Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Гурьянов Сергей
Пермь
2003 год

ЧЁРНЫЙ ПИАР
(название рабочее)

сценарий полнометражного игрового фильма
жанр – комедия

***

Подземные, городские коммуникации. Ржавые лесенки, осклизлые стены, ручейком течёт водичка. Идут двое мужчин. Оба в костюмах и галстуках. Один ведёт другого за руку, потому что у того глаза завязаны чёрной повязкой. Который ведет, – высок, строен, подтянут. Второй – среднего роста, крупный, с небольшой, аккуратной бородкой, лет 40.

- «Где мы» – спрашивает тот, что с повязкой на глазах. Он взволнован, испуган и зол.

- «Вам лучше не знать. Осторожно! Камень».

Тем не менее, завязанный всё таки поскальзывается, ударяется коленкой, и проваливается в воду по колено.

- « Чем здесь так пахнет?»

- «Специфика работы. Не обращайте внимания»

Наконец, спустившись по ступеням ещё в какой-то мрачный угол, упираются в неприметную, ржавую, железную дверь. Первый нажимает секретную кнопку. Дверь отъезжает в сторону. Заходят и оказываются в комнате средних размеров. Стандартная приёмная благополучного предприятия. За столом сидит пожилая секретарша, и печатает на компьютере. Сбоку от неё, на стене, висит большой плакат времён второй мировой войны. На плакате мужчина прижал палец к губам и фраза – «Не болтай!» За спиной секретаря дверь. Над дверью надпись – «Агентство Чёрный Пиар». Первый подводит завязанного к секретарю:

- «142 прибыл».

Секретарь мельком оглядывает прибывших, что-то сравнивает с компьютером:

- «Кабина 17».

Дверь за её спиной отъезжает в сторону. Мужчины проходят в неё. Огромный, большой, полутёмный зал. Посредине зала тянется длинный ряд кабинок. Кабинки непрозрачные, в рост человека, открыты сверху и без дверей. В кабинках сидят люди и с кем-то активно общаются. Над помещением стоит гул неразборчивых голосов. Первый ведёт завязанного в свободную кабинку и усаживает на стул. Говорит:

- «Через 5 секунд снимите повязку. Не оборачиваться».

Уходит. Второй, выждав мгновение, снимает повязку и пугается. Перед ним монитор компьютера. На экране, постоянно трансформируясь, плавает какая-то голограмма, условно мужское лицо. Вдруг лицо заговорило машинным голосом:

- Компьютер – «А, что, Михаил, бабульки у нас имеются?»

- Михаил – «Я оплатил. По прейскуранту. Чек имею».

- Компьютер – «На компанию деньги, Михаил. На компанию. Деньги – кровь войны. Положение у тебя уж больно хреновое. Может понадобиться много денег».

- Михаил – «Заводик у меня. Пол России валенками снабжаю. Армию, милицию, народ. Лесом ещё занимаюсь».

- Компьютер – «Валенковый олигарх, значит. Это неплохо. В самодеятельности выступал? Песни поёшь, пляшешь? Человека убить можешь? На нашу контору как вышел? Говори быстро, не думай!»

- Михаил – «Камаринского пляшу. Выпью, могу и спеть. Дело простое. Адресок знакомый дал. Убить? Ну, если нападут, и деваться некуда, не знаю».

- Компьютер – «Понятно. Готов идти до конца?»

- Михаил – «В смысле?»

- Компьютер – «Девиз конторы – победа любой ценой. Мы не проигрываем. Будешь следовать советам специалиста?»

- Михаил – «Хотелось бы без уголовщины. Без заказух там всяких. А что, в самом деле! Им можно? Меня уже всего извазякали. Всякую хренотень пишут!»

Компьютер тяжело вздохнул, и голограмма лица исчезла. На экране появились, какие – то цифры, расчёты, графики и вновь лицо.

- Компьютер – «Есть специалист и для этого случая. Запомнишь пароль и езжай домой. Тебя найдут».

***

В поезде, в вагоне СВ. За окном казанский вокзал Москвы. Михаил в вагоне. Беспокоится. Вот - вот будет отправление. Где обещанный специалист? Вдруг дверь резко открывается и в купе вваливается какой-то импозантный, очень представительный, кавказец, обвешанный чемоданами, фруктами, с арбузом под мышкой.

- Кавказец - «Еле успел, слушай. Совсем дикий народ. Много главное».

Он пытается положить арбуз на стол. Михаил удивлён. Но спрашивает:

- «Вы не продаёте славянский шкаф?»

- «Как не продаю дорогой! Я всё продаю. Тебе, какой надо? Хочешь турецкий?»

Дверь в купе открывается ещё раз и появившийся на пороге гражданин, быстро оценив обстановку, решительно говорит кавказцу:

- «Папаша, ты не ошибся случайно вагоном? Здесь моё место».

Кавказец, не споря, забирает арбуз и уходит, что-то, недовольно бормоча:

– «Как не ошибиться, слушай. Чуть не опоздал. Много главное».

Мужчина не производит впечатления на Михаила. Лет 40, какой-то быстрый, суетливый. Михаил с беспокойством поглядывает в окно. Где специалист? Поезд трогается. Мужчина же, положив чемодан и сумку на свою кровать, достаёт из кармана пиджака какой-то приборчик, включает его и начинает обследовать купе. Удивлённому Михаилу показывает пальцем – тсс. Быстро проверив, достаёт другой приборчик, включает его. Приборчик издаёт какоё-то негромкое жужжание. Мужчина говорит: - «Вы не продаёте славянский шкаф?»

Михаил – «Был, да продал вчера. Так это вы? А я уж на грузина подумал. А что это ты делаешь?»

- «Жучков смотрю. В нашем деле конспирация, главнее всего. Семён меня зовут. Ну, рассказывайте».

- Михаил – «В смысле, о деле?»

- Семён – «О нём, родимом. Каков расклад. Вкратце я в курсе. Давайте подробнее».

Семён слушает Михаила, доставая из сумки и чемодана какие то хитрые, очень шпионские приборчики. Достаёт, включает, проверяет, хмыкает, слушает.

Михаил, с любопытством поглядывая на технику, говорит:

- «Городок наш небольшой, богатенький. Усть Солье. Ну, нефть есть, промышленность зашевелилась. Жителей тысяч сто. Первый тур выборов мэра прошёл. Остались я и Борька Нямов. Он сегодняшний мэр, хочет и дальше рулить. Он в первом туре набрал 49 %, я – 11».

- «Однако».

- «Негатива на меня слили, до конца жизни не отмыться. Борька, какого-то пиарщика из области выписал. Федул зовут. Может, знаешь? Нет. Такой же. Гнусный уж больно. Что только не нагородили! Старушки меня увидят, крестятся! Ага. Смотри».

Мишка лезет к себе в сумку, достаёт сложенную пополам листовку. Разворачивает. Передаёт Семёну. На листовке карикатура. Мишка лезет через стену московского кремля. В руке валенки. Крупно заголовок «Вор лезет во власть». Семён одобрительно хмыкает.

- Михаил – «Ну вот. До выборов осталось 12 дней. Я к вам. Нельзя мне проигрывать».

Михаил опять лезет в сумку, достаёт какую-то снедь, фляжку с водкой. Разливает водку в рюмки.

- Михаил – «Ты, с чем предпочитаешь?»

- Семён – «Больше всего люблю под рыбу в молоке. Знаешь, в горшочках запекают?»

- Михаил – «Ну, значит под сало. Твоё здоровье».

Чокаются, выпивают, вкусно закусывают.

- - Семён – «Что за человек мэр? Какой компромат нарыли?»

Михаил – «Нароешь на него. Не пьёт, не курит, на девчонок не смотрит. Бывший главный комсомолец. О демократии всё говорит. Поёт красиво. Только руководитель он хреновый! С такими финансовыми ресурсами! А что сделано? Вредитель. Мы, какую тактику избрали? На обвинения дурацкие не отвечать. Всё по делу. Что надо сделать, что сделаю, если выиграю. Народ не проведёшь!»

- Семён – «Народ не любит зануд. Народу зрелище нужно. Интрига. Враг жуткий. И вождь, чтоб всех отметелил! Народ наш с фантазией. Творческий у нас народ, Михаил, оригинальность ценит, а мы!»

- Михаил – «Ну где уж нам лапотникам! Посмотрим, как ты, за мои деньги, навоюешь».

- Семён – «Воевать будешь ты и твоя команда. Моя задача придумать Идею. Проблему, с которой будем бороться насмерть! Политика, Михаил, дело творческое».

В этот момент поезд качнуло, и Семён слегка прижался к стенке купе. Семён зашипел от боли.

- Михаил – «Что ты?»

- Семён – «Я ж прям с больницы. Долечится, не дал, гад! Последняя компания напоминает. Вот такая у нас работа! Опасная, но очень нужная людям. Посмотри, ребята на память щёлкнули».

Семён протягивает Михаилу фотографию. На фото некто в кровати, весь перевязанный бинтами. Оставлена только щелочка для глаз. Рука и нога подвязаны на специальных приспособлениях.

Михаил, поглядывая на фотографию и кучу шпионской техники, что проверяет Семён, спрашивает:

- «Поди, и оружие имеешь?»

- Семён – «Нам это без надобности. Наше главное оружие - голова. А может он некрофил?»

- Михаил – «Кто?»

- Семён – «Мэр!»

- Михаил – «Да не. Не похож».

- Семён – «Больно ты их видел. Я не про то спрашиваю. Я хочу знать, может ли в это ваш народ поверить? А ты, косвенно конечно, но поддакнуть. Да мол, сограждане. Как не больно говорить – видимо это так!»

- Михаил – «Вряд ли. Народ у нас простой, серый, слова то такого не слыхивали. И вообще, что за манера у вас, пиарщиков, сразу пургу мести! Ты давай, как-то в духе реализма держись! Чтоб не краснеть. Я, по жизни, человек очень стеснительный».

- Семён – «Огонь в лесу тушат ещё большим огнём. Запомни Михаил. Это правило номер 1. Вообще, какая у него платформа? На чём он тебя давит?»

- Михаил – «Как обычно. Коррупция, уголовщина».

- Семён – «А ты с бандитами как?»

- Михаил – «Никак. С Ухватом, это наш главный бандюган, нейтралитет. О-о, у меня такой начальник охраны! Устин Егорыч. Бывший главный охотник. Зайцев за уши в мешок собирает! Так тихо по тайге ходит. И таких же ребят в охрану набрал. Серьёзный мужчина».

За окном проплывает красивый, лесной русский пейзаж. Свечерело. Проносятся мимо деревья, какие-то деревенские полустанки. Собака с лаем понеслась за поездом. Семён всё возится со своей аппаратурой, настраивает, ковыряется отвёрткой. Михаил уже лежит в постели, смотрит то в окно, то на Семёна.

Михаил, задумчиво: – «Интересная у тебя профессия. Вроде шпиона. Наверное много учится пришлось?»

Семён, ковыряясь в приборе, так же задумчиво: – «Да. Целый истфак. За нами будущее. Я это сразу ухватил. Михаил, как у вас с народной активностью? Митинги там, демонстрации. Фантазия политическая? Кстати, как и за кого партии?».

- Михаил – «Нету у нас ничего. Ни народной активности, ни партий. Скучно. В основном через прессу, да листовки работаем. Одним словом – большая деревня».

За окном темно. Проносятся мимо огоньки фонарей, деревья. ЗТМ.

***

Раннее утро. Открывается дверь вагона, проводница быстро подготавливает лесенку. Михаил с Семёном спускаются на платформу и осталбеневают.

- «Иди на фиг!» – слышен рёв десятков юношеских голосов. Заиграла какая-то варварская музыка из футбольных сопелок и гуделок, свист. Их ждут. Площадь, перед небольшой станцией провинциального городка, забита встречающими. Самая большая и плотная компания, человек из 50 молодых людей, студенческого вида, расположилась у входа. Это они свистят и кричат. Над толпой колышется огромный транспарант, на котором нарисованы профили Маркса, Ленина, Сталина, Михаила и валенка. Несколько человек держат растяжки с лозунгами: - «Вон!» - «Фашизм не пройдёт!» – «Диктатуре нет!» – «Езжай на лесоповал!». На головах у ребят и девчат надеты какие-то странные фуражки, сделанные из картона, в виде выразительного кукиша, смотрящего вперёд. На груди у всех большие, круглые значки, они размахивают маленькими флажками, с каким-то портретом и кричат обидные речёвки про Михаила.

По краям площади, небольшими кучками, расположились зеваки, по-видимому, пассажиры, случайно застигнутые любопытным действием. Кто смотрит с недоумением, какая-то старушка постоянно, испуганно, крестится, но в основном люди занимаются своими делами. Чуть в стороне примостилась видеокамера с операторской группой.

- «Недурно» – говорит Семён, трогая Михаила за рукав, и выводя того из столбняка – «Чувствуется рука специалиста».

- Михаил - «Федул, гадина!»

К Михаилу подходят встречающие. Два крепких мужика, большой, в годах, очень внушительный мужчина и миловидная женщина лет 30.

- Михаил, здоровается со всеми за руку, говорит: - « Здорово мужики. Здорово Устин Егорыч. Здравствуй Мария. Крепко вы меня встречаете, с помпой. Это Семён. Он со мной».

- Мария – «Это невозможно, Михаил Юрьевич. Федул с мэром совсем распоясались. Я подаю жалобу в избирком. Смотрите, какой чудовищный пасквиль!»

- Устин Егорыч, бурчит громко, но как бы ни к кому конкретно не обращаясь – «Сколько ещё терпеть России эту хренотень. Сколько ещё народ православный спать будет?!» Забирает решительно чемоданы у Семёна. Мария достаёт из сумочки листовку и отдаёт Михаилу. Толпа усиливает крики и гудение.

- Михаил – «Словами расскажи» – и решительно двигается на выход. Устин Егорыч опережает Михаила, раздвигая плечами дурачующуеся молодёжь.

- Мария – «Листовка вышла, якобы от вашего имени. Ой, меня кто-то за волосы дёрнул. Ребята, девочки, как вам не стыдно! В общем, вы там призываете порядок навести, как в 37, молодёжь на лесоповал и валенки шить! Уйди, прыщавый!»

Чуть в стороне от событий стоит мерседес с российским флажком на капоте. По углам расположились четверо здоровущих охранника. Возле машины прогуливается мэр – Борис Нямов. Он высок, строен, красив, и вообще, весь такой холёный, ухоженный. Рядом с ним ходит пиарщик Федул. Невысокий, толстенький, лысый мужчина с постоянно небритым лицом и очень хитрыми глазами. Они с удовольствием поглядывают на действие, развернувшееся на вокзале. Мэр показывает Федулу большой палец. Молодец!

