. Хозяйственный магазин. Стилизация под немое кино.

Быстрая музыкальная тема.

За прилавком продавщица бойко показывает товары покупателям, выбивает чеки, считает деньги. Роза стоит рядом. Продавщица время от времени к ней обращается, показывает, где лежит тот или иной товар. Продавщица оглядывается назад. Там ей показывает телефонную трубку заведующая. Продавщица подталкивает Розу к прилавку и убегает к телефону. Далее она всегда видна на заднем плане кадра с трубкой возле уха. Роза застывает за прилавком. Покупатель обращается к ней. Она не реагирует. Покупатель раздраженно тычет пальцем в витрину. Роза следит за его пальцем и не двигается. Скапливается очередь. Первый покупатель теряет терпение, размахивает руками и возмущается. Очередь его поддерживает. Роза не реагирует. Разрастается скандал. Продавщица бросает трубку и выбегает в зал. Очередь обрушивается на нее. Она вступает в перепалку. Первый покупатель неловко взмахивает руками и задевает прическу продавщицы. Прическа съезжает на бок, под ней почти лысый череп. Продавщица охает и вцепляется покупателю в волосы. Полная тетушка из очереди бросается на его защиту. Из подсобного помещения выбегает заведующая. Пытается разнять дерущихся. Ей сбивают с носа очки. Она дает сдачи. Через несколько мгновений в драке участвуют все посетители и работники магазина. Прилавок с грохотом обрушивается. В стороне стоит безучастная Роза, и прыгает вокруг свалки маленький мальчик в панамке с пластмассовым автоматом в руках.

Интерьер. Кухня в квартире родителей Розы.

МАМА: А уборщицей? Уж там-то чего сложного? Знай, маши себе шваброй. Так ведь и там отличилась. Помнишь?

Интерьер. Холл предприятия. Стилизация под немое кино.

Быстрая музыкальная тема.

Роза вяло возит шваброй. Подходит начальник АХО. Смотрит несколько секунд на ее работу и впадает в раздражение. Начинает, размахивая руками, объяснять, как надо мыть пол. Роза застывает со шваброй в руках, смотрит в пол. Начальник АХО выхватывает у нее из рук швабру, выливает воду и начинает очень активно тереть. Роза смотрит в пол. Начальник сует швабру Розе и отходит назад. Роза оцепенело возит шваброй. Начальник злится. Подскакивает к Розе, выхватывает швабру, трет пол вокруг Розы, входит в раж, кричит, размахивает руками, но Роза остается безучастной. За спиной начальника АХО распахивается входная дверь и входит начальник предприятия в сопровождении двух охранников. Старушка-вахтерша вскакивает, здоровается с начальником, он ей кивает и идет к лестнице. Начальник АХО, увлекшись, ничего вокруг не замечает, взмахивает шваброй и сбивает шляпу с начальника предприятия. Начальник предприятия наклоняется поднять шляпу, но начальник АХО пытается проявить предупредительность и тоже кидается поднять шляпу, начальники с силой сталкиваются лбами. Начальник предприятия теряет равновесие и падает. Все, кроме Розы, кидаются его поднимать. При этом охранники поскальзываются и падают, подсекая под колени поднявшегося начальника предприятия, и, пытаясь удержать равновесие, роняют начальника АХО. Сверху на всех падает вахтерша.

Интерьер. Кухня в квартире родителей Розы.

РОДИТЕЛИ смеются.

ПАПА: И все же с этим что-то надо делать. Завтра я поговорю с Михеевым Лешкой. Он нынче большой человек, заведует отделом психиатрической литературы в публичной библиотеке. Думаю, он сможет пристроить Розу куда-нибудь в полную изоляцию от общества…

Интерьер. Коридор Публичной библиотеки.

По коридору идут МИХЕЕВ, и РОЗА с ОТЦОМ. МИХЕЕВ толкает очередную дверь.

МИХЕЕВ: Ну-с, вот оно, то место, куда не ступает нога человека. Прошу, сударыня, на ваше рабочее место! Сегодня с тобой побудет Мариночка, а завтра будешь справляться сама. Мариночка, вот твоя сменщица, по имени Роза. Ты уж покажи ей все. А мы пойдем, выпьем пивка, верно Володя? Сто лет ведь не виделись! И не боись, ничего с твоим сокровищем не случится. У нас тут места тихие, и психи здесь тихие. Сплошь с учеными степенями. Каждый – как минимум доктор, и непросто доктор, а над маньяками начальник, и маньячек командир…

МИХЕЕВ и ОТЕЦ РОЗЫ уходят.

Звучит музыкальная тема, вальс. Роза удивленно оглядывает длинные полки с книгами, проводит по корешкам пальцем. Мариночка что-то бойко показывает Розе, увлекаясь, уходит в глубь коридора, Роза тихо движется в другую сторону. Полки и ряды с книгами приходят в движение, кружатся вокруг Розы в вальсе. Вдруг вторгается громкий звук движущегося фуникулера, Роза остолбенело оглядывается, на нее наезжает креслице со стопкой книг, выныривает Мариночка.

МАРИНОЧКА: Вот, видишь? Вынимаешь стопку книг, несешь сюда. Смотришь на закладки. Если нет отметки об отказе, вот как здесь, значит, откладываешь сюда. Потом отнесешь. А если есть отметка, смотри, вот она, то разносишь по полкам. Шифр соответствует? Ну, цифры совпадают, видишь? Значит, эту книжку сюда, к психиатрам. Дальше ищешь букву "К", потому что "Кащенко", вот оно, между Кандинским и Клерамбо. А здесь автора нет, потому что "Маразм", сюда его несешь. И "Галлюцинации" здесь же ставишь. Так, а дальше у нас что? (смотрит на название) О-ссподи!…

Надпись на мониторе. Самостоятельная жизнь.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Любая самостоятельная жизнь начинается с выселения из отчего дома. Родители затеяли разъезд.

ЗАТЕМНЕНИЕ

Эпизод 1. ГОЛОС РОЗЫ за кадром: Мама твердо знала, каким должно было быть мое жилье. Во-первых, в малонаселенной квартире…

Интерьер: коридор коммунальной квартиры.

Дверь открывают человек семь лилипутов. Они улыбаются, приветственно кивают, провожают РОЗУ и ВАЛЕНТИНУ ИВАНОВНУ до двери в комнату и прячутся. Валентина Ивановна осторожно стучит костяшками пальцев. За дверью раздается рев и вылетает огромный мужик, прихлопывая одного лилипута дверью. Лилипут пару раз дергается и замирает.

Эпизод 2. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: … с приличными соседями…

В коридоре дымовая завеса. В комнате играет музыка в стиле регги, через полуоткрытую дверь видны странно одетые молодые люди. Они молча курят одну папиросу, передавая ее по кругу. На кухне – двое молодых людей что-то варят на плите. Испуганно оглядываются, прикрывают плиту спинами. Один прячет за спину ложку. Валентина Ивановна и Роза открывают дверь в туалет. На унитазе спит и улыбается во сне молодой человек. Валентина Ивановна испуганно захлопывает дверь.

Эпизод 3. ГОЛОС РОЗЫ ЗА КАДРОМ: …желательно, недалеко от метро…

Огромный заснеженный пустырь. Роза и Валентина Ивановна, согнувшись против ветра, бредут к дому, еле видному сквозь пургу.

Эпизод 4. ГОЛОС РОЗЫ ЗА КАДРОМ… и обязательно с исправным центральным отоплением…

Валентина Ивановна дрожащими от холода рукам нажимает кнопку звонка, Рядом дрожит Роза. Им открывают двери старички-супруги, накутанные в платки, ватники, валенки и проч., как челюскинцы Очки у них в инее. У старичка борода заиндевелая. Они улыбаются. Налетающий порыв ветра сдувает со старушки платок.

Эпизод 5. ГОЛОС РОЗЫ ЗА КАДРОМ: …и позже добавился еще один пункт: экологически чистое место…

Дверь открывает дверь женщина в противогазе с ребенком на руках, тоже в противогазе. За ее юбку держится девочка лет пяти. К ее противогазу приколот яркий бант. Девочка что-то громко мычит сквозь противогаз, в ее мычании угадывается стихотворный ритм детского стишка. Выбегает собачка в респираторе, виляет хвостом.

Эпизод 6. ГОЛОС РОЗЫ ЗА КАДРОМ. Так что искали мы долго. Пока однажды не попали сюда.

Пейзаж: Ранняя весна. Панорама из крыш. Светит солнце. Напротив – чердачное окно, через которое натянута веревка. На веревке сохнет выцветшая тельняшка и ситцевые трусы. Ветер колышет белье. Роза оборачивается в комнату. На стенах висят картинки из открыток, вырезок из журналов и коробок из-под конфет. На полу - разноцветные вязаные “дорожки”. Круглый стол, покрытый желтой бахромчатой скатертью. Телевизор, увенчанный композицией из семи слонов. Буфет с ажурными белыми салфеточками. С него Валентина Ивановна сметает пыль.

ВАЛЕНТИНА ИВАНОВНА: Какая удача! До сих пор поверить не могу. Это ж надо! Соседей вообще нет, от метро пять минут ходу, центр города, еще и со всей обстановкой. Ой, Роза, смотри! Какая прелесть! И это тоже теперь твое. И скатерть очень милая. В тон занавескам. Салфеточки, надо же! Роза, ну, правда же, нам повезло? И телевизор оставили, и диван. Удивительные люди! Ну, до чего же хорошо! Только помыть и подмести осталось. Да занавески постирать. Ты их сними, я завтра зайду, заберу в стирку. Даст бог, теперь все наладится… Появится у тебя свой круг общения, друзья, познакомишься с приличным молодым человеком...

Валентина Ивановна украдкой сплевывает три раза через плечо и поправляет сбившуюся ковровую дорожку.

Быстрая музыкальная тема.

Смена кадра: Роза сдергивает занавески. Занавески падают вместе с карнизом. Роза сворачивает их вместе со скатертью в огромный узел, сметая туда слонов.

Смена кадра:

Роза выставляет за дверь стулья перед поднимающимся по лестнице соседом-алкоголиком. Закрывает дверь. Сосед остолбенело смотрит на стулья, хватает их все и тащит к себе, застревает в дверях, вламывается с грохотом.

Смена кадра:

Телевизор на ковровой дорожке съезжает по лестнице, Роза пытается удержать его от слишком стремительного движения.

Смена кадра:

По лестнице съезжает диван. Роза его удержать не пытается.

Смена кадра:

По лестнице катится круглый стол с отпиленными ножками. Женщина с собакой на поводке в испуге прижимается к стене. Стол выкатывается на улицу.

