Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Чугунов Сергей

В САТИСФАКЦИИ ОТКАЗАТЬ...

комедия в четырех действиях и семи картинах
в стихах

"Чёртъ догадалъ меня родиться въ Россiи съ душою и талантомъ..."
А.С. Пушкинъ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

КАНДИД [СЕРГЕЕВИЧ] ЗАКАТИН, поэт.

АЛЕН ДЮБО (Алёша Дубин), лицедей.

АРТЁМ БИТОВ, матёрый дуэлянт, пьяница и бабник.

ДЕЛЬФИНА МИГДАЛИНСКАЯ, женщина бальзаковского возраста.

ПОЛИНА АЛЬКОВСКАЯ (Даша Осташкова), актриса театра, умная, обаятельная девушка.

АНГЕЛ (он же Пюдаль), пожилой мужчина с белой тростью, одетый в чёрный фрак.

АГГЕЛ (бес, она же седелка), девушка в белом платье и с чёрной сумочкой в руках.

КЛАУС ФОН КРАНКЕН, земский врач, добрейшей души человек, хотя и немец.

ДАМЫ, КАВАЛЕРЫ, АКТЁРЫ И АКТРИСЫ, А ТАКЖЕ ПРОЧИЕ ОБЫВАТЕЛИ...

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Какой-то сад со скульптурами, может даже Летний. Три пары прогуливаются, при встрече раскланиваются. В глубине сцены скамейка, на коей сидит Дельфина; рядом с ней стоит Кандид, он декламирует свои новые стихотворения, бурно размахивая руками.

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА

...погодка не по-питерски сегодня хороша...

ВТОРАЯ ДЕВУШКА

...вчера была, уж мне поверьте,

у самого NN я на концерте...

ТРЕТИЙ МУЖЧИНА

...Артём вчера у баронессы Ша.

опять кого-то оскорбил, вспылил...

ВТОРАЯ ДЕВУШКА

...волшебный голос... Как он выводил...

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА

...такой жары уж не было лет десять...

ТРЕТЬЯ ДЕВУШКА

...я слышала: он пять мужей убил,

а восемь покалечил и побил...

Ну, ровно ангел смерти Азраил!

ТРЕТИЙ МУЖЧИНА

Его давно пора, в урок юнцам, повесить —

не знаю, что Царь медлит до сих пор...

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА

...вы знаете? Кандид стихи читал

вчера в Собрании и произвёл фурор...

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА

Да, да... к изданию его готовят книгу...

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА

...а, правда, что у Энгельгардта бал

сегодня будет вечером?..

ТРЕТИЙ МУЖЧИНА

...я слышал, что интригу

Артём с Дельфиной вздумали Кандида супротив...

ВТОРАЯ ДЕВУШКА

...из головы нейдёт занятный тот мотив:

(напевает)

ла-ла пам-пам ла-ла пам-пам ла-ла...

ТРЕТЬЯ ДЕВУШКА

А ей что, старой дуре, за дела?..

Дельфина под руку с Кандидом приближаются к авансцене.

ТРЕТИЙ МУЖЧИНА

...тсс... милая...

(кивает направо)

                              Дельфина и Кандид...

Навстречу Кандиду и Дельфине идет Артём на пару с Аггелом.

ВТОРАЯ ДЕВУШКА

А это кто навстречу к ним спешит?

ВТОРОЙ МУЖЧИНА

...вид очень грозный...

ПЕРВАЯ ДЕВУШКА

...уйдем, друзья, пока ещё не поздно...

ВТОРОЙ МУЖЧИНА

(качая головой)

Се дело может кончиться серьезно...

Пары удаляются.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Только Дельфина с Кандидом и Артём с Аггелом.

АРТЁМ

Bonjour, Дельфина!.. Неизменна ты в шелках,

но вижу что! в башку нейдёт никак —

что ль изменила вкус аль антересы?

аль в моде нонче свежие деликатесы? —

вот, например...

(кивает на Кандида)

                            цыплёнок табака...

Хых... хых... ха-ха...

Я слышал где-то, даб омолодиться,

и скинуть даб десятков пару лет —

недурно, прежде чем опочивать ложиться,

младыми, как подушечками, обложиться...

(громко смеётся)

Ты, верное, читала сей совет!

Кандид порывается уйти, но Дельфина крепко держит его за руку.

Кто этот мальчик?.. может твой внучок?

ДЕЛЬФИНА

(растерянно)

Да нет, он — мой приятель...

АРТЁМ

Приятно—когда во!

(делает неприличный жест)

                               А у юнца стручок

ещё не вырос... Он — скорей, старатель,

что золота сыскать намерился кусок

в давно заброшенной другими штольне...

Кандид пытается что-то сказать, но Дельфина ладонью закрывает ему рот.

ДЕЛЬФИНА

(возмущённо)

                                         Он — поэт!

АРТЁМ

(смеясь, Аггелу)

Ха-ха... держи меня, милашка, силы нет...

(Дельфине)

Дельфина, ты бы так и доклад(ла:

Что сей,

(пренебрежительно)

                предположительно, по-эт

элегию али чарующий сонет...

КАНДИД

(едва сдерживая себя)

Вам, дорогой, не терпится скандала?

АРТЁМ

(не обращая внимания на Кандида)

...надумал посвятить заброшенному с(ду...

КАНДИД

Вы не получите его в награду

за оскорбленья, не попавшие во цель...

Желая оскорбить меня и вызвать на дуэль,

обидели вы, поступая скверно, даму...

(пускаясь в философские рассуждения)

Ума глубокого вряд нужно, даб, любезный,

обидеть женщину:

— во-первых, можно слух скабрезный

пустить — случайно обронив, будто панаму,

на пикнике, гуляя об руку с её подругой;

(подругам дружба бесконечной мукой

всё время чудится... Доподлинно известно:

оне друг дружке расслабляться не дают

и потому-то повсеместно

при первом случае удобном предают...)

— второй есть способ — это эпиграмму

на званном ужине меж делом прочитать,

имён в ней можно не упоминать,

но надо метко бить, дабы общество узнало,

сей эпиграммы кто плачевный прототип;

(но, думаю, что этот оскорбленья тип

вам не подходит — дарованья мало,

как влаги в пересохшем водоёме...)

— ну, в-третьих... можно на приёме

ручонку дамы копотливо отстранить

и громко, и брезгливо объявить:

"Грязна!"...

Вмиг тягостная тишина

раздавит даму, будто пресс...

(совершенно успокоившись)

Могу продолжить, если интерес

у вас к сей теме есть...

АРТЁМ

(взвинчено)

                 Молчать!

КАНДИД

(усмехнувшись)

Вы правы! — тщетно всё перечислять...

Вы выбрали последний метод — самый гнусный —

ушат помоев вылив... Вы — боец искусный,

(вам б в кавалерию, а лучше бы в пехоту)...

Но это всё, что вам природа-мать —

безродному бретёру и безденежному моту —

(сдаётся, в утешенье)

в бессрочное вручила во владенье...

(выдыхая)

Я всё сказал...

(Дельфине)

Идем отсель...

АРТЁМ

(заикаясь)

                          Но ты — нахал...

Ты получаешь, ж-жжёлторотик, высший б-ббалл,

мы завтра ж б-ббудем драться...

КАНДИД

                                   Сл(ва мало?

Ну что ж...

(передразнивая Артёма)

                          п-ппприбавлю завтра я свинца...

Кандид поворачивается и уходит один.

АРТЁМ

(бравируя)

Ох... п-ппрямо напугал меня...

(вслед уходящему Кандиду)

Б-ббеги домой,

малой...

штанишки поменяй;

да не забудь спроситься у отца,

мож он тебя не п-пппустит драться...

(Аггелу)

Чего это я начал з-зззаикаться?

АГГЕЛ

(тянет за руку Артёма)

Ты весь дрожишь, идём, Артём, в кабак...

АРТЁМ

(Дельфине)

Идём и ты, Дельфина...

ДЕЛЬФИНА

(гневно, глядя в глаза Артёму)

                           Ты — дурак!

Дельфина убегает вслед за Кандидом. Артём с Аггелом остаются одни.

АРТЁМ

(кивая на уходящую Дельфину)

А этой что?

АГГЕЛ

                             Поиздеваться

ты над Кандидом обещался ей

и, может статься...

ты честь её затронул... Очень зря!

С ней обходиться так, мой друг, нельзя —

она отмстит ещё тебе, ей-ей...

АРТЁМ

Мне дела нет до бабы вздорной,

что может женщина?

АГГЕЛ

(в сторону)

                                  Дурак... Она права...

(вслух)

Поверь мне, женщина опасней льва!

АРТЁМ

Оставь для гримуборной

все эти разговоры... Все слова

о женской силе и коварстве —

анекдотичный бред...

Меня заботит более поэт,

как если я его убью?..

АГГЕЛ

                                   И что с того?

Я прервала тебя, прости...

Царю давно не терпится его:

каким-нибудь макаром извести;

сослать в Сибирь; упечь в острог...

АРТЁМ

Мне на Царя плевать! Мой бог...

АГГЕЛ

(закрывая рот Артёма ладошкой)

Не поминай при мне Глупца Святого —

он недостоин даже поминания простого,

тем паче всеобъемлющей любви...

АРТЁМ

Мне наплевать на Бога! От кров(,

что пр(лил я, ни в жизнь мне не отмыться...

Как не крути, а всё равно

за все мои земные злодеянья,

я обречен на вечные страданья

в аду...

АГГЕЛ

(с усмешкой, про себя)

                                   Быть может... но...

(Артёму)

Раз чуешь ты, что суждено

тебе в Геенне Огненной вариться,

с тобою мы могли б договориться...

АРТЁМ

Насчёт чего?

АГГЕЛ

(загадочно)

                      Так... мелочь...

АРТЁМ

(настойчиво)

                                       Ну, смелей...

АГГЕЛ

(уклончиво)

Идём в кабак, а там: и посидим,

и договор обговорим...

АРТЁМ

Я понял, бес! Ну что ж, идём скорей —

терпеть уже не в силах я...

душа горит... Да будь она неладна!

АГГЕЛ

Душа?

АРТЁМ

Да нет! Заносчивость моя...

Уж сколько раз давал себе зарок

по поводу не задираться, да и без...

Во мне сосуществуют: сладкогласный Бог;

и прекословопадкий, гадкий Бес.

Легко воспламеняюсь я от искры малой,

молниеносно возгорается пожар...

Всучил, знать, чёрт мне этот сучий дар

в нагрузку ко природности бездарной...

У нас не любят бедных и безродных...

При всех моих ничтожностях природных —

я был в числе бы первых, как поэт,

когда б мои отец и дед

из знатного происходили рода...

В цене происхожденье — не талант.

Знать, потому виновна не природа,

что я — такой вот злоязычный дуэлянт...

Сначала я успешно отбивался

от всех нападок родовитых кобелей и сук...

(никто не ведает, сколь претерпел я мук)

...как пёс безродный я на них кидался,

пытаясь защитить достоинство и честь...

(пауза)

И вскоре озверел и стал таким, как есть...

Идём в кабак, лишь сладкое вино

душевную чуть разбавляет горечь...