Среди зевак, наблюдающих, как молодёжь борется с тиранией, стоят двое пожилых мужчин. Один мужчина обращается ко второму:

- Мужчина – «А, что, Григорий Алексеевич. Неплохо придумано. Не хуже, чем у людей».

- Григорий Алексеевич – «Что вы, Алексей Григорьевич. Ничего нового. Нет, до Москвы нам ещё ….!»

Михаил, Семён и другие у своих машин. Охранники укладывают чемоданы, Устин Егорыч показывает отнятые в толпе трофеи. Белый флажок с вышитым в центре портретом мэра и надписью серебром – «Я с вами». И значком с портретом мэра и словами – «Хочешь быть счастливым? Выбери меня!».

- Устин Егорыч – «Смотри Мишь, какие цацки буржуи начеканили».

- Михаил – «Может и мне значок с валенком выпустить? Мол, всех обую».

- Семён – «Лучше согрею. Что ж, работает конкурент грамотно. По учебнику».

- Мария – «Как можно. Это грязные технологии! Да он весь город развалил! Фокусы всё. Людям надо говорить правду».

- Семён – «У него голоса. Всё остальное пыль».

Мария с презрением оглядывает Семёна. Семён рассматривает Марию с иронией.

Мэр, присев на капот своей машины, внимательно разглядывая команду соперников, говорит Федулу:

- «Кого-то Мишка привёз из Москвы. Вон тот. Вид хорькообразный, твоё племя. Конкурент».

- Федул – «Видимо да. По виду – специалист. Только, что можно сделать за 11 дней? При такой разнице процентов? Видали мы спецов, но такое… Невозможно. Народ, штука тяжёлая и серьёзная. Бабок по лёгкому срубить приехал. Десять дней порезвится, пыль конечно нагонит».

- Мэр – «Отнесись серьёзно. Мало ли».

- Федул – «Сегодня ребятишки по городу будут ходить, листовки раздавать. Вечером в эфир пустим это мероприятие. А завтра для дяди Миши сюрприз».

- Мэр – «Ребят надолго выпросил? Где поселил? Кто такие, кстати?»

- Федул – «Студенты из Перми. Друган подогнал. Недорого. На весь срок. Поселили в пионерлагере. Отдохнут заодно. Здоровье поправят. Я проконтролировал, кормят хорошо, вечером танцульки».

Возле мэра крутиться привокзальная дворняга, выпрашивает поесть. Мэр с раздражением отпихивает её ногой, та взрывается истерическим лаем. Мэр садится в машину и уезжает.

Семён с Устин Егорычем возле машины. Мишка с Марией уже сели. Видимо Семёну объяснили, что вон там как раз мэр и есть. Семён оценивает мэра, Федула, ситуацию.

- Семён – «Устин Егорыч, подбери собачку». На недоумённый взгляд Устина – «На всякий случай. Враг твоего врага, - наш друг. Поехали».

***

Кортеж из двух машин едет по городу. Семён приглядывается к городу. Усть Солье, городок небольшой, уральский, старинный. Потемневшие, деревянные дома перемежаются кирпичными пятиэтажками и зданиями с современной архитектурой. В центре много дореволюционных, каменных, купеческих особняков. Люди, попадающиеся по дороге, собраны, деловиты. По пути объезжают бригаду дорожников, укладывающих новый асфальт.

- Мария – «Михаил Юрьевич. Мы усилили давление на избирателя. Новый агитационный материал. Смотрите. Устин Егорыч, притормозите, пожалуйста».

Машина останавливается у огромного рекламного щита. Михаил и Семён разглядывают его, не выходя из машин. На плакате художник, очень реалистично и трогательно изобразил, как Михаил раздаёт валенки пенсионерам и участникам войны. Под плакатом надпись: - «Всё что могу».

- Михаил тоскливо – «Ну, понеслась».

- Мария – «Но это же, правда, Михаил Юрьевич! Сколько вы помогаете людям!»

- Семён – «Кто знал, что мы будем именно сегодня и именно этим поездом?»

- Мария – «Я знала, Устин Егорыч, Юрка, конечно. Мы вчера вместе обсуждали план мероприятий».

- Михаил – «А что тебе не нравится?»

- Семён – «Опережают. Нехорошо это. Колокольчики звенят».

Машина трогается и далее едет не останавливаясь. По пути ещё попадаются два рекламных щита. На одном Мэр переводит старушку через дорогу. Подпись – «Старость не будет забыта!» На другом изображён широко улыбающийся Мишка с лопатой на плече. Надпись – «Починим дороги вместе!»

**

Подъезжают к зданию заводоуправления.

- Михаил – «Вот тут и живём».

Выходят из машины. Семён оценивает окружающее. – «Однако!» – Четырёхэтажное здание из стекла и бетона. Периметр огорожен высокой бетонной стеной. Вдоль стены видны вышки с охранниками. Стена окутана колючей проволокой. Везде видеокамеры. На площади у здания стоит высокая рекламная конструкция с огромным крутящимся валенком.

- Михаил – «А ты думал! У нас всё по взрослому. Пойдём, я тебе производство покажу».

- Семён – «Штаб бы собрать, бойцов твоих пощупать».

- Мария – «Михаил Юрьевич. Совещание через 40 минут. Может чайку?»

- Михаил – «Пойдём, я тебе главный цех покажу. Не пожалеешь».

Берёт Семёна под руку и тянет к дверям заводоуправления.

***

Михаил, Семён, Мария в каком-то огромном цехе. Гудят машины. Много солнца, цветов, кадушек с пальмами. Всё чисто, евродизайн. Какие-то длинные сборочные линии. Рабочих мало, сплошная автоматика. Все кто находится в цехе и работает – в белых халатах. К ним радостно подбегает какой-то парень лет 30.

- Парень - «Здравствуй, Мишка! Хорошо, что ты вернулся. А меня тоска заела. Отпусти в экспедицию, в Африку, за шерстью жирафа. Мысль есть!»

- Михаил, улыбаясь – «Здравствуй Юра. Знакомься, Семён. Царь и бог по технике – главный инженер – Юрий Петрович. 90%, что здесь крутится и работает, его изобретения. Ты посмотри!»

Семён с Юрой пожимают друг другу руки – «очень приятно».

Действительно, есть на что посмотреть. Машины, что-то жуют, переминают, строчат. Особенно поразило Семёна труба, из которой, как из автомата, вылетают готовые валенки. Тут же, снизу, их ловит механическая рука, заворачивает парами в полиэтилен, маркирует. Иногда, какой-нибудь валенок, вылетает неровно, вбок. Но рука, словно заправский вратарь, реагирует моментально, и всё равно ловит валенок.

- Юра – «Я серьёзно говорю. Достали меня ваши выборы. Давай командировку в Африку!»

- Михаил – «Юрка, ну подожди ты, чем дело кончится. Вот человек приехал нам помочь. Крупный специалист по выбором. Может, ему твоя помощь нужна будет?»

- Семён – «Обязательно. Будущее выборов, да и самой цивилизации, за умными машинами».

- Михаил – «Будущее цивилизации за валенками. Пошли на совещание».

***

Очень большая, светлая, вся заполненная цветами и кадушками с растениями комната. Посредине большой круглый стол. За столом сидит Михаил. Рядом с ним, по одну руку – Семён, по другую – Мария. Далее стол заполнен очень солидными, представительными, большей частью пожилыми, мужчинами и женщинами. По виду – интеллигенция. Стены увешаны предвыборными плакатами и листовками. Среди них есть уже знакомые нам, есть и новые. Тематика на всех – благостная. По центру расположился тот самый плакат – «Всё, что могу». Выступает Мария.

- Мария – «Мы вступили в новую, более активную фазу предвыборной кампании. До голосования 11 дней. Для начала выслушаем присутствующих. По необходимости скорректируем. Иван Семёныч, начинайте».

Седовласый мужчина откашлялся и заговорил, с несколько назидательными интонациями.

- Иван Семёныч – «Вчера я посетил 3 детсад. Собрал воспитателей, детей. Рассказал о том нелёгком, но полным благородных деяний, пути, что прошёл наш кандидат. Дети, как всем известно, имеют родителей, и я думаю, они оценят наше доброе дело. Раздал воздушные шарики с портретом Михаила Юрьевича и аналогичные записные книжки» – демонстрирует шарик с портретом – «И, у меня претензия к вам уважаемая Мария Вениаминовна. Надо бы детям оказать гуманитарную помощь. А валенки хозотдел мне не выдал! Якобы, по вашему распоряжению?»

- Мария – «Иван Семёныч. Ну, сколько можно говорить! Мы не должны пользоваться грязными технологиями. По нравственным позициям. Мы не они».

- Иван Семёныч – «Ну-ну. Решать вам. Вы главный идеолог. У меня в плане ещё 10 детсадов. Шариков бы допечатать».

- Мария – «Допечатаем. Сидор Евлампьевич. Что со школами?»

Семён толкает Михаила в бок и говорит шёпотом – «Может ты меня уже представишь? Чего время тянем?»

- Михаил – «Так, прошу внимания. Уважаемые товарищи и господа. В силу непреодолимых причин произошли изменения. Хочу представить вам Семёна Ильича. Крупный специалист по выборам. Отныне он главный идеолог, и вообще, во всём, что касается выборов, главный человек. Все выполняют его распоряжения неукоснительно. Я в первую очередь. Маша остаётся моим помощником по имиджу, и начальником штаба. В её организаторских способностях не сомневаюсь. Семён, командуй».

Семён встал, вышел из-за стола и на самом видном месте, прямо поверх плаката – «Всё, что могу» – повесил свой плакат, времён Отечественной войны, с известной фразой Горького – «Если враг не сдаётся, его уничтожают!»

- Семён – «До завтрашнего дня все работают по старому плану. Я с ним ознакомлюсь и выработаю свой. Сейчас все свободны кроме следующих людей. Мне нужен начальник силового отдела. Кто будет?»

- Михаил – «Естественно Устин Егорыч. Кто же ещё».

- Семён – «Где он? Не позвали? Позвать. Мне нужен специалист по технике. Юра, по-моему. Сюда его. И мне нужен человек с фантазией, чтоб умел хорошо писать. Есть у вас такие?»

- Мария, расстроено, с вызовом – «У нас есть Игорь Мартемьянович. Он, между прочим, известный детский писатель и руководит народным театром. Имеет две книги. Он даже член союза писателей России! Скульптурой увлекается. Игорь Мартемьянович, привстаньте».

- Семён – «Ну, пусть будет детский. Чего уж. Начальник штаба - Мария и писатель останьтесь, остальные свободны».

Оставшись с названными людьми, Семён достал из своего портфельчика наушники и какое-то техническое приспособление. Со словами – «Как же они всё-таки узнали, когда мы приедем?» он включил приборчик и стал ходить с ним вдоль стен. Присутствующим показал знаком – молчок. В кабинет зашли вместе Устин Егорыч и Юра – «Вызывали?» Им – тс-с. Семён неожиданно замер, помахал рукой – мол, подойдите. Показал хитро спрятанный жучок для прослушки.

- Семён, ласково – «Уши вещь нежная. Поберечь бы» – и взяв надутый шарик с портретом Михаила, хлопнул его у самого микрофона.

**

- «О – ё!» - Мэр и Федул получили страшный удар по ушам. Они в наушниках, сидят возле аппаратуры для прослушки, в комнате, по виду напоминающей туалет. Да собственно это и есть, отделанный мрамором, туалет, расположенный при кабинете мэра. Им больно, они срывают наушники.

**

Вновь на совещании у Михаила. Видимо, для верности, Семён включил тот самый жужжащий приборчик.

- Михаил – «Вот беспредельщики!»

- Устин Егорыч – «Когда Россия проснётся?»

- Семён – «Отныне то, что знаем мы, знаем мы. Остальные будут знать только свою задачу, и выполнять её. Ни с кем не делится информацией! Начальникам отделов. Формировать группы. Срок – завтрашней день. Люди нужны – крутые специалисты в своём деле».

- Устин Егорыч – «У меня лучшие на Урале охотники».

- Юра – «Ага. Любому буржую в глаз попадут, с двухста метров. И шкурка цела и никто не заметит, как подкрадутся».

- Семён – «Мне нужна информация. Как вы вели первый тур, листовки, речи, мероприятия. И вашего противника тоже. Что запланировано сделать. Э-э, Игорь Мартемьянович. Вы не могли бы оставить мне ваши книжки?»

- Игорь Мартемьяныч, доставая из портфеля две книги и передавая их Семёну – «Весьма польщён».

- Семён – «Мне необходим день. Я прогоню по извилинам информацию и предложу идею. Потом каждому поставлю задачу, и если все будут стараться, мы выиграем. Обязательно. Устин Егорыч. У меня для вас задание. Надо кое-что в кабинет мэру поставить. Сделаете? Ну и хорошо».

- Мария – «Это невозможно. Это уголовщина! Это хуже чем чёрный пиар! Михаил Юрьевич!»

- Семён – «Вопрос принципиальный. Для победы необходимо быть наглее противника. Быть скользким, черным и грязным! Тогда нас поймёт и полюбит народ. Боюсь, Марии Вениаминовне будет тяжело».

- Михаил – «Аккуратнее товарищ. Мария лучший организатор во всём крае. Мария – начальник штаба! И мой имиджмейкер».

- Семён – «Хорошо. Попробуем. Михаил, вам необходимо тренироваться для публичных выступлений. Выступать будем много. Советую репетировать перед зеркалом. Помогает хорошо».

***

Там же в туалете у мэра. Оба опять в наушниках. Но держат их осторожно, не прижимая к ушам. Федул крутит ручку настройки. Из наушников слышно только какое-то жужжание.

- Мэр – «Наверное, и второй жучок сломал?»

- Федул – «Скорее заглушку включил. Опытный, гад».

- Мэр – «Беспокоит он меня. Очень сильно беспокоит».

- Федул – «Борис, ну что он сможет сделать за такой срок? Да хоть семи пядей во лбу!»

- Мэр – «Начнут искать на меня компромат».

- Федул – «Раньше надо было. Ну, объявят тебя некрофилом? Или связь с мафией? Это наша платформа. Народ это знает и ценит. Поезд ушёл».

- Мэр – «Всё равно. Наезд надо усиливать!»

Начинают говорить они у аппаратуры, потом снимают наушники, мэр у зеркала причесался и вымыл руки, и заканчивают говорить уже в кабинете мэра.

