Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Файзуллин Рашид

СТАРАЯ УСАДЬБА

молодежный триллер
начало

Яркий летний день, большой нежилой старый дом, заброшенный сад, и несколько молодых людей в саду — это энтузиасты, приехавшие востанавить помещичью усадьбу. Только что прибыли на место — и на крыльце, в живописном беспорядке, лежат рюкзаки и сумки.

Девушки готовят закуску на покрывале, растеленном под яблонями, а юноши, размахивая руками, обсуждают, с чего следует начинать.

Высокий, цыганистого типа парень с жаром говорит

— Дом, дом, передняя, а куда спрашивается ты будешь бегать? Самое первое дело — это сортир, причем типа мэ-жо!

Его поддерживает Сергей, кудрявый блондин, немного похожий на Есенина.

— Петька прав, без него, то есть не без Петьки, конечно, а без сортира, мы тут быстро все загадим, но скажу вам, жалко, как это романтично — нежиданно встретиться в кустах.

Ребята гогочут.

— Танья, о чьем они? — Худенькая француженка наклоняется к подруге, мощной, грудастой брюнетке, — девушки, стоя на коленках нарезают помидоры.

— О чем, о чем.. О чем они могут еще? О сортирах и бабах. Эй вы, арлы, делайте чего-нибудь, жрать не дадим!

Ребята переговариваясь выбирают место и собираются начинать копать. Шебутной Петька суетится и руководит.

— Так, значит, чтобы до еды, а то и вправду Танька не даст, значит по очереди, каждый выкладывается по две минуты...

— Дас, ист даст, как не дать! — прерывает его Франц, мощный крепыш в очках, и всаживает большую ухватистую лопату в землю, по самый штык.

— Я те дам! Немец, а туда же.. Вы смотрите, старайтесь, чтобы там детский горшок не получился, я проверю — Таня ничего не оставляет без внимания и контроля.

Лоснящиеся от пота спины мелькают в углу сада, и как-бы прямо на глазах уходят вниз, одновременно слышится стук молотка — сбиваются рейки и натягивается полотно для временного убежища. Вдруг лопата несколько раз ударяется обо что-то металлическое и Сергей кричит

— Все сюда! Я клад нашел!

Они склоняются над ямой — француженка Элен, полненькая Катя, Таня и Франц с Петром. Сергей осторожно, руками разгребает землю и все видят большой ларец, обернутый крест-накрест двумя толстыми цепями. На ларце лежит позеленевший от времени медный латинский крест.

— Клад!!! — Тяжелый собака — Сергей с усилием поднимает ларец, яма уже глубока и ставит его на край. Внезапно становится темно, на солнце набегает туча и все как-бы замирает.

— Бегом за ломиком!

С гиканьем и смехом ломается цепь и в сторону летит замок..

— Ну что там, что? — Все толпятся около, Сергей открывает и склонившиеся над ларцом тела, создают впечатление, что в ларце находится клубящися мрак и кажется, что кто-то смотрит из глубины.

— Уууу, ничего нет... — разочарованно тянет Сергей шаря по дну. —Нет, постойте, что-то есть — и на свет извлекается нечто красивое и тянущееся — это локон золотых волос. Все молчат, и молчание нарушает Катя

— Это действительно романтично...

— Она была французка, неполных осьмнадцати лет, — замирающим голосом декламирует Сергей и ...

— Отдай мое сердце!!!

Все шарахаются от ларца и смеются.

— Пойдемте кушать...

— Молоко, свежее молоко!

У ограды стоит бричка, и рядом, склонившись над калиткой, мужичок с кнутом. —Молока не хотите, сметанки деревенской?

Все направляются к калитке, а Сергей несет в руках локон.

— Бруцелез-туберкулЁз?

— Обижаешь начальник, какое бруцелезное, сам пью! Берите, не пожалеете — мужичок далеко не прост, цепкими глазами он оглядывает компанию и замечает ларец у ямы. —Ух ты, неужели нашли графские сокровища! —Он крутит головенкой,

— И сколько их искали и до революции и после, а вот гляди, нашли совсем посторонние...

Он старательно отводит глаза от ларца.

— Кого их-то мужик?

— Угмы, угмы!

Все обращают внимание на то, что мужичок оказывается не один,— на бричке сидит старая, престарая бабка и хотя она не может говорить, но видно, что сильно взволнована: машет руками на всех, покраснела и что-то мычит.