Идём в кабак! Иного не дано,

коль брать в главу — то можно и того...

(вертит пальцем у виска)

                                                    лечь

в психушку иль... Кто изобрёл кабак

(неважно Бог иль бес) — он явно не дурак!

Конечно, есть инакие забавы:

картишки, книги, вожделенье славы,

погоня за чинами...

Но все они (то между нами) —

не интересны мне свершено...

И даже три — первостатейных, несомненно:

страсть к женщине, к деньгам и страсть к войне —

кровь — абсолютно! — не волнуют мне...

Давным давно старик Хайям Омар —

мудрец восточный, дивный гений —

воспел вино, определив превыше всяких чар

и вожделений...

превыше всех!

Он соглашался, что вино — есмь грех,

но с оговоркою одной:

тот, кто не грешен — тот не человек;

не человек тот — кто не пьёт вино...

Ты погляди назад, в России что ни век —

то потрясения иль катаклизмы...

А впереди?.. чёрт знает, кои ...измы

ещё нас ждут... Но, благо, есть вино,

узришь лишь в кружке треснутое дно —

и на душе легко... и пусто в голове,

как в день ненастный на Неве —

и всё прекрасно, всё равно...

Будь я Царём — вспретил пить воду,

ведь винопитие даж Господу в угоду...

Христос вещал: "...се кровь моя..."

(после недолгой паузы)

Идём в кабак... пока не передумал я...

Коль за душою ни шиша —

то на шиша мне, бес, душа...

АГГЕЛ

А ты, приятель, филос(ф...

АРТЁМ

Идём скорей, довольно слов...

Когда они уходят из сада, устанавливается тишина; и в этой тишине мы слышим чудесную песнь какой-то, невидимой нашему взору птицы.

ЗАНАВЕС

КАРТИНА ВТОРАЯ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Кабинет середины девятнадцатого века, в глубине сцены за столом в глубокой задумчивости сидит Кандид, перед ним чернильница с гусиным пером, чистые листы бумаги. По мере действия он что-то чиркает, комкает листы и грызёт перо. На сцену выходят Ангел и Аггел. Они о чём-то спорят, отчаянно жестикулируя; но по мере приближения к зрителю, их голоса становятся громче и отчетливее...

АГГЕЛ

...бо скоротечен человечий век...

И посему, мой ворог, мне поверьте,

что кийждо, паче Вышний Человек —

ничтожно мал и мирен на пороге смерти...

Воззрите — окаянный сей пиит,

непризнанный сей гений человечий

заблеет завтра о пощаде, завопит,

подобно яко выкормыш овечий —

едва дохнет в лицо могильный хлад...

АНГЕЛ

А что такого?.. Нам не осознать — бессмертным —

что значит это слово "смерть"? Мгновеньем мимолетным,

без права возвращения назад —

жизнь недоумкам-человекам мниться...

И оттого так горько навсегда лишиться

им живота...

АГГЕЛ

                             Заключим же пари:

яко версификатор сей различны униженья

безропотно снесёт — лишь токмо бы мученья

земные растянуть... по меньшей мере, до зари!

Взамен мы у него отнимем душу...

АНГЕЛ

                                     Как грешн(,

глумиться, бес, над сочинителем убогим,

к тому ж, душа дарована немногим...

АГГЕЛ

Но, Поднебесной гражданин, мне то смешно —

как можно — рядом с драгоценным кладом

стоявши — не попробовать им завладеть...

АНГЕЛ

                                                      Душа

поэтова бесспорно хороша,

но, вечная соперница, нам надо

ин(кое измыслить что-нибудь —

уж тыщи лет мы с вами, бес, за д(ши

на небесах, на море и на суше

всё по старинке бьёмся с переменным

успехом...

АГГЕЛ

                       Но! Порою украшением отменным

душа иная мнится, позолота

едва с неё сойдет— и зришь лишь г...

Копаться в нём не шибко-то охота;

мож и Кандидова душа така...

АНГЕЛ

(усмехнувшись)

                                   Эге,

как повернули... Все равно б не худо

его душонкой, враг мой, завладеть,

она — дерьмо аль адамантов груда? —

не подержав в деснице, ни за что, не разглядеть...

АГГЕЛ

Что ж, ворог мой, мы с вами жаловать отсрочку

способны оба — се остатну ночку

поделим поровну... И в очередь, пристойный путь

Кандиду обреченному предложим —

кто пересилит, тот душой его

пусть абие владеет...

АНГЕЛ

                               Предположим,

да только летня ночь длиною в ничего —

поспеем ли?

АГГЕЛ

                            Недурно попытать...

Аз кину жребий, токмо из кармана

(копается в сумочке)

монетку извлеку...

(вынимает медный пятак)

АНГЕЛ

                          Но без обмана!

Я знаю вас чертей — вам доверять

нельзя никак...

АГГЕЛ

                                 Тогда уж вы мечите!

(протягивает монету)

Вот мой пятак...

АНГЕЛ

(отстраняя руку)

                            Вот именно, что ваш...

АГГЕЛ

(убирая монетку в сумку)

Ну, вам не угодить...

АНГЕЛ

                                   Чего же вы хотите?

Что на уме у вас? — увы, не угадашь...

Захошь сметанки — в кринке творог!

АГГЕЛ

Что за вульгарности, мой ворог?

Раз бесовы слова уж ничего не значат —

тогда условимся иначе:

мал пошумим

да поглядим...

Кандид,

коли одесную обратно поглядит —

вам зачинать... А коль ошуюю —

я дипломатию начну свою

безотлагательно...

(хлопает в ладоши)

                            хлоп!..

Кандид оборачивается через левое плечо.

КАНДИД

                                        Что за звуки?

АНГЕЛ

Что ж, конкурентка, вам и карты в руки...

Ангел уходит со сцены.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, кроме ушедшего Ангела. Аггел приближается к столу, а стол вместе с Кандидом выдвигается ближе к авансцене.

АГГЕЛ

(пытаясь привлечь внимание Кандида)

Простите за незваное вторженье...

КАНДИД

(удивлённо)

Кто вы? И как, сударыня, сюда

проникли вы?

АГГЕЛ

                            Проникнуть в помещенье

не стоило большого мне труда —

поскольку вхожа я в любые двери...

КАНДИД

(с трепетом)

Вы — Смерть?!

АГГЕЛ

(с усмешкой)

                              Я — просто бес!

КАНДИД

                                          Увы, поверить

вам не могу... Вы слишком хороши,

чтоб чортом быть...

АГГЕЛ

                               Спасибо от души

за комплимент... Позволите присесть?

КАНДИД

(вскакивая)

Конечно же, простите, ради бога...

Вам предложить сей стул, почту за честь...

Аггел усаживается на предложенный Кандидом стул.

АГГЕЛ

(опять копается в сумочке)

Прошу при мне Всевышнего не трогать,

прозвание Его не поминать...

(вынимает из сумочки сигарету в длинном и тонком мундштуке)

КАНДИД

(с иронией)

Пардон, я не хотел вас обижать...

Чем заслужил я вашего вниманья?

За каковы проступки-злодеянья

явились вы поэта покарать?

Ужель строчить стихи — се смертный грех,

Ужель капризна слава да успех —

мостят дорогу в Ад, как и благие

намеренья...

АГГЕЛ

(закуривая от свечи)

                                   Увы, совсем другие

имею виды я... Меня, поэт,

послушай молча, то есть честь по чести,

я принесла тебе дрянные вести...

Тянуть не будем длинну канитель —

затеял понапрасну ты дуэль —

твой враг жестокосерден и свиреп!

Ты ж — иль дурак, иль стопроцентно слеп,

коль сговорился с сим злодеем биться,

но ты уже не волен отступиться —

(декламируя)

...и родовой, зевая, алчет склеп

приять твой бренный прах во каменны объятья...

КАНДИД

Все тщетно?

АГГЕЛ

                                  Да! И слёзы, и проклятья...

(вкрадчиво)

Но сделку предлагаю...

Аггел тщетно ждёт реакции Кандида. Тот молчит, уйдя в собственные мысли. Аггел продолжает, но уже не так уверенно.

                              ...занеможешь ты,

три года проболев, опять для света

воскреснешь... на бумажные листы

вновь выплеснешь квинтины и сонеты...

и славу обретёшь и благосклонность дам...

КАНДИД

А что тебе взамен, лукавый бес, отдам?

Свою душонку аль поруганную честь,

али долги, каких у мя не счесть?

АГГЕЛ

Расплата будет после...

КАНДИД

                                  После смерти?

АГГЕЛ

Но ты ж умрёшь — чего ти горевать,

что часть твоя, намаявшись во свете,

в раю не станет Бога потешать —

Худого Скудоумца с кислой рожей...

Но Князя Тьмы боготворить и обожать!!!

(долгая пауза)

Но, сице может статься, кары божьей

ты убежишь;  и доброхотный Бог

приимет душу в горний свой чертог!

КАНДИД

Я ведаю, вы — бесы — сладкогласны,

но вам меня не подкупить;

раз суждено мне сгинуть преждечасно —

покоен я — так, знать, тому и быть...

Поди, бес, прочь....

АГГЕЛ

(встав со стула, возбуждённо)

                           Безмозглое созданье,

пойми, Кандид, жизнь после смерти — сказки,

кретинами придуманы, дабы страданья

земные преуменьшить... Без подсказки,

помысли сам: что тело без души? без тела дух?

(Кандид молчит)

Печальный остается подвести итог:

лишь в триединстве всемогущен Бог

и горее сам Человек. Ты слеп и глух,

твоя Душа — совсем не Ты... Поэт,

лишь распадутся доли — жизнь сойдёт на нет;

опомнись, ото сна отверзи очи!

Жизнь — скудный зимний день, а детель к ночи:

и хладно тело в прах оборотится;

эфирный дух, немедля, прочь умчится;

низвергнется аль воспарит душа...

И всё! Что дале? Дале? Ни шиша,

прости вульгарность...

КАНДИД

                                  Я тебе велел:

поди, Бес, прочь! Но ты не захотел...

АГГЕЛ

(поправляя)

Не захотела...

КАНДИД

                            Я тогда уйду...

(собирается уходить)

АГГЕЛ

(останавливая Кандида)

                                     Не надо...

я удаляюсь — се кака награда

за истину, поведанную мной...

КАНДИД

Ты здесь ещё?

АГГЕЛ

(махая руками, как крыльями)

                                 Лечу, теку... не ной!

(в сторону)

Поне, камо мне ноныче спешить...

(Кандиду)

Подохнешь ты, а мог бы долго жить...

Раскинь умом, ведь ты еще так молод,

ещё крепка рука, и к жизни голод

ещё силён...

КАНДИД

Пошла ты... вон!

Аггел уходит со сцены.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Кандид один. В волнении ходит из угла в угол и декламирует с листа только что написанное стихотворение.

КАНДИД

"Шли годы, рос я, как и глупость;

а, повзрослев, прозрел и вот,

когда невыносимо стало мне

себя не самоистезать, казнить!