***

В кабинете Михаила. Миша стоит у зеркала, откашливается. Критически оглядывает себя. За его спиной молчит, еле сдерживая свой гнев, Мария. Михаилу неудобно перед Марией, поэтому он старается на неё не смотреть. Он с пафосом обращается к зеркалу:

- Михаил - «Сограждане! Нет, не так. Соотечественники. Братья и Сестры. Мужики, мать вашу! Во. Так лучше. Господи. И как они за такого проголосуют? Маша! Ну, подскажи, что ни будь!»

- Мария – «Как ты мог! А ещё порядочным маскировался. Пригласить такого человека!»

- Михаил – «Да ладно. Что ж, нас бьют, а мы молчи. Что мы бараны? Нет, что мы овцы! Да? Твари дрожащие?»

- Мария – «Нельзя скатываться до их методов. Мы не они. А если победишь? Ты так и дела будешь делать?! И этого мерзкого типа себе в помощники позовёшь?! Миша, народ не любит врунов. Люди за тобой не пойдут».

- Михаил – «Ну, ладно Машь. Что ты злишься. Ещё же не знаем, что он предложит. Может, что хорошее. Оригинальности нам не хватает! Этого, как его? Индивидуального творческого почерка, во! А ты сразу в обиду. А команда у нас одна. Ты, Юрка, да Устин. И больше нам никого не надо. Что жена? Звонила. У неё всё хорошо? Дети в порядке. А почему не на мобильник звонила? А, верно, сам же запретил мешаться. Ну, смотри, подсказывай. Имиджмейкер! Хм. Сограждане! У меня для вас пренеприятнейшее известие».

Мария ещё зла на Михаила, но видно, что он ей нравится, и для него она может на многое пойти.

- Мария – «Ну кто так обращается к честным людям? Ох, Михаил, всё-таки ты не оратор!»

***

Семён сидит в комнате, где его поселили. Там же где и штаб, в здании заводоуправления. Вечер. Из окна видно небольшую речку. Тихая провинциальная жизнь. Люди, чинно - благородно, гуляют парами. Кто-то кричит: - «Петька, иди домой. Поздно! Скоро маньяки гулять выйдут!» – «Мам! Я ещё немного». На столе гора документации, листовок, какие-то графики. И книги Игоря Мартемьяныча – «Маша, Петя и инопланетяне» и «Игорь и бурундук». Семён в наушниках, какая-то труба у него на подоконнике. Он водит трубой по городу, слушает, думает, иногда отвлекается, берёт какую либо книгу Мартемьяныча, листает. У него включён телевизор, идут местные новости. На телеэкране показывают вокзал, приезд Михаила, студентов и как Михаил грубо толкается, пробиваясь сквозь толпу. Семён опять смотрит в трубу.

***

Утро следующего дня. Часов 11. В комнату к спящему Семёну влетает возмущённый Михаил, за ним растерянная Мария. В руках газета.

- Михаил – «Не придумал идею!? На что мои бабки идут? А люди трудятся!»

Михаил показывает Семёну статью из газеты. Крупно заголовок – «Бандиты и бизнесмены – за одним столом». Под заголовком фотография. Какой-то банкет. Длинный стол. По одну сторону сидит Мишка, лицо обведено кружочком. Далеко от него сидит кто-то, лицо тоже обведено кружочком. Семён читает статью, бегло, спрашивает:

- Семён - «Ты говорил, что дел с бандитами не имеешь?»

- Михаил – «Дел не имею. Мало ли кто на банкет приглашён? Я сам был гость».

- Семён – «Ну и что ты испугался? Нормальный наезд. Значит, кроме фотографии у них ничего нет. Что делает противник?»

- Мария – «Митинг собирают. Впервые за всю компанию! Мэр будет выступать. Людей со всего города созывают, словно война началась».

- Семён – «Пойдём. Людей посмотрим, себя покажем».

На двух машинах, распугивая гусей и обгоняя спешащих к центру озабоченных людей, несутся по городу. По дороге попадается машина с громкоговорителем. Из машины доносятся призывы: - «Граждане! Все на площадь! Мэр выступит со срочным сообщением. Россия в опасности!»

На главной городской площади – митинг. Народу немного, но человек двести уже собралось. Там же и студенты, что встречали Михаила на вокзале. Они в своей экипировке, обставлены транспарантами. Работает телеоператор. Михаил, Семён, Мария, Устин Егорыч и ещё два бойца охраны, пробиваются сквозь толпу к трибуне. Выступает Мэр. За ним, над трибуной прикреплена огромная фотография из той газеты, что Михаил показывал Семёну. Над фото огромная надпись – «Бандиты хотят власть!»

- Мэр – «Я конечно не суд, но есть информация, что кое-кто не просто выпивает за одним столом с бандитами, но и управляет ими, а фактически и есть главный мафиозо нашего города. Общак держит! Вы в этом сами можете убедится. Где сидит уважаемый авторитет Ухват? Вот здесь, ближе к выходу, в конце стола. А где кушает многоуважаемый кандидат во власть? Здесь, почти во главе! Значит, кто есть главный? Козе без слов понятно. Граждане! Вы хотите, чтобы вами управляли тёмные личности?»

- Народ – «Нет! Врёшь!» – Студенты засвистели, задули в пищалки, замахали флажочками.

Михаил с компанией уже пробились к самой трибуне. Народ оценивает Михаила разно. Кто с неодобрением косится, кто – «Привет, Мишь. Послушай, какую хренотень про тебя несут!» - Михаил, заведённый обвинениями, пытается пробиться на трибуну. Его не пускает охрана мэра.

Михаил – «Я такой же кандидат. Имею право. Пусти!»

- Охранник – «Не велено. Проходи мимо».

- Мэр – «Люди, смотрите, бандиты рвутся на трибуну, хотят мне за правду отомстить!»

Федул, где-то за трибуной, что-то говорит крепкому парню уголовного вида.

- Семён – «Миша, сейчас будут бить. Поехали отсюда».

Не успели. Подскочили человек пять решительных парней. – «Ты, что ли, самый крутой!?» - Первый удар достался Семёну. Далее общая кутерьма, в которой задействованы все наши герои, и даже часть народа, которая тоже ввязывается в потасовку. Досталось всем и Марии в том числе. Устин Егорыч, как ледокол, распихивая шпану, - «а ну, буржуи, зашибу!» - вытаскивает из драки Марию, Семёна и Михаила. Охотники Устина прикрывают отход.

- Мэр, с трибуны – «Вот, что нас ожидает, соотечественники!» – брошенный из толпы башмак попадает в Мэра – «А это уже покушение на власть. На демократию!»

Михаил и вся компания, приводят себя в порядок, возле своих машин.

- Семён – «А ты говорил, что у тебя мир с бандитами?»

- Михаил – «Был нейтралитет. Устин Егорыч, проверь».

- Мария – «Сегодня же подам жалобу в избирком. Ну, если у меня будет синяк! Михаил, у вас рубашка порвана».

- Михаил – «Ерунда. Вон у Семёна губа разбита. Дай ему платочек».

- Семён – «Придумал я идею. Ход, конечно, свежий, даже для меня неожиданный но …. Как по морде получил, так всё сразу понятно стало. Верный способ придумать что-то новое. Рекомендую. Короче, давай сигнал сбора. Будем совещаться. Только не в штабе. Уединится бы».

- Михаил – «Есть такое место. Поехали».

- Мария – «Михаил, я не готова!»

- Михаил – «Поехали давай».

Все садятся в машины, и кортеж срывается с места.

***

В кадре монитор телевизора. На экране солидный, седой мужчина говорит:

- «Здравствуйте уважаемые телезрители, избиратели, наши Усть Сольцы. Что ж, предвыборная гонка в самом разгаре, сегодня в прямом эфире встреча двух соперников. Я, наверное, не совру, если скажу, что этот день мы ждали с нетерпением. Что ж, послушаем кандидатов. Что они намерены сделать, если победят на выборах. И, интересно, пожмут ли они после дискуссии руки друг другу. Итак, мэр Усть Солья – Борис Нямов и предприниматель – Михаил Якимов!»

Камера отъезжает, и мы видим весь монитор, студию, стол, по центру сидит ведущий, по краям стола – Борис и Михаил. Перед ними операторы с телекамерами, за ними народ. Ассистенты, представители кандидатов. Все серьёзны, деловиты. Там и Федул с охраной мэра, Семён, Мария, Устин Егорыч. Мэр выглядит очень уверенно, излучает доброжелательность, напор и иронию по отношению к сопернику. Михаил же бледен. Он волнуется, и время от времени с тоской поглядывает в сторону Семёна.

- Ведущий – «Что ж, время нас уже поджимает, будем начинать. Кто первый?»

- Мэр – «С вашего разрешения, пожалуй, начну я. Экспонаты для наглядности моего выступления»

Борис нагибается и, доставая из большой сумки, начинает выкладывать на стол: гранату, нож, пистолет, маску, с прорезью для глаз, гранатомёт.

- Ведущий – «А-а, это не опасно?»

- Мэр – «Обезврежено нашей доблестной милицией. Я специально принёс эти экспонаты с одной целью. В каком мире живёт мой уважаемый соперник? И в каком мире будете жить вы, уважаемые избиратели, в случае его победы? Мы все знаем, как у нас наживают капиталы! Как сказал наш президент, нет ни одного крупного капитала, в основе которого не лежало бы преступление. И большие деньги развращают. Человек, я не имею в виду присутствующих, сам не понимает, что оказался уже на самом дне, что он уже моральный урод, нелюдь! Обжирается икрой чёрной, в казино миллионы долларов просаживает.

**

Мужчина смотрит телевизор. На экране выступает Мэр. Жена рядом гладит бельё.

- Мужчина – «Ух, как он его».

**

- Мэр – «Я ни кого не обвиняю, и ни на кого пальцем не показываю. Люди всё видят. Вот у меня одна московская газетка есть, от вчерашнего числа» - Борис помахал перед камерой каким-то газетным листком – «Вот здесь есть правдивая статья. В ней утверждается, что некто, очень похожий по описанию на нашего уважаемого соперника, три дня назад, в одном Московском казино, поставил на кон полтора миллиона долларов, просадил их, поил всех присутствующих французским шампанским и при этом по идиотски смеялся! Как же так? Ответьте нам. Неужто не нашлось более благородного вложения для денег!?»

- Ведущий – «Да, уважаемый кандидат Якимов. Что у вас есть ответить на такие обвинения?»

- Михаил, в последний раз умоляюще взглянул на Семёна, и тяжело вздохнув, заговорил – «Уважаемые сограждане. Земляки. Даже земляне! Не знаю, как сказать вам про страшную, невероятную тайну, что случайно стала мне известна. Мне попал в руки документ, чемодан документов! Я узнал всё. Ради этого я пришёл сюда, и нет у меня времени, чтобы отвлекаться на всякие глупости! Земля в опасности, граждане! Скоро нас будут завоёвывать. Вы все знаете про инопланетян. Сколько книг написано, сколько фильмов показано. Я не верил очевидному. Думал, так, фантазия. Но теперь я могу доказать, что это все, правда! Инопланетяне давно следят за нами со своих тарелок!»

**

Те же мужчина и женщина у телевизора, но добавились дети. Вместе, смотрят телевизор.

- Мужчина – «Как оно поворачивается».

**

- Михаил – «Шмыгают по всей земле. Они собирают информацию, а многие под видом людей, ходят, работают среди нас. Готовят плацдарм для вторжения! И неумолимые факты говорят. Здесь, в Усть Солье, будет главный удар! Нас и наших детей будут захватывать в рабы, в первую очередь! Страшно граждане. Есть косвенные признаки, пока предположения, что наш Борька Нямов, пасёт сейчас овец на Альдэбаране. А это существо» – Михаил, весь бледный и испуганный, от той ахинеи, что приходится нести во исполнение гениальных замыслов Семёна, показывает пальцем на Мэра – «Инопланетянин. Разведчик и агент влияния. И есть признаки, есть! Мы докажем. Собаки. Они пришельца учуют! Вспомните терминатора. Позвольте эксперимент?»

**

Площадь. Толпа. Работает огромный монитор, показывающий выступления кандидатов. Здесь и наши два старичка, что так любят оценивать стиль предвыборных технологий. Наблюдают за дебатами кандидатов.

**

Михаил делает знак. Сквозь онемевшую толпу техников и помощников пробивается Семён. На ходу вынимает из сумки дворнягу и подносит её к обалдевшему Мэру. Дворняжки злопамятны, и эта видимо запомнила пинок на вокзале. Собачка яростно облаивает Бориса. К ним бросается охрана Мэра.

- Михаил – «Решать вам граждане! Вы всё видели сами. У меня есть доказательства, и я всю свою жизнь посвящу борьбе с этой чумой 21 века! Не дайте инопланетным жучкам власти!»

Семёна с собакой оттёрла охрана. Михаил срывает микрофон и уходит со студии вместе с Семёном. За ними тянутся Устин Егорыч и вся красная от возмущения Мария. Она с ненавистью сверлит взглядом спину Семёна.

**

В коридоре телекомпании. Разговор происходит на ходу.

- Семён – «Ну, что, молодец. Хорошо держался. С крещением!»

- Михаил – «Как после бани».

- Мария – «Теперь жди вызова в избирком. Снимут нас!»

- Семён – «Иэбиркома боятся, на выборы не ходить. Главное начать. Потом врать легче. Втягиваешься».

**

Там же в студии. Рабочие сматывают шнуры, чехлят камеры, и с возрастающим интересом поглядывают в сторону мэра. Возле стола Мэр и Федул. Федул убирает в сумку оружие.

- Мэр, растерянный, обиженный – «Это ни в какие двери не лезет! Это же беспредел! Нет, ну, назови ты меня убийцей, вором, растлителем малолетних, в конце концов! Это в рамках приличия. Это по правилам. Но зачем же такую чушь городить? Где мораль?! Куда мы катимся? Думаешь, в это кто-то может поверить? Нет? Уверен?»

- Федул, успокаивающе – «Масштабно мыслит. Только народ же не совсем дурак. Врать нужно, но в рамках реальности! Не переживай. Это агония».

- Мэр – «Народ у нас… Уж больно непредсказуемый!»

- Федул –«Предскажем, куда денется».

***

Машины несутся по улицам. Врываются на площадь, где возле большого монитора толпился народ. Из громкоговорителей льётся торжественная, суровая музыка. Народ, завидев Мишку, загомонил – «Вон он, болезный. Ну, даёт!»