— Что с ней?

— Да, темный народ, слухи ходили про барина, что он колдун и еще байка ходит, что он и погиб через свое колдовство. Бабка у меня старая, увидела вон ваш ларец... Ну так будете покупать сметану-молоко?

— Будем, будем, мы не на один день приехали, — девушки окружают мужика и начинают договариваться о ценах.

Юноши стоят отдельно

— А с этим, что делать будем?

— Что, что, потом закопаю, как было, не нами положено...

— Ты мне объясни, зачем там сверху крест лежал?

Сергей ничего не отвечает, поворачивается и идет к яме..

...Вечереет, где-то раздается мычание коров, удары кнута — стадо возвращается ы деревню, и дорога, по ней потихоньку едет уже знакомая бричка, не ней тот самый мужичок, он вроде даже задремал, нет, засуетился, засунул руку куда-то и достает... мобил, умело и быстро набирает номер.

— Пахом? ...

— Да-а-а, посмотрел, точно она, Элен Лафайет, двадцати пяти лет, папа миллионер.. ... —Нет, проблем не будет, только три сопляка, стволов нет...

Кстати, Пахом, подарок тебе, они там еще откопали рыжевье и камушки ...

Пахомыч, клад нашли! Мелочь, а приятно. ...

— Хорошо, хорошо, берешь пять быков и в три ночи.. Буду

Мужичок засовывает обратно мобил и снова дремлет, он не замечает, как бричка проезжает рядом с каким-то неясно белеющимся силуэтом, неподвижно стоящим неподалеку от дороги, среди первых деревьев леса. Силуэт неподвижен, бричка проезжает,..порыв ветра и в лесу уже никого нет...

..Молодые люди со свечами молча стоят в большой зале дома, за их спиной ночь и тишину нарушает лишь стрекот кузнечиков...

— Здесь сто лет назад устраивали балы... В доме играют тени, отблески свечей, неясно струится паутина, кажется, что звучит тихая, тихая музыка и пламя свечек чуть дрогнуло, как от порыва ветра.

— Что это?.. —шепотом спрашивает Элен Тишину прерывает прозаическое объяснение Сергея

— Сквозняк это, где-то окно с дырой, и вообще нам придется попотеть, дыр тут, конечно, много. Ну что, в палатках будем спать, или здесь?

Девушки прижавшись друг к другу хором пищат

— Здесь, здесь

Более сильный порыв, будто глубокий выдох чуть совсем не гасит свечи..

... Ночь, все устраиваются в доме, слышны веселые голоса, шум, приглушенные взрывы хохота, Сергей возвращается с улицы в дом, проходит зал и боковым зрением видит, как по лестнице медленно поднимается девушка в белом, он пожимает плечами и заходит в комнату, где слышны женские голоса. В недоумении он останавливается на пороге— в комнате присутствуют все три подруги, он медленно поворачивает голову и успевает заметить закрывающуюся дверь, там наверху...

...Наконец всё в доме успокаивается, тишина... Но в комнате, где оставлен ларец не совсем спокойно: чудятся вздохи, шепот, и вдруг с омерзительным скрежетом и лязгом открывается крышка ларца... Сначала ничего не происходит, все и ближе и ближе к столу, где стоит ларец, а затем... тихий женский смех и из шкатулки поднимается, завиваясь колечками, светящееся облачко, раздается скрип половиц, будто кто-то невидимый и легкий пробегает на цыпочках и смех раздается уже в глубинах дома...

Сергей просыпается... Он находится в ярко освещенной комнате на роскошной кровати и кто-то нежно гладит его голову, тихо смеясь...

— Элен...

— Серьежа...

Ему закрывают рот долгим поцелуем и они начинают...

— А-а-ах

Запрокинув голову, сверху, над Сергеем, Элен страдальческий зажмуривает глаза и оскаливает зубы. Она начинает биться и рычать. Сергей с ужасом видит, что на нем сидит уже не Элен, а совершенно незнакомая женщина, цвет ее лица багровый и на нем какие-то потеки и прорехи, лицо будто порванное, а зубы уже и не зубы а загнутые клыки. Он в ужасе кричит, и пытается вырваться, но бесполезно...

— Франчик, Франчик эти крики ...мне страшно

— Таня, ну каждый по своему, не пойду же я к ним?