при этом не испытывать страданья

в людском аду, с которым дантов ад

в сравненье никакое не идёт —

я грудь взломал — чугунную ограду,

запущенного сада, в коем сердце,

моё почти ручное сердце,

казалось растревоженным зверьком,

намеренным вцепиться в вашу глотку,

чтоб разорвать все бранные слова,

извергнутые вами с пенной злобой

в моё, улыбкой неприкрытое, лицо...

Я выпустил зверька на волю,

боясь, что по нелепости себе

я причиню необратимый,

разящий вред, оставивши в саду

его без надлежащего присмотра;

мне о последствиях не думалось —

ужель моё разгневанное сердце

способно изменить наш мир застывший,

окостеневший навсегда в своём пространстве,

увы, неизменяемом и невменяемом как я?

Из грубого обломка хрупкого ребра,

как Бог когда-то сотворивший Еву,

я миру изваял младенца и нарёк,

сомнительным, но сладострастным звуком Правда!

Я нянчился с ним долго, безуспешно —

но в волчьей стае непреклонных кривд и догм

(будь то детёныш человека даже)

взрасти лишь волк и может;

и что с того, что будет он умней

и предприимчивей своих единомлечных братьев?..

Да... первый опыт мой закончился плачевно;

сей мир, с израненной своей душой,

без сожаления всякого покинул я,

дабы обдумать: как мне дальше жить?

как переломить сей жизни ход обратный,

обратный, ибо будущего нет...

(Бо с каждым часом, днём всё дальше

нас в прошлое уносит буйная река

с названьем Время, коя всех:

и смертных, и смердящих —

лишает сладостных надежд на долгое грядущее);

и как предупредить текущие деянья

моей во зло рожденной дщери —

убогой Правды, горькой и недужной,

без угрызений разрушающей мечты?!

Я долго жил один в лесу моих фантазий,

где явь и вымысел мой — так переплелись,

что даже александров меч

не в силах разрубить тугой был узел...

Я прокоптился дымом сладотворных мук,

найдя приятное в страданьях и потерях;

что сделалось пустячным мне утратить

нетленную привычку, что Всевышним

Душой наречена...

                              В тиши,

в пустой тиши я не обрёл покоя —

безлюдие не исцеляет от болезни бессердечья...

И я пустился в долгий, страшный путь, увы,

не мной проторенный сквозь сумрак безразличья,

желая воротить болезненное сердце

в осиротевшую, незанятую грудь;

в надежде приручить;

чтоб до краёв, как чашу, на пиру сей жизни —

неправедной, непраздничной — наполнить

любовью к ближнему и состраданием к врагам...

О! как бедны мя ненавидящие люди,

хотя бы тем, что в качестве врага

они меня избрали, да! меня —

незлобного и неспособного к отмщенью...

Но что обрёл я, воротясь домой? —

вернувши сердце, я утратил разум.

Точней, меня все убедили в этом;  убежденье —

практически неисцелимая болезнь...

Признаться — слыть умалишенным лучше,

чем денежным быть, и душевным, и сердечным

с приставкою короткой, но кусачей БЕЗ..."

(Комкает стих и бросает смятый лист в угол)

Всё хорошо. Но этот чортов бес...

меня смутил. Быть может я напрасно

его прогнал...

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Появляется Ангел.

АНГЕЛ

                           Уйми свой гнев, Кандид,

и не казнись, как грешник, ежечасно...

КАНДИД

(возмущённо)

Кто вы такой? Что значит ваш визит

сей поздний? Сударь, объяснитесь... —

не то, как бес, недолго засидитесь

у моего стола...

О чорт! Что за дела,

вас привели в мою обитель?..

АНГЕЛ

Высот заоблачных закоренелый житель —

то Я —

пришел предостеречь, что скоро смерть твоя —

но зря унывай,

и слово "чорт" при мне не изрекай ...

КАНДИД

Ещё один за душами охотник... Друг любезный,

твой уговор — труд скудоумный, бесполезный.

Жизнь для меня бессмысленна и малоценна...

Душа...

(задумывается)

                 как у шипучего напитка пена...

пока вино не выпито — она

его великолепно украшает;

едва достигнешь дна —

и пена исчезает,

лишь не над(лго остаётся винный дух...

Я потому ко всем твоим увещеваньям глух,

что смерти не страшусь — мне нечего терять:

отец погиб; давно в могиле мать;

нет ни богатств, ни славы...

АНГЕЛ

Ну что за квиентизм? Вы, друг, не пр(вы...

КАНДИД

(поправляя)

Ты... ты не прав!

АНГЕЛ

                          Пусть ты... Кандид твои стихи...

(затрудняется в подборе слова, характеризующего стихи Кандида)

великолепны...

КАНДИД

(утвердительно)

                              Не плохи,

но их читали лишь мои друзья —

а их оценкам доверять нельзя!

А что касаемо народа —

его суждение изменчиво, как и погода

капризна в межсезонье... В одночасье

жара смениться может хладом иль наоборот...

К тому ж россейский наш народ —

необразован в общей массе,

косноязычен, сквернослов —

смесь пошлости, нелепости и пьянства...

Что до поэзии? — ему и нет делов!

А мне ж она не принесла богатства —

(махнув рукой)

за строчку платят жалкий грош...

АНГЕЛ

И что ж?

Какие ваши годы?

Все переменчиво, товарищ, и погоды;

и рассуждения народны...

КАНДИД

Но я уже тридцатник разменял!

АНГЕЛ

(оживлённо)

Послушай-ка меня,

мой стихотворец милый,

двадцать один — почти что ничего!

Мне не понять, как можешь ты легко

на краешке могилы

стоять

и хладнокровно обсуждать

величье смерти и никчёмность жизни?..

Ещё в тебе любовь...

КАНДИД

(юродствуя)

                                   Любовь к отчизне?

АНГЕЛ

Не святотатствуй...

КАНДИД

                             Я по горло женщин

вкусил... десятка три не меньше —

приелись уж...

АНГЕЛ

                              Но, брат родной,

не лги хоть мне...

КАНДИД

(оправдываясь)

                     Ну, ладно... ни одной...

мне было не до них...

АНГЕЛ

                                А чем ты занимался?

Наивным грёзам предавался,

воздушные хоромы воздвигая...

А позже ими долго любовался...

КАНДИД

(пытаясь перейти на другую тему)

Жить надобно бесхитростно, играя...

чтоб так ж легко, когда пристанет срок,

почить, подобно как сурок,

жир накопив, впадает в спячку...

АНГЕЛ

(прерывая)

Господь с тобой!

Ты, как корова, прожевавши век свой жвачку,

идёт покорно на убой...

КАНДИД

А нет исхода, ангел мой...

"Хоть праведно живи, греши хоть непомерно —

конец один..." — говаривал Екклесиаст.

АНГЕЛ

И был он прав... Оно, хотя и верно,

но помни: "...щедро Бог воздаст..."

КАНДИД

(с насмешкой)

...отымет душу... тлену прах предаст...

разрушит триединство...

АНГЕЛ

                             Вижу бес

добротно поработал...

КАНДИД

                                       Я и без...

всё разумел, как надо... Мне одно ж,

душевный страж, вдолби в порожнюю главу,

зачем вам души, коим грош

цена в базарный день?..

АНГЕЛ

                                    Прости, прерву,

чтоб безотложно ты остановился,

посколь не в меру, брат, разговорился.

Слова — убогой мысли подаянье,

никчёмна медь... Ин, брат Кандид, молчанье...

(многозначительная пауза)

Мы — Ангелы — бесплотны, но и нам

есть хочется... (и часто, между нами)

А голод-то не тётка — знаешь сам —       /

вот кормимся идеями, желаньями, мыслями...

Но души... для гурманов, что скупцам богатство...

(с нескрываемой иронией)

Снедать их, кабы знал ты, вящее приятство...

(закатив глазки)

пиитовы ж душонки... Ты бы изумился,

как лакомы они...

КАНДИД

                           Да чтоб ты подавился!

АНГЕЛ

(смеясь)

Уймись... Да я шучу... глупец...

Не душеядны мы, как и Небесный Наш Отец...

Хотя б могли... конечно...

(перейдя на серьезный тон)

Послушай-ка меня, жизнь быстротечна...

смерть тела оттянуть я не могу, но д(ши

(как верят в то неглупые индусы)

мы — ангелы — способны сохранять,

а после повсеместно их переселять

в инакие: и вещи, и тела...

КАНДИД

Дела!

Но я — ещё не полный идиот,

Да и религия моя не признаёт,

что се возможно...

АНГЕЛ

Объясниться должно —

то делается, даб не искушать людей...

Дверь в комнату открывается и входит Ален.

А вот спаситель наш, наш лицедей...

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, и вошедший Ален, одетый в грязный, изрядно поношенный черный дождевик, и немного выпивши.

АЛЕН

(потирая промёрзшие руки)

Был труден день, а путь далёк;

вот к вам, друзья, зашёл на огонёк...

(Кандиду)

Насчёт дуэли я договорился,

ты стопку поднести б распорядился...

(пауза)

Но первым долгом... впредь всего,

представь, Кандид, мне гостя твоего.

Кандид и Ангел хранят молчание.

Аль мы знакомы?

(вглядываясь в лицо Ангела)

                                не припомню что-то...

Молчите... Что? С пьянчужкой нет охоты

водить знакомство? Что ж, увы...

(Кандиду)

Я испаряюсь...

АНГЕЛ

                              Стойте.

АЛЕН

                                        Погожу я...

АНГЕЛ

Вы, как всегда, и пьяны, и правы...

Но нету выбора... Садитесь... Что спрошу я?..

Ален усаживается в кресло.

(Актеру)

Вы секундант Кандида, сколь я знаю?..

АЛЕН

(вальяжно раскинувшись в кресле)

Да, господин хороший, исполняю

уже в четвёртый раз я эту роль...

Роль, право, грязная — всё ж, это не король,

но платят справно...

АНГЕЛ

Вот и славно...

Скажи, приятель, ты б хотел сыграть

трагедию: где будут чувства клокотать,

как лава в чреве пробуждённого вулкана;

где будут литься слёзы без обмана;

всамделишная кровь хлестать рекой?..

АЛЕН

Ишь, поворот какой...

А какова, мой благодетель, будет плата?

АНГЕЛ

Большая, шут! Хоть труппа не богата —

ти будет вечная уготовл(на жизнь...

АЛЕН

(удивлённо)

Я не ослышался случайно,

мне предлагаешь помереть, кажись?

АНГЕЛ

А ты умён, приятель, чрезвычайно...

КАНДИД

(вмешиваясь в разговор)

Что вы плетёте, в толк я не возьму?

АЛЕН

(отмахиваясь от Кандида)

Да помолчи... Тут в кандидаты на бессмертье

твой гость мя прочит...

(прикладывая палец к губам)

                                   Посему

наш разговор секретен...

КАНДИД

(настойчиво)

                                   Но ответьте...

АЛЕН

Молчи, Кандид, совсем не до тебя...

(Ангелу)

Ну, я умру, а дале?..

АНГЕЛ

(с пафосом)

                                          Возлюбя

тебя посмертно, наш народ

чтить станет вечно и гордиться... Через год

тебе поставят памятник в столице,

и именем твоим град нарекут...

