Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы
 

Кузнецов Исай

КРЫСОЛОВ

Заявка на сценарий сказки

Легенда донесла до нас совсем немного: в городе Гаммельне появились крысы. Они причиняли жителям города неисчислимые бедствия. И вот явился крысолов. взявшийся избавить Гаммельн от беды. Магистрат заключил с ним договор, по которому обязался выплатить 1000 талеров, если он сумеет избавить город от крыс. Крысолов заиграл на своей волшебной флейте и все крысы вышли из своих нор я направились к Везеру, вошли в реку и утонули. Но магистрат не захотел заплатить Крысолову пложенную ему сумму и, тогда Крысолов жестоко отплатил жителям Гаммельна: он снова заиграл на своей флейте и все дети послушно пошли с ним и навсегда исчезли иэ Гаммельна. Рассказывают, будто где-то в горах живут счастливые люди, не знающие неоправедливости, корысти и несчастий, и будто эти люди говорят на гаммельнском диалекте.

Вот и все, что нам известно. К легенде о крысолове обращались многие авторы, пытаясь понять, что же произошло на самом деле. кто был тот таинственный Крысолов, почему Гаммельнцы проявили по отношению к нему такую несправедливость и почему он так жестоко поступил.

Трудно удержаться перед соблазном сделать еще одну попытку выяснить, что же произошло в действительности, тем более, что современное, научное понимание истории дает нам право и возмо ность во новому и более трезво взглянуть на эти волнующие события.

Итак, новая версия старинной легенды о знаменитом Крысолове из Гаммельна.

Начинается все, разумеется с того, что славный город Гаммельн стоящий на реке Везер, наводнили полчища крыс. Что только не предпринимали жители, но никакие средства не помогали: крыс становилось всё больше и больше. Их наглости не было предела: мало того, что они уничтожали запасы зерна, пожирали сало и свечи, - они нападали даже на детей, лежащих в колыбели, да и взрослые избегали выходить на улицу поздними вечерами, не вооружившись палкой с острым железным наконечником, чтобы защищаться от острых зубов этих разбойников.

Но... то что, казалось бы должно было привести Гаммельн к упадку и запустению, неожиданно обернулось его славой и процветанием!

Началось с того, что жители стали изыскивать средства для борьбы с крысами, изготовлять капканы, составлять особо сильно действующие яды. Постепенно деятельность эта приобрела самый широкий размах. Гаммельнские крысиные яда и капканы прославились на всю Германию и даже в соседние страны поставляли Гаммельнцы свою продукцию. Гаммельн богател.

Нельзя сказать, чтобы город сам избавился от крыс. Но во всяком случае их не становилось больше. К тому же гаммельнцы как-то привыкли к соседству крыс и примирились с этим, как они полагали, неизбежным злом. Тем более, что город процветал и кое кто даже состовлял проекты перенесения в Гаммельн столицы государства и создания собственного Университета, на подобие Гейдельбургского. В городе построили новую ратушу, возвели великолепный собор, дома богачек на главной улице соперничали красотой и роскошью. жены хозяев города одевалась не хуже знатных дам. обитавших в эамках. а в некоторых домах ели исключительно из серебряной и золотой посуды.

Крысы? Ну что-ж, можно жить и о крысами, если они способствуют процветанию города.

Не хотели мириться с таким положением только бедняки. Им "крысиный бум" не принес ни новых домов, ни серебряной посуда. Они. как были бедняками, так ими и остались. Правда теперь они не сеяли и не пахали, а работали на фабриках. Но жизнь от этого не стала краше.

Незадолго до появления в Гаммельне таинственного Крысолова, в город вернулся сын бургомистра Мартина Эезенблюта, молодой Генрих. Шесть лет провел он в Гейдельберге, изучая науки. За это время он отвык от той жизни, которой жил его родном Гаммельн. Да и взгляды его, по мнению отца, стали слишком вольными. Его редко видели в богатых домах, а гораздо чаще в кварталах, где жила беднота, особенно часто - в маленьком трактирчике "Под щитом", где гостям прислуживала дочь хозяина, прекрасная Вальдтрауд.