Семён, подталкивая Михаила – «Быстрее. В тэмпе. Не теряй инициативы. Давай! Давай!» доталкивает его до трибуны.

- Михаил, немного смущаясь, но на протяжении речи заводится – «Соотечественники. Пришёл час испытаний. Вся Земля сейчас смотрит на нас. Кто мы? Твари дрожащие, или право имеем! Не дадим ещё и инопланетянам нам на шею сесть! Не отдадим нашу цветущую планету жукам!»

- Толпа – «Имеем! Ты что несёшь, придурок? Скорую вызывайте, у Мишки от пьянки крыша поехала! Давай документы! Факты где!?» и т.д.

Михаил сделал попытку отойти от трибуны, но Семён пресёк.

- Семён – «У тебя речь Мартемьяныча в кармане. Одним глазом в бумажку заглядывай».

- Михаил – «Верно, говорю вам. Мэр наш – Борька Нямов – инопланетянин. Да вы сами подумайте, он не пьёт, не курит, не женат и вообще по бабам не ходок, работает с утра до вечера, а дороги разбиваются, трубы текут, жить невесело. Почему так?»

- Народ – «Мы ж его с детства знаем!»

- Михаил – «Знали, до 20 годков. А потом они переехали. Что с ним, пока он вернулся, могло произойти?»

- Народ – «Ты пургу не мети. Он же главным комсомольцем работал! Доказательства давай!»

- Михаил – «Хорошо. Ну, собаки на него лают, вы уже видели? А то, что с ним стоять рядом невозможно это как?! Верно, говорю вам. Если рядом с Борькой встать, страх охватывает непонятный. Жутко становится, аж мурашки по коже! И объяснить это невозможно. Словно не человек рядом.

К трибуне подъезжает машина мэра. Борис пулей вылетает из машины, врывается на помост, отпихивает Мишку.

- Мэр – «Земляне! Тьфу, в смысле земляки и избиратели. Вот как он надумал от ответственности уйти. У меня на руках газета с очень интересной статьёй. Оказывается, на этого проходимца, уголовное дело завели! В Москве! По факту коррупции. А от себя скажу. Стало известно, что кое-кто совсем погряз в распутстве. Имеет пять любовниц и одновременно занимается с ними противоестественной любовью! Есть дока….»

Мэр неожиданно замер. Толпа тоже. С лёгким жужжанием, издавая какое-то непонятное пи-пи-пи, из-за угла здания, вылетела небольшая конструкция, размером с суповую тарелку. По виду – НЛО – только с пропеллером. Тарелка пролетела над притихшей толпой, подлетела к Мэру. Все застыли. По иллюминаторам тарелки пробежали разноцветные огоньки, тарелка бибикнула и улетела. Площадь ахнула.

- Михаил – «Вот и подумайте, земляне!» и быстро спустился с трибуны.

- Мэр – «Граждане! Да это же мошенничество чистой воды. У тарелок не бывает пропеллеров!»

Толпа молчит. Журналист говорит телеоператору – «Ты ещё поснимай. Вдруг что. Я побежал звонить».

**

На крыше дома, что стоит рядом с площадью, где произошли удивительные события. Юра, довольно улыбаясь, разбирает тарелку на детали и укладывает в чемодан. Из чердачного окна внимательно смотрит по сторонам Устин Егорыч.

**

Там же на площади у трибуны. Стоит машина, возле неё Мэр, Федул, охрана, зеваки. Народ, сожалея о закончившемся развлечении, расходится.

Мэр, обращаясь к какому-то представительному господину из зевак:

- «Вот такие у нас, Сидор, методы. Вот такие пиар – технологии. Россия, одним словом. Нет, пока каждый себя изнутри не изменит, так и будем щи лаптем запивать».

Господин вежливо кивает. Зеваки стараются встать поближе к Борису. Им интересно – будет возникать жуткое ощущение или нет. Охрана их вежливо отпихивает.

Наши старички оценивают увиденное:

- Алексей Григорьевич - «А, что, Григорий Алексеевич? Пожалуй, это уже будет что-то новенькое. Теперь то уж точно не стыдно перед людьми».

- Григорий Алексеевич – «Есть, есть проблески, Алексей Григорьевич. Но перед Москвой, мы ещё дети!»

Опять возле злого мэра и Федула.

- Мэр – Федулу – «Они перешли черту. Открывай боевые действия».

Федул молча кивает. Он переваривает увиденное, озадачен, думает.

***

Ночь. Здание мэрии. Все окна потушены, кроме окон левого крыла здания. Там как раз всё горит, и активно мелькают тени. В здании напротив, в одном из окон на самом верху открылась рама и показались силуэты двух голов. Это Семён и Юра. Они возятся с какой-то аппаратурой. Рядом Устин Егорыч и один из его охотников. Аппаратура очень хитрая, шпионская. Какая-то труба телескопическая, от неё идут проводки к монитору. Переносной компьютер и ещё куча шпионской техники. Семён наводит трубу на одно из освещённых окон. Крутит какую-то ручку. Слышен скрип.

- Устин Егорыч – «Ну? Что?»

- Семён – «Сейчас. Подожди».

Что-то подкручивает и вдруг на мониторе появляется изображение. Мутноватое, но всё видно. Комната, заставленная столами. За каждым сидит человек, и что-то усиленно пишет. Бумага так и вылетает из под перьев. Но все почему-то пузатые и почти голые. Видно только трусы да галстуки.

- Семён, на недоумённые взгляды – «Аппарат военный. Сильный очень. Стены пробивает, верхнюю одежду вообще не воспринимает».

- Устин Егорыч, завистливо – «Дела. Чего буржуи не придумают».

- Семён – «Это отечественный прибор».

Ведёт трубой далее. В следующей комнате работают художники. Много художников. Все очень активно рисуют плакаты, листовки, растяжки. Семён ведёт трубой дальше. В следующей комнате – студенты. Заучивают новые речёвки, скандируют хором. Звук речёвок чуть не оглушил. В стенку кто-то гневно застучал, Семён торопливо убрал звук.

- Юра – «Сёма, ты мне дашь в механизме разобраться?»

- Устин Егорыч – «Юр, ты мне такой сделаешь? Для охоты, а? Я тебя с собой возьму, точно говорю!»

- Юра – «Он мне и в Африке пригодится».

- Семён – «Устин Егорыч. Посадишь надёжного человека, пусть пишет всё подряд. Все разговоры. Подожди-ка»

К зданию мэрии лихо подкатывает микроавтобус с надписью – телевидение. Из машины выбегают техники, операторы. Быстро раскидывают тарелку, ставят камеры, свет.

- Журналист в микрофон – «Мы, как всегда, первые на острие событий! Вот он – тихий, провинциальный городок Усть Солье. Здесь творятся, необъяснимые современной наукой, события».

- Семён – «Пресса подтягивается. Ну, шум будет. Эта компания во все учебники политтехнологии войдёт!»

***

Несётся машина по улицам города. За рулём Устин Егорыч, рядом Михаил, на заднем сиденье Семён и Мария. На улицах городка оживлённо. Им постоянно попадаются машины различных телекомпаний. И просто машины с надписью на борту - пресса. С микрофонами наперевес, корреспонденты пристают к жителям города.

- Михаил – «Они что? Всерьёз поверили в тарелку?»

- Семён – «Это ж сенсация! Монстры лезут во власть! К вечеру, вся мировая пресса здесь будет».

- Мария – «Стыдно то как, если, не дай бог, всё вскроется. Как людям в глаза смотреть?»

- Михаил – «А мне начинает нравится. Такая ответственность за судьбы людей, планеты. Вождь и учитель. Щекочет!»

- Мария, сердито – «Михаил Юрьевич!»

Неожиданно, какой-то микроавтобус перегораживает дорогу машине Михаила. Устин Егорыч жмёт на тормоз.

- Устин Егорыч – «Ах, чтоб тебя!»

Из машины выскакивают автоматчики, в камуфляже, в масках. Резко рвут дверцы автомобиля. Хватают всех за шиворот, выволакивают из автомобиля, кладут на асфальт, лицом вниз. Всё это мероприятие сопровождается дикими криками – «Сидеть! Молчать! Лежать! Лицом вниз! Лежать! Смотреть в землю! Кто здесь Якимов?! Хари в землю, я сказал! Кто?!»

- Михаил, испуганно – «Ну, я. Мужики, а в чём дело то?»

- В маске – «Молчать! Лежать пять минут, не двигаться!»

Бойцы подхватывают Михаила под руки, вносят мгновенно в микроавтобус и уносятся вдаль. Семён первым приподнял голову.

- Семён – «Где тут у вас ФСБ?»

- Мария – «Через квартал».

- Устин Егорыч – «Вот как значит».

- Семён – «Устин, давай в машину, поехали прессу собирать!»

Быстро садятся в машину, трогаются в обратном направлении. Широко открыв рты, остаются стоять зеваки.

**

В каком-то казённом кабинете. Мишку рывком вносят двое в масках, опускают на табурет. Напротив него, за столом, под портретами Дзержинского и президента, сидит мужчина определённого контршпионского вида. Мужчина коротко кивнул бойцам.

– «Свободны. А с вами Михаил Юрьевич у нас разговор. Вопросик к вам возник, надеюсь ответ получить. Скажите, это ваша продукция?»

Мужчина достаёт из под стола и ставит перед собой пару необычных валенков. Они камуфляжного цвета, ступня обшита каким-то непонятным материалом, носок тупой, обшит тем же материалом.

- Михаил – «Ну наше, ясное дело. И что? Мордой в грязь за что?»

- Мужчина – «Сняли их с убитого чеченского террориста. Прямо в горах. Вот и интересно нам стало. Как они к нему попали?»

- Михаил – «Я б знал! Это горные спецваленки. В них можно хоть по отвесной стене ходить, не сорвёшься, к тому же не промокают, лёгкие. Выпущено ровно 50 пар. Как экспериментальные. Сделаны вручную. Для массового производства линия ещё только конструируется. Для испытаний отдано, пишите: 20 пар в генштаб, для спецназа ГРУ, 20 пар – Альфе и Вымпелу, 5 пар местной прокуратуре, 5 спасателям и местной администрации, для внутреннего пользования. Уже получены заключения от армии и Альфы. Хвалят валенки. Не одну жизнь спасли. Проверяйте. Мы больше не делали. Ручаюсь!»

- Мужчина – «Верю, верю Михаил Юрьевич. Что ж, будем проверять. Пока можете быть свободны».

Дверь открылась, и в кабинет заглянул молодой человек в строгом, тёмном костюме – «Товарищ генерал. У здания митинг назревает. Разогнать?»

- Мужчина – «Идёт, идёт уже. Быстро ваши работают. Молодцы. Михаил Юрьевич. Что же это вы вчера такое наговорили? Несолидно как-то. Серьёзный человек. Вы бы в духе реализма держались. Коррупция там. Милое дело. А то какой-то нездоровый ажиотаж вокруг вашего города. Нехорошо это».

- Михаил, в дверях – «Я подумаю. Эх, если б кто ещё возглавил борьбу землян за свободу? Катастрофа-то приближается. А-а!» – Михаил горестно махнул рукой и вышел.

**

Первым у дверей милиции Михаила встретила Мария.

Мария – «Вы свободны! Я не надеялась! Михаил, нас срочно вызывают в избирком. Нужно ехать».

Устин Егорыч и Семён молча пожали руку. К ним со всех сторон бросаются журналисты.

- Пресса – «За что вас арестовали? Каким пыткам вы были подвергнуты? Что вы знаете про инопланетян? Какими располагаете фактами? Почему вы обвиняете своего соперника в инопланетянстве? Нет ли здесь чёрного пиара?»

Михаил, ошеломлённый натиском, слегка теряется, но быстро берёт себя в руки.

- Семён – «Дуй, не красней! В бумажку Мартемьяныча поглядывай».

- Михаил – «Братья земляне. Делаю заявление. Гнусные космические жуки давно зарятся на богатства нашей матушки – Земли. Они внедряют своих людей, вербуют агентов влияния. Пробил грозный час! Скоро всё случится. Мы или они. И всё начнётся у нас, в Усть Солье! Я не утверждаю. Я предполагаю, но согласитесь, странно это. Ни одна собака не пройдёт мимо нашего мэра. Они на него лают! Они воют на него! А разве можно с ним рядом стоять? Жуть жуткая охватывает. И это предположения? Есть и конкретные факты. Мы ими располагаем и в нужное время они будут предоставлены общественности. Мы не дадим им утвердится на нашей священной Уральской Земле! Да вы осмотритесь. Здесь же всё кричит о присутствии чуждого разума!»

- Семён – «Господа! Дамы! Извините. Мы в избирком, бороться за будущее».

Пробиваются сквозь прессу, садятся в машину, трогаются.

- Мария, Семёну – «Вы посадите Михаила Юрьевича. Всё кончится этим. А он нам нужен, даже не мэром!»

Семён, подчёркнуто равнодушно, отворачивается. Он задет и досадует.

***

Какая-то компания пенсионеров собралась за накрытым столом у включённого телевизора. Народу в комнате много. На столе бутылка, закуска. Прямой эфир из избиркома! Кто-то шикает – тише! Самое интересное начинается.

На экране происходит следующее. Длинный стол, за которым сидят члены комиссии. Во главе стола – председатель. Рядом с ним – подавшие жалобу Мэр и Федул. С другой стороны стола – ответчики. Михаил и Семён.

Далее действия будут происходить следующим образом. То мы в этой компании, а основное действие происходит в телевизоре, и мы слышим реплики зрителей – «Голова! Надо же, куда повернул. Эк врёт!» и т.д. – то экран полностью заполняется происходящим и мы в избиркоме, то мы в большой комнате, где собралась пресса и жадно наблюдает за действием на большом мониторе, и реплики журналистов – «Это невероятно! Что мы здесь делаем? Это же туфта! А вдруг? Подождём ещё. А вдруг! Видели же люди летающее блюдце!» и т.д.

На экране Семён отвечает на обвинения – «Уважаемая комиссия. В чём вы обвиняете нашего кандидата? В чём мы перешли букву закона и встали, так сказать, на скользкий путь? Да, наш кандидат заявил, что он подозревает, что он думает, что наш уважаемый Мэр – инопланетянин. И что? Разве это расизм? В чём здесь ущемление национального достоинства? Разве быть инопланетянином стыдно? Или позорно? И где в законе сказано, что нельзя ущемлять права инопланетян! Закон говорит о разжигании национальной розни, о … сами знаете ком. Их права нельзя ущемлять. Об инопланетянах законодатель не пишет. Мы ничего не нарушили. А подозревать, имея столько доказательств? И молчать! Это не для нашего кандидата».