АЛЕН

И это всё за то, что пришибут,

(поправляется)

пристрелют на дуэли...

КАНДИД

(недоумённо)

О чём вы в самом деле?

АНГЕЛ

(Алену)

...помысли что тя, гаер, ждёт —

коль не дерзнёшь? Чрез месяц, спозаранку,

ты не проснёшься, сдохнешь через пьянку;

и твой, бедняга, грязный прах-помёт

снесут на городскую свалку,

а, вскорости, забудут все тебя...

АЛЕН

(утвердительно)

                                                 Идёт!

Давненько изменить судьбу мечтаю...

Обрыдло всё: работа и друзья...

(задумываясь)

Ответь одно: а отложить нельзя

смерть на чуток?..

АНГЕЛ

                                   Не я решаю...

АЛЕН

(нетвердо)

Но, ладно, по рукам...

Протягивает руку. Ангел не отвечает взаимностью...

Однако, как-то всё...

АНГЕЛ

(возмущённо)

                             А ты, Алёша — хам!

Даёшь добро... а сам в кусты потом,

как рак, упорно пятишься назад...

Что надобно ещё? Каких-таких наград

ты алчешь получить?..

АЛЕН

                                Все мысли об одном...

АНГЕЛ

Я понял, шут, в чём дело...

Забудь о том....

(пауза)

Обговорим детали: поменяться телом

и именем с Кандидом ты долж(н...

АЛЕН

А как же он?

(кивает на Кандида)

Ему не протянуть в комедиантском теле

и года...

КАНДИД

(возмущённо)

                             Что вы одурели?

Чорт знает, что нёсете... в самом деле...

АНГЕЛ

(обращаясь к Кандиду)

Ты опять!

Я же просил его не поминать!

Иди...

(выталкивает Кандида из комнаты)

             распорядись насчёт вина...

Кандид уходит. Ангел продолжает разговор.

Да-аа, Дубин, будет смерть трудна,

а публика немногочисленна, бедна...

Но, обещаю, опосля твоей кончины:

историки; великодержавные мужчины;

писаки всякие — всех рангов и мастей;

из разных стран, россейских волостей —

тебя оплачут...

В ранг гениев вселенских возведут,

ещё с десяток лет проспорят, просудачат...

АЛЕН

(с сарказмом)

...а после кол осиновый вобьют...

АНГЕЛ

Нет-нет... простой народ

ти не забудет; память не умрёт...

Твои стихи начнут, куда ни плюнь, звучать;

их даже в школах станут изучать;

переводить на языки иных племён...

АЛЕН

Какие першпективы! право, сон...

(закрывая глаза)

Даже глаза не хотца открывать...

Хреново жил — так пусть хоть помирать

мне выпадет красиво и достойно,

как ни было б то горестно и больно...

АНГЕЛ

С мыслителем приятно толковать...

Обговорим теперь лишь мелочи да срок...

АЛЕН

(качая головой)

Куда мя завели авантюризм и рок...

АНГЕЛ

Месье Дюбо, признайся, твой удел высок?

(в полголоса, с явной издёвкой)

Куда убить тебя?.. во грудь али в висок?..

Оба уходят, обнявшись, в другую дверь.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Кандид входит в кабинет с подносом, на котором стоят три бокала с вином, за столом сидит в рваном платьице Аггел, волосы её распущены, тушь на глазах смазана. Она зло улыбается.

АГГЕЛ

Подай вина, чтойт в горле пересохло...

(берёт бокал и пьёт маленькими глотками)

                                                 я...

чего пришла?.. конечно ж, не из жажды,

мне жаль тебя... предупреждала ни однажды...

но ты, голубчик... ты не разумел меня...

Помысли хоть сейчас, простое дело —

не слышать или делать вид...

КАНДИД

(иронизируя)

Чего же ты хотела? —

мы — люди — все такие...

АГГЕЛ

                                         Ну, за всех, Кандид,

не отвечай...

КАНДИД

(шмыгает носом)

                                  Да я... да с ней...

АГГЕЛ

Чего? кому?.. толкуй ясней...

(пауза)

Вот так вот... всё решили за тебя?

КАНДИД

(пожимая плечами)

Такая видно у меня судьба...

Кандид ставит поднос на стол и тоже берёт бокал.

АГГЕЛ

(насмешничая)

Конечно... сирота; кормили в детстве плохо-ть;

покоя не дают: прыщи и похоть...

и бабы тоже не дают...

КАНДИД

(возмущённо)

                             Бес, прекрати!

Я толковал уже, что нам не по пути...

АГГЕЛ

Но погоди... через десяток лет,

меня припомнишь ты, поэт —

ан будет поздно...

КАНДИД

Ты серьёзно?..

Пошла ты... вон...

АГГЕЛ

                           Не мудрено прогнать...

Тебе сейчас нетрудно умирать —

но отклонил ты смерть — и может понапрасну...

А предложение моё: в хворобе переждать

неблагодатну эту пору и несчастну —

отверг ты всуе... Не желаешь шевелить

мозгами?.. Как ты дальше жить

намереваешься в актёрском теле?

Алёшке жить осталось, ну, от силы две недели —

он потому и согласился так легко на смерть,

чтоб стать бессмертным...

КАНДИД

                                          То как посмотреть,

бессмертным стану я... Вы ж с предсказаньями своими

мне надоели... Повторять я не устану:

бессмертным я — КАНДИД! Я стану!

АГГЕЛ

Бессмертным, шут, твоё лишь станет имя...

А мы ещё посмотрим, милый:

как запоёшь, когда могильный

ещё раз распахнётся зев...          /

Ты постареешь, обрастёшь дитями,

как пышной гривой дряхлый лев;

и, вероятностно, солидными деньгами

крутить начнёшь... А, коль не заскучаешь,

ты с дамочкой какой-нибудь познаешь,

что есмь - любовь!!! —

тогда оценишь жизнь по высшему тарифу,

и более сговорчив будешь, тут-то вновь

тебя ко мне,

(пренебрежительно)

                             фигляр, как к рифу

неуправляемый корабль, прибьёт... —

тогда мой час пробьёт...

И мы еще с тобою потолкуем, что дороже

некчёмная душа иль полновесна жизнь...

Тогда быть может

ты сделаешь свой выбор верно...

КАНДИД

                                          Отвяжись...

АГГЕЛ

Ну, что ж, Закатин мой, прощай...

Но на прощание пообещай

не забывать о нашем разговоре этом...

КАНДИД

                                                 Но!..

АГГЕЛ

Будь здрав, Кандид...

(выливает остатки вина и ставит бокал на стол)

                            Дешёвое вино...

Аггел уходит, оставляя Кандида в полной рассеянности. Тот какое-то время стоит в недоумении. Потом бежит в угол. Достает листок, на коем совсем недавно написал свое последнее стихотворение. Вынимает из стола сигару и, подпалив листок от пламени свечи, прикуривает от горящего стихотворения. Лицо юноши выражает два противоположных чувства: радость завершения и горечь потери... Когда стих догорает, Кандид заливается громким, безудержным смехом, переходящим в рыдания...

Занавес

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Сцена в театре месье Пюдаля, в коем играл Ален, идёт премьера нового водевиля. В зале сидят четыре человека, Лицедейка и Полина, Аггел и Ангел (месье Пюдаль). Звучит весёлая музыка. Открывается занавес; и на сцену выбегают две девушки и три мужчины. Лицедеи держат руки за спиной. Все весело танцуют, задирая ноги выше головы. Вскоре музыка заканчивается, и лицедеи начинают свою игру.

ПЕРВЫЙ ЛИЦЕДЕЙ

Мы вам представим нонче драму...

ПЕРВАЯ ЛИЦЕДЕЙКА

...про состоятельную даму...

(из-за спины внимает венецианскую маску дамы с высоким париком и закрывает ей лицо)

Она была красива очень...

ВТОРАЯ ЛИЦЕДЕЙКА

...да не заметила, как осень,

подобно как листву в лесу,

её осыпала красу...

ПЕРВЫЙ ЛИЦЕДЕЙ

Конечно, дамочка — не лес...

ТРЕТИЙ ЛИЦЕДЕЙ

...но ослабел к ней антерес

со стороны мужского п(лу...

ПЕРВАЯ ЛИЦЕДЕЙКА

Она сошлась с Юнцом в ту пору...

Вторая Лицедейка закрывает лицо маской кудрявого юноши с бакенбардами и, взяв под руку Первую Лицедейку (Даму) прогуливается по авансцене.

ВТОРОЙ ЛИЦЕДЕЙ

Но её старый воздыхатель —

(закрывает лицо маской брадатого злодея)

слуга Лукавого и Смерти друг-приятель...

ПЕРВЫЙ ЛИЦЕДЕЙ

...решил над Дамой подтрунить...

своё злоречие излить...

Вынимает ведро из-за спины, на ведре написано: "Грязь" и делает вид, что выливает на даму...

ПЕРВАЯ ЛИЦЕДЕЙКА (Юнец)

Юнец вскипел, Юнец вспылил —

пощёчину насмешнику влепил...

(ударяет Злодея)

ВТОРОЙ ЛИЦЕДЕЙ(Злодей)

(наиграно заикаясь)

Тот з-ззаикатся н-ннначал д-ддаже...

ТРЕТИЙ ЛИЦЕДЕЙ

И вот уж секундант его...

(закрывает лицо маской Секунданта, небритого мужика)

готовит два ствола Лепажа...

(достает из-за спины два пистолета и подаёт Злодею и Юнцу)

А это вам не о-го-го...

Юнец и Злодей ходят с пистолетами, гордо выпучив груди, будто бойцовые петухи. Потом расходятся на условленное расстояние. Не дожидаясь, пока Юнец встанет в позу, Злодей стреляет: "Пиф-паф"... "Ой-ой-ой" — стонет Юнец и падает наземь...

ПЕРВАЯ ЛИЦЕДЕЙКА(Юнец)

Я ранен, други...

ВТОРОЙ ЛИЦЕДЕЙ (Злодей)

                                  Ах, бедняжка...

ТРЕТИЙ ЛИЦЕДЕЙ(Секундант)

(с усмешкой)

Куда, дружок?..

ВТОРАЯ ЛИЦЕДЕЙКА (Юнец)

                             Сдаётся, в ляжку...

ПЕРВАЯ ЛИЦЕДЕЙКА (Дама)

Ах ты — мерзавец, ах, злодей...

(берёт пистолет у раненого Юнца и стреляет в Злодея)

Умри, животное, скорей....

Злодей стонет и падает замертво. Лицедейка, сидящая в зале, задрав подол длинного и неудобного платья, бежит прямо из зала, карабкается на сцену и падает к Злодею на грудь с неподдельными рыданиями. Закрывается занавес на маленькой сцене... Полина медленно и грациозно, как принцесса, слегка приподнимая полы платья, по ступенькам восходит на сцену и, повернувшись лицом к зрителям начинает декламировать стихотворение.

ПОЛИНА

(с неподдельной взволнованностью)

Приснился намедни мне город

с прозваньем глагольным Забудь...

Слоняясь по улицам сонным,

я никого не встречала, увы...