До бургомистра эти сведения естественно доходили и ему решительно не нравилось поведение единственного наследника. Подумав и посоветовавшись о заслуживающими доверия людьми, Мартин решил, что лучшее средство для обуздания сына - женитьба. Была на примете и невеста -дочь хазяина самой больщой фабрики капканов, почтенного Люгеманна толстушка Гизелла. Конечно Гизелла не красавица, зато приданное её стоит любой красоты.

Разговор Бургомистра о сыном был трудным. Генрих наотрез отказался от женитьбы. Он даже заявил, что если уж и женится, то по собственному выбору, а женившись, ни минуты не останется в Гаммельне: он не хочет, чтобы его дети погибли в колыбели от крыс! Вежливо поклонившись отцу, Генрих ушел, оставив Мартина в бессильной ярости.

И вот тогда то появился знаменитый Крысолов. Это был человек лет сорока, с грустной, чуть ироничной улыбкой, у которого всего и было имущества, что флейта, да одежда, какая была на нем. Но когда он заиграл на своей флейте в трактире под щитом, стало вдруг совсем тихо и посетители начисто забыли о всех своих невзгодах. Именно тогда, под звуки волшебной мелодии, Гених признался, что любит Вальдтрауд и услышал от неё, что тоже любим. Тогда Генрих попросил её руки. Вальдтрауд взглянула на отца и тот тут же дал свое согласие. Конечно такое могло случиться только под звуки волшебной флейты, иначе трактирщик ни за что не осмелился бы вызвать подобным неосмотрительным поступком гнев самого бургомистра.

На следующий день Крысолов явился в магистрат и предложил за 1000 талеров навсегда избавить город от крыс. Господа члены магистрата выслушали его и сказали, что ответ он получит завтра. Крысолов ушел, а члены магистрата начали совещаться. Совещание было недолгим. Магистрат принял решение воспользоваться услугами Крысолова и заплатить ему тысячу талеров, если он действительно избавит Гаммельн от крыс. Кое кто, правда решительно возражал против этого решения. И прежде всего фабрикант капканов Люгеманн и ученый химик Гумелиус, изобретавший крысиные яда. Они заявили, что не следует рубить сук на котором сидишь, что уничтожение крыс, поголовное их истребление, неизбежно приведет к упадку и разорению городской промышленности и чревато неисчислимыми и непредвидимыми последствиями,

Но бургомистр Эйзенблют мечтал о внуке, которое когда-нибудь перейдут его богатства и, памятуя разговор с сыном, настоял на принятии решения о договоре о Крысоловом.

И вот настал торжественный момент. Все население Гаммельна собралось на площади перед ратушей. Появился Крысолов и заиграл на своей флейте. При первых же звуках странной, непривычной мелодии, из всех подвалов, погребов, сараев и амбаров потянулись бесконечном потоком крысы. Они стекались со всех сторон и соединившись, широкой полосой двинулись к Везеру. Под звуки флейты они двинулись к воде и скрылись в волнах реки. Гаммельнцы с затаенным страхом глядели на это чудо. Когда же последняя крыса исчезла под водой, город огласился радостными, ликующимим криками. В воздух взлетели разноцветные ракеты, на улицах и площадях люди обнимались, пели, танцевали. Три дня, ни днем ни ночью не прекращался праздник освобождения.

Радость жителей Гаммельна еще не сменилась повседневными заботами, а у хозяев города появились мрачные предчувствия. Они задумались. Если могущественный Крысолов пройдет по стране и уничто-жит повсюду всех крыс, то не только в Гаммельне, но и нигде не понадобятся стальные капканы Люгеманна и крысиные яды Гимелиуса. Кто будет их покупать? Город Гаммельн придет в упадок и слава его померкнет.