- Федул – «Кстати о доказательствах. Нельзя ли предъявить, что-то конкретное? Что вы всё вокруг да около. Собаки и остальная чушь. Доказательства давай!»

- Михаил – «В том-то и дело, что есть доказательства. Это не даёт мне спокойно спать. Можно продемонстрировать?»

Михаил встаёт из за стола, подходит к стоящему в углу видеомагнитофону, соединенному с очень большим телевизором, вставляет кассету и нажимает пуск.

- Михаил – «Вот смотрите. Это банкет в мэрии по поводу празднования жатвы первого снопа. Видите, видите. Вот наш уважаемый мэр берёт рюмку. Оглядывается. Внимание! Выпивает. Ну, поняли, что меня мучит и вызывает подозрения?»

- Председатель, задумчиво – «Нет».

- Михаил – «Ну как же! Он выпил и не закусил! Разве может русский человек выпить водки не закусывая?! А мы знаем, что когда-то Борис с родителями жил у нас и Нямовы ничем особым от остальных нормальных людей не отличалась!»

- Председатель – «Да при чём здесь не закусил?! Господи!»

- Михаил – «Передаю слово эксперту. Пусть говорит наука».

Семён – «Уважаемые дамы и господа. Я являюсь специалистом по данному вопросу, могу дать справку. Как всем вам известно, профессор Похлёбкин доказал, что водка была изобретена именно в России, в 15 веке! Так вот. Каждый человек всегда знает, к какой нации он принадлежит. И дело тут конечно не в записи в паспорте, даже не в языке или фамилии. Как говорил наш Великий историк Лев Николаевич Гумилёв, это знание проходит через сердце человека, а не его рассудок. Мы всегда чувствуем, что мы – это мы, а они – это они. Лев Николаевич считал, что в основе этого скрепляющего нацию чувства, лежат общие ценности и общее дело, увлекающее нацию и накладывающее на неё свой отпечаток. Я полностью согласен с этим утверждением и намереваюсь здесь, перед вами, более подробно исследовать одно из таких общих дел, наложившее заметный, характерный отпечаток на облик нашего народа, его судьбу и его великое будущее.

Итак, суровый и кровавый 15 век. В России происходит эпохальное открытие, космического масштаба! Изобретается водка и принципы её потребления. Каждый русский узнал, что водка есть продукт гастрономический, такой же, как уксус, хрен или горчица. Её задача – усиливать вкус блюд и производить утрамбовывающий, освежающий и смывающий жир эффект. Другими словами водку надо обязательно закусывать!

И вот тут сразу стало понятно, кто свои, а кто чужие. Складывающийся вокруг Москвы новый Великорусский этнос твёрдо знал, что он строит Святую Русь, а кто не закусывает, тот не наш! Чуждые, скрытные и непонятные люди. А Малороссы и Белорусы - братья. Свои. По крови, по вере и по пониманию традиции.

Но, этот важнейший индификатор принадлежности к нации, только первое доброе дело великого открытия. Началось массовое творчество народа. Ведь это же искусство, в котором каждый человек может стать художником! Буквально каждый! И люди откликнулись. Все стали творить! Горячие закуски, холодные, овощные, рыбные. Каждый художник хотел найти истину, – как и с чем лучше всего, употребить рюмочку, чтобы получить от этого максимальное удовольствие и пользу для здоровья!

А, между прочим, страна с 15 века, стало расширяться и укрепляться. Ещё недавно от всех зависимая Русь превратилась в огромное государство. Везде стало хватать творческих, умных, энергичных подданных! Толковых бояр, полководцев, одерживающих победы, дерзких купцов, добирающихся до Индии, крестьян, выращивающих огромные урожаи. А как могло быть иначе?! Целая нация творцов! Самый захудалый деревенский пастух, собирая по какому либо поводу гостей, шевелил мозговыми извилинами, стараясь поразить народ своим искусством! Становиться понятным, отчего Россия дала миру столько открытий, почему она занимает 1/6 часть всей земли и почему у неё до сих пор так много талантливых людей!

И могла ли эта благотворная, жизнерадостная традиция вкусно закусить, не наложить свой отпечаток на облик и характер нашего человека? Разве основные черты нашего национального характера, - открытость, широта, лёгкий и весёлый нрав, позитивное мироощущение не есть следствие столь ценной привычки?

Итак, мы утверждаем, что Величие России, талант её народа, было определено, в том числе и этим великим открытием нашего далёкого предка. Дай Бог ему здоровья и памятник от потомков! И что многие беды России происходят от забвения традиций. Весь 20 век в России шла смута и подмена ценностей. Стало гулять ложная мысль, что русский человек после первой не закусывает! И после второй! И только после третьей он может слегка занюхать! Конечно, люди проницательные прекрасно понимают, чьих рук это дело. Кто хочет отнять у нас способность к массовому творчеству. Кто боится великого будущёго нашего народа! Кто пытается развалить наше государство!

Вот вы. Скажите, ваша честь, чем вкуснее закусить рюмочку, красной икорочкой или горячим бульоном?» - Семён обращается к председателю.

- Председатель, очнувшись от своих мыслей – «Ну. Вообще, я предпочитаю классику. Бочковой, солёный огурчик. Всё остальное, раскол и баловство! Но как то, что вы наговорили, соотносится с жалобой?!»

- Семён – «Прямое! Ещё пример из истории!?»

***

Вечереет. Машина подъезжает к зданию заводоуправления. Михаил, Семён, Мария и Устин Егорыч, усталые, выбираются из автомобиля.

– Михаил – «Это ещё что здесь за строительство?»

На площади, недалеко от того места, где стоит стэлла с огромным валенком, возвышается какая-то конструкция. Высокая. Вся завешена белой материей. Внутри конструкции слышен стук молотков о камень.

- Семён – «Сюрприз. Лучше пока не видеть».

Из-за полога конструкции выходит Игорь Мартемьяныч, приветливо здоровается.

- Игорь Мартемьяныч – «Здравствуйте, уважаемые».

- Семён – Что, Игорь Мартемьяныч, успеешь?»

- Игорь Мартемьяныч – «Должен».

- Семён – «Как народ? Процесс контролируешь?»

- Игорь Мартемьяныч – «Ребята стараются. Для Михаила Юрьевича я лично, конечно, пишу. Как же иначе. Тайна. А так, всё рисуется, пишется».

- Михаил – «Что ты там стучишь?»

- Мартемьяныч – «Тайна» - уходит обратно.

**

Михаил, Семён и Мария идут по своему штабу. Везде суета, работа кипит. Все пишут, рисуют, бегают, с озабоченными лицами. Семён приотстал, разглядывая работу художников. Какой-то умелец заканчивает малевать транспарант – «Человек это звучит гордо!» – рядом висит готовый плакат – человек в обнимку с весёлым жуком и надпись – «Русский, Марсианин – дружба!»

- Мария Михаилу – «Мишка, ты меняешься. Ты становишься авантюристом. Я, между прочим, думаю и о большом проекте. И мне не нравится босс – борец с космическими жуками. Не даст это выигрыша ни там, ни там».

- Михаил – «Да ладно! По моему, даже смешно. Как народ конечно. Оценит старания? Я себя по-новому почувствовал. Словно я есть, а границ нет. И воздух свежий, звёздными огурцами пахнет. Не бойся, Машь. Что ты? Я есть я. Устал. Пойду отдыхать».

Михаил уходит. Марию окружают люди. Семён подходит поближе, наблюдает за работой Марии. Она держит ручку, делает пометки в блокнот.

- Какой-то мужчина – «Смежники подводят, Мария Вениаминовна. Мне 20 тонн мела срочно нужно, а вагон где-то пропал!»

- Мария – «Хорошо. Найдём».

- Другой мужчина – «У меня всё хорошо, Мария Вениаминовна. Укладываем траву. Пока бог дал погоду. Успеем».

- Мария – «Отлично. А-а, Иван Семёныч! Как у вас дела. Много добровольцев записали?»

- Иван Семёныч – « 3 человека, Мария Вениаминовна. 3 человека пожелали, с оружием в руках, так сказать, защищать родную планету. Это уже сила, с которой им придётся считаться!»

- Мария – «Немного. Слабовато, Иван Семёныч. Проваливаем мероприятие?»

- Иван Семёныч, понуро опустив голову – «Виноват. Подтяну. Мне бы валенков для добровольцев! Вдруг, там, где холодно будет. Космос ведь. Народ бы сразу откликнулся».

Семён довольно улыбается. Делает Иван Семёнычу знак рукой:

– «Пойдёмте, обсудим, как это лучше организовать».

***

Часов 12 вечера. Уже стемнело, но людей на улицах города хватает. Прогуливается молодёжь. Все заинтересованно поглядывают в сторону мэрии. Пресса также собралась у здания мэрии. Камеры стоят на штативах, готовы к бою. Журналисты собрались в кружок, пьют чай из термосов, ждут. В здании мэрии, как всегда горит огнями то крыло, где трудится штаб Бориса. Сам Мэр и Федул расположились на небольшом балкончике, у кабинета Бориса. Пьют кофе, беседуют.

- Федул – «Ничего, ничего. Всё это ерунда. Фантастика. Народ не любит фантазёров. Народ верит в реалии. Коррупция, бандитизм, маньяки, некрофилы, педерасты. Вот наш хлеб. И на том стоим».

- Мэр, прихлебнув из чашечки, доброжелательно кричит журналистам – «Господа. Ну что вы как дети, в самом деле. Езжайте по домам. Нет у нас ничего, кроме грязных технологий».

- Кто-то из журналистов – «А почему вы водку не закусываете? Странно это, в самом деле!»

- Мэр, разозлившись – «Да потому, чудак ты эдакий, что её сам президент не закусывает! Ты хоть раз видел, чтобы он на приёме …..» и вдруг столбенеет, с остекленевшими глазами.

Федул удивлённо поворачивается в сторону взгляда Бориса. Пресса, взвыв, бросается к телекамерам. Над зданием мэрии, метрах в ста, медленно и торжественно движется космическая тарелка. Диаметром метров в 20. Иллюминаторы переливаются разноцветными огоньками. Тарелка подлетает ближе.

- Мэр, потрясённо – «Не может быть!»

Тарелка приостанавливается. Вдруг по её краю, как на электронном табло, побежали буквы – «Боря, держись. Мы поможем». После этого тарелка резко пошла вдоль площади, постепенно набирая высоту, и скрылась.

Мэр с Федулом так и стоят, оцепеневшие.

- Борис шепчет – «Этого никак не может быть».

Пресса кинулась собирать аппаратуру. Раскидывают спутниковые антенны. Журналисты, что-то взахлёб, говорят на камеры. Горожане стоят потрясённые.

**

В окне чердака здания напротив мэрии. Устин Егорыч оглядывает улицу. Юра разбирает и укладывает в чемодан какой-то механизм.

Устин Егорыч – «Ну ты и жук всё-таки. Гений! Как же ты сделал, что луча то не видно. Только блюдце это, мать её. Даже я смотрю, и пробирает!»

Юра – «Я ещё в детстве примерно такой аппарат собирал. В технике молодёжи чертёж был. Отец сломал. Очень ему со мной хлебнулось, конечно. Столько лет прошло, а помню».

***

Работает газетный станок. На одной из газет, крупно, фотография. Тарелка над зданием мэрии Усть Солья. Надпись – «Дождались!»

То же самое, но надпись на английском языке.

Новости на ББС.

Новости на каком-то французском канале.

Ведущие, что-то живо говорят, в углу кадра фото с тарелкой.

По улицам Усть Солья бегут активисты, расклеивают и раздают листовки. Крупно – фото с тарелкой. Народ листовки берёт, улыбается.

***

В студии местной телекомпании. Идёт прямой эфир. За столом сидит Михаил, рядом с ним кто-то из известных космонавтов.

- Михаил – «Хорошо. Пусть так. Мы ведь никого не обвиняем. Но есть вопросы. Вот, например такой» – Михаил показывает на камеру фотографию какого-то здания – «Это сооружение всем хорошо известно. Новый городской морг. За один год, между прочим, отгрохали зданьице, а там и бассейны, и сауны и бог знает что! Но, я не про это. Почему такая странная форма у здания и, особенно, у крыши. Видите, какой таинственный овал. Так вот. Мы измерили все размеры этого чуда архитектуры. Получается, что это есть не крыша, а идеальная площадка для приземления космических кораблей! Если тарелка сядет на крышу, то по краям, до бортиков, как раз остаётся по 7 сантиметров. Какая точность, однако! Вам это ни о чём не говорит, Павел Викторович?»

- Космонавт, кашлянув в кулак, уверенно – «Цифра знакомая, как же. Много таинственного на этом свете, непонятного. Вроде простое дело – дом, крыша. А приглядишься, подумаешь – как раз место для приземления. А где ещё в вашем городе садится? Я бы только сюда. На морг. Такая форма, манит. У вас вообще места замечательные! Особенно рыбалка. Почему бы?»

- Михаил – «Куда идут народные деньги? Пришельцам надо, пусть финансируют!»

**

Стеклянные двери местного телевидения. Выходят Михаил, Семён, Мария. Устин Егорыч ждёт их у машины. Невдалеке автомобиль с охраной.

- Семён – «Что сказать. Молодец. Входишь в образ. Прирождённый политик! Дай бог, чтоб и народ оценил».

- Мария – «Врёт и не моргает. Достижение!»

- Михаил – «Но, но! Как ты говоришь, с надеждой и вождём мирового человечества?»

Они уже подошли к машине. Вдруг – резкий визг тормозов. Влетают два микроавтобуса. Из них сыплются люди в камуфляже и масках. Опять громкое – «Стоять! Лежать! Руки за головы! Ноги шире! Не шевелится! Пять минут голов не поднимать!» – Маски подхватывают Михаила, запихивают в автобусик и уносятся.

- Устин Егорыч, ошарашено – «Чтоб вас! Никак привыкнуть не могу. Вот кто настоящие-то инопланетяне!»

Семён помогает Марии подняться, пытается стряхнуть с неё пыль.

- Мария – «Да ладно. Сам - то не ушибся?»

- Семён – «Что ж, дело знакомое. Давай народ, прессу. Быстро!»

Зеваки собирается возле происшествия.

***

Опять в той же комнате, с тем же генералом ФСБ. Мишку вносят на руках, снимают чулок с головы, наручники.

- Генерал – «И ещё раз скажу. Здравствуйте Михаил Юрьевич. Вопросы опять возникли. Отвечать будем!»