Был воздух нечаянно горек,

бил ветер отчаянно в грудь,

я грезила тайной великой,

жила ожиданьем любви...

Входила я в дымы пустые:

в них вещи забыли людей;

слой пепла иль пыли на книгах

и неоконченных письмах лежал...

Но, быстро мне сон опостылел,

очнулась я... вышла... как в прерванном сне,

я шла, никого не встречая,

ненужная в спящем мирке никому...

...а, впрочем, и позже в мирке пробуждённом

ненужность свою я испила до дна...

И долго в мозгу, как кораблик в ненастье,

болталась никчёмная рифма: Одна!

Полина красиво раскланивается... Месье Пюдаль (Ангел) и Аггел аплодируют... Полина скрывается за занавесом.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, без Полины...

МЕСЬЕ ПЮДАЛЬ (АНГЕЛ)

Ну что, мой супротивник, как вам пьеса?

АГГЕЛ

(позёвывая)

Месье Пюдаль, я просмотрел её без интереса...

К тому же истину се пьеса искажает:

Артём, как прежде, мило поживает;

да и Дельфина не стремится отомстить...

МЕСЬЕ ПЮДАЛЬ (АНГЕЛ)

Се пьеса, враг мой, вымысел, стал-быть,

что было, будет... роли не играет...

АГГЕЛ

(лукаво)

Нельзя, как будто, пошутить...

(серьёзно)

Не будем боле... Токмо в заключенье...

скажу одно, все эти злоключенья

ещё не кончились...

(уходя)

                                 Пока...

МЕСЬЕ ПЮДАЛЬ (АНГЕЛ)

(задумавшись)

                       Пойду и я,

боюсь, что бес, опередит меня...

(перекрестившись)

Прости, Господь, бес чуточку приврал:

спектакль — дешёвка, да! Но золото — финал...

Уходит со сцены в некотором расстройстве.

Занавес

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Спальная комната в доме Кандида, Ален в облике Кандида возлежит на смертном одре. У постели Кандид в образе Алена...

КАНДИД

Ну что, спаситель мой, наверно худо...

АЛЕН

А ты как думал? Ангел — чортов враг —

смерть лёгкую мне посулил... Иуда!

Но я — ни Иисус — дурак!

Хотя и мне мин(ло тридцать три...

Христос недолго мучился — уж до зари

вечерней во(тель один,

по прозвищу Лонгин,

пронзил копьём Его святую грудь...

К тому же умер Он не как-нибудь,

а, понимая всё прекрасно,

что гибнет в искупление грехов людских...

А я, как псих...

страдаю лишь за одного тебя...

Его доселе помнят; возлюбя,

во храмах воспевают ежечасно —

меня ж забудут через полчаса...

Хотя бы ты, Кандид, всплакнул;  али слеза

из глаз нейдёт? Ну что ж,

цена моим мученьям грош,

к тому ж, дня два придётся мучаться не мене,

а мож все три...

КАНДИД

Вдвойне, наверно, тяжело мученье

на кое сам пошёл...

АЛЕН

                                    Не говори...

К тому ж насчёт суленой славы...

(в сторону)

                                                 Слог каков!

(Кандиду)

...сдаётся, ангел набрехал...

Я две поэмы токмо набросал

да сотню непрописанных стихов...

КАНДИД

(возмущенно)

Не ты, а я...

АЛЕН

(грубо)

                       Прикрой-ка рот,

я — ноныче Кандид, и знать мои стихотворенья...

(стонет)

Невыносимые мученья —

ранение в живот...

КАНДИД

(вполголоса)

Друг, не обмолвись, вроде кто идёт...

Ален снова стонет и теряет сознание.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, входил лекарь герр Кранкен.

КАНДИД

Герр Кранкен, наконец-то, год пройдёт,

пока дождёшься вас...

КРАНКЕН

(с немецким акцентом)

                            Распутица пофинен,

я ехать бричка, но на полофинен

пути застрьянул, неторазвита страна...

КАНДИД

Как можно, Клаус? Ваша-то жена

ведь русская...

КРАНКЕН

                              Ja, ja, труг мой...

(присаживаясь к Алену-Кандиду)

Ну, што, mein Held, опьят? Кандид, ротной,

(вынимает из саквояжа слушательную трубку)

вы ш опещали боле не шалить.

Фам, расумейю, хотца попалить,

пороховайя ньюхать гарь?

Так ф лес ступай, там мноко фсьякой тфарь...

(приложив трубку к груди, начинает слушать)

Тыши, камрад... Какой вас фид!

КАНДИД

Вид на Мадрид...

Ален открывает глаза.

АЛЕН

Ответь мне, жид,

когда сыграю в ящик я?..

Немец от неожиданности роняет трубку.

КАНДИД

(оправдываясь)

Он по болезни бредит видно...

Очнись, Кандид, герр Кранкен близ тебя,

он — немец...

АЛЕН

                                  Как обидно...

Я даже здесь не всё предугадал...

Ален снова проваливается в беспамятство.

КРАНКЕН

(осматривая рану)

Тяшёлый слутчай, дьяфол загадал

вас, Herr, стрелять...

(обращается к Кандиду-Актеру)

                             Was... Што за льютти?

Што не шифётся им? Фот ты, актёр,

твой не пойдёт на р(жон грутти?

КАНДИД

Не знаю...

КРАНКЕН

                    Ja, ты на язык остёр,

ты можно тоже... как сей госпотин...

КАНДИД

(пытаясь войти в образ Алена)

Да нет! ведь я — не дворянин,

кто ж станет-то с простолюдином драться?

КРАНКЕН

Ja, ja... Фсё мошет штаться...

Но как слутчилось фсё?.. Чего поэт

не потелил с Артёмом?..

КАНДИД

                                    Герр, привет!

Ужель не знаешь, как устроен свет...

Два чистокровных жеребца кобылу

не поделили — заиграла кровь —

(недаром с ней рифмуется любовь)

чрез это подрались...

КРАНКЕН

(покачивая головой)

                                 Ja, ja... дефать не мокут силу —

я это знаю...

неоднократно исцеляю...

Цена таким херроям — грош...

А Битов фаш — петух карош...

АЛЕН

(возмущенно)

Довольно, вы...

(Кранкену)

                              Ответь мне, эскулап,

сколь протяну еще...

КРАНКЕН

                               Ты ощень слап,

и ран тьяшёлый...

АЛЕН

                          Сам то знаю,

скажи мне лекарь, сколь ещё страдать?..

КРАНКЕН

(разводя руками)

Не фолен знать,

я — федь не Бох, я не решайю

судеп льютской...

АЛЕН

                           Ах, вашу мать...

(снова теряет сознание)

КАНДИД

(шёпотом Кранкену)

Идём в другую залу, пусть он отдохнёт...

КРАНКЕН

Чем оттыкать? — он до утра не тошифёт...

Кранкен и Кандид уходят из спальной комнаты.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Ален один, входит Аггел... Подходит медленно к кровати и садится на стул.

АГГЕЛ

Ну что, комедиант,

лишь подступила смерть — и опочил талант:

и сочных фраз с иссохших губ не источить;

весёлость бесшабашную не очертить

на искаженном мукою лице; презренье

к досрочной смерти не изречь с улыбкою ясной;

и не снести тупое униженье,

когда, как в душу, нагло эскулап злосчастный

вторгается в распоротый живот...

Так вот...

(пауза)

...ты мыслил, как на сцене, смерть приять

и на подмостки грациозно пасть

под гром аплодисментов, всхлипы дам и выкрики брав(...

Но вышло ровным счётом ничаво

из всех твоих безмозглых помышлений...

И даже твой... твой лицедейский гений

нисколько не помог тебе... заметь...

Так просто, гаер, вымышленну смерть

изображать, а коли самому пристанет,

слова нейдут; и голову туманит;

и сковывает страх твои удесы:

ни шевельнуться, ни утечь...

АЛЕН

(придя в себя)

Твоя притворна речь...

О, как велеречивы, бесы!

Что надобно тебе? не искушай без н(жды...

АГГЕЛ

Хочу помочь...

АЛЕН

                              Смерть неизбежна, друг ненужный,

напрасный враг —

чем можешь ты помочь?

От соблазнительных устал я врак —

мне слышать их уже невмочь...

И к жизни не вернуть прострелянное тело...

АГГЕЛ

И в этом токмо дело?

Но это, право, пустяки,

всё поправимо...

АЛЕН

С тобою говорить невыносимо...

АГГЕЛ

Какие всё ж вы — люди — дураки...

(осторожно)

А ежли я твою озлобленную душу

в актёрские вверну останки?..

АЛЕН

                              Не нарушу

я обещанья данного...

АГГЕЛ

                                           Кому?

Пустоголовому больному ангелочку?!

АЛЕН

(обречёно)

Но и в актёрском теле я умру...

АГГЕЛ

Кто се сказал?

АЛЕН

(потерянно)

                           Он...

АГГЕЛ

                                       Я отсрочку

тебе дарую, токмо....

АЛЕН

                                  Токмо что?..

(догадавшись)

Нет! не согласен!— лучше околею,

но никогда о том не пожалею,

что душу вам, чертям, отдал...

АГГЕЛ

                                На то

есть у меня ответ:

ты умираешь, как поэт,

а в пекло угодишь, как гаер гнусный...

АЛЕН

Я знаю ты — чертяка — лгун искусный,

и всё ж тебе меня не уломать...

Коль суждено мне трудно умирать —

дай помереть достойно, чёрт поганый...

АГГЕЛ

(недоумённо)

Какой же вы народ престранный,

что ты актёр, что мальчуган поэт;

иной бы наплевал на тот и этот свет,

любые принял бы условья, соглашенья,

пошел бы на любые униженья —

лишь токмо жизни миг продлить;

и дёрнуть ножкой напоследок...

Поверь, неглупым был твой первобытный предок,

кой, дабы с древа истины греховный плод вкусить,

не внял словам, что Бог ему вещал,

и муками бессрочными стращал...

Вкусив греха, Адам (обратно не зови)

покинул Рай: и с Евой похотливой

познал все радости физической любви;

насытил разум свой пытливый;

и истину вселенскую...

(в замешательстве)

                          почти познал...

Но Бог Создатель — сей мыслитель осторожный

его пришлёпнул и отправил душу...

(чуть не проговорившись)

                                  в Ад,

поскольку он — сын человеческий, безбожный —

был не крещен... Иных наград

за раболепие и веру

не жди от Вседержителя Отца...

Он только в гневе, брат, не знает меру,

а вот любви, как денег от скупца,

ты не дождешься от него... Тогда зачем

тебе боятся за никчёмную душонку?

Ад расположен на Земле, а Рая нет... Затем

его придумали, чтоб увести в сторонку

от тяжких дум...

(тяжело вздыхая)

                             Я уж устала повторять:

что человеку нечего терять;

что с разрушеньем физического тела

теряется единство... Самость гибнет,

лишь токмо дух остывший труп покинет,

и истечёт душа... И, если бы я даже захотела

её вернуть — то человек иной,

иного склада, чувства, веса...

в тот миг предстал бы предо мной.