Смена кадра:

Роза сталкивает вниз по лестницы буфет. Буфет проезжает пролет, падает. За ним оказываются два мальчика с телевизором в руках. Роза спускается вниз, мальчики поднимаются вверх. Вытаскивают телевизор на крышу, раскачивают и сбрасывают вниз. Телевизор разбивается перед дверью в подъезд. Тотчас из дверей вываливается буфет и с грохотом обрушивается на разбитый телевизор. Старушки у подъезда в ужасе.

Смена кадра:

Роза сдергивает люстру.

Смена кадра:

Сосед-алкоголик вспарывает обивку стула.

Смена кадра:

Во дворе старушки таскают мальчиков за уши, и одна из них пытается стукнуть клюкой. Мальчики кричат и вырываются.

Смена кадра:

Роза сдергивает со стены картинки.

Смена кадра:

Сосед-алкоголик мнет газету и укладывает ее на дно тазика. Сверху кладет ломаные стулья.

Смена кадра:

Мальчики бьют фарфоровых слоников об стенку.

Смена кадра:

Роза сдирает со стены обои.

Смена кадра:

Сосед-алкоголик нанизывает на прутик сардельку.

Смена кадра:

Мальчики тащат с помойки люстру.

Смена кадра:

Роза распахивает окно. В комнату врывается порыв ветра, раздувает лохмотья обоев. Напротив на крыше видны мальчики. Они скидывают вниз люстру.

Смена кадра:

Вечер. Сосед-алкоголик жарит сардельку над тазиком, в котором разведен огонь. В другой руке – стакан.

Смена кадра:

Вечер. Мальчики в пижамах целуют в щеку маму и идут спать.

Смена кадра:

Вечер. Роза сидит в на подоконнике открытого окна с огромной кружкой чая. Чердачное окно напротив занавешено желтой скатертью бахромой из "обстановки" комнаты. Ветер раздувает скатерть, как парус. Ясная луна. По крыше в направлении Розы движется Савелич.

САВЕЛИЧ: - Я извиняюсь, дамочка. Не хотел тебя пугать. Вы только сегодня въехали? А я буду сосед ваш, Савелич меня зовут. Я с просьбой... Если не затруднит, в следующий раз, когда ты что-то выбрасывать надумаешь, так выставляй в окошко, а я прямо с крыши подберу. А то я сегодня снизу наверх это твое ненужное имущество таскать замучился, у меня все ж таки не апартаменты “люкс” - лифта нету!

Галантным жестом приподнимает обвислую шляпу, исчезает. Затем появляется уже у своего чердачного окна с карнизом. Примеряет его к узкому окну, затем втаскивает внутрь.

Интерьер. Квартира Розы.

Роза за монитором компьютера. С улицу раздаются крики мальчиков.

МАЛЬЧИКИ: Роза! Роза!

Роза выглядывает в окно. Мальчики на крыше запускают воздушный змей.

МАЛЬЧИКИ: Роза! Иди к нам!

Роза машет им рукой. В небе парит змей с белым хвостом. Роза возвращается к компьютеры. Печатает.

Торжество аутизма.

РОЗА. Голос за кадром: Два года никто и ничто не беспокоило меня. За это время я здорово преуспела с искусстве абстрагирования и фактически погрузилась в замысловатый сон, или, если так можно выразиться, в отсутствующее дремотное состояние. Дни сливались с ночами, сны с явью. Реальность воспринималась исключительно как набор ярких картинок.

Музыкальная тема.

Натура. Улицы Петербурга:

Весна, лужи. Затопленные скамеечки на площади Искусств.

Смена кадра:

Лето. Возле Исаакиевской площади пожилая женщина кормит голубей. Птицы слетаются огромной стаей.

Смена кадра:

Осень. Идет поливной дождь. Мокрый асфальт. Через лужи перепрыгивают прохожие с зонтами.

Смена кадра.

Зима. Заснеженная Нева. Падает снег. Виден заснеженный Исаакиевский собор.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Пожалуй, никогда мне не снились такие красивые сны…

Сон Розы. Она идет по улице, мимо нее проплывает красно-синяя рыба с часами на плавнике.

РЫБА: Посторонись!

Рыба проплывает мимо Розы и возмущенно что-то бурчит.

РОЗА: А?

Рыба в ответ жужжит.

РОЗА: Что вы говорите?

Рыба заходится в звоне, который перерастает в звонок дверного звонка. А сама сливается с рисунком потолка. Роза открывает глаза. Некоторое время лежит и слушает звонок. Встает, накидывает халат, открывает дверь. За дверью пожилая женщина, Зоя Федоровна.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Здравствуйте, вы - Роза? А я Зоя Федоровна, ваша соседка. Ну, из этой нежилой комнаты. Я к вам уже четыре раза заходила, все никак застать не могла. А сегодня старушки у подъезда сказали, что вы дома. Я по делу. А вы спали, что ли? Ну, ничего, ненадолго я.

Проходит на кухню. Роза идет за ней.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА (садится на табурет, обмахиваясь платком): Ой, ну и жара на улице. Я себя плохо чувствую в такую погоду. Мне сразу же с сердцем плохо становится. И как понервничаю, тоже плохо. В прошлом году меня соседи сверху затопили, так я с ними поругалась и в больницу попала. В предынфарктном состоянии. Долго лежала. Только выписалась, под новый год, во дворе мальчишки петарду взорвали, и у меня снова приступ. Только на лекарствах и держусь. А лекарства нынче дорогие, не напокупаешься… Кстати, я поэтому к вам. Комната моя уже лет пять как закрытая стоит, сдать бы ее. И мне к пенсии прибавок, и вам веселее. А то что вы тут одна да одна. Скучно, поди. А как въедут сюда студенты, будут песни петь под гитару. Студенты, они всегда песни поют. А если не поют, то стихи сочиняют или в КВН играют. Будет вам веселее. Вы со мной согласны, милая? (Роза остолбенело смотрит на Зою Федоровну) Ну и чудненько. Я завтра в агентство позвоню, и дня через два придут комнату смотреть. Вы во сколько с работы приходите? В семь? Ну и замечательно. Значит на после семи я и договариваюсь. Я то уж не буду к вам бегать, беспокоить лишний раз. Вы уж сами покажите тут что как. Я ключи от своей комнаты оставлю. (дает Розе ключи) До свидания, моя милая. (выходит в дверь) И тебе веселее будет, и мне на лекарства. (пытается вызвать лифт. Лифт не работает. Начинает спускаться по лестнице пешком). А то совсем пенсия маленькая. Ну, конечно, больше некоторых, все ж таки тридцать лет беспрерывного стажа. Но за квартиру заплатить надо. Хоть и половину, потому что льготы, но все же сто двадцать рублей. За свет, тут без льгот. Сколько накрутит. А я свет почти и не включаю. Зачем мне, только счетчик накручивать. Так, Сантабарбару посмотрю и все, спать ложусь.

Зоя Федоровна спускается по лестнице на пролет, слышит, как Роза закрывает дверь.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Господи Иисусе, и как такие наше время выживают? Правильно старухи у подъезда сказали, недотыка и есть. Дура дурой, и рот разинут. Только слюни не пускает.

Оступается на кривой ступеньке, падает, подворачивая ногу.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Йоптт!

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Съемщики не заставили себя ждать.

В дверь звонит полная женщина. Роза отрывает.

ЖЕНЩИНА: Комнату ты сдаешь? А, ну не важно. (Проходит в квартиру) Эта? Ага. Большая. Без балкона? (Громко) Балкона нету? Ну и не надо. Балкон нужен, только чтобы белье сушить. Но это можно и в ванной. (Громко) Ванна есть? Там? (Проходит по коридору) Неплохо, очень неплохо. Вода горячая. А белье можно и на кухне вешать. О, и кухня тоже большая. Это хорошо. И что главное - рынок близко. Мне это очень подходит. (Громко) Я на рынке работаю. Ишь ты, и шкафчик есть. А то я сейчас на Ржевке живу, и очень далеко ездить приходится. Здесь зимой не холодно? (Громко) Я говорю, топят как? Ну, не важно. Мух много? Я имею ввиду, летом. Очень уж меня мухи донимают. На рынке все смеются. Дескать, мухи на говно летят. Это они намекают, что я говно. Идиоты… А я им отвечаю: "Не на говно, а на сладкое". Суки! Ну, тут мне все подходит. Въеду на следующей неделе, а чего тянуть? Замучалась я уже в метро этом шоркаться. В час пик. Очень меня там мужики донимают. (Задирает юбку и показывает Розе синяк на бедре) Глянь! Вся ощипанная уже с весны. Козлы! А с лифтом что? Сломался? Я еле забралась. Прямо никак не отдышаться. Надолго, не знаешь? (Громко) Я говорю, починят когда?

РОЗА: Лифт и не будет работать. Там катушки какие-то украли на цветной металл. Жилконтора решила, что дешевле так оставить, чем новые покупать.

ЖЕНЩИНА: От, пидарасы! Поубивала бы! И в жилконторах одни проститутки сидят. Ничего не делают, деньги получают. За что, спрашивается, получают? Потому что бляди! Не, мне без лифта не подходит. Высоко больно забираться. Ты бы сразу сказала, что лифт не работает. (Закрывает дверь, спускается по лестнице) … курица потрошеная! Зазря я пешком на седьмой этаж сгонялась. И бабка хороша. За тридцать долларов, и без лифта. Проститутка старая! (Оступается на кривой ступеньке, тяжело падает).

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: На следующий день лифт я сломала сама.

Роза втыкает в кнопку "стоп" отвертку. Летят искры. Роза с мрачным упорством тычет отверткой во все кнопки, как кинжалом.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: И результат снова оказался в мою пользу.

Интерьер. Лестничная клетка перед входной дверью Розы.

Эпизод 1:

Роза закрывает дверь за очень худенькой студенткой.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: И как же все оказалось просто! Ну, никто, никто не хотел ходить пешком.

Эпизод 2.

Дверь захлопывается за дамой в лисьем манто.

Эпизод3.

Роза закрывает дверь за упирающимся коротышкой лет сорока.

Эпизод 4.

Дверь захлопывается.

Эпизод 5.

Дверь захлопывается.

Эпизод 6.

Дверь захлопывается.

Эпизод 7. По лестнице поднимается трусцой мужчина лет 35 в спортивном костюме.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Но было и без того понятно, что рано или поздно найдется человек, который не побоится подниматься на последний этаж пешком. Нужно было менять тактику.

Интерьер. Квартира Розы.