- Михаил, испуганно – «Ну чего привязались! Что опять не так?»

- Генерал – «Страшная тайна вскрылась. Что это?»

Генерал вставляет кассету в видеомагнитофон. На экране возникло изображение. Михаил, в каком-то странном, сером, волосатом, костюме. Перед ним, метрах в десяти Устин Егорыч с ружьём. Егорыч палит в Мишку из ружья, в район корпуса, а тот знай, идёт себе на него. Пули Мишку слегка отталкивают, но он ничего, даже улыбается.

- Михаил – «Вот ни хрена себе! Это то, как умудрились записать?!»

- Генерал – «Что это?»

- Михаил – «Что, что. Новая разработка. Испытываем. Бронежилет из валенковой материи. Материя конечно необычная. Особая сбойка волокон, пропитка новейшая. Пушкой не пробьёшь! Открытие, короче. Сейчас патентуем. Как застолбим авторские права, объявим».

- Генерал – «Так что ж мы сидим! Мать вашу! Такое важнейшее открытие, а компетентные органы не в курсе! Сейчас же режим секретности, и всех причастных в секретку!»

- Михаил – «Не выйдет. Мы застраховались. Только подам сигнал, сразу в Швейцарии опубликуют статью со всеми данными. Лучше давайте по - хорошему говорить. Без диктата! У нас частное предприятие!»

- Генерал – «Что ж вы делаете?! А как оборона страны?»

- Михаил – «Я теперь и обо всём человечестве думать должен. Мы ведь не отказываемся. Пожалуйста, наладим производство, – обеспечим родные войска и спецслужбы. Вы только заказ дайте, и оплатить не забудьте. А секрет ткани мы никому не скажем. Что мы? Это же бизнес!»

- Генерал – «Ну а в мэры, зачем лезете? Посмешище из себя устроили».

- Михаил – «Уж, наверно, в хозяйственных делах я разбираюсь получше, чем этот придурок. Да мы из нашего Усть Солья первый город России сделаем! А может и мира. И бизнес прикрыть надо. А то умельцы быстро набегут!»

- Генерал – «Мы, Михаил, отныне ваше прикрытие! Никого не бойтесь. Давайте секретку объявим?»

- Михаил – «Нет. Всё идёт правильно. Вы лучше заявку на изделие готовьте. Первые же экземпляры вашему ведомству. Гарантирую».

В дверь заглядывает помощник.

- Помощник – «Товарищ генерал. Опять толпа собирается. Может пугнуть легко».

- Генерал – «Всё, всё. Михаил Юрьевич уходит. До свиданья. Здоровья вам».

**

Как только Михаил вышел, его тут же окружила пресса. Чуть поодаль стоят люди с транспарантом – «На кого работают спецслужбы?» Зевак собралось много. Плотной кучкой стоят детсадовские детишки с надутыми воздушными шариками, на которых запечатлен портрет Михаила. Детишки машут шариками и радостно кричат – «Свободу дяде Мише!»

Иностранные журналисты спрашивают Михаила – «За что вас пытают российские спецслужбы?»

Российский, провинциальный журналист – «За что муки претерпеваешь?»

- Михаил – «Да ладно. Нормально всё. Работа у них такая. Дело то не простое, космическое»

Михаил пробивается сквозь толпу, всем приветливо машет рукой и садится в машину. Там его ждут Семён и Мария. Устин Егорыч трогает автомобиль.

- Мария – «Я начинаю привыкать к экстремалу. Спасибо Семёну, быстро всё организовали. Испугались!»

- Михаил – «Нет Машь. Они за другим приходили. Про нашу разработку спецбронежилета узнали».

Устин Егорыч и Мария испуганно смотрят на Михаила. Семён оценивает ситуацию. Есть какая-то тайна!

***

Мэр на торжественном открытии нового морга. Присутствует общественность, в том числе и Федул, строители. Много телекамер. Седой, благообразный мужчина выступает с трибуны.

- Мужчина – «Спасибо нашему уважаемому мэру за заботу о нас, жителях Усть Солья. Теперь у нас есть всё, что необходимо для прекрасной жизни. Не в каждом городе есть такой великолепный морг. Теперь бы только да жить! Даже сауна и бассейн предусмотрены! Милости просим».

Общественность вежливо хлопает в ладоши, играет музыка. Мэр берёт ножницы и разрезает ленточку. Все хлопают. Борис слегка раздражён. Всё время, пока звучала речь выступающего, и даже когда он резал ленточку, к нему пытаются поближе встать зеваки. И видно, что они не речь слушают, а определяют – будет возникать жуткое чувство беспокойства, или нет. И по оценкам многих видно, что это чувство у них возникает. Борис берёт с подноса, медленно выпивает рюмку водки и демонстративно закусывает её куском торта, что берёт с того же подноса. Некоторые из народа задумались. – «Смотри, смотри, что делает, нехристь!»

Какой-то провокатор выпускает ту самую, знакомую нам дворнягу прямо под ноги мэра. И вообще, любителей проверить Мэра собакой оказалось неожиданно много. Кто-то из журналистов так же выпускает из мешка собачек, кто-то из зевак делает то же самое. Знакомая нам собачка радостно тявкает на мэра. По толпе носится свора ошалевших шавок, и тоже заливаются лаем.

Народ загомонил. Из толпы послышались реплики - «Да ты не трусь, Борис. Ерунда это всё. Подумаешь, собаки лают. Мишкины фокусы. Мы с тобой. А пупок у него есть? Если есть, значит, свой – землянин! Покажи!»

Стоит суета. Все толкаются, гоняют собак и толкают мэра. Борис здорово разозлился.

- Мэр – «Вот гады! Нате! Смотрите! Вот грудь, вот пупок!»

- Народ – «Ну чё ты. Мы же верим. Мишка брехун. Ты не волнуйся. Проголосуем как надо».

Опять, с характерным жужжанием прилетает тот самый диск с пропеллером. Делает круг над толпой. Народ ждёт. Федул отнял у кого-то фуражку и запустил её в летающий объект.

- Федул – «Электорат! Сбивай его, православные!»

Народ сразу включился в столь интересное мероприятие. В диск полетели фуражки, ботинки и т.д. Диск поднялся выше и улетел.

**

Юрка на крыше дома. Невдалеке Устин Егорыч. У Юры в руке пульт и он крутит рычажок. Тарелка прилетает и бьёт в грудь Устин Егорыча – «Вот зараза!»

***

Ночь. В кабинете сидит Михаил, Семён, Мария. Молча смотрят телевизор. Мария и Михаил потрясены. У Михаила спутниковая антенна, поэтому спокойно можно наблюдать весь мир. Семён пультом переключает каналы. Видимо время новостей. Куда бы они ни включились, мировые агентства показывают только Усть Солье. На всех каналах, разнообразные по цвету и расе, журналисты, стоят на фоне одного и того же пейзажа Усть Солья (район деревянных домов, в глубине нарядная церковь, с золотыми куполами) и, живо жестикулируя, показывают и рассказывают о чуде, которое они видели.

**

В специально оборудованном для прослушивания, и других тайных дел, туалете мэра. Борис и Федул, так же потрясённо щёлкают пультом и смотрят по телеку мировые новости.

**

Там же у Михаила, только добавились Игорь Мартемьяныч, Устин Егорыч и Юра. Продолжают смотреть телевизор.

- Устин Егорыч – «Вот буржуи забегали! Предупреждали ведь, не тронь!»

- Юра – «А чьё исполнение!»

**

Там же, в туалете у мэра. Борис выключает телевизор.

- Федул – «Да ладно, не переживай так. Я сегодня рейтинг замерил. У нас всё ещё охрененное большинство. Хотя, гад ловкий оказался. Рейтинг несколько снизился. До выборов дотянем».

- Мэр – «Есть ещё компромат. Но их надо поймать за руку. Надо добыть улики и всем показать – жулики они. Народу нужна правда. Давай, подключай Ухвата. Завтра же организуйте наезд на Мишкин штаб. И чтоб улики были!»

**

В доме напротив сидит один из мужиков Устин Егорыча. Он с трубой, направленной на кабинет мэра, в наушниках. Снимает наушники, звонит – «Устин Егорыч. Срочная информация!»

***

Пшеничное поле за городом. На дороге, что идёт посредине поля стоит внушительная колонна машин. В поле Михаил, и с ним вся мировая пресса. Здесь же Семён, Мария и Игорь Мартемьяныч и тот самый мужичок, что жаловался Марии на пропавший мел. Михаил показывает прессе загадочные круги, диаметров метров в десять, что образовались в пшенице.

- Михаил – «Вот вам ещё доказательство. Загадочные круги. Их находят во всём мире, теперь у нас появились. Вон там ещё три. А это наш местный уфолог. Специалист по тарелкам. Можете взять интервью».

Михаил показывает на невзрачного мужичка, который несколько испуган кучей микрофонов, что ему сунули под нос.

- Мужичок – «Сторож я. Поле охраняю. Повадились тут, понимаешь, тарелки летать. Каждую ночь летают. Боязно конечно. И спать плохо. Только уснёшь, вдруг так светло станет! И жужжат не по-людски. Я книжку читаю. Всё равно не уснёшь, чего свету зря пропадать. Верно, говорю?»

- Михаил – «Господа пресса. Прошу в вертолёты. Следующее доказательство видно только с высоты».

***

С воем крутятся лопасти вертолёта. Тяжёлая машина с гулом рассекает воздух метрах в пятистах над землёй. Внутри Михаил с командой и пресса.

- Михаил – «Так. Внимание вниз. Вот таинственный символ, который не может объяснить современная наука. Как сделано? Зачем? Что обозначает?»

Пресса прильнула к иллюминаторам. Операторы, рискуя вывалиться из машины, снимают. Внизу большое, относительно ровное, каменистое плато. И на этом плато, какой-то белой линией выложена следующая фигура. Огромный круг. Внутри две точки – глаза. И линия рта в виде улыбки. Как на детском рисунке. Все ахнули.

- «Что это?» - спрашивает Михаила ближайший журналист – «Что это может обозначать?»

- Михаил – «Никто не знает. Может, так привет передают. А может, смеются. Мол, конец скоро. Современная наука не может ответить. Это не всё. Летим в город».

Семён показывает Михаилу большой палец. Молодец! Мария тяжело вздыхает. Михаил жмёт руки довольным Игорю Мартемьянычу и мужичку, что мел искал. Вертолёт летит над городом.

- Михаил – «Смотрите!»

Внизу, на плоской крыше нового городского морга видна такая же, только меньших размеров, улыбающаяся рожица.

***

Большая комната в детском саду. Все собрались у телевизора. Сидят за столом группа воспитателей и персонала, все в белых халатах. На полу разместились детишки. Они сидят на горшках и сосут соски. Все молчат и очень серьёзно смотрят на экран. В телевизоре выступает мэр. Он тоже сидит за столом и, не мигая, смотрит в глаза телезрителей. Борис суров и торжественен.

- Мэр – «И ко всем этим преступлениям, достоянием общественности стали новые факты. Мы ничего не утверждаем. Но вещи упрямы и говорят сами за себя. Что доброго можно сказать о человеке, злоупотребляющем алкоголем, и любящем общество голых мужчин? Полюбуйтесь!»

Борис берёт со стола большую фотографию и показывает её на камеру. На фото Мишка с какой-то весёлой компанией. Видимо в бане. Все небрежно запахнуты в простыни, чему-то смеются и чокаются рюмками.

- Мэр – «Только одно, уважаемые избиратели. Человек болен алкоголизмом и явно сексуально неправильно ориентирован!»

- Одна из воспитательниц – «Давно их пьяниц пора! Жизни нет!».

***

Глубокая ночь. На одной из улочек останавливаются три джипа. Из них вылезают человек десять крепких, крутых парней. Братва. Затылки бриты, плечи шире амбара. Половина одета в кожу, половина в длинных плащах и шляпах. Вооружены дубинками и арматурой. Среди них мы видим и Федула. Видимо для маскировки, он так же одет под братана. Кожаная куртка. Цепь на шее. Распоряжается всем крепкий мужик лет сорока пяти, в строгом деловом костюме.

- Мужик – «Братва. Задание знаете. Ищем всё необычное. Так?» – он смотрит на Федула.

- Федул – «Так. Всё что доказывает, как они делают фокусы с инопланетянами. Бить и ломать без нужды не надо. Но, в общем, по обстоятельствам. Главное. Если заметут, держитесь версии – разборка. Мол, деньги должны, обещали сегодня отдать. Мы всех вытащим. Ухват, командуй».

Крепкий мужик идёт вперёд. За ним остальная братва. Они оказываются у здания завода. Только не с центра, где заводоуправление и штаб Михаила по выборам, а с самого края здания. Прожектора здесь не так ярко освещают улицу, поэтому довольно темно. У центрального входа, где стоит некое сооружение, покрытое материей, слышен грохот отбойных молотков. Мартемьяныч работает и по ночам! Один из крутых ребят рвёт ломом дверь чёрного хода. Открыл. Бригада решительно проникает в здание. Федул и Ухват сверяются с планом помещения.

- Ухват – «Ну, с богом!»

Длинные, полуосвещённые коридоры. Во все стороны разбегаются железные лестницы. Слышен гул работающих механизмов. Но то ли план не соответствует действительности, то ли они заблудились. Там где должен быть проход – стена. Они вынуждены идти обходным маршрутом. Оказываются в огромном помещении. Автоматический цех по производству валенок. Когда Михаил показывал Семёну этот цех, здесь были люди. Немного, но были. Сейчас никого нет. Крутятся механизмы, вылетают валенки, ездят самостоятельно какие-то корыта с упакованными в полиэтилен валенками.

- «Туда» - Показывает Федул. Приходится пересекать цех насквозь. И тут начинаются странные вещи. Какой-то проезжающий мимо крюк подхватывает одного из бандитов, и плавно тащит его вверх.

- «Э, братва! Я не понял! Чё происходит!?» - спрашивает возносящийся.

Но удивляться никому не дают. Начинается мощная валенко - механическая атака. Во -первых труба, из которой, как из пулемёта вылетают валенки, поворачивается и обстреливает крутых. Они пытаются отбиваться дубинками, но сзади наезжают механические короба. Поднимаются и резко бьют кому в лоб, кому под зад валенки на пружинах. И т.д. и т.д. В общем, избиение валенками. Причём всё нападает хитро, коварно. Ловушки устроены по всем правилам охотничьей науки. Единственное, что пошло не по плану устроителей данного шоу, это то, что бандиты оказались упорны. Пока братки в кожанах, так и отбиваются от взбесившихся валенок, братки в плащах, Ухват и Федул пробились-таки через цех. С ущербом, но пробились.