Как ты сейчас в Кандидовых удесах,

уж не Ален, а дьявол знает кто...

Душа — не ты, а тело — не одежда...

Да, но и то!

Даже пальто

сменить не просто... Ты — невежда,

обманутый лукавым словоблудцем...

Но я! лишь я вольна все поменять...

Одно лишь слово...

(толкает Алена)

                                 хватит дуться....

(возвышенно)

...и на одре сим будет помирать

Кандид! А ты продолжишь прожигать

оставшиеся дни... и, коли не сопьёшься,

то много сделаешь... и много добьёшься...

и много проживешь...

АЛЕН

Всё это ложь...

АГГЕЛ

Не веришь? И напрасно... Прощевай...

Сам захотел того — сам помирай!

Меркнет свет... Все медленно погружается во тьму...

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Вспышка света... и на месте Аггела возникает Дельфина в белом свободном платье...

АЛЕН

(обрадовано)

А вот и Смерть... Вы не торопитесь чего-то?

Я весь измаялся... Чего молчите?

Что надо вам — ах тело! так берите...

Нет? — с падалью возиться не охота...

Возьмите душу, пусть она грязна,

но не смердит, как эта рана...

(Дельфина молчит)

Чего молчите? Право странно,

что и душа моя вам не нужна...

Даже не знаю, что вам предложить...

Да не молчите вы... невыносимо жить...

Дельфина приближается к кровати. Ален вглядывается в стоящую рядом женщину.

Нет, вы — не Смерть! Так кто же вы?

Мне кажется, ваш бледный лик я видел где-то...

Садитесь... ангел мой...

ДЕЛЬФИНА

(усаживаясь на стул)

                                  Да! вы правы,

Знакомы мы... Я — Мигдалинская...

АЛЕН

                                           Мечта поэта...

Не каждому поэту в качестве дежурной музы

такая женщина дается...

Порою он — версификатор — в одиночку бьётся

за право чиркать о любви, сквозь жабры-шлюзы

своей души надуманные чувства пропуская...

одной фантазии умалишенной потакая...

Мне проще, я живу беспечно,

мне до фантазий дела нет,

я — не поэт....

ДЕЛЬФИНА

(удивлённо)

Как не поэт?

АЛЕН

                            Поэт? Ах да, конечно...

ДЕЛЬФИНА

Вы бредите, наверное...

АЛЕН

                                    Нет, я в своём уме...

(пристально вглядываясь в лицо женщины)

Дельфина, время бессердечно...

(погрузившись в воспоминания)

А помню: десять лет назад я в полутьме

партера разглядел ваш милый лик...

И был сражен, вскружилась голова...

Я перепутал все слова

что должен был сказать... Пюдаль-старик,

что выше матушки возносит Мельпомену,

меня дня три, чай, не пускал на сцену...

Три дня себе я был представлен сам...

Три дня за вами неуклонно

я словно,

тень папы Гамлета, буквально по пятам

влачился...

ДЕЛЬФИНА

(удивлённо)

               Что за безотчётный бред?

Вы десять лет

назад мальчишкой были... Нет, Кандид...

АЛЕН

(перебивая)

Кандид? Ах да, конечно... в детских грёзах

я был актёром...

(воображает)

                              Вот в Мадрид

несёт меня мой верный конь...

Я — Дон Гуан... не человек — огонь...

Мне обольстить любую — пару пустяков...

Но Дон Гуан — не бабник, не таков!

Физическое обладанье телом —

не первостепенное в общеньи с женщиной, ведь он,

допрежде чем телесной близости добиться —

спервоначала в женщину влюбиться

долж(н...

(вернувшись с небес на землю)

Я видел вас, дуэнья Анна

в компании со стариком убогим

на маскераде у NN...

ДЕЛЬФИНА

                               Престранно,

он умер восемь лет с немногим...

В те годы вы не выезжали в свет...

АЛЕН

(опомнившись)

Простите, да... Ведь я — поэт —

в те времена учился в школе...

(снова уходит в воспоминания)

А, помнится, однажды в поле

я мял траву с книжонкою одной,

а вы прогуливались над водой...

Вдруг, скинув легкие одежды, как ундина,

в речушку сиганули нагишом...

Завидев это, (я — таки мужчина)

украдкою, за кустиком, тайком,

стал любоваться дивной красотою,

божественной и неземною...

На прелести так ваши загляделся,

что не заметил, как разделся,

и, с берега скакнув, я под водой поплыл,

а, подплывя, руками, будто хвощ, обвил...

Вы испугались поначалу, но потом

мы съединились в неделимое творенье...

Мне то не описать, какое услаждение —

красою неземною обладать

и каждому желанью потакать...

телесным трепетом малейшим наслаждаться

и плотской страсти беспредельно отдаваться...

ДЕЛЬФИНА

(увлёкшись)

Да... помнится, какой-то там буффон

меня приятно удивил...

(пугается)

                                      Но боже...

АЛЕН

Что с вами?

ДЕЛЬФИНА

                        Быть не может,

откуда вам известно всё?..

АЛЕН

(оправдывается)

                                          Да он...

мне как-то рассказал, чтоб я в стихотворении

красу, узренную им, описал...

ДЕЛЬФИНА

Что было дальше, он вам не сказал?..

АЛЕН

(извиняясь)

Простите, что...

ДЕЛЬФИНА

                                 В каком-либо прощении

вы не нуждаетесь, а этот лицедей...

Его бы не мешало проучить...

АЛЕН

(сбивчиво)

Он... он и так наказан... он... его убили...

ДЕЛЬФИНА

Прошу меня простить,

не знала я... Вы с ним дружили?

АЛЕН

Так... мы встречались пару раз...

А что вам он? Ужели лицедей

вам полюбился...

ДЕЛЬФИНА

(резко)

                              Нет!..

(улыбаясь)

                               Но как сейчас

мне помниться... блеск вожделенных глаз...

(задумывается)

Он стреляный был воробей

по части обольщения и ласок...

Не хватит слов, эпитетов и красок,

чтоб описать ту встречу....

АЛЕН

(самодовольно улыбается)

                                  Тоже он

мне говорил про вас...

ДЕЛЬФИНА

Как звали хоть его?..

АЛЕН

(уклончиво)

                                   К чему сейчас

тревожить прах его...

ДЕЛЬФИНА

                               Наверное, вы правы...

АЛЕН

Тем более — мораль и нравы

не позволяют нам се темы смаковать...

ДЕЛЬФИНА

(вспомнив ради чего она, собственно, пришла)

Как вы-то?

АЛЕН

                       Лучше, чем покойный шут

что вас развлёк когда-то, но намного плоше,

чем мой противник...

ДЕЛЬФИНА

(в сторону)

                             Святый боже,

(Алену)

и всё из-за меня... Я милости прошу...

АЛЕН

Ты не виновна... — такова планида,

но счастлив я, поскольку рядом ты...

первейшая любовь А... тьфу! Кандида...

ДЕЛЬФИНА

Ты не умрёшь...

(роется в сумочке)

                            Мой древний род

тем знаменит, что вот уже десяток поколений,

за Родину биясь из года в год,

перекалечен на полях сражений —

но ни один не умер...

(вынимает склянку темного стекла)

                            Чудодейственный бальзам

восточным ведуном доверен нам...

Снова меркнет свет. Все погружается во мрак.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

В комнате светает. Дельфина спит, склонив голову на подушку Алена-Кандида. Их головы соприкасаются. Дверь в комнату осторожно открывается, и входят Ангел и Аггел.

АНГЕЛ

(в растроганных чувствах)

Спят ровно голубк(... Влюбленные прекрасны

покуда спят... (неважно, после ночи страстной

иль просто рядышком глава к главе... без мысли задней)

прекрасны и ясны, покуда он —

бишь свежеиспеченный день — наивный сон

вмиг не порушит вероломно... как в легенде стародавней

о двух влюбленных из Вероны...

АГГЕЛ

(не слыша, что говорил Ангел)

                                        Опочил Алёша,

а мог бы жить... Всё ваша чехарда

с переселеньем...

АНГЕЛ

                          Жив он...

АГГЕЛ

                               Вот беда!

Какой финал выходит нехороший...

АНГЕЛ

Ну почему финал? — се лишь начало...

АГГЕЛ

Чего начало?

АНГЕЛ

                         Фантастической любви...

АГГЕЛ

Любовь замешена извечно на крови...

В любых делах, и в том числе в любови,

нельзя надеяться на позитивный результат,

когда в нём нету кр(ви

иль интереса кровного... Азарт

и страсть лишь вызывает кровь...

Вот потому волнует кровь любовь.

А женщины мужчину соблазняют

лишь потому,

что всякие невзгоды обещают

и всякие опасности сулят ему...

О, женщина — бесовское создание! Она

мужей волнует, так же как война,

как вожделенье злата, (лкоголя, власти...

Они все — суть хмельные страсти —

по рукоять в крови... как ни была б се мысль страшна...

АНГЕЛ

А здесь наличествовала кровь...

(задумывается)

                                            Вот только, как Кандид?

Бес, как нам быть с Кандидом?..

АГГЕЛ

                            Пусть расхлебывает сам!

АНГЕЛ

Но неудобно как-то...

АГГЕЛ

                                 Горевать не вам,

ведь вы его на то подбили...

АНГЕЛ

(оправдываясь)

                                Он убит

быть был бы должен...

АГГЕЛ

                                   Парня застращали,

и вот теперь остался он в печали:

без тела, без любимой, без работы....

без дома даже...

АНГЕЛ

                                  Что ты... Что ты...

АГГЕЛ

А что не правда?

АНГЕЛ

(растерянно)

                         Правда...

АГГЕЛ

                                       Да чёрт с ним,

не будем мучаться, а просто поглядим...

Становятся в дальний угол комнаты. В это время дверь в спальню с шумом распахивается и в помещение вваливается огромная толпа.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

В спальную комнату входят Кандид-Ален, герр Кранкен, три девушки и три мужчины, а также Полина. Ален и Дельфина просыпаются несколько минут молчания. Проснувшиеся удивляются огромному количеству вошедших, вошедшие удивляются тому, что Ален-Кандид ещё жив; и тому, что рядом с ним заметно помолодевшая Дельфина. Первым выходит из оцепенения герр Кранкен.

КРАНКЕН

Не мошет бить... Што за чудес?

Наферно шутит с нами бес...

С такой летальной ран — такой финал...

Ален смеётся, садится на край кровати и, нежно полу обняв Дельфину, целует её в щёчку...

АЛЕН

А я уже взаправду умирал,

но Бог с небес мне ангела послал...

КРАНКЕН

...по имени Дельфина?

АЛЕН

                                  Да, камрад,

и я тому ужасно рад...

Не воскрешению, конечно... Впрочем, и ему...

(пауза)

Друзья...

Я видеть рад

вас в собственном

(косится на Кандида-Алена)

                                дом(...

Я понял: что нельзя

писать стихотворенья о любви, любви не зная;

нельзя поэтом слыть, сквозь муки не пройдя...

Теперь, когда я испытал страданья;

теперь, когда познал любовь... Я более ни дня

не проживу впустую... Кто прошёл чрез смерть —

ценить способен каждое мгновенье,

дарованное роком, даб поспеть,

как много больше сделать...