Роза одевается. Натягивает рабочий комбинезон. Застегивает молнию. Надевает большие резиновые перчатки. Берет жгут, щелкает им как хлыстом.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Настала пора из обороны переходить в наступление.

Интерьер. Лестничная клетка перед входной дверью Розы.

Спортсмен бежит на месте перед дверью Розы, звонит в дверь. Роза открывает.

СПОРТСМЕН: Отлично пробежался! Бегать по лестнице вверх чрезвычайно полезно для работы сердечной мышцы.

РОЗА: Здравствуйте. Вы по объявлению? Проходите, пожалуйста. Поможете? Мне одной не справится.

СПОРСМЕН (проходит за Розой по коридору): Очень у вас душно. Окна открываются? Надо обязательно проветривать помещение. А почему запах?

РОЗА: Так ведь канализация засорилась. Сюда, пожалуйста.

Интерьер: Ванная в квартире Розы.

Роза пропихивает жгут в трубу. Дает спортсмену ручку.

РОЗА: Вот так покрутите. Главное, пробить канализационную пробку. (Радостно) Чувствуете, сильнее завоняло? Это мы ее почти достали. Крутите! Вот так. Быстрее! Раз-два. Раз-два. Энергичней! Раз-два! Раз-два! Еще раз. Еще. Только не отпускайте жгут!!!

Спортсмен вздрагивает. Жгут вырывается у него из рук, попадая ему по лицу.

Спортсмен (закрывая лицо): Хук слева! И часто у вас так?

Роза (устало): Постоянно. Раз в неделю прочищать приходится. Спасибо за помощь. Комнату смотреть будете?

Спортсмен (идет по коридору к выходу): Комнату? Да нет. Атмосфера здесь какая-то… не оздоровительная. (Выходит) Будете в следующий раз трубы прочищать, берегите спину. Чрезмерное напряжение спинной маскулатуры может привести к смещению межпозвоночных дисков. Всего доброго.

По лестнице тяжело дыша поднимаются пожилые супруги.

Спортсмен: О, смена состава! Физ. культ привет! (сбегает по лестнице, оступается на кривой ступеньке, ловким гимнастическим кульбитом удерживает равновесие) Оп-ля! (бежит дальше, напевая "В хоккей играют настоящие мужчины").

РОЗА (супругам): Здравствуйте. Вы по объявлению? Проходите, пожалуйста. Поможете? Мне одной не справится.

Дверь за супругами захлопывается.

РОЗА. Голос за кадром. Всего за полгода я поняла, что люди, помимо пеших прогулок и канализации, не любят очень многого.

Надпись на мониторе: Люди не любят кошек.

У дверей Розы сидит полтора десятка кошек. Роза поднимается по лестнице с тяжелой авоськой, из которой торчит рыбий хвост. Открывает дверь. Кошки влетают в квартиру. Роза проходит на кухню. Ставит на огонь кастрюлю и кидает в нее рыбий хвост. Засыпает крупу. Звонок в дверь. Входит женщина лет сорока в очках.

РОЗА: Здравствуйте, вы комнату смотреть. Проходите. Вот тапочки.

ЖЕНЩИНА: Что это у вас так пахнет?

РОЗА: Рыба для кошек варится.

ЖЕНЩИНА: Очень неприятный запах. (Заглядывает в туалет. На полу три миски, две с кошачьим дерьмом).

РОЗА: Это еще что! Обычно я им вымя варю. Вот оно воняет…

ЖЕНЩИНА (перебивает): Знаете, если я сюда въеду, вам придется с кошками расстаться. (Открывает дверь в ванную. Пол почти полностью заставлен мисками).

РОЗА: Ой, да конечно-конечно! Они и так тут не живут, это помойные кошки. Я их только прикармливаю. Ох, и много же они жрут! Соседний магазин благодаря нам всегда план перевыполняет.

ЖЕНЩИНА (открывает дверь на кухню и резко ее захлопывает): И готовить для них придется прекратить.

РОЗА: Да что вы! Они если сырого наедятся, их слабит очень. Один раз украли у меня сырого вымени, так потом всю лестницу изгадили. Не пройти было.

Женщина возвращается в коридор. Надевает туфли, предварительно украдкой понюхав.

РОЗА: Так вы комнату еще не посмотрели.

ЖЕНЩИНА: Благодарю вас. В этом нет необходимости.

Надпись на мониторе: Люди не любят собак.

Роза сосиской заманивает в свою квартиру огромного бродячего пса. Щелкает замок. Пес начинает метаться по квартире, опрокидывая все на своем пути. Роза бежит за ним. Пес залезает под кухонный стол, рычит. Раздается звонок в дверь. Входит молодая семья с ребенком в коляске.

РОЗА: Проходите. Вот эта комната.

Посетители, оглядываясь, проходят в комнату. Роза идет следом, поднимая опрокинутые вещи.

МУЖ (жене, тихо): Очень милая соседка.

ЖЕНА: А солнце здесь бывает?

РОЗА: По погоде.

ЖЕНА: О, а сюда как раз встанет кроватка. (Ребенку) Стусик, вот тут твоя кроватка стоять будет. Тебе здесь нравится? (Ребенок вынимает из рта соску и кидает ее на пол). Нравится! Ути, моя лапушка! А кухня у вас где?

РОЗА: Сюда, пожалуйста.

Супруги входят на кухню, умиленно улыбаясь, и сразу видят пса.

РОЗА: Это собачка моя. Он, в общем-то, добрый, почти не кусается, и прекрасный сторож. Дружок, успокойся, это свои!

Роза незаметно пинает пса в бок. “Дружок” переходит на хрип и занимает позицию вполоборота к Розе, готовый в любой момент вцепиться ей в ногу.

РОЗА: Что-то он сегодня не в настроении.

Ребенок вынимает изо рта соску и кидает ее на пол. Соска закатывается под стол. Пес ее тотчас сжирает.

Надпись на мониторе: "грызунов".

Входит плотный мужчина, бывший военный. Наступает на мышеловку.

ВОЕННЫЙ: Ой, бля! Я извиняюсь. У вас что, везде мышеловки понаставлены?

РОЗА (по военному): Везде.

ВОЕННЫЙ: Совсем не обязательно столько мышеловок ставить. Нужно только в тех местах, где крысы ходят. Где они у вас ходят?

РОЗА (по военному): Везде.

ВОЕННЫЙ: Тогда, надо найти нору и поставить там. Где у них нора?

РОЗА (по военному): Везде.

ВОЕННЫЙ (снижая голос): И в комнатах крысы есть?

РОЗА: В комнатах в первую очередь. Они ночью мерзнут и лезут в постель греться.

ВОЕННЫЙ: Хм. А вы их травить не пробовали?

РОЗА: СЭС каждый месяц дустом травит. Только их дуст не берет. Это нас с вами скорее возьмет. А крысы очень быстро поддаются мутациям. Такие иногда попадаются, вы не поверите! С кошку. Или без шерсти совсем. Лысые. Человеку за ними не угнаться. Ученые считают, что рано или поздно крысы захватят мировое господство. Я им верю.

ВОЕННЫЙ: И напрасно. Я вам как бывший военный скажу, это все глупости. Никто наше мировое господство не захватит. Однако, мне жить с крысами не очень нравится. (Наступает на мышеловку) Ой, блядь! Извиняюсь, это я не вам.

Надпись на мониторе: "и насекомых."

Пухлая толстушка звонит в дверь. Роза открывает. Ее лицо, шея и руки в пятнах зеленки. Толстушка испуганно отшатывается.

РОЗА: Не волнуйтесь. Это не заразное. Это от клопов.

Толстушка бежит по лестнице вниз.

РОЗА (вслед): Вы же еще комнату не посмотрели!

Роза слышит, как Толстушка, оступаясь на кривой ступеньке, падает.

Надпись на мониторе: Люди не любят воду.

Роза выливает на чердаке ведро воды.

С потолка комнаты соседки капает вода в помятый тазик. Заглядывают два небритых студента. Переглядываются. Закрывают дверь.

Надпись на мониторе: Люди боятся огня.

Квартира задымлена. В ней мечется Роза с полыхающей тряпкой. Бросает на пол и затаптывает.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ Мои представления усложнялись и требовали костюмов и декораций.

Надпись на мониторе: Театр военных действий.

Натура. Помойные баки.

Роза находит возле помойных баков кусок маскировочной сетки. Начинает ее сматывать. Появляются два мальчика. У младшего в руках рваный противогаз.

СТАРШИЙ МАЛЬЧИК: Тетя, а зачем вам эта сетка? Тетенька, а отдайте нам.

РОЗА: Иди, отсюда, мальчик. Не мешай.

СТАРШИЙ МАЛЬЧИК: Тетя, а давайте сменяемся. Посмотрите, что у нас есть. Противогаз. Настоящий! (Младшему мальчику противогаз жалко, он тянет противогаз за хобот к себе и готов заплакать) Серега его у солдата два дня выпрашивал. К нему еще и сумка была. Только сумку уже папа забрал под инструменты. (Младший мальчик начинает рыдать).

РОЗА (задумчиво крутит противогаз в руках, возвращает): Он же рваный. (Младший мальчик тотчас успокаивается).

СТАРШИЙ МАЛЬЧИК: Да, нет. Чуть-чуть совсем. Зашить можно, вот тут. Почти что целый противогаз. (Младший мальчик снова ревет).

РОЗА: За этот старый и рваный противогаз могу дать только половину сетки.

МЛАДШИЙ МАЛЬЧИК: Коль, нам половина сетки не нужна, правда же? (Тянет противогаз к себе, скулит).

СТАРШИЙ МАЛЬЧИК: А половина это сколько?

РОЗА: Вот столько.

МЛАДШИЙ МАЛЬЧИК (громко плача): Коль, нам так мало не нужно, правда же?

СТАРШИЙ МАЛЬЧИК: Тетя, а давайте вот столько. Ну, хорошо, хоть столько давайте, а? Тетенька, ну зачем вам так много? А нам для шалаша надо. (Младший мальчик умолкает и заинтересованно смотрит на Розу).

РОЗА: Ладно, тащите ножницы.

Натура. Территория полу заброшенного завода.

Эпизод 1. Роза идет по территории полу заброшенного завода. Видит ржавый огнетушитель. Оглядывается, поднимает, прячет под пальто. Оборачивается. Напротив стоит вахтерша. Роза краснеет и возвращает огнетушитель на место.

Эпизод 2

. Роза идет по территории полу заброшенного завода в оранжевом жилете и каске. Проходит мимо вахтерши, идет к огнетушителю, берет его и уходит.

Эпизод 3.

Роза в оранжевом жилете и каске сматывает с заводского забора колючую проволоку.