— Франчик.. Таня лежит уткнувшись носом подмышку Францу и мелко дрожит — в глубинах дома раздаются крики и рычание

— Одного я не могу понять, почему кричит мужчина..

Но тут раздается ужасный победный женский вой, и хрипы, будто кого-то душат и Франц рывком вскакивает, что-то хватает в руки и выбегает в зал. При свете фонарика он видит ползущего по полу Сергея, тот весь в крови, рядом без чувств и без одежды лежит Элен, а в углу светятся два красных глаза...Раздается утробное ворчание и шшр-хх! что-то приземисто и молниеносно ускальзывает по полу, в темноту. Вдвоем с Таней они затаскивают Сергея и Элен в комнату, обтирают кровь с ран и Сергей приходит в себя.

— Элен, как она?

— Без сознания...

— Что это было, сумасшествие? Элен ведь меня чуть не убила..

— Какая Элен, ты что на самом деле с ума сошел? Тебя так порвали, что не всякая собака может так... Залеплю пластырями сейчас, а завтра надо обязательно в больницу

— Да я же...

— Я эту тварь мельком видел, дикая кошка или что-то подобное, может быть убежала из зоопарка. Элен, наконец, приходит в себя и увидев Сергея начинает плакать.

— А где Петька с Катей?

Странно, хотя их комната рядом никто оттуда не вышел и там тихо.. Гурьбой все направляются к двери, громко стучат — в ответ молчание.

— Петка! Открывай!, Франц, когда волнуется, начинает говорить с акцентом.

— Франц ломай дверь, тут не до этих...

Франц ногой выбивает дверь и они заходят в комнату. Здесь полный разгром: порванные простыни, сломанные стулья и стол и выбитая рама. Поломан и подсвечник, часть свечей раздавлена, и только две, на половину сгоревшие, скупо освещают комнату. Франц высовывается наружу и смотрит в темноту — вдалеке раздается вой волка и сквозь быстро бегущие облака просвечивает полная луна...

Вдруг раздается шипение.. На пороге комнаты стоит невыразимо омерзительное и в то же время очень притягательное для мужчин создание. Нельзя даже сказать, что это женщина — это самка. Пригнувшись в позе апсары или кошки перед прыжком, меднокраснокожая под светом свечей, груди ее торчат и промежность с красной и влажной щелью, прикрыта густой шапкой волос, редеющих лишь у колен. Миг назад она была у двери, но ее там уже нет, как на кадре она прояляется где-то сбоку, уже в откровенной позе для прыжка, пригнувшаяся и выставившая когти, еще миг и она уже совсем рядом...

Франц машинально выставляет руку с предметом, схваченным им второпях и раздается ужасный вой боли и шипение, будто на раскаленную сковородку налили масло — создание напарывается на тот самый латинский крест, который лежал на найденном ларце... На секунду на месте создания появляется заспанная Катя в мятой короткой ночнушке и с плотно закрытыми глазами, но в следующее мгновение опять на ее месте жуткая тварь и с воем (подпрыгивая :) она убегает...

Франц присаживается на корточки и дрожащими руками пытается закурить

— Доннерветтер...

Таня начинает его трясти обеими руками

— Франц, Элен, вы же западники, молитвы знаете, —плачет.

— Какие еще на... молитвы Танька, морщится как от зубной боли Франц.

В глубине дома раздается вой и ему кто-то вторит...

... По лесной дороге к дому подьезжают два джипа и из темноты к ним вываливается мужик-наводчик.

— Пахом, милАй!

Из первого джипа показывается сухая морда бандита, он низенького роста в хорошем костюме и держится очень высокомерно. За ним кряхтя выбираются амбалы, их жирые загривки и щеки еле выступают над двубортными костюмами, а галстуки заставляют вспомнить поговорку о корове и седле.

— Где?,— отрывисто бросает Пахом.

— Вон, вон, там оне,— подобострастно тычет пальцем в сторону дома мужик.

Неожиданно из дома раздаются странные завывания на несколько голосов.

— Развлекаются падлы, гы-гы-гы, смеется мужик, щас и мы развлечемся, там целых три телки.

— Товар не трогать, беречь целку — бросает Пахом и неторопливо направляется к дому, быки идут за ним. Мужичок переступает с ноги на ногу, кашляет в кулак и... остается на месте...