(оглядев всех присутствующих)

                                     В заключенье,

чтоб отвратить все сплетни, кривотолки...

(смотрит с любовью на Дельфину)

Во всеуслышанье...

(улыбаясь)

                              мы объявляем... о помолвке...

Радостные выкрики, аплодисменты... Мужчины, кроме Кандида, по очереди подходят к Алену, пожимают ему руку, женщины поздравляют улыбающуюся Дельфину. Только Ангел и Аггел стоят в стороне...

АНГЕЛ

(непритворно радуясь)

Венец — всему конец...

АГГЕЛ

(злорадствуя)

                             Не надо ликовать так рано:

ещё не явственно из нас кто победит;

ещё смертельная не затянулась рана;

ещё не ублажён Кандид...

Ангел отходит в сторонку, а Аггел, оставив его одного, приближается к Кандиду и что-то шепчет ему на ухо. Кандид расплывается в самодовольной улыбке... Ангел выходит на авансцену, свет на сцене меркнет, и всё и вся погружаются в полутьму, софит освещает только Ангела.

АНГЕЛ

Напрасно я ввязался в это дело,

как бы от Бога часом не влетело...

Чёрт догадал связаться мне с поэтом,

поэты — все они с приветом,

как и актёры... — тот ещё народ,

к ним не подступишься ни спереди, ни сзади...

Тот не убит... а этот не живёт,

поскольку где? на что? и чего ради? —

понятий, отмечающих людское бытие —

он в миг един лишён, будто низложенный монарх

столетних привилегий... Но при этом, как монах,

от плотских вожделений отрешившийся — одне! —

не может заглушить поток воспоминаний,

невоплощенных ожиданий

и сладострастных грёз...

Но, если же всерьёз,

нехорошо всё как-то получилось,

как бы иной беды не приключилось

скверней сегодняшней — то про Кандида,

жуть, как сильна его обида...

Да и Ален ещё не ведает, что с ним...

Дельфиной-ангелом он будет ли храним?..

Дельфиной-бесом будет ли угроблен?..

И чем отплатит за возможность жить?..

(пауза)

Увы, бес прав — не будем без нужды спешить,

любой исход сегодня безысходен...

(опомнившись и подняв глаза к небесам)

за исключением... Господень!

Уходит со сцены...

Занавес

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

КАРТИНА ПЯТАЯ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Прошло двенадцать лет. Театр Пюдаля, в котором когда-то играл Дюбо. Ален уже привык к имени Кандид, поэтому я, с вашего любезного согласия, буду называть его только Кандидом [Сергеевичем]. Итак, в театре идёт репетиция новой комедии г-на Закатина "Пройдоха Лао-дзы". Объявлен перерыв, актёры и актрисы отдыхают, кое-кто ушёл за кулисы, кое-кто остался на сцене... Слева на сцене два актёра. Один одет в костюм старика-китайца Лао-дзы, другой в костюм индийского царя Суддходаны — они беседуют между собой. Справа, сидят две актрисы, наряженные как служанки-индианки. Рядом стоит Полина, она в костюме индийской царевны Майадеви. Действие происходит в декорациях внутреннего дворика во дворце индийского царя в местечке Ламбини.

ПЕРВЫЙ АКТЁР (ЛАО-ДЗЫ)

Я слышал, Битов высоко поднялся,

давненько за кулисами не видно

его холуйской рожи...

ПЕРВАЯ (СЛУЖАНКА) АКТРИСА

                                  Как обидно,

по вечерам одна... Однажды домогался

меня месье Пюдаль, но он ужо старик,

что толку от него...

ВТОРОЙ АКТЁР (СУДДХОДАНА)

                                  Он, братец Дань, зазнался!

ПЕРВАЯ АКТРИСА

Мне ж полноценный надобен мужик,

тот чтоб...

ПЕРВЫЙ АКТЁР

                                 А раньше нас он не чуждался,

хоть был бретёр, распутник и буян,

но с нами часто опрокидывал стакан...

ВТОРАЯ (СЛУЖАНКА) АКТРИСА

По мне ж, хоть мужиков и не было б совсем...

замучили и не дают прохода...

ВТОРОЙ АКТЁР

Таковская у них, безродных всех, природа —

все выскочки, все карьеристы, горлодралы...

Спервоначала в морду бьют, но, а затем,

вдруг, попадают в генералы...

ВТОРАЯ АКТРИСА

Уж если закрутить роман я б захотела c кем,

то лишь с...

(закатив глазки)

                          Кандид Сергеичем...

ПЕРВАЯ АКТРИСА

(Полине)

                               Ты б поделилась,

Полина, как приворожить его...

Полина молчит.

ПЕРВЫЙ АКТЁР

                                          Он воспарил

так резко...

ВТОРОЙ АКТЁР

                        Видно чёрту душу заложил...

ВТОРАЯ АКТРИСА

Ах, как я с ним недурственно б повеселилась,

когда бы он мне только предложил...

ПЕРВАЯ АКТРИСА

(Полине)

Ответь, Полина, он хорош в постели?..

ПОЛИНА (МАЙАДЕВИ)

Да что вы, в самом деле...

ВТОРАЯ АКТРИСА

А что тогда вы делаете с ним?

ПОЛИНА

Беседуем....

ПЕРВАЯ АКТРИСА

                          Ну, это в ресторане, ладно...

а после?..

ПОЛИНА

                  Что?.. так посидим, поговорим...

потом идём домой...

ВТОРАЯ АКТРИСА

                              Выдумываешь складно,

так он тебя к себе и поведёт!

ПОЛИНА

А я к нему и не ходила...

ВТОРОЙ АКТЁР

Послушай-ка, китайский мой мудрило,

пойдем в уборную... не то Пюдаль придёт,

а мы с тобою ни в одном глазу...

ПЕРВЫЙ АКТЁР

Мой буддародец, я, по случаю, бутыль вина купил...

Пьёшь будто ангельску слезу.

ВТОРОЙ АКТЁР

Пойдем, отведаем, сдаётся, я такое пил

на маскараде у Кандида...

Актёры уходят за кулисы.

ПЕРВАЯ АКТРИСА

Она то говорит для вида...

ПОЛИНА

Да нет... ах, разве вы не знаете...

ВТОРАЯ АКТРИСА

                                       О чём?

ПОЛИНА

Давным давно... мы были с ним дружны,

именья наши были рядышком, вдвоём —

ценители селянской тишины —

дни напролёт с Кандидом мы играли,

дни напролет тогда мы пропадали

в лесу и в поле, на реке

всегда вдвоём, рука в руке...

(пауза)

Потом уехал он с отцом в столицу...

ПЕРВАЯ АКТРИСА

Оставив на сносях девицу...

ПОЛИНА

Нет!

мне было отроду тогда всего двенадцать лет...

ВТОРАЯ АКТРИСА

Так ты дворянка?

ПЕРВАЯ АКТРИСА

(удивленно)

                                   Отчего ж бедна?..

ПОЛИНА

Я раньше времени осталася одна,

отец мой умер, дядя всё проп(л...

Я ж в восемнадцать лет уехала из дома —

искать того, кто сердцу мил...

ВТОРАЯ АКТРИСА

В столице с кем-нибудь была знакома?

Иль были родичи...

ПОЛИНА

                                  Нет, никого...

Но, если бы знакомый был...

ВТОРАЯ АКТРИСА

                              И что с того?

Вотще! Им — обеспеченным, им дела мало

до сродственников голоштанных...

ПЕРВАЯ АКТРИСА

И чего

в столице ты Кандида разыскала?

ПОЛИНА

Намыкалась, намучалась... покуда разузнала,

что детский мой приятель, мой Кандид —

поэт! И был, как будто бы убит,

но не совсем...

ВТОРАЯ АКТРИСА

(перебивая)

...его на половине

пути в Эдем

притормозил Господь и возвернул обратно...

ПОЛИНА

Нет! Он воскрес, благодаря Дельфине...

ВТОРАЯ АКТРИСА

Да знаю я... Но это менее занятно

звучит...

Полина, опустив голову, едва сдерживает слёзы. Первая актриса, видя такое дело, толкает Вторую в бок... Та смущается и продолжает уже не так самоуверенно...

                              Прости, я перебила,

что дале?

ПОЛИНА

                       На себе она Кандида оженила...

И, всё продавши, новобрачные столицу

оставили и укатили за границу...

ПЕРВАЯ АКТРИСА

Не повезло тебе, как жаль...

(пауза)

ПОЛИНА

Вот тут и повстречался мне месье Пюдаль

и в труппу взял... я многое умела:

и танцевала, и прилично пела...

ВТОРАЯ АКТРИСА

А что потом?..

ПОЛИНА

                                  Лет через пять обратно воротилась,

чета Закатиных... Кандид трагедии и драмы

писать и ставить стал...

Первая актриса разговаривает со второй шепотом.

ПЕРВАЯ АКТРИСА

(шёпотом Второй актрисе)

                                 Его так домогались дамы,

так ревновали мужики... Но он, скажи на милость,

до сердца никого недопущал,

ни на кого внимания не обращал...

ПОЛИНА

Тут я ему открылась...

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

На сцену выходит Кандид, Полина спешит к нему навстречу.

ПОЛИНА

Простите...

КАНДИД

                        Да... весь во внимании...

ПОЛИНА

Я может не ко времени...

КАНДИД

                                     Ну, отчего?

Прелестной девушке в её желании

я отказать не в силах...

(приподняв вверх указательный палец)

                            кроме одного...

ПОЛИНА

(качая головой)

Нет...

(не так уверенно, как ранее)

               ...я в вашей памяти хотела б освежить...

КАНДИД

О! Насчёт памяти... весьма всё сложно...

ПОЛИНА

(с надеждой)

Но вы возможно...

Вы помните деревню, где прожить,

чай, добру треть своей короткой жизни

вам привелось?..

КАНДИД

                                 К своей отчизне,

бишь к малой родине, как это модно называть,

я отношуся с трепетом... хоть помню мало...

чуть помню дом... почти не помню мать...

ПОЛИНА

А помнишь ли девчонку, что с тобой играла?

Простите с вами...

КАНДИД

                            Можешь и на ты...

Прости, не помню...

ПОЛИНА

(огорченно)

                                  Детские мечты,

что будем вечно вместе...

(собирается уйти)

                                  Что ж, прошу простить,

что потревожила...

КАНДИД

                            Куда ты? Погоди ж...

ПОЛИНА

Куда? Как прежде в ожиданье жить,

что вы когда-нибудь... вы может быть... глядишь...

и вспомните соседку Дашу...

и нашу...

Полина машет рукой и возвращается к актрисам. Кандид некоторое время стоит в замешательстве...

КАНДИД

Да, влип! Свалилась, чорт, беда...

Как трудно быть Кандидом,

себя я чувствую душевным инвалидом —

уж лучше б помер я тогда...

Любовь моя, моя судьба — Дельфина —

в моих мучениях сегодняшних повинна...

Но, как прожить не маясь, не любя?

(задумавшись)

Ах, Даша, Даша — человечек чудный —

Кто? Кто ко мне послал тебя?