Эпизод 4.

Роза тащит домой авоську с пустыми бутылками.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: И все шло в дело.

Интерьер. Квартира Розы.

Эпизод 1. Роза открывает дверь. Она одета в рваный, грубо зашитый противогаз. На спине два огнетушителя, от которых проходит трубочка с опрыскивателем на конце. С посетителей слетает улыбка, они вздрагивают.

РОЗА: Проходите – проходите. Я уже почти закончила. Тараканов травлю.

Роза отворачивается и уходит вглубь квартиры, прыская по углам мутным раствором, постепенно скрывается из виду в густой пелене.

Дверь закрывается.

Эпизод 2.

Посетители входят на кухню и видят намотанную поперек окна колючую проволоку. Недоуменно смотрят на Розу.

РОЗА: Это от бомжей. Они с крыши лазать повадились. Вы не волнуйтесь, они ничего не воруют. Только если на плите что-нибудь оставите – съедят.

Эпизод 3.

Роза расставляет по квартире пустые бутылки.

Эпизод 4.

Посетители удивленно переводят взгляд с Розы на бутылки и назад. Роза разводит руками.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Стерильность моего мира стремительно разрушалась.

Интерьер. Комната Розы.

Эпизод 1. Роза вешает на окно маскировочную сетку вместо занавески.

Эпизод 2

. Роза вешает под потолок светильник, собранный из старого железа.

Эпизод 3

. Роза сооружает на окне кактус из ржавой железяки и колючей проволоки.

Эпизод 4

. Роза раскрашивает стену в цвета хаки.

Эпизод 5.

В центр раскрашенной стены Роза вбивает гвоздь и вешает противогаз, как голову убитого животного. Маскировочные пятна создают вокруг противогаза слоновые уши.

Эпизод 7.

Батарея расписывается под тигра, в оранжевый цвет и черные полоски.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Так пролетело полгода. А через пол года пришла зима и Зоя Федоровна.

Интерьер. Квартира Розы. Эпизод в точности повторяет первый. Зоя Федоровна долго звонит в дверь. Наконец, Роза открывает. Она заспанная, одета в старенький домашний халат.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Здравствуйте, Роза. Я не помешаю? Я не надолго. По делу я.

Походит на кухню, натыкается в темноте на большой рюкзак.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Ой, что это у вас? Рюкзак-то какой огромный! (крутит рюкзак) А! Это вы в поход ходили! А мы раньше только летом в походы ходили. (Словно невзначай тянет за веревочку) А что, зимой-то поди даже лучше. Комаров нет. А то от комаров никакого спасения. (Из рюкзака вываливается огромный красный вентиль. Зоя Федоровна озадачена). А зачем это вам, Роза, в походе вентиль?

РОЗА: Это не для похода. Это я трубы менять буду.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА (с сомнением): А… трубы. Трубы это очень хорошо. Только вы учтите, мне это не нужно. Меня и эти трубы устраивают вполне. А куда ж такой огромный вентиль?

РОЗА: В ванную.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: А… в ванную. Понятно. Ой, а как у меня в ванной труба течет. Только успеваю банки подставлять. Звоню в жилконтору, а они говорят…

РОЗА (Перестает слушать. Думает): Нет, в ванной этот вентиль не будет виден. Его на кухню надо. О! Вот сюда и прикручу. Тут свет на него будет замечательно падать.

ЗОЯ ФЕДООВНА (словно невзначай шурует в рюкзаке): А зачем это вам, Роза, трубы чинить колючая проволока? Для прочистки, что ли? (Роза кивает) А-а-а. Для прочистки это то, что надо. Только крутить неудобно будет, ручки нет. И колючая очень. Вы осторожней, когда крутить будете, не поколитесь.

РОЗА: А у меня рукавицы есть строительные.

Вытаскивает из рюкзака огромные рабочие рукавицы.

РОЗА (думает вслух): И вместо прихваток сгодятся.

Кладет рукавицы на ручку сковородки.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Правильно. В хозяйстве все пригодится. Кстати, про хозяйство. Я же по делу к вам. Комнату сдать не удается чего-то. Вообще-то, тут я ничего не понимаю. Все сдают, а мне никак. Вон соседка моя, уж такую хибару сдала, такую хибару… Полуподвал, без ванны, соседи сволочи – и сдала, за приличные деньги сдала. Или дворник наш, алкоголик. Сдал свои одиннадцать метров. Комната грязная, обшарпанная, все в ней пропито: и краны, и батареи, и ручки от дверей - ужас просто! И все равно ведь сдал. Да так выгодно сдал, все лето пил беспробудно и алкашей окрестных угощал. А сам прямо во дворе жил. Построил там себе шалашик из полиэтилена, проволокой обвязал, и жил, как полуфабрикат. Ой, один раз с его парником такой анекдот случился….

ЗОЯ ФЕДОРОВНА говорит что-то, смеясь и размахивая руками.

РОЗА. (перестает слушать. Думает): Где бы еще и синий вентиль раздобыть? Рядом бы прикрутить. Тут. Нет, вот тут. Хорошо было бы.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Роза, я тут вот что надумала. Не удалось комнату сдать, ну и ладно. Мы с дочкой съезжаться решили. Так что я комнату менять буду. Вы же мне помочь не окажетесь? Ну, как всегда. Просто комнату там показать кому, чего как… Вы по-прежнему в семь домой возвращаетесь? Ну, и ладненько, тогда на после семи я всем и назначаю. Ну, пойду я. Не буду мешать.

Поднимается. Идет к выходу.

ЗОЯ Ф.: А что сдать не удалось, и вам лучше. А то бы въехали какие случайные люди. А люди мало ли какие бывает. Преступники всякие. Или чего хуже, психи какие-нибудь. Их теперь не лечат, потому что на дурдома денег нету. Их теперь на свободу выпускают. По улицам ходить страшно становится. Все сумасшедшие! До свиданья, моя милая. (выходит, бубнит под нос) Тоже ненормальная, идиотка, наверное. (видит на двери лифта табличку "Лифт работать не будет"): Тьфу! И в жилконторе маньяки!

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Враг переменился. Стал менее пугливым. Пора было переходить на новый уровень.

Интерьер. Библиотека.

Роза читает книгу "Введение в психологию"

Интерьер. Квартира Розы.

Напротив Розы стоит нервная женщина лет сорока пяти.

ЖЕНЩИНА: Хорошо здесь, тихо. По мне, главное чтобы тихо было. Я сплю плохо. Совсем не могу уснуть, когда на улице машины ездят и лают собаки. А вы как, семейством обзаводиться не планируете?

Роза (смущенно): Семейством - нет, а вот ... в общем... ну, вы понимаете... но это нескоро, еще месяцев семь...

Интерьер: библиотека.

Роза читает книгу "Юридическая психология". Выписывает что-то в блокнотик.

Интерьер. Квартира Розы.

Напротив Розы полноватый мужчина.

МУЖЧИНА: А вы здесь одна проживаете?

РОЗА: Одна. Но скоро я переезжаю к маме. Родственный обмен. Ее второй муж через три месяца освобождается, и развод у них оформлен. А квартиру чего менять, если здесь комната есть. Но вы не волнуйтесь, у него статья несерьезная была, его даже права проживания в черте города не лишили. Комнату смотреть будете?

Интерьер: библиотека.

Роза читает книгу "Психологическое оружие".

Интерьер. Квартира Розы.

Входят два негра-репера. Видят по углам комнаты дыры в стене.

ПЕРВЫЙ НЕГР (с сильным акцентом): Дирька пачиму?

РОЗА: Тут видеокамеры стояли.

ВТОРОЙ НЕГР: Видеокамера пачиму?

РОЗА: А тут раньше диссиденты жили. За ними КГБ слежку вел. Видеокамеры потом забрали, а микрофоны маленькие были, их не нашли. До сих пор здесь где-то стоят.

ПЕРВЫЙ НЕГР: Здэсь микрофон?

РОЗА: Ну, или там.

ВТОРОЙ: Там?

Второй негр подходит в тому месту, куда указала Роза. Щелкнул по стене пальцем.

ВТОРОЙ: One – one - one! One. Two. Three. Four!

Реперы вдруг начинают синхронно пританцовывать, прихлопывать в ладоши и петь в стиле реп каждый у своего "микрофона". На заключительных тактах дружно хлопают по стене рукой и показывают средний палец.

ПЕРВЫЙ НЕГР (как на концерте): Спасиб-о-о-о! Мы вас тоже лубим!

Второй дает первому саечку.

ВТОРОЙ (Розе): Нет. Не годится. Мы без микрофонов комнату хотим. Мы в КГБ записываться не будем, мы лучше в студии будем.

Интерьер: библиотека.

Роза читает книгу "Умение проигрывать".

Интерьер: Квартира Розы.

Роза открывает дверь. Лицо ее в зеленке. На пороге КОНСТАНТИН.

КОНСТАНТИН (ржет): Что это с тобой, ветрянку подцепила?

РОЗА: Нет, это от клопов.

КОНСТАНТИН: Вот тундра, ты что других лекарств не знаешь? Кто же укусы зеленкой мажет? Человечество издревле борется с кровососущими насекомыми и достигло в данной области колоссальных успехов, уверяю тебя. (Проходит по коридору) Достаточно обратиться в любую аптеку, и тебе предложат широкий выбор ядовитых мазей, вонючих жидкостей и едких растираний. (проходит в комнату, присвистывает) Недурно. Здесь телефон есть?

РОЗА: Нету.

КОНСТАНТИН: Значит, проведем. Тебе телефон нужен?

РОЗА (мстительно): Не-а.

КОНСТАНТИН: Ну и везет же! Мне телефон нужен на все двадцать четыре часа в сутки. А вообще, если тебя достали клопы, достаточно выбросить старую мебель, как то диваны, кресла, стулья, пуфики и лежанки. Ну-ка, что у тебя может служить отчим домом для врага? Ого, да ты дизайнер - высший класс. Первый раз вижу, чтобы клопы в железе жили. Видать, мутанты. (Оборачивается к Розе, разводит руками) Да, герла, при таком раскладе аптека тебе не поможет. Ученые считают, что рано или поздно клопы и тараканы захватят мировое господство. Теперь я в это верю. Знаешь, а тебе зеленый цвет к лицу. (Напевая, проходи в кухню) Вау, какой вентиль! Функции, должно быть, выполняет чисто эстетические, верно? А “колючка” на окнах тоже для уюта?

РОЗА: Это от бомжей, они с крыши проникают.