...В комнате тем временем идет совещание

— Надо дождаться утра —Ага, как в кине на первом ряде, взошло солнце и все упыри пропали! Ты уверен в этом?

— Во всяком случае днем этого не было.

— Что делать?

— Думаю надо похоронить ларец как и было...

— Будем прорываться?

— Это в крайнем случае, дождемся сначала утра. В это время внизу начинают бешено стрелять..

... Пахом со своими бандитами подходит к двери, останавливается и

— Значит так, мужиков мочить сразу, и чтобы никто не ушел, бабы пусть пока живут, до завтра.

Тупые хари согласно кивают и один из быков острожно берется за ручку двери, тянет на себя, впереди мрак и тишина... Они входят осторожно, выставив перед собой пистолеты, впереди и по бокам грузно идут амбалы, а Пахом семенит в центре. Вдруг, один из идущих справа беззвучно пропадает во тьме, только что он был здесь и его нет, глаза успевают заметить мелькание рук и оскал белого лица. Раздается звук, будто где-то рядом открыли бутылку пива и раздается отвратительное чавканье... Все мгновенно поворачиваются и начинают стрелять на звуки, но пропадает еще один, успев дико закричать, его крик захлебывается в кашле и потоке вытекающей крови.

— Пахом, засада, орет третий и из его рта тоже потоком фонтанирует кровь, все лицо в крови, а во тьме за ним раздается довольное ворчание. Вспышки выстрелов высвечивают отврательные хари, в их продолговатых крокодильих пастях части тел, волочащиеся кишки и пузырящаяся слюна ... Упыри, не обращая внимания на выстрелы, сужают круг около оставшихся в живых. Внезапно Пахом дико визжит и бросается из круга, чудом уворачиваясь от хватающих лап он вбегает в комнату, где сгрудились молодые люди. Франц, с бледным как мел лицом, поднимает навстречу ему крест, но Пахом хватается за него как утопающий и тянет на себя, тянет, пытается поцеловать.

— Спасен, боже ж мой, Христос спаситель!

Тонкое щупальце по змеиному струится из зала и хватает его за ногу, сначала тихонько, затем все сильней и сильней тянет из комнаты.

— Нет! Не хочу!!

Из дверей выскакивает маленький юркий бес, пробегает полукругом и вскакивает Пахому на спину, омерзительно шипит, подняв вверх пасть, — оттуда торчат тонкие и длинные как иглы белые зубы и с размаха впивается ими в шею, фонтан крови обрызгивает сжавщихся в круг молодых людей. Безжизненное тело рывками утягивается за дверь. В зале чавкают, урчат, пихаются и кажется, что там находится целое стадо каких-то диких животных. Но вот все стихает и наступает обманчивая абсолютная тишина. Молодые люди сидят уставившись на дверь, Франц мертво сжимает в руках крест. Тихо-тихо в выбитом окне появляется отвратительная ушастая зеленая харя, сначала за подоконник хватается одна рука, зеленая с трупными разводами, затем вторая, обычная человеческая рука. Монстр урчит и ловко переваливается в комнату, все в ужасе оборачиваются.

— ГЫ!

Монстр растопырив руки идет на людей, но Сергей делает подкат ему под ноги, а Франц сверху всаживает изо всех сил крест в плоть зеленого чудовища. Раздается ужасающий крик боли, идет красный дым, пар и когда все рассеивается то на месте монстра оказывается Петька, причем по его виду нельзя сказать что он пострадал — он сладко спит..

— Сволочь, придуривается, убей его Франчик, —шепчет Таня.

— Нет постой, Катька тоже проявлялась...

Петька открывает глаза и смотрит непонимающе на всех

— Вы чего здесь делаете, а? Но вдруг на его лице отражается ужас, одна из его рук осталась по прежнему зеленой и живет как бы сама по себе — скребя по полу когтями, она пытается утянуть Петьку за дверь.

— Держи!, —кричит Франц, Сергей наваливается и Франц окончательно выжигает зелень. Все тяжело дышат и прислушиваются, но за порогом тихо.

— Где Катька? Петька вскакивает и порывается выйти, но его хватают и усаживают

— Где она!!!

— Молчи, она такая же, каким был ты,.. только что.