Господа члены магистрата упрекали себя, а главным образом бургомистра в легкомыслии. Настроение было мрачным. Господа члены магистрата собрались в зале заседания и мрачно поглядывали друг на друга. Общее молчание прервал Гимедиус. Поднявшись со своего места, он насмешливо оглядел присутствующих и заявил, что Крысолов договора не выполнил, а потому ему не следует не только платить 1000 талеров, но, как обманщика заточить в тюрьму. Удивленным членам магистрата Гимелиус пояснил, что именно он имеет ввиду:

у него в специальном помещении, в клетках осталось больше сотни крыс, над котороми он производит свои опыты. Так что законный повод для расправы с злокозненным Крысоловом налицо.

Радость господ членов магистрата была безграничной. Они высоко оценили мудрость и предусмотрительность ученого и тут же постановили ту 1000 талеров, которую предпологалось уплатить Крысолову, передать магистру Гимелиусу для продолжения его опытов.

Надо сказать однако, что тревога посетила не только хозяев города. Задумались о своем будущем и бедняки. Что они будут делать, если закроются фабрики? От сельского труда они уже отвыкли, также как и от ремесел, а работы у них не станет. Вот и получается, что о крысами плохо, а без крыс еще хуже! Конечно, далеко не все так думали, но нашлась кучка негодяев, которая решила расправиться с Крысоловом.

Узнав об опасностях грозящих Крысолову, Генрих разыскал его и рассказал о решении магистрата и замыслах некоторых посетителей трактира "Под щитом".

- Так и должно было случиться, - грустно, но безо всякого удивления произнес Крысолов, - Большое богатство всегда вырастает на чужом горе, оно питается чужой бедой.

- Мы не дадим тебя в обиду!- крикнул Генрих. Крысолов не ответил, а только заиграл на флейте.

- Ты должен отомстить им!- оказал Генрих.

Нет, - ответил Крысолов, - Моя флейта не может причинять зла. Генрих ушел. Конечно только потому, что именно на этот час он назначил свидание несравненной Вальтрауд.

Тем временем в городе снова появились крысы. Те самые крысы, которые сохранились в клетках Гимелиуса. И тогда стражники схва-тили Крысолова, заковали его в кандалы и бросили в темницу.

Появление крыс было встречено жителями не только без возмущения, ко даже с некоторым удовлетворением: всё снова становилось на свое место. Снова заработали фабрики,жизнь вступила в привычную колею.

И только Генрих и его друзья не захотели с этим мириться. Но что они могли сделать: у магистрата сила, власть, войска... Попытка бунта была подавлена. Генриха бросали в тюрьму.

Решение об аресте Генриха принял лично бургошстр Эйзенблют. Он надеялся, что несколько дней проведенных в темнице охладят его пыл, заставят смириться, сделают покорным.

Но Генрих не смирился. С помощью знакомого стражника он навестил Крысолова в его камере.

-Ты не хочешь делать зла, - сказал Генрих, - Я тебя понимаю. Но тогда сделай доброе дело. Спаси тех, кому нестерпимо жить в этом городе - тех кому еще жить и жить, - спаси детей!

- Хорошо!- сказал Крысолов, - Я это сделаю!

Он заиграл на своей флейте. И тотчас распахнулись железные двери темницы. Они вышли на волю. А Крысолов заиграл другую, необыкновенно чарующую мелодию. Он играл не громко, но услышали её повсюду. Но слышали её только дети. Они бросали игрушки, книги, выходили на улицу из домов, школ и садов и стекались к окраине города, где играл на своей флейте Крысолов. И когда все дети Гаммельна собрались вокруг него, он медленно пошел по дороге ведущей вдаль.

А за ним шли Генрих и Вальдтрауд. А за ними все дети Гаммельна. Они уходили туда, где не будет зла, на котором вырастает богатство, где будут царить справедливость и радостный труд.

.

/ И. Кузнецов. /

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru


Счетчик установлен 8.12.99 - Can't open count file