КОНСТАНТИН: А я думал - интерьер. У меня есть светочувствительные датчики со звуковой сигнализацией. Установим. Запеленговав неприятеля, мудрая микросхема будет производить грозный и оглушительный рев. Всех распугаем, включая окрестных жителей. Слышь, а проволоку может оставим как есть, в декоративных целях? Тебя кстати как зовут?

РОЗА: Роза.

КОНСТАНТИН: Начало неплохое. А фамилия, поди, Алая?

РОЗА: Белая.

КОНСТАНТИН: Серьезно? Сама имя выбирала или родители постарались? Колоссально! По всему видать гениальных людей! А я банальный Шагалин Константин, или Череп, как меня зовут все нежно-любящие друзья. Из нас с тобой символистский натюрморт получится. (Заглядывает в стенной шкафчик, набитый пустыми бутылками, и снова присвистывает) Насчет тундры был не прав, беру свои слова обратно. Судя по обстановке, наряду с зеленкой в качестве лекарственных средств активно используется водка. По-своему, весьма мудро! Ну, мне тут все походит. Завтра начну понемногу вещи перетаскивать. А бутылки не выкидывай. Мы их сдадим и на вырученные деньги отметим начало совместной жизни. Очень символично. Годится? Ну, давай. До завтра.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Впервые я столкнулась с человеком, которого в этой жизни устраивало абсолютно все. Но сдаваться без боя я не собиралась.

Натура. Барахолка.

Раскладушки с тряпьем. Роза роется в тряпках, выкапывая самые яркие.

Интерьер. Квартира Розы. Музыкальная тема.

Эпизод 1. Роза стирает тряпье в тазу.

Эпизод 2.

Роза развешивает тряпье на кухне. Кухня почти вся увешена.

Эпизод 3.

Роза орудует иглой, как художник кистью.

Эпизод 4.

Роза, одевается в "обновки" под проститутку, накладывает жуткий макияж. Крутится перед зеркалом. Примеряет противогаз задом наперед. Перекидывает через плечо шланг с кислородным баллоном, как косу. Накидывает на плечи маскировочную сетку, как шаль. Красуется. Звонок в дверь. Скидывает сетку и противогаз, бежит к дверям. На пороге КОНСТАНТИН.

РОЗА (развязно): Вы надолго? А то мне уходить надо.

КОНСТАНТИН (картинно всплескивая руками): Боже мой! Белая Роза на панели! Все символисты в гробу перевернутся. (проходит в коридор, снимает рюкзак и начинает распутывать шнурок) А вот Достоевский был бы просрамлен. Описывая ужасы городского “дна” он дальше сырых подвалов и Сонечки Мармеладовой не пошел, переборщить боялся или фантазии не хватило. А тут тебе и грабители, проникающие с крыши, и клопы-мутанты, и юная путана-алкоголичка. В любом случае, до тебя ему как до Парижа. Это ты против меня так настроена или вообще?

РОЗА (пристыжено): Вообще.

КОНСТАНТИН: И на том спасибо. Ну, бомжи-то хоть настоящие, а то я сигнализацию приволок.

РОЗА: Нет бомжей. То есть, есть один, но он не агрессивный.

КОНСТАНТИН: Значит, и сигнализация не нужна… М-да, дела. А я уж со старушкой документы оформлять начал. И всем знакомым растрепался, как буду жить на крыше по соседству с Белой Розой. Ну, что поделать. Насильно мил не будешь. Придется мне удалиться. Я тебе оставлю свой телефон. Так, на всякий случай. Если враги перестанут быть виртуальными. Удачной охоты тебе, Белая Роза.

КОНСТАНТИН выходит на лестничную площадку. Роза некоторое время мнется у раскрытой двери.

РОЗА: Константин!

КОНСТАНТИН: Что? Ты уже передумала?

РОЗА: Костя, вы не говорите ничего Зое Федоровне, пожалуйста.

КОНСТАНТИН: Вы пытаетесь меня завербовать, мэм? Учтите, Константин Шагалин практически неподкупен. Согласен быть сообщником только на взаимовыгодных условиях. Услуга за услугу, идет? Терпеть не могу ходить в кино в одиночку. Выручишь меня, скажем, в субботу? Договорились? Отлично! Старушку беру на себя. До завтра, Роза.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: С подачи Константина в моем доме появилась сигнализация.

Интерьер: Квартира Розы.

Плохо одетый дядечка входит на кухню. Вся кухня оплетена веревочками с бутылками и консервными банками. На окне примощен кирпич, тоже перевязан веревочкой, которая спускается вниз и проходит поперек окна.

МУЖЧИНА: А это у вас для чего?

РОЗА: Это от бомжей. Они по крыше ходят и в окна залезают. Тут все себе сигнализации ставят, и я решила. Хотите посмотреть, как она работает? Встаньте туда.

Мужчина походит к окну, видит на крыше Савелича, который курит трубку.

РОЗА: Левее. Обычно вот тут они проходят. Шагайте!

Мужчина вздрагивает и рефлекторно делает шаг вбок. Задевает веревочку. Мимо него пролетает кирпич. Мужчина испуганно дергается и попадает в сеть из бутылок. Сверху падает ведро, наполненное старыми консервными банками, и мятый тазик. Грохот ужасный. Мужчина пытается выбраться, хватается руками за полочку с кастрюлями. Полочка отрывается. Мужчина падает, на него сверху падают кастрюли. Савелич по-прежнему невозмутимо сидит на крыше и курит трубку.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Прошло еще полгода, прежде чем Зоя Федоровна снова занервничала.

Роза открывает дверь. На пороге Зоя Федоровна.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Роза, здравствуй. Как дела твои? Нормально? Это хорошо, когда нормально. И у меня все нормально, хоть и по-прежнему меня в больницу не берут. Но я не сдаюсь. Я восстание подняла. Ходила в больницу, будто к кому-то с передачкой, а вместо передачки – листовки. Я там в этих листовках все как есть написала. И что медсестры – наркоманки, и что всех больных наркоманами сделают, потому что им удобнее, когда все больные смеются и ни на что не жалуются. Так там такое началось! Мужское отделение взяло приступом химлабораторию и все лекарства спустило в канализацию. А женское обеспечивало тылы. Встало тылами и все проходы забаррикадиловало. Потом милиция ко мне приходила. Врачи заявление подали о порче госимущества. Но меня отпустили за нехваткой улик. Больные успели все листовки уничтожить. Мужики свою часть в канализацию спустили, а бабам съесть пришлось. Врачи еще удивлялись, что всему женскому отделению потом клизмы пришлось ставить. Ой, я же по делу к вам. Комнату мою и разменять не получилось. За все полгода только один парень на мой вариант согласился. Мы даже документы начали оформлять. Но он как-то резко вдруг передумал. Я теперь думаю, и слава богу. Он мне сразу не понравился. Болтает без конца, как радио и ржет как конь. До головной боли меня довел. Явный психопат. Но все устроилось, как нельзя лучше. Мы с дочкой уже съехались. Хороший вариант нашли на Удельной. И решили комнату мою продать. А то что она стоит без дела? Дочка себе мебель новую присмотрела, и мне подспорье. А то я с этой революцией совсем обнищала. На бумагу и чернила уйму денег грохнула. И дезодорантов с краской накупить пришлось, лозунги на стенах писать. А они дорогущие! Пенсионеру не по карману. Пришлось мне в долги влезать. Теперь на всем экономлю. Даже лекарства принимать перестала. Ну, не все, конечно, только которые подороже. И тут я подумала, а ведь же если мне комнату продать. Да я на вырученные деньги всю больницу перевернуть смогу! Да что больницу, район! А если с умом подойти, то и на город хватит. Давай, Роза, соглашайся. Твоя помощь нужна. Будешь комнату мою покупателям показывать. Мне самой бегать к тебе некогда будет, агент придет. Ты только за ним следи, как бы не стырил чего. Ну, побегу я. У меня встреча с больничным комитетом.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: С этого этапа враг стал профессионально подготовленным. Клиентов стал приводить молодой человек по имени Владислав.

Интерьер. Лестничная клетка перед квартирой Розы.

Эпизод 1. На пороге Владислав с клиентами. Он улыбается клиентам, и с той же улыбкой нажимает на звонок.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Но и я уже не была дилетанткой.

Роза открывает. Все лицо ее в бородавках из хлебного мякиша. Улыбка с Владислава слетает. Клиенты испуганно отшатываются.

Эпизод 2.

Владислав приводит к двери Розы супружескую пару, с опаской нажимает на звонок. На пороге Роза в наряде проститутки. Развязно подмигивает мужчине, делает двусмысленный пригласительный жест. Мужчина радостно шагает вперед, но жена хватает его за шиворот. Она возмущенно разворачивается и уходит прочь, тащит за собой мужа. Владислав следует за ними, оборачивается и смотрит на Розу недоуменно. Роза злорадно улыбается и машет ему рукой.

Эпизод 3.

Перед дверью Владислав с клиентов, мужчиной лет сорока. Владислав звонит в дверь, весь его вид выражает решимость. Роза открывает в костюме для травли тараканов. Покупатель вздрагивает.

РОЗА: Проходите-проходите. Я тараканов травлю, но уже почти закончила.

Владислав хватает Розу за рукав и шипит.

ВЛАДИСЛАВ: Слышь, артистка, кончай мне бизнес портить! Ты что тараканов в выходные потравить не можешь?

РОЗА: А тараканы не только по воскресеньям ползают. Им календарь не писан.

Клиент под шумок разворачивается и уходит. Владислав этого не замечает.

ВЛАДИСЛАВ: Да плевать мне на твоих тараканов. У меня так все клиенты разбегутся.

РОЗА: Не разбегутся, не волнуйтесь. Я читала инструкцию, там написано, что дихлофос в разумных количествах людям не страшен.

ВЛАДИСЛАВ: Ты совсем дура или прикидываешься?

РОЗА: А вы как считаете?

ВЛАДИСЛАВ: Сучка!

Обнаруживает, что клиент убежал. Спохватывается и бежит следом.

ВЛАДИСЛАВ: Николай Александрович! Подождите! (Розе) Знаешь что, если ты в следующий раз опять что-то подобное отколешь… я тебе… я тебя… затопчу!

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Ну, не хочет тараканов, не надо.

Эпизод 4.

Роза разливает на площадке кетчуп. Брызгает на стены, проводит дорожку из капель по ступенькам. Обмакивает руку и проводит на двери жирный след. Стоит за своей дверью, как фигурист в ожидании выхода на лед. Звонок в дверь. Роза резко распахивает дверь и с истерическим плачем бросается очередным клиентам на шею. Падает, цепляется за одежду и умоляет не бросать ее здесь одну. Владислав кидается ее оттаскивать. Роза, рыдая, на нем повисает. Владислав запихивает Розу в квартиру и захлопывает дверь.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Фокус оказался настолько великолепен, что я его на следующий день повторила. С небольшими импровизациями.