**

Небольшой зал. Одна стена вся уставлена мониторами. Посредине комнаты, длинный пульт управления. Много мигающих кнопок, тумблеров. За пультом сидит Юра и руководит процессом. На мониторах валенки гоняются за бандитами. Рядом с Юркой стоят Устин Егорыч, Михаил, Семён, Мария.

- Устин Егорыч – «Вон тот, слева. Убежит! Юрка, лови пособника!»

- Мария – «Да отпусти ты их! Больно же!»

Дверь открывается и в комнату заглядывает Ухват.

- Ухват – «Вот, где нас ждут. Вот, где в игрушки играют. Братва, подсоби!»

И кидается в бой. За ним влетают ребята в плащах. Палки растеряли, но и кулаки у всех, дай боже! Федул остаётся в дверях. Происходит драка. Силы конечно неравные, но один Устин Егорыч троих стоит. И Михаил с Семёном что-то значат. Юрка же, как только началась драка, получил по уху, мгновенно оценил ситуацию, и скрылся за неприметной дверью, в углу комнаты. Драка развивалась с переменным успехом, но победа стала клониться на сторону бандитов. Мишке подбили глаз. Семён, бросившийся на помощь Марии, так наполучал, что еле держится за спиной Устин Егорыча.

- Мария – «Семён, осторожнее! За Егорыча спрячься!»

- Семён – «Мишка, лицо береги!»

- Устин Егорыч – «Что Ухват, землю инопланетянам продал?! На!»

- Михаил – «Федула мне дайте! Спрятался гад! На!»

- Ухват – «Распух от бабок? Где доля наша?! На!»

- Федул – «Мужики, инопланетянские штучки ищите!»

Открылась угловая дверь, где скрылся Юрка, и в комнате появилось странное существо. Похоже на человека – руки, ноги. Только всё какое-то серо-волосатое. Непонятно, то ли костюм такой, то ли это шерсть. Лицо нечеловеческое. Морда жука, усики над головой дрожат. Все застыли.

- Существо – «Братья по разуму. Нехорошо делаете. Не по божески. Придётся ответить за базар!»

Существо вдруг взбегает по стене до потолка и, оттолкнувшись, прыгает на грудь Ухвата. И заезжает ему своей волосатой рукой в ухо.

- Ухват – «Ой, мама! Уйди тварь!» – бросается бежать.

Существо же, как на пружинах и шарнирах. Стремительно прыгает, движется быстро. Бандиты рванули вон из комнаты. Существо за ними.

**

Братва бежит по тем же коридорам. Федул первым. Странное существо прыгает среди них, пинками и тычками, придавая ускорение.

- Существо – «Сейчас повеселимся! Куда же вы, братцы?»

Ближе к выходу попадаются отставшие братаны в кожанах. Они всё-таки пробились сквозь взбесившиеся валенки и ловушки. Не успели пережить один ужас и на тебе! Какой-то ужастик припрыгал и пинается. Подвывая от страха, рванули за остальными.

**

Мария и Устин Егорыч помогают Семёну идти. Михаил рядом. Семён кряхтит от боли. Они стараются идти быстро, вслед за убежавшими бандитами. Идут по тем же коридорам.

- Семён – «Быстрее. Быстрее. Главное сейчас, пресса. А это, что за чудо скакало?»

Мария и Михаил переглядываются.

- Устин Егорыч – «Да Юрка, кто ж ещё такое отчудит! В новом изделии. И маску ведь успел смастерить!»

- Семён – «Странный костюм. В жизни такого не видел».

- Мария – «Семён, осторожнее! По-моему, у тебя, нога сломана».

**

У того места, где бандиты проникли в здание. Теперь здесь всё освещено, гудит сирена и плотной толпой стоит пресса. Камеры нацелены на чёрный выход. Прессу сдерживают охранники-охотники Устин Егорыча. В панике выбегают братаны. Увидев свет и прессу, на мгновение останавливаются, и бросаются в сторону, в темноту. Пресса снимает. За ними появляется непонятное существо, вернее, как мы уже знаем, Юрка в костюме и маске. Существо останавливается в растерянности. Пресса взвыла. Камеры стрекочат. Выбегает Михаил с остальными. Существо, поняв, что оказалось в ловушке, подпрыгнуло, зацепилось за стенку здания, и как жук, по отвесной стене, на четвереньках, быстро поднялось на крышу здания, и скрылось.

Пресса бросается к Михаилу – «Что это?! Это надо ловить! Что здесь происходит?!»

- Михаил, в сердцах – «Да далеко оно уже. Разве его стервеца так просто поймаешь!»

- Семён – «Господа, внимание. На штаб кандидата в мэры Усть Солья, Михаила Якимова совершено нападение. Как видите – инопланетянами и их пособниками. Они нас боятся! Вот материя, которая добыта у существа в отчаянной схватке» - Семён показывает прессе кусок какой-то резины – «Материал явно неземного происхождения. Немедленно отправляем на экспертизу. Результаты будут доложены общественности. Теперь извините. Нам необходимо всё осмыслить. Завтра пятница и последний день агитации. Завтра мы скажем главное!»

***

Пятница. Городской парк отдыха. Людей много, всё-таки лето. На центральной площади происходит действие, напоминающее праздничные мероприятия. Везде стоят лоточники, продают мороженое. Жарятся шашлыки. Михаил один, охраны не видно, прогуливается не спеша, думает. У ротонды толкаются те самые студенты. Одеты они так же живописно, как обычно, и как всегда жизнерадостно, скандируют хором обидные для Михаила, и хвалебные для мэра, речёвки. Раздают флажки и значки, с портретами мэра. Напротив выстроились плотным, правильным четырехугольником, детишки с надутыми шариками, с портретом Михаила. Дети укоризненно смотрят на студентов и молчат. Те, в конце концов, смущаются и получают команду – «Тридцать минут перекур! Можно оправиться». Михаил улыбается, подходит к мороженщице, даёт ей деньги.

- Михаил – «Ласковая. Вон тех детишек всех мороженым угости».

Мороженщица, видимо узнав Мишку, испуганно – «Сей момент. Сей момент» – уходит к детишкам. Те, естественно, радуются. Пробегают какие-то мальчишки с пачками листовок, кричат:

– «Последнее предупреждение человекам! Инопланетный разум сообщает: – Не бойтесь! Больно не будет!»

Раздают листовки зевакам. Народ берёт, читает, смеётся. Неожиданно Михаил узнаёт в шашлычнике того самого кавказца, с поезда, что ошибся купе. Кавказец тоже узнаёт Михаила.

- Кавказец – «Здравствуй дорогой! Какая встреча, слушай!»

- Михаил – «Как бизнес? Идёт помаленьку?»

- Кавказец – «Так. Тихо, мало идёт. Жить можно. Уезжаю я!»

- Михаил – «Что так?»

- Кавказец – «Страшные дела творятся тут, слушай! Какие то инопланетяне поселились. Народ сердится. А инопланетяне сегодня есть, потом улетят к себе. А бить нас будут! Завтра многие уезжают. Потом вернёмся, конечно. Ешь мясо, слушай!»

- Михаил – «Нет, спасибо. Ладно, бывай».

Михаил идёт дальше. Видит следующее. Возле одной из скамеек стоит тот самый мужик, что получил задание создавать добровольческую дружину для борьбы с инопланетянами. За мужиком прикреплён большой, суровый плакат, времён гражданской войны – «Ты, записался добровольцем!?»

- Мужик – «Подымайся народ на священную битву! Первым добровольцам – валенки! Новые, ненадёванные. На Альдебаране сейчас зима, холодно! Мы или они!»

К мужику стоит очередь, человек в двадцать. Записываются, получают пару валенок. Михаил улыбается.

***

Комната, в которую поселили Семёна. Он лежит на своей кровати. У него в гипсе рука и нога. Под глазом фингал. В одной руке пульт, он смотрит по телевизору мультик. Входит Мария с горшочком на подносе.

- Мария – «Больной, пора ужинать».

- Семён – «Ага! Сейчас прямой эфир! Последнее выступления»

- Мария – «Смотри. И кушай. На-ка. Ложечку за маму. За папу, за тётю Августу».

Мария пытается кормить Семёна с ложечки. В общем то она дурачится, в глазах её бегают весёлые бесенята. Семён, не привыкший, в своей опасной и суровой жизни, к такому обращению, конфузится.

- Семён – «Не мельтеши. Я сам!»

- Мария – «Тебе тяжело. Кушай, давай, и смотри!»

На телеэкране появился ведущий.

- Ведущий – «Ну вот, уважаемые избиратели. Подходит к концу предвыборная эстафета. Все мы не раз испытали радость, от того интересного зрелища, что так любезно устраивали для нас кандидаты. Последнее выступление. С завтрашнего дня, как вы знаете, закон агитировать запрещает. Завтра мы отдохнём от агиток, подумаем, и послезавтра дружно сделаем свой выбор. Выступает – Борис Нямов»

Камера поворачивается, и мы видим, сидящего за отдельным столом, Бориса.

- Мэр – «Вы меня знаете. Я с вами уже четыре года. Что я сделал, что ещё сделаю – всё вам известно. Одно скажу. Демократия в опасности! К власти рвутся люди с уголовными наклонностями и душевным расстройством! Жаль, у следствия не хватило времени! Открою вам тайну. Все знают о страшных преступлениях, что происходят на юге страны, нашей России. Маньяки там, и всё такое. И не все преступления раскрыты! Я знаю больше, к сожалению, не могу сказать. Но известно, что ниточки тянутся к нам, в наш край. К кое-кому, очень вам знакомому человеку. И ещё. У меня, случайно, оказалась при себе томограмма головного мозга нашего уважаемого бизнесмена. Вот здесь, смотрите, видите – затемнение». Борис показывает зрителю чей-то томографический снимок – «Видите?! Это о чём-то говорит! Такой человек может быть с явными психическими отклонениями, и от него должно ожидать всего. Думайте Усть Сольцы. Как мэр, при котором вы хорошо жили, приглашаю всех, послезавтра, на выборы. Не дадим тёмным личностям манипулировать собой!»

- Семён – «Э-э! Ты ж меня всего обварила! Ложку, мимо рта суёшь!»

- Мария – «Вот гадина, какая! Серятина. Придушила бы!»

Семён с изумление смотрит на Марию. На экране же тем временем появляется Михаил. Он волнуется.

- Михаил – «Земляки. Я вот что хочу сказать. Я не знаю точно, какие они инопланетяне. Да и есть ли вообще. Но, вот смотрите. Одни фифы какую-то хренотень по телевизору рекламируют. И то им не то, и это. Шоколаду всё просят, духи, джипы. А другие по помойкам роются, или думают, как до получки дожить, детей накормить. Одни с Багам не вылазят, а в стране беспризорщина, словно война прошла. Кто они? Откуда взялись? Разве они такие же, как мы? Свои? Наши? Такую страну развалили! Тысячи лет пращуры строили. И не жалко ведь. Величие забыли, пресмыкающиеся! Не свои они. А Борька Нямов? Я не знаю, человек он, нет. По-моему, так просто балаболка! А мне хозяйственный ум дан, вы знаете. Развалины взял, а теперь, вон какое производство! И для вас постараюсь. Я, земляки, для вас – свой. А вы – мои».

- Мария – «Молодец! Какой же он молодец!»

- Семён – «Всю работу псу под хвост! Ну, хорошо ведь всё сказал, зачем инопланетян завалил?! Почему, не знает, что Борька инопланетянин, когда уже дети об этом знают!?»

- Мария – «Сёма не волнуйся, не заводись! Ты не понимаешь! Он молодец! Он вашу фантастику в реальность переводит. Вывернулся из дурацкой роли! Потому он и командир наш! Ешь, давай кашу!» – и от полноты распирающих её чувств, Мария чмокнула Семёна в нос.

***

Солнечный весёлый, субботний день. На площади у заводоуправления собралась толпа. Как раз у того, крытого материей сооружения, где денно и нощно трудился Игорь Мартемьяныч с помощниками. Сам Мартемьяныч, так же как Михаил, Мария, Устин Егорыч, одет празднично, соответственно случаю. Руководит всем Мария. Семён пристроился в окошке, у него в руке рация.

- Семён, в рацию – «Ну начинайте уже. Чего тяните?»

- Мария, так же в рацию – «Сёма, не мешай. Я сама всё сделаю!»

Мария отключает рацию, отдаёт её Юрке. Подаёт знак. На трибуну, что наспех сколочена недалеко от сооружения, поднимается знакомый космонавт, в парадном мундире, в орденах. В толпе раздаются аплодисменты.

- Космонавт – «Да, братцы. Поколесил я по нашей матушке Земле. И не в каждой столице, скажу вам, есть то, что отныне будет стоять в вашем городе. И оттого тепло у меня на сердце. Не зря, значит, бороздим мы просторы вселенной! Помнит о нас народ!» – с этими словами, космонавт дёргает за шнурок.

С сооружения падает материя. Народ ахнул. Михаил, Мария, Устин Егорыч и даже Семён, поражены не меньше. Стоит огромная скульптура из камня. Мощный, мускулистый человек. Торс голый, с пояса вниз свисает скафандр. Смотрит человек грозно вверх, в небо. Одна рука сжимает гермошлём, в другой крепко зажато тщедушное тельце удивлённого осьминога. К колену человека прислонён гранатомёт. Снизу, на постаменте, золотом выбита надпись – «Покорителям Вселенной» – Лицо у космонавта-памятника – вылитая физиономия Семёна. Только очень романтическоё, вдохновлённое великой целью, без присущего часто настоящему Семёну цинизма.

В толпе раздались, сначала робкие, потом всё более и более мощные аплодисменты. Пресса активно снимает. Михаил показывает Игорю Мартемьянычу большой палец. Устин Егорыч хлопает его по плечу. Мария заходится от смеха. Семён, в окошке, грозит кулаком.

***

Семён на кровати, у себя в комнате. Аккуратно пристроил загипсованную руку и ногу. Свободной рукой задумчиво крутит один из своих шпионских приборчиков. Входит Михаил.

- Михаил – «Грустишь?»

- Семён – «Да так».

- Михаил – «Не веришь?»

- Семён – «Сомневаюсь. В нашем народе вообще трудно, что-то до конца понять. Да ещё ты со своим выступлением. Сказал, конечно, не плохо, но всю линию борьбы с инопланетным злом перечеркнул! Скажу честно, не верю я, что мы выиграем. Погонят меня с работы. Контора у нас серьёзная. Выборы сдал – свободен. А мне работа нравилась! Я, вообще, с людьми люблю работать».