Петька на секунду замолкает, а потом говорит

— Вы как хотите, а Катьку я не оставлю, зеленая она или какая..

— Багровая она, багровая,...

— Если он так хочет, можно попробовать.

— Чего Сергей попробовать, покормить что-ли их?

— Нет, пусть он встанет у порога и зовет Катьку, а ты Франц и я встанем по обе стороны двери и,.. должны справиться. Как я заметил, она не есть хотела...

— Мы тоже с вами ...

— А вы, Ленка и Танька, смотрите за окном, у нас на затылке глаз нет! Петр подходит к дверному проему и тихо начинает звать.

— Катя, Катенька, иди сюда

Элен не выдержав нервно прыскает, ее затыкает Сергей

— Молчи дура!

— Катя, Катя, иди сюда...

Совершенно неожиданно из мрака выскакивает багровая туша и вскакивает на Петра, он падает.. Преодолев секундное замешательство сверху бросаются Франц и Сергей и прижимают бьющуюся задом тварь, опять идет дым и когда он рассеивается, то в объятиях Петьки находится плачущая, абсолютно ничего не понимающая Катя.

— От двери!!, кричат девушки и во-время — во мраке, как уголья, горят несколько пар глаз и раздается голодное урчание.

... Мужичок-наводчик бежит по лесной дороге, он страшно испуган стрельбой, воем и криками умирающих, он даже видел выползшего из дома, и зовущего на помощь сообщника Пахома, и видел как какая-то тварь утянула его обратно в дом... Тут он припустил..

— Господи не дай меня в трату, не дай меня в трату...

— Дяденька, дяденька, постойте, страшно мне... Он оборачивается и видит бегущую за ним пухленькую девчушку, лет пятнадцати, в светлом платьице.

— Не знаю тебя, отстань, чур меня, чур...

Он продолжает бежать, но девочка уже впереди него

— Дяденька, дяденька..

Мужик в ужасе визжит и сворачивая с дороги несется прямо по лесу.

Дяденька ...

Она в двух шага от него и тянется непомерно длинными руками.

— Ай!

— Ну сколько же ты мурло от меня бегать будешь, — говорит девочка неожиданно сиплым голосом, она крепко держит его и встряхивает как котенка. Он пытается вырваться, но все бесполезно, силы совершенно неравны. С выпученными от ужаса глазами он лежит под ней и видит как острые клыки приближаются к на его яицам.

— Не бойся дяденька, не бойся, я сразу не убиваю, поживешь полчаса, пока до сердца выем... Раздается ужасающий вопль и только луна равнодушно светит над всем этим безобразием :)

...В комнате напряженная тишина, чувствуется, что монстры за дверью готовятся к последней атаке — они верещат, стучат когтями и вдруг...

В дверном проеме вспыхивает ослепительный свет и там никого нет, никаких монстров, зал выглядит так, как наверное он выглядел сто лет назад: из проема виден отблеск сотен свечей на навощенном паркете, звучит живая музыка оркестра и слышится французская речь... Раздаются шаги, идут двое, по звукам шагов понятно, что это мужчина и женщина и вот они появляются перед изумленными зрителями.

Мужчина, в русском военном мундире времен наполеоновских войн, высокий, статный, весь полный достоинства и прекрасно сознающий это. Рядом с ним очень красивая женщина, с золотыми косами уложенными башней, в белом платье, и с чуть покрасневшими щеками — она смущена. Мужчина оглядывает кампанию и говорит

— Как хозяин этого дома приношу свои глубочайшие извинения за те неудобства, которые я невольно причинил вам.

Он строго, сверху вниз, оглядывает свою спутницу и продолжает

— К сожалению Мари не могла сдержаться увидав сразу столько блестящих молодых людей, и после такого длительного перерыва,.. она посмела позволить себе то, что совершенно непозволительно женщине нашего круга. Хотя я и человек широких взглядов, и чувство ревности мне совершенно не знакомо, но честь свою и честь фамилии ставлю превыше всего. А потому мне пришлось...

С этими словами он звучно шлепает свою спутницу по заду. Она ахает и подпрыгивает на месте с широко раскрытым ртом. Чувствуется, что ей очень больно.

— Да-с! Пришлось ее выпороть. А что прикажете еще делать в этом случае?...

...продолжение...

Файзуллин Рашид

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

Счетчик установлен 23 март 2000 - Can't open count file