Очередная посетительница, полная женщина лет тридцати пяти, опасливо перешагивает через засохший кетчуп.

ЖЕНЩИНА: А это что у вас тут?

ВЛАДИСЛАВ (фальшиво): Где? Это? Не знаю. Вероятно, кетчуп. Разлил кто-нибудь… (звонит в дверь).

Роза открывает, вид у нее полуобморочный.

ЖЕНЩИНА (Розе): А это что у вас тут?

Роза смотрит на "кровь" и сползает по стенке в обморок. Женщина кидается ее поднимать.

ЖЕНЩИНА: Владислав, воды!

Владислав идет на кухню, набирает ведро воды и выливает его на голову Розе. Роза сразу "приходит в себя" и тотчас цепляется в пальто женщины.

РОЗА: Я прошу вас… Я умоляю… Проявите милосердие, не бросайте меня здесь одну. Вы добрая женщина, я вижу это. Ведь вы не бросите меня?

Роза припадает на грудь женщине и заходится в рыданиях.

ЖЕНЩИНА: Владислав, надо вызвать скорую. Ну, что же вы медлите? Вы видите, в каком она состоянии!

ВЛАДИСЛАВ: Думаю, скорая не нужна. Позвольте! Я ей сейчас помогу. Не волнуйтесь, я в институте проходил курсы перовой помощи.

Хватает Розу за шиворот и втаскивает в квартиру. Закрывает за собой дверь.

ВЛАДИСЛАВ: Слышь, принцесса. Ты это кончай. Чтоб завтра же лестницу вымыла!

РОЗА: Я не смогу. Я крови до смерти боюсь. Как увижу кровь, в обморок падаю. Меня даже из-за этого в мед. институт не приняли.

ВЛАДИСЛАВ (сквозь зубы): Медичка, твою мать! Тьфу!

Владислав уходит, хлопнув дверью. Роза остается одна. Вид у нее торжествующий.

Эпизод 5.

Владислав поднимается по лестнице. Вынимает их кармана баллончик с очистительным средством и тряпку. Замывает лестницу. Поднимается, довольный собой.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ. Владислав еще не знал, что я никогда не повторяюсь.

Эпизод 6.

Владислав очень долго звонит в дверь. Наконец Роза открывает, в руках у нее швабра, наподобие меча. На плечах накидка, на голове миска.

КЛИЕНТКА: О-ч-чень оригинальная шляпка.

РОЗА (запыхавшись): Спасибо. Только это не шляпка. Это шлем. То есть, реквизит. Я репетирую.

КЛИЕНТКА (проходит в квартиру, осматривается): Вы актриса?

ВЛАДИСЛАВ: Сюда, пожалуйста. Вот эта комната.

РОЗА (идет следом): Ага. Самодеятельная. Во дворце культуры Работников культуры играю. У нас премьера через неделю, и у меня ведущая роль. Я так волнуюсь, так волнуюсь. Мне все кажется, что я малоубедительна. Вот послушайте. (Встает в горделивую позу, поднимает швабру кверху).

Я кроток был и слишком терпелив

И мог вам нерешительным казаться.

Вы бросили стесняться и теперь

Мое терпенье топчете ногами.

КЛИЕНТКА: Браво! Вы очень убедительны, уверяю вас…

РОЗА: Погодите, погодите. Там дальше самое сложное. (Продолжает очень громко с подвываниями)

Но берегитесь, я переменюсь.

Я мягок был, как пух, как масло гладок,

И все спускал.

Вот я и потерял

Свои права на ваше уваженье,

Которое привыкли воздавать

Лишь грубой силе люди грубой силы.

Ну, как? Так убедительно? Иль, может, лучше так:

(читает проникновенно, но все равно очень громко)

Я кроток был и слишком терпелив

И мог вам нерешительным казаться.

Вы бросили стесняться и теперь…

КЛИЕНТКА (перебивает): Достаточно. Пожалуй, первый вариант был лучше. Эмоциональнее. А что это вам, мужские роли доверяют.

РОЗА : Так ведь мужчин у нас совсем нет. А у меня голос самый громкий. Вот послушайте, как я громко говорить умею. (Орет, что есть мочи):

Тем хуже!

Полководцы, по местам!

На их отказ ответим мы атакой.

Мы боремся за правду.

С нами бог.

Роза взмахивает шваброй и сбивает люстру. Владислав берет ее за локоть и выводит их комнаты.

ВЛАДИСЛАВ: Тебе жить надоело? Ей, богу доведешь ты меня. А ну, проваливай в свою комнату и там репетируй, чтоб тебя не видно было.

РОЗА: Ой, ну, конечно-конечно. Вы бы сразу сказали… (Клиентке) Не буду вам мешать…

Роза уходит к себе и продолжает репетицию. Владиславу и клиентке слышны ее вопли, и грохот, производимый шваброй.

РОЗА: Вустер, выйди вон.

В твоих глазах недобрый блеск и вызов.

Вы слишком дерзки, сударь.

Короли

Не терпят, чтоб на них смотрели хмуро.

Вы слышите?

Вы можете идти.

Мы позовем вас, если будет нужно.

ВЛАДИСЛАВ (стараясь перекричать Розу): Обратите внимания, окна не в колодец, а почти на улицу. Красота, не правда ли? Сейчас это называется "Парижский вид" А на крыше можно разводить цветы. Вы любите цветы?

КЛИЕНТКА: Да, я очень люблю цветы. Но совсем не люблю самодеятельности. Вряд ли мне ваш вариант подойдет.

РОЗА: Ты весь в крови, уйди отсюда, Гарри. Джон, уведи, пожалуйста, его.

ВЛАДИСЛАВ: Уверяю вас, эта девушка совсем недавно увлеклась театром и, насколько я ее знаю, этой увлеченности хватит не надолго.

Роза в этот момент вопит особенно громко.

РОЗА: Я истинный король.

Мне жалко, Дуглас,

Что столько встретил ты моих теней,

А не меня.

Моих два сына ищут

Тебя и Перси по полю.

Я рад,

Что ты мне подвернулся так счастливо.

Давай сшибемся.

Отбивай удар.

Слышен звон разбитого стекла.

КЛИЕНТКА: Думаю, скорее мне придется разделить ее горячую увлеченность. Только я буду давать спектакли в другом доме культуры для Работников культуры, в клинике для душевнобольных. Красота, вы не находите?

Интерьер. Комната Розы.

Капает с потолка. Весь пол уставлен мисками, кастрюлями и тазиками. Роза вычерпывает воду совком. Входят водопроводчики, одетые в зелено-коричневые масхалаты и очки ночного видения. Вместо ящика с инструментами и разводного ключа у одного из них болтается на боку кожаный шаманский бубен с резной колотушкой. Он ударяет в бубен и затягивает гортанную песню без слов. Тяжело топая, идет кругами по комнате, лениво подпрыгивая в такт. Его напарник громыхнул жестяной банкой из-под пива, наполненной мелкими камешками, крикнул “Хой!” и идет следом. Капель замедляется. А камлание, напротив, стремительно набирает темп. Колотушка в руках главного двигается все быстрее, самодельная марокасса трясется в бешеном темпе. Водопроводчики, убыстряя ритм, с гиканьем и топотом скачут по комнате, опрокидывая тазы и пиная кастрюли. Роза сидит, испуганно вжавшись в угол и закрыв уши руками, перед ее глазами мелькают бурые края халатов и грязные башмаки, выламываясь в невероятных балетных па. Роза кричит и просыпается. Ночь. Она дома, в своей кровати. В комнате слышится шум из сна: топот, грохот и разудалые возгласы. Роза смотрит на крышу. Там, размахивая как крыльями грязно-желтым пончо с поредевшей бахромой, танцует пьяный Савелич. Он неуклюже подскакивает и дергает руками и ногами.

РОЗА: С ума сойти можно. Эх, в союзники бы его, такой талант пропадает. А впрочем, почему пропадает? Попробовать можно…

Савелич падает и засыпает на месте. На крыше воцаряется тишина. Камера движется вверх. Панорама ночного города и полная луна.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ. Я начала с прикормки.

Быстрая музыкальная тема.

Интерьер. Крыша.

Эпизод 1.

Роза выставляет за окошко на крышу кастрюлю с борщом. На крышку кладет кусок хлеба.

Савелич замечает кастрюльку, некоторое время мнется и ходит кругами, затем быстро уносит кастрюльку к себе.

Эпизод 2.

Роза валит в кастрюлю вареную картошку, наливает подсолнечного масла. Выставляет кастрюлю за окно. На крышку кладет полбуханки хлеба.

Савелич ест картошку прямо под окном Розы, отламывая большие куски хлеба.

Эпизод 3.

Роза крутит в руках батон. Подумав, выкладывает его на крышу. Еще подумав, добавляет пакет молока.

Савелич рвет зубами батон, запивает молоком из пакета.

Эпизод 4.

Роза кидает в форточку батон. Его тут же ловит Савелич. (стилизация под бейсбол).

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ. Савелич прикормился быстро…

Эпизод 5.

Савелич бродит мимо окон Розы, еды нет.

Эпизод 6.

Савелич сидит под окнами розы, ждет.

Эпизод 7.

Савелич спит под окнами Розы.

Эпизод 8.

Савелич неуверенно скребется в окно.

САВЕЛИЧ: Прошу прощения, уважаемая, тут давеча, как водится, кастрюлька стояла, а сегодня вы о ней, по видимости, запамятовали... Иль случилось чего?

РОЗА (театрально всплескивая руками, речитативом): Случилось, Савелич, случилось! Ничего не успеваю, даже в магазин не выйти. Не дом, а проходной двор какой-то. Ходят и ходят, ходят и ходят. Полы пачкают. И все им показывай-рассказывай по часу каждому...

САВЕЛИЧ: Кто ходит-то?

РОЗА: Жильцы новые ходят. Соседи комнату продают. И до чего же въедливых покупателей подыскали: те уже четыре раза приходили, все трубы и стены обстучали, а сегодня хотят крышу смотреть на предмет протечек...

САВЕЛИЧ: Крышу, говоришь… А, это, как его, нельзя отменить?

РОЗА: Что отменить?

САВЕЛИЧ: Ну, отменить. Это. Предмет протечек, а?

РОЗА: Каких протечек?

САВЕЛИЧ: Ну, да, понимаю... А может жильцов отменить? Зачем нам жильцы? Без них, вроде бы совсем неплохо…

РОЗА: Как отменить жильцов? Вы что же имеете в виду? С крыши сбросить?!