- Михаил – «Сёма. Есть у меня одна задумка. Поехали со мной. Ну-ка я тебе помогу. Давай, давай!»

- Семён – «Больно, чёрт! Зачем?»

Михаил, не слушая возражений, помогает сесть Семёну в инвалидное кресло. Потом везёт его по коридору до лифта. Опускаются вниз. На вопрос Семёна – «Куда?» - Михаил отвечает немногословно – «Сам увидишь». Выйдя из лифта, они оказываются у железной двери. Михаил открывает её своим ключом, включает свет и ввозит Семёна в большой зал.

- Михаил – «Большую тайну я тебе, Семён, сейчас открываю. Без всякой подписки о неразглашении, между прочим».

Семён с любопытством оглядывается. Вдоль стен стоят стеклянные стеллажи. На них разместились, уже знакомые нам, камуфляжные горные валенки, разнообразных форм и расцветок. Висят, различные по фасону, непробиваемые костюмы, из серой, волосистой материи.

- Михаил – «В общем, ты уже понял, что Юрка рационализатор, изобретатель и просто гений! И я, Мария, Устин Егорыч тоже чего-то стоим, и у нас одна команда. А вот это – будущее российской армии! Валенки, в которых можно по отвесной стене лазить. Костюм, из особой валенковой материи, который не то, что пулей, пушкой не прошибёшь! Смотри».

Михаил берёт из сейфа мощное ружьё, и стреляет в упор в волосатый костюм. Дырки нет. Семён, поражён, молчит.

- Михаил – «Я и в мэры то, собственно, из-за этого подался. Ну, чтоб крыша была. Знаешь ведь, как у нас, наедут, разорят. Хотя, мэром я был бы получше Борьки. Но и не это главное. Смотри, о чём моя душа болит!»

Михаил резко отталкивает вбок ширму, что перегораживала угол помещения.

- Семён – «Ох!»

На небольшом подиуме стоит корпус легковой машины. Дизайн под мерседес, но главное не это. Весь корпус сделан из той самой валенковой материи.

- Михаил – «Смотри!» - берёт кувалду и с размаху бьёт по капоту машины. Звук от удара, почти не слышен, на капоте ни вмятины. – «А так!» – Михаил ещё пару раз врезал по крылу и дверце машины.

- Михаил – «Вот так. Ничего не делается. Ни коррозии, тепло, и не бьётся. Никаких тебе ремонтов, безопасность. Здорово!»

- Семён – «Да - а».

- Михаил – «Для танков не годится, направленной струёй огня дырку прожигаем, хотя так не горит. Зато для мирной жизни! Но есть одна беда. Вот сам скажи?»

- - Семён – «Волосата уж больно».

- Михаил в сердцах кидает кувалду об пол – «Вот то-то же! Ну, кто такую лохматую возьмёт! Это же страх божий! Слушай Семён, иди ко мне работать. На рекламу. Задача – во! Надо весь мир убедить, что волосатая машина – это круто! Это по-мужски! И так далее».

- Семён – «А брить её не пробовали?»

- Михаил – «Да брили, скоблили заразу! Всё делали! Свойства теряются. Ну, как?»

- Семён – «Подумать, конечно, можно. Да только мне и моя работа нравится. С людьми интересными всё время встречаюсь, и так далее».

- Михаил – «Да брось ты! Чем людям мозги пудрить и разных придурков к власти приводить, у тебя вон какая задача! Это же перевооружение всей человеческой цивилизации! Чуешь масштаб?»

- Семён, задумчиво – «Да-а. Заманчиво конечно».

Погладил здоровой рукой капот машины, прикоснулся к ней щекой. Видно как у него вновь загорелись глаза.

***

Мария, Юра и Устин Егорыч сидят в комнате Семёна и смотрят телевизор. Показывают знаменитый фильм – «Люди в чёрном». На экране бегают люди, которые иногда оказываются инопланетянами, стоит пальба из бластеров. Михаил вкатывает Семёна в комнату.

- Мария – «Ребята, ну где вы бродите? Сколько крови и денег мне обошлось запихать фильм в эфир вне сякой программы, между прочим!»

- Михаил – «Всё, всё. Мы здесь».

**

Три старушки и два знакомых нам дедка, любителей оценивать выборные технологии, собрались за столом, пьют чай и смотрят – «Люди в чёрном». Им интересно и страшно.

**

Какая-то большая, интеллигентная компания, с надеждой, смотрит – «Люди в чёрном».

**

В цехе промышленного предприятия. Рабочий народ и начальство собрались возле стеклянной будки мастера, и молча смотрят телевизор. Идёт фильм – «Люди в чёрном». Народ задумчив.

**

В хорошо обустроенной больничной палате. На кровати лежит Ухват. У него перебинтована голова, под глазом синяк. Его навестили братки, принесли передачу. Вместе, насторожённо, смотрят по телевизору фильм – «Люди в чёрном».

- Ухват, виновато – «Эх, волки позорные».

**

В сауне, возле бассейна. За столиком сидят важные, полуголые мужики. Простыни небрежно накинуты на нижние части. Пьют пиво и смотрят – «Люди в чёрном». Мужики похожи на представителей крупного бизнеса. Смотрят фильм с опаской. Один, озабоченно, кидает реплику – «Лишь бы цены на нефть не упали.…».

**

В знакомом уже нам детском садике. Как раз по телевидению идёт кусочек, когда какая-то инопланетная тварь, ощерилась страшно прямо в экран. Детишки сидят в ряд на горшках, смотрят телевизор и дружно ревут. Соски валяются на полу.

***

Клиповый эпизод. Весь проходит под песню. Граждане Усть Солья идут на выборы. Утро, но люди идут густо. Все деловиты, серьёзны. Голосуют. На участках ходит милиция. Мы, то на одном, то на другом участке. Михаил у себя в кабинете один, задумчив. Семён в постели. Мария и Устин Егорыч на выборных участках. Мэр голосует под вспышки телекамер. Он уверен и улыбается. Люди кидают в урны бюллетени. Люди идут мимо памятника покорителям вселенной. Вот высыпают на стол урну с листками. Начинают подсчёт голосов. На одном, на другом участке. Михаил курит в одиночестве. Семён читает книжку Игоря Мартемьяныа – «Игорь и бурундук». Мэр, радостный, среди интеллигенции. Семён смотрит в потолок. Неожиданно дверь открывается и в комнату влетает взволнованная Мария. Бросается к Семёну и бурно его целует – «Сёма! Семьдесят два процента! Мы победили!»

***

Большая комната, где обычно работала команда Михаила по выборам. Стоит радостная суета. Здесь и члены команды, и кто-то из чужих затесался. Все пьют шампанское, водку. Пожимают Михаилу руку, кто посмелее, лезет обниматься. В центре обожания и дворняжка, что так любит тявкать на мэра. Ей повязали бантик, балуют и кормят все, к кому она подходит. Мария возит на кресле Семёна. Здесь и Устин Егорыч, и Игорь Мартемьяныч. Только Юры почему-то нет.

- Устин Егорыч, Михаилу – «Ты, Мишка, теперь только не зазнайся. Без трёпа! Раз народ тебя отметил. Социальная справедливость чтоб была! Понял?»

- Михаил – «Постараюсь Егорыч. А Юрка где?»

- Устин Егорыч – «Этот вундеркинд что-то опять затеял! Не к добру это».

К ним проталкивается Мария с Семёном на тележке.

- Михаил – «Знакомься Егорыч. У нас пополнение. Новый начальник рекламы и всяких пиаровских дел» - показывает на Семёна.

- Мария, глядя влюблено на Семёна – «Остаешься?!»

- Семён – «С конторы звонили. Поздравили с победой. Сказали, что представили к ордену. Сейчас проводят через администрацию, по спискам металлургов. За открытие нового направления в области чёрных технологий! А я отпуск взял. На год. Я с 94 без выходных ломаюсь! Из выборов в выборы. Полечусь на чистой работе».

- Мария – «Молодец! Ну, теперь все поедут на волосатых машинах! Б-р-р. Ужас какой!»

Вдруг в зал влетают бойцы в камуфляже, масках и автоматах. Устин Егорыч, как человек учёный, среагировал моментально – «Ложись!» – Народ мгновенно попадал, руки за голову, ноги врозь. Входит знакомый генерал.

- Генерал, по отечески улыбаясь, - «Нет, нет! Встаньте. Что вы. Я сегодня неофициально».

Народ поднимается, генерал подходит к Михаилу.

- Генерал – «Что ж. Раз так повернулось, поздравляю. Но запомните Михаил. Родине нужна ваша продукция. И не забывайте про секретность».

- Михаил – «Товарищ генерал! Всю армию переоденем! Вы заказ пробивайте».

Они чокаются рюмочками, выпивают, вкусно закусывают. Свои! Неожиданно кто-то кричит – «Все на улицу! Там, там такое!»

**

Толпа высыпает на крыльцо здания. Видят они следующее. Все прожектора фабрики направлены на соседнее здание. На крыше, весь золотой от света прожекторов, стоит волосатый инопланетянин с мордой жука. В общем, знакомая нам личность. Инопланетянин прощально машет людям рукой, и скрывается за карнизом. Через мгновение с крыши взлетает тарелка, летит какое-то время над городом и улетает в ночное небо. Народ, которого в ночном городе оказалось на удивление много, радуется, взрываются петарды и фейерверки. В городе начинается что-то вроде праздничного гуляния. Ветераны, собравшись в кружок, пьют, не забывая закусывать, фронтовые сто грамм. Молодёжь, в том числе и студенты из поддержки мэра, дурачатся, бегают друг от друга, кидают вверх маски и шляпы. Те самые, в форме кукиша. Степенные граждане любуются фейерверком. Но оказался и недовольный. Среди праздничного гуляния ходит странный гражданин с флагом в руках. На флаге вышит портрет, бывшего теперь, мэра. Гражданин скорбно смотрит на веселье. Народ от него шарахается.

- Какая-то женщина кричит - «Петька! Иди домой! Скоро маньяки выйдут!»

- Петька – «Мам! Я маньяка поймал!»

Женщина бежит на голос и видит как её мальчонка, сорванец лет 9, повис на ноге горюющего гражданина с флагом.

- Женщина – «Отпусти дядю, хулиган! Дядя не маньяк, у дяди горе!»

Тут же в толпе и два наших старичка:

- Григорий Алексеевич – «Вот теперь, я с вами согласен, Алексей Григорьевич. Теперь мы точно с Москвой сравнялись. Не стыдно. Есть и у нас творческий потенциал. Перед всей Россией не стыдно!»

- Алексей Григорьевич – «Плевал я на ваше мнение, Григорий Алексеевич! С кем нам равняться? Какая Москва? Мы новое слово в развитии демократии сказали! Весь мир видел. Пусть, теперь, Москва подтягивается!»

***

Кабинет мэра. Свет выключен. Сам Борис стоит у раскрытого окна, смотрит на взлетающие у Мишкиной фабрики ракеты. Федул сидит на диване, смотрит телевизор. По телеку как раз показывают, как инопланетянин помахал рукой и скрылся за карнизом. Потом в кадре стоит журналистка с микрофоном. Стоит она на фоне памятника покорителям вселенной.

- Журналистка, грустно – «Он улетел. Но он обещал вернуться».

Федул щёлкает пультом, и экран телевизора гаснет.

- Мэр, тоже грустно – «Не понимаю. Как можно было за неделю, с такой бредовой платформой, так обработать народ? Ведь любой понимающий человек скажет – это жульничество и мошенничество!»

Федул виновато молчит. Слышен звук автомобильного двигателя, свет от фар, и к зданию мэрии подъезжает микроавтобус. Из него выходит сначала Устин Егорыч, помогает достать Семёна в коляске, потом появляются Михаил, Мария, Юрка и Игорь Мартемьяныч.

- Семён – «И что мы сюда припёрлись? Спят все!»

- Михаил – «Нет, Сёма. Так не по-людски. Надо поговорить, как-то помирится».

Входят в здание.

- Мэр – «Не терпится как!»

- Федул – «Да. Вот бог избирателя дал. А вообще-то, классно он придумал, надо взять на заметку» – достаёт блокнот, записывает – Народ не любит инопланетян!

Открывается дверь и появляется упомянутая компания. Заходят, надо отметить, аккуратно, без гонора и чванства победителей. Мэр с Федулом молча ждут. Чего надо?

- Михаил, смущаясь и несколько извинительно – «Ты, Борь, зла то не держи. Сам первый начал всякую хренотень нести. Ну, и получил. А, вообще, извини. Я победил, конечно, а как-то совестно. Душа ноет. Короче, прости, и давай зла друг на друга не держать!».

Все прибывшие с Михаилом, в знак согласия с его словами, опустили покаянно головы. Кроме Семёна, естественно. Он смотрит на это мероприятие осуждающе. Мэр всё так же стоит у раскрытого окна.

- Мэр – «Эх, дети. Вам бы только в игрушки играть. Какое дело загубили, какую карьеру сломали!»

С этими словами Борис взял рукой себя за затылок и расстегнул замок. Лицо его вдруг опало на две половинки и на присутствующих уставилась большая, зелёная, с острыми зубами, морда гигантской лягушки. Все застыли словно в столбняке. Только Мария прижалась крепче к Семёну. Лягушка улыбнулась и открыла пасть. С резким щелчком вылетел вперёд, всё время удлиняющийся, раздвоенный язык. Он долетел до Семёна и оставил на его щеке отпечаток, как от помады, после женского поцелуя. Все ахнули. Устин Егорыч, не спуская глаз с чудовища, машинально шарит себя по поясу, видимо, в поисках патрона.

Вокруг лягушки возникло золотистое свечение, она медленно поднялась в воздух, вылетела в окно и стремительно унеслась в звёздное небо.

Все так и стоят, не в силах прийти в себя.

Финальные титры. Песня.

КОНЕЦ

Автор – Гурьянов Сергей Иванович. г. Пермь. Россия. 2003г.

Краткая информационная справка
Гурьянов С.И. Начинал творческую деятельность в Пермской киностудии ІНовый КурсІ в качестве директора фильма, ассистента режиссёра и режиссёра. В 1992 году, как автор сценария и режиссёр – постановщик, поставил полнометражный игровой фильм – "Взбунтуйте город, граф!" Жанр – комедия. Для проката фильм был приобретён кинообъединением "Кинотавр". Режиссёр нескольких документальных работ.
e-mail: gurkino(собака)permonline.ru

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 2 августа 2002 - Can't open count file