САВЕЛИЧ: Зачем же с крыши. Не надо с крыши. Надо, чтобы сами не полезли. Слушай сюда, дуреха несмышленая, я тебя научу…

Интерьер. Квартира Розы.

Звенит дверной звонок. Роза кидается к окну, раскрывает его и бросает в сторону чердачного окна камешек. Из чердачного окна выглядывает Савелич, важно поднимает ладонь. Затем Роза идет открывать дверь, а Савелич, пятясь задом, волочет на крышу кресло. Кресло грохочет по крыше. На этот грохот и потянулись первым делом очередные клиенты, муж и жена. На глазах у онемевшей публики Савелич неторопливо устанавливает кресло напротив Розиного окна, вальяжно разваливается в нем, словно в шезлонге, закуривает папироску и приветливо машет рукой посетителям.

РОЗА: Это сосед наш, Василий Савельевич. Он тут солнечные ванны принимает.

КЛИЕНТКА: Всегда принимает?

РОЗА: Нет, что вы. Только когда погода хорошая. Да вы не волнуйтесь, он, в отличие от прочих, мирный.

КЛИЕНТ: А-а, что, еще и прочие бывают?

РОЗА (косясь на Владислава, мямлит): Я вообще говорю. Об этой категории граждан.

Владислав (прокашливается): Комнату и общее пользование посмотреть не желаете?

Владислав ведет клиентов на кухню. Савелич резво покидает кресло, бежит под кухонное окно и там затаивается. Наконец на кухне появляются клиенты, Владислав и Роза. Савелич просовывает в форточку локоть и пытается просунуть голову.

САВЕЛИЧ: Эй, соседушка! Не нальешь старику водички попить? Уж больно сегодня жарко. А погода сегодня по-весеннему замечательная. Солнышко светит, ветерок ласковый. Вы солнечные ванны любите? Что до меня, так я только солнышком и лечусь: от гайморита, радикулита, от ангины и скарлатины… От ангины еще водка помогает. С перцем.

Роза подает ему стакан воды. Савелич выпивает воду.

САВЕЛИЧ (возвращая стакан): Вы тут девчушку мою не обижайте. Не смотрите, что она одна проживает. За нее есть кому вступиться. Она мне заместо дочери, понятно? Я за нее кому угодно ноги повыдергиваю! (приподнимая шляпу) Честь имею.

Клиенты переглядываются.

КЛИЕНТ: Специфическая обстановка.

ВЛАДИСЛАВ (задумчиво): Да, нормальный человек здесь жить не будет.

Интерьер. Квартира Розы.

Телефонный звонок. Роза отрывается от монитора и снимает трубку. Звонит КОНСТАНТИН.

КОНСТАНТИН: Алло! Роза... Роза здравствуй. А я думал, ты уехала, позвонил на всякий случай. Ты опять на электричку опоздала?

РОЗА (вылезает с трубкой на крышу): Нет, я потом поеду. На Канары.

КОНСТАНТИН: На Канары? Далеко. Предлагаю, перед отъездом провести вместе пару дней. Ты, часом, не завтра уезжаешь? Если завтра, то можно отсчет начать прямо сейчас.

РОЗА: Кость, я сегодня никак не могу. Сегодня Савелич моей помощи попросил. Ты не поверишь, но он влюбился. И сегодня у него первое свидание. Я по его распределению должна готовить ужин и создавать психологически комфортную атмосферу.

КОНСТАНТИН: Савелич? Влюбился? Перестань…

РОЗА (смотрит с крыши вниз. Внизу прогуливается женщина): Не веришь? Да, я сама не поверила. Но он мне свою зазнобу показал вчера, с крыши. Она недавно в наш дом переехала. Не знаю, как при ближайшем рассмотрении, но сверху она ничего: маленькая, квадратная, ножки короткие и переваливается при ходьбе, как утка. Это Савелича больше всего в ней умиляет, он сам сказал. Зовет ее очень нежно, моя утица. Так что сегодня, я эту его утицу встречаю. Давай завтра, а?

КОНСТАНТИН: Последние полгода ты всегда говоришь завтра, а на завтра, опять завтра. Но завтра, как известно, не наступит никогда. И не ври мне, ничьих утиц ты сегодня не встречаешь. Ты очень предсказуема, Роза. За два года нашего знакомства я изучил тебя почти досконально и совершенно не сомневаюсь, что в данный момент ты сидишь за компьютером и работаешь над очередным проектом. Так?

РОЗА: Кость, ты понимаешь, такой важный проект, такой важный… Мы его два года ловили. И завтра надо наработку предоставить. Я завтра наработку сдам и буду свободна. Часам к пяти. Ты мне позвони, и договоримся.

КОНСТАНТИН: Ладно. Когда, говоришь, вы этот проект заканчиваете?

РОЗА: Завтра, к пяти.

КОНСТАНТИН: Да, нет же. Сам проект когда добиваете?

РОЗА: А-а-а. Года полтора точно проработаем.

КОНСТАНТИН: Ого! Полтора года - это слишком долго. Я не буду столько ждать. Я буду действовать. Сегодня же начну собирать бомбу, а завтра взорву ваш телецентр, так и знай. Уверен, что только тогда смогу оторвать тебя от компьютера. О, я несчастный идиот! Зачем я приучил тебе к прогрессу? Раньше ты хотя бы писать ленилась и использовала для этого меня. Так когда говоришь тебе перезвонить? Завтра в пять?

РОЗА: Или позже. К восьми я точно освобожусь.

КОНСТАНТИН: Все понятно. Лучше я за тобой подъеду прямо к логову Тараса. Ну, давай, до завтра.

Роза кладет трубку, возвращается к компьютеру.

РОЗА: Ну-с, чего тут у нас.

Повтор концовки эпизода.

КЛИЕНТ: Специфическая обстановка.

ВЛАДИСЛАВ (задумчиво): Да, нормальный человек здесь жить не будет.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: С того момента каких только клиентов я не насмотрелась.

Неторопливая музыкальная тема с постоянно повторяющимся мотивом.

Эпизод 1.

Открывается дверь. На пороге Владислав и дама в немыслимой голубой шляпке с собачкой, тоже в голубой шляпке.

Эпизод 2.

Открывается дверь. На пороге Владислав и двое юношей, которые держатся за руки.

Эпизод 3.

Открывается дверь. На пороге Владислав и семья узбеков в тюбетейках и стеганных халатах.

Эпизод 4.

Открывается дверь. На пороге Владислав и бригада чукчей–оленеводов в унтах с оленем на поводке.

Эпизод 5.

Открывается дверь. На пороге Владислав и расписная компания хиппи.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ. Но вдвоем с Савеличем мы были непобедимы. Любимой нашей репризой стал "Поход за спичками".

Интерьер. Кухня в квартире Розы.

Савельич висит на оконной раме, просяще протягивает в форточку руку. Видно, что он так висит уже давно. Роза делает вид, что его не замечает.

САВЕЛИЧ (умоляюще): Роза, соседушка, я тут колбаской разжился, дай спичек.

РОЗА (сварливо, демонстративно не глядя на Савелича): Спичек не дам. Знаю я тебя, устроишь пожар, кто тушить будет? Снова я?

САВЕЛИЧ (требовательно помахивая рукой): Ну, как же без горяченького. У меня же язва может случиться. Спичек что ли тебе жалко?!

РОЗА: Спичек не жалко, дом жалко. Я, в некотором роде, здесь проживаю. (Обращаясь к зрителям) Каждый раз одно и тоже: просит спички, что-то там кулинарит, засыпает по-пьяни и горит. А я потом бегаю по крыше с ведрами. (Громко, Савеличу) Опять ведь сгорит твое хозяйство!

САВЕЛИЧ: Сгорит, да и черт-то с ним! Такого хозяйства в окрестностях полные помойки. Нового наберу. Дай спичек, а? Во так надо! А то колбаска моя не слишком свежая, поджарить надо. (С надрывом) Отравлюсь ведь я! Ну, что ты за девка такая бессердечная? (Распаляясь, трясет раму) Человек рядом помереть готов, а тебе плевать! (Кричит зрителям, просунув бороду в форточку) Не подселяйтесь к ней, люди добрые! Она сущая ведьма! Ей что человек, что таракан - все едино! Меня со свету сживет, вас отравит...

РОЗА (устало): Ладно, Савелич. Неси сюда свою колбаску, сама поджарю.

Савелич радостно исчезает, возвращается с засаленным свертком. Передает его Розе в форточку.

РОЗА (возмущенно): Фу, Савелич она же тухлая совсем! Ты с ума сошел, это же есть нельзя!

САВЕЛИЧ: Скажи, какая барыня нашлась на нашей крыше! Колбаска почти свежая! С одного бока только зеленая! Нечего меня перед людями позорить! Не хочешь жарить, так и скажи. Я и сам могу, не велика премудрость. Спичек дай!

РОЗА, ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Реприза имела кольцевую композицию и с данного месте могла играться с начала для особо несообразительных. Таких, правда, ни разу не попадалось.

Эпизод 1.

Дама в немыслимой голубой шляпке испуганно прижимает к себе собачку и отрицательно мотает головой.

Эпизод 2.

Двое юношей отрицательно мотают головой.

Эпизод 3.

Узбеки в тюбетейках и стеганных халатах отрицательно мотают головой.

Эпизод 4.

Бригада чукчей–оленеводов молча, но дружно, разворачивается и уходит по лестнице вниз, затягивая монотонную песню.

Эпизод 5.

Хиппи дружно поднимают руки, выкрикивают "Бун шан кар!". Уходят по лестнице, приплясывая и играя на варганах, один их них стучит в барабан.

Эпизод 6.

Роза открывает дверь. На пороге Владислав и уже известные негры-реперы. У Розы удивленное лицо. У негров тоже.

ПЕРВЫЙ НЕГР: Здравтуйтэ. А я и смотрю, улица знакомый, дом знакомый, эта дверь видел и вас уже знаю.

ВТОРОЙ НЕГР (агенту): Я тоже эта девушка видел. Она в КГБ записывается. (Розе) А мы альбом записали, в студии. Продается хорошо. Решили комната покупать. Но эту не хотим.

Дарят Розе кассету.

ПЕРВЫЙ НЕГР: До свидания.

ВТОРОЙ НЕГР (дает первому саечку): Он хотел сказать, совсем прощайте.

ВЛАДСЛАВ: Знаете, Роза, я, пожалуй, тоже попрощаюсь. А то, похоже, в Питере чудики кончились. Мы уже всех перебрали и по второму кругу пошли.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Больше Владислав не пришел. Пришла Зоя Федоровна. Признаться, я ее сперва не узнала.

Интерьер. Коридор в квартире Розы. Входит маленький толстый моджахед с бородой набок в длинном плаще и темных очках. Оглядывается и захлопывает за собой дверь. Вытаскивает из-под плаща фомку и заклинивает ею ручку двери. Хватает Розу за рукав и тащит ее на кухню. Осторожно выглядывает в окно.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Посторонних нет?

РОЗА: Нет.

Зоя Федоровна снимает усы и бороду.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Я поразилась тому, как мало эта энергичная женщина напоминала прежнюю Зою Федоровну.

ЗОЯ ФЕДОРОВНА: Достала меня эта чертова борода. До чего же вещь неудобная. И как ее только мужики носят. Мне ее в комитете выдали. Для конспирации. Я хотела что-нибудь более традиционное, ну, там волосы перекрасить или, может, вуаль. Но в комитете из вуалей только фата, от внучки политрука осталась. А из красок только синька и зеленка. Ну, еще марганцовка есть, но от нее эффект нестойкий и оттенок совсем никуда. С бородой проще вышло. Мне ее дед один парализованный пожертвовал. Не пожалел, для правого дела. А бабы склеили. Глянь, из подручного материала сконструировали. Мастера! (Зоя Федоровна выворачивает бороду на изнанку. Видны переплетения пластыря и грубые швы). У нас уже все замаскированные ходят, опасаясь преследований. Эх, Роза, знала бы ты, какая опасность всем грозит. Наш политрук где-то вычитал, что скоро врачи захватят мировое господство. Они уже начали разбирать людей на органы. А из органов новых собирать. Милиционеры, например, все из органов. Ну, это мы еще посмотрим, кто кого. Наши ряды пополняются с каждым днем, и все новобранцы – жертвы врачебного беспредела. У кого нога оттяпана, у кого глаза не хватает. Нужны деньги. Для закупки оружия и боеприпасов. А то у нас вооружение с первой мировой. Глянь! (Зоя Федоровна распахивает плащ. Она опоясана крест-накрест пулеметной лентой). Сами собирали, по патрончику. В лесах. Правда, в основном каски попадаются. Но бывают и удачи. У нас даже танк имеется и пара мотоциклов. Только они не на ходу – ржавые все, а танк – без башни и гусениц. Так что деньги нужны просто позарез. А комната моя, как на зло, не продается. Агент сказал, что сложно дураков найти, которые здесь жить захотят. Тут я сразу про тебя подумала. Ведь ты здесь как-то уживаешься. Может, купишь комнату мою. Дорого просить не стану, потому как кроме тебя ее купить некому, а ты, сразу видно, не из богатых будешь. Так что, купив мою комнату, ты оказываешь поддержку нашему антиврачебному движению. И получаешь полезный в хозяйстве сувенир на память. (Зоя Федоровна дает Розе две таблички, на одной написано: "Обмывочная", на другой "Процедурная", явно украденные из больницы). Вот, на ванную и туалет повесишь. Наши резиденты их с больничных дверей свинтили, чтобы внести в ряды врага анархию и сумятицу. Представляешь, что там началось! Вся больница внутри себя заблудилась. Ну, давай, Роза. Пора мне. (Толкает Розу локтем и заговорщицки поднимает палец. Начинает шепотом петь, дирижируя Розе. Роза подхватывает, тоже шепотом)

Вихри врачебные веют над нами

Темные си-и-илы нас злобно гнетут.

В бой роковой мы вступили с врачами,

Нас еще с-у-удьбы безвестные ждут.

(Выходя в коридор) У тебя, кстати, деньги есть? Дай-ка мне сто рублей, в залог. (Роза достает деньги) Мне на лекарство надо. Я все таблетки бросила пить, кроме одних. От тех, которые врачи давали, я и болела все время. Только спать хотелось и есть. А эти нам внучок нашей комиссарки прописал. Он хоть и не врач, но в таблетках разбирается. (Высыпает на ладонь последние несколько таблеток и разжевывает). Видишь, кончились. Восполнить надо. (Берет у Розы деньги и надевает перед зеркалом бороду, очки и шляпу) Ты меня не ищи, я сама к тебе приду. Ой, чертова борода! До чего же паралитик колючий попался!

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Родители собрали нужную сумму.

ФОТОГРАФИЯ: Родители сиротливо стоят под дождем на авторынке, продают старый "Москвич".

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Выкупили у Зоя Федоровны комнату.

ФОТОГРАФИЯ: Родители Розы передают деньги Зое Федоровне. За ней несколько пенсионеров в больших темных очках и широкополых шляпах.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: И война внезапно кончилась моей безоговорочной победой. Больше никто не посягал на мое одиночество. Я была счастлива. Целую неделю.

ФОТОГРАФИИ скучающей Розы во всех уголках квартиры.

РОЗА. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: А к концу второй недели я не знала, куда себя деть от тоски и депрессии. И уже подумывала вступить к Зое Федоровне в добровольцы, когда в дверь позвонили.

Интерьер. Коридор в квартире Розы.

Звонок в дверь. Взволнованная Роза бежит к двери, открывает. На пороге Владислав и Тарас.

ВЛАДИСЛАВ: Привет, артистка.

РОЗА: Здравствуйте. Только комната уже не продается.

ВЛАДИСЛАВ: Еще бы! С тобой продашь! Пройти можно?

Роза молча пропускает посетителей в квартиру.

ВЛАДИСЛАВ: А я по тебе даже соскучился. Честно. Нигде больше таких шоу не показывают. В повседневной жизни все очень солидно и размеренно. И любая комедия по сравнению с тобой - просто похороны. А ты? Признайся честно, скучаешь?

РОЗА: Скучаю.

ВЛАДИСЛАВ: Тогда рекомендую, Тарас – режиссер с телевиденья. С ним не соскучишься. Тарас, излагай.

Тарас выступает вперед и открывает рот. В этот момент раздается телефонный звонок, и Роза отрывается от монитора. Снимает трубку. Вечер.

ТАРАС: Роза, ну как наши дела?

РОЗА: Все готово, шеф. Завтра принесу сценарий.

ТАРАС: Весь? Ну ты даешь! Вот молодец. А про happy end не забыла?

РОЗА: Ой, блин! Ну, ладно, сейчас что-нибудь придумаю.

Роза кладет трубку и подходит к окну. На крыше в своей обычной позе сидит Савелич, смотрит на закат. Роза кидает в его сторону камешек. Он оборачивается, жестом приглашает Розу к себе, показывает бутылку текилы. Роза вылезает в окно на крышу. Савелич наливает ей текилы. Они дружно насыпают соли ни руку. Лизнули, выпили, закусили лимоном. Роза морщится. Они смеются. Роза рассказывает что-то Савеличу, размахивая руками. Савелич смеется. Камера отъезжает назад, открывая панораму заката над городом и крышу. Вместо чердака Савелича – застекленный пентхауз. Плывут титры.

Смена кадра.

Пленка рвется. Появляется Савелич, сминает остатки изображения.

САВЕЛИЧ: Ну, уж нет. Разве это концовка? Совсем никуда не годится. Такие концовки еще Гайдай снимал. Сколько можно? Другую надоть!

Надпись на мониторе. Концовка.

Студия с декорацией, изображающей квартиру Розы.

Съемка фильма. Гример подкрашивает актрису, похожую на Розу. Периодически сверяя ее с Розой, которая стоит неподалеку.

Титры.

В сторонке мальчик сидит на скамеечке с невинным видом рядом с телевизором, болтает ногами. Другой мальчик пытается стащить у осветителя софит. Осветитель отвешивает ему подзатыльник.

Титры.

Проходит кинолог, тащит за собой патлатую собаку. Собака рвется на привязи, пытается вывернуться из ошейника.

Титры.

Лилипуты испуганно жмутся от собаки к огромному мужику, соседу по квартире.

Титры.

Мимо камеры пробегает техник в мышеловках, матерится. К нему кидается помрежка, помогает отцепить мышеловки.

Титры.

Негры-реперы танцуют и что-то очень эмоционально поют перед Зоей Федоровной. Она смотрит на них с ужасом и пытается бочком уйти вдоль стены.

Титры.

Тетка с рынка напряженно роется в сумке. Михеев, проходя мимо, игриво щипает ее за ляжку. Тетка разворачивается и яростно бьет Михеева сумкой несколько раз.

Титры.

Техник с баллонами на спине и в противогазе подходит к Мариночке, которая стоит со стопкой книг, готовая к своему эпизоду. Техник просит ее оценить оборудование. Мариночка кивает. Техник нажимает клизму, в лицо Мариночке вылетает зеленая струя. Мариночка отмахивается, сплевывает.

Титры.

Плотник дядя Миша и сосед-потрошитель стульев наливают что-то по стаканам, выпивают. Испуганно оглядываются и закрывают бутылку спинами.

Титры.

Техник с баллонами подходит к спортсмену. Спортсмен смотрит на него с интересом, охотно соглашается оценить оборудование. Техник нажимает клаксон, громкий хлопок, вылетает черное облако дыма. Рассеивается. Спортсмен хлопает глазами, лицо его черное от сажи. Хватается за сердце и падает.

Титры.

С техника снимают баллоны и противогаз, раздевают до трусов, напяливают спортивную майку. Подталкивают. Техник легкой трусцой начинает подниматься по декорации лестницы вверх.

Титры.

ТАРАС (кричит в мегафон): Где Савелич? Найти и расстрелять!

Титры.

Савелич (в камеру): Вам не кажется, что чего-то не хватает? Именно! Happy endа так и не получилось. (Высматривает Розу) Роза, ну-ка иди сюда.

Роза: Савелич! Ну, где ты ходишь? Тарас тебя убить хочет!

САВЕЛИЧ: Это ничего. Пускай. Роза, детка, мы кое-что упустили. (Показывает на телефон) Давай-давай, действуй. (Протягивает Розе трубку).

Роза набирает номер.

РОЗА: Костя? Здравствуй. Ты сегодня вечером что делаешь?

Савелич деликатно удаляется. Тотчас на него набрасываются помрежка, гример, костюмер, техники и проч. Тарас хватает у осветителя софит и швыряет его в Савелича. Все пригибаются. Софит ударяется в электрощиток, взрывается, свет гаснет. Кто-то говорит "Йопт!"

Надпись на экране: Вот теперь полный happy end.

Появляется собачка в респираторе, виляет хвостом. Тявкает.

КОНЕЦ

Аделаида

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 1 мая 2001 - Can't open count file