Лукавый бес иль ангел скудоумный?

Один, желая зла — добро рождает;

другой нам лишь добра желает —

но делает всё, к сожалению, во вред...

Что, чорт, со мной? Несу какой-то бред...

Уходит со сцены. Остаются две актрисы и Полина.

ПЕРВАЯ АКТРИСА

Ну, а затем, что было...

ПОЛИНА

                                      Мы встречались

с ним раза три потом, общались,

но разговор похож был на допрос,

вопрос — ответ, вопрос— ответ...

(замолкает и задумывается)

ВТОРАЯ АКТРИСА

                                      Вопрос:

он вспомнил Дашу?

ПОЛИНА

(придя в себя)

                           Что? Прошу прощенья...

ВТОРАЯ АКТРИСА

Тебя он вспомнил?

ПОЛИНА

                                   Что сказать?

Фамилию и имя, год рожденья...

кем бы отец... когда почила мать —

он выучил, а остальное... как корова языком...

как будто бы со мной он незнаком,

тем будто бы со мною не был дружен...

ПЕРВАЯ АКТРИСА

Ну, на хрена, тебе такой он нужен?

ВТОРАЯ АКТРИСА

Забудь его...

ПОЛИНА

                             Нет, не могу,

свою привязанность навеки сберегу...

ПЕРВАЯ АКТРИСА

И дура...

ПОЛИНА

                               Может быть...

Но не могу я клятве детской изменить...

Но не могу забыть:

его улыбку, голос,

блеск синих глаз, курчавый волос,

привычку действовать обдумано, и не спеша...

(потеряно)

Его всё: тело и манеры... но душа...

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

На сцене появляется Кандид Сергеевич вместе с месье Пюдалем (Ангелом), следом спешат два актёра.

КАНДИД

(заканчивая разговор)

Вот так всё, вот...

МЕСЬЕ ПЮДАЛЬ (АНГЕЛ)

(хлопая в ладоши)

Всё! Отдохнули?.. За работу! Повт(рим третий эпизод...

Настройтесь... Утро ранее... Дозором царь-отец

обходит свой большой дворец...

Кандид и Месье Пюдаль садятся в зале. На сцене остается Второй актер, играющий Суддходану.

СУДДХОДАНА (ВТОРОЙ АКТЁР)

(сам с собой)

Сегодня утром мы почувствовали зуд

престранный чрезвычайно...

(трогает голову)

                                            тут...

Подобный в детстве чувствовали все,

когда зуб постоянный во десне

намеривался сделать лаз...

(тяжело вздыхает)

Ох, царска доля, нужен глаз да глаз

за всеми... даже за женой...

Из боковой дверки выходит старец Лао-дзы.

ЛАО-ДЗЫ (ПЕРВЫЙ АКТЁР)

(хватается за голову)

О! Бог ты мой...

СУДДХОДАНА

(подзывает жестом)

Иди сюда, презреннейший китаец...

Даю минуту, похотливый старец,

чтоб смог ты объяснить нам, что в сей ранний час

ты деешь в спальне нашей половины?..

ЛАО-ДЗЫ

(в сторону)

Не в бровь, а в глаз...

(кланяется, сложив руки лодочкой)

О, господин, сейчас, сейчас...

(начинает философствовать)

Виновные, вины незнающие — неповинны...

(в сторону)

Дай, боже, красноречья,

иначе мне не убежать увечья...

(продолжая)

Пока новорождённый не постигнет,

что есмь — коварство, злоба, ложь... —

высот заоблачных навряд достигнет...

СУДДХОДАНА

И что ж...

Всё это, мыслимо, прекрасно,

но мне покамест ничего не ясно...

ЛАО-ДЗЫ

(в сторону)

Не повезло...

(Суддходане)

Лишь отделив от общей массы знаков зло —

мудрец определяет неизбежное добро...

Как из руды, царь, выплавляют серебро,

так токмо лишь из мерзкой глыбы зла добыть,

извлечь то бишь, добро возможно...

СУДДХОДАНА

(пытаясь понять сказанное Лао-дзы)

А это ты к чему?

Чего-то в толк, мудрец, я не возьму...

Уж слишком всё закручено и сложно...

Запутать хочешь? с мысли сбить?..

ЛАО-ДЗЫ

(продолжает, не обращая внимания на царя)

Всему даны на свете для порядка имена —

чтоб ведать точно: кто и что се есть...

Суддходана недоуменно пожимает плечами.

Посколь у вас, властитель, есть жена —

то у жены наличествует честь...

СУДДХОДАНА

Что этим хочешь нам сказать?..

ЛАО-ДЗЫ

Тот, кто имеет — в состояньи утерять...

Тот, кто боится утерять — утратит...

Кто не имеет ничего — не ведает потерь...

Безденежный — налогов, царь, не платит!

Безумный — суть людоподобный зверь...

СУДДХОДАНА

(взбесившись)

Довольно философий! Говори ясней...

что было у тебя с царевной?

ЛАО-ДЗЫ

                                           С ней?

Появляется Майадеви, её усталые глаза источают радость. Она сладко потягивается...

МАЙАДЕВИ (ПОЛИНА)

Спалось мне сладко, снился дивный сон,

сначала козлик рожками бодался,

потом небесный гром раздался

огромный белый слон

в меня вошёл —

и так блаженно стало мне, так хорошо...

Я позвала мудрейшего Дань Ли —

и он, потворствуя возникшему желанью...

СУДДХОДАНА

Желанию чего?..

МАЙАДЕВИ

Стремлению ко знанью...

(нараспев)

...он объяснял мне сон, а ты... О! Наказанье

небесное, дослушай до конца, не зли...

Рогатый козлик — обещает зло,

Но белый слон — суля благодеянье —

его побьет...

ЛАО-ДЗЫ

(в сторону)

                           Ну, вроде, пронесло...

СУДДХОДАНА

(недовольно)

Слон да козёл... всё как-то странно...

В Китае не живут слоны...

а в Индии козлы...

МАЙАДЕВИ

                           Всё это, муж, пророческие сны...

Тебе б не помешало, Суддходана,

у Лао-дзы брать мудрости уроки...

тогда б узнал ты...

СУДДХОДАНА

                            Что?

МАЙАДЕВИ

(уклончиво)

                                 Ещё не сроки...

(взяв Лао-дзы под руку)

Пойдем, мудрец, повт(рим наш урок...

Я занялась уж новым жел...

(исправляется)

                             вопросом...

Майадеви и Лао-дзы, обнявшись, удаляются в спальную комнату.

СУДДХОДАНА

Боюсь, мой сын родится узкоок...

А я, как слон, останусь с носом

иль хуже, как козёл, с рогами...

Месье Пюдаль хлопает. Кандид встает.

КАНДИД

Между нами...

всё боле, чем не плохо... Но, друзья,

комедию уныло так играть нельзя...

(Лао-дзы)

Вот вы, любезный, вы — мудрец... Но тут!

вы перво-наперво любовник,

поймите, бесполезный труд —

заставить думать публику до колик

до просветленья хохотать...

(Суддходане)

А вам попроще надобно играть...

Ваш Суддходана очень уж умён,

а где видели толкового царя?..

(Майадеве)

А вам попохотливей играть,

в вас чувство д(лжно клокотать,

дабы при виде вас лишь сладострастный стон

и зала доносился...

(итожа)

                            Но, короче говоря,

все более и менее неплохо...

ПЕРВЫЙ АКТЁР

А вам не кажется, что выбрали эпоху

вы неудачно... Труд артистов —

неблагодарен, соглашусь,

но я сейчас и оченно боюсь —

не перепало б от буддистов

нам за такие вольности... Се всё равно,

как утверждение, что не от Бога

Мария-дева понесла давным-давно,

а скажем от Горация... Да так недолго

и... покуситься на царя...

КАНДИД

                                     Да, но...

ошиблись вы, Гораций до рождения Христа

недотянул совсем немного...

ПЕРВЫЙ АКТЁР

Неважно... Представляете, какой вы резонанс

сей пьесой возбудите... Господи, да вас...

КАНДИД

Согласен, но легенда о китайце так чиста,

будто душа младенца... и известна всем...

МЕСЬЕ ПЮДАЛЬ

Мой друг Кандид, коль вас не затруднит,

быть может вы измените чуть-чуть совсем,

хотя бы место действия да имена?..

КАНДИД

Возможно справедливы вы, кто знает...

Входит Третий актёр одетый, как Посыльный...

ТРЕТИЙ АКТЁР (ПОСЫЛЬНЫЙ)

Вас дома ждут...

КАНДИД

                              Случилось что?

ТРЕТИЙ АКТЁР

                                    Жена...

КАНДИД

Что с ней?

ТРЕТИЙ АКТЁР

                      Она... того...

(смущается)

                                 рожает...

Все аплодируют Кандиду... Тот спешит прочь вместе с Посыльным.

МЕСЬЕ ПЮДАЛЬ

Мадам, месьё... Репетисьон окончен(...

Все расходятся, на сцене остаётся одна Полина.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Полина бродит по сцене что-то напевая, в зал входит оборванец-юродивый.

ПОЛИНА

(испуганно)

Кто вы? Что от меня вам нужно?

ЮРОДИВЫЙ

Пока что ничего...

(подходя ближе к сцене)

                          Ужасен я наружно,

убогий, полоумный нищий?

Но, мне поверьте, я — не лишний

здесь, в этих ст(нах...

(поднимается на сцену)

                              Видите в чём дело,

когда-то здесь моё играло тело...

Когда ж в него вселилася моя душа,

за мой талант, что высоко был ценен,

месье Пюдаль не подал и гроша...

Я прекратил играть... но только здесь! Кто беден

бывал, меня поймёт вполне.

"Что наша жизнь? - игра!" Ты ноне на коне,

а завтра... Да...

(напрягая память)

                         Два года, почитай, я роль играл

приказчика в лабазе у купца...

Он — скупердяй — жестокий был мужчина,

говаривали, разорил отца...

Да позабыл, как водиться, про сына —

тот п( свету его пустил... скандал!

Пошёл я в моряки... Полсвета повидал,

и много денег заработал... Но, дурак,

спустил всё в припортовом кабаке...

Вам интересно?..

ПОЛИНА

                                   Вроде как...

ЮРОДИВЫЙ

Ну что ж, продолжу... Налегке,

пошёл я странствовать по горестной России...

Меня премного били, поносили...

Но тут мя озарила мысль одна:

жизнь нищих на Руси трудна,

не любят их, как и не любят мудрецов,

но вот юродивых... но прорицателей безумных,

как Бога, чтут и берегут... В конце ж концов,

канонизируют... Набравшись мыслей вольнодумных,

я роль блаженного стал исполнять,

меня в дворцы и в д(мы стали приглашать,

кормить обедом, баловать винцом,

одаривать подарками драгими,

чтоб я за них замолвил слово пред Творцом...

Я от всего отказывался...

ПОЛИНА

(смеётся, раздувая щёки)

                                 Вот с таким... лицом...

ЮРОДИВЫЙ

(смутившись)

Приврал немного...

(продолжая)

                                  Новое мне имя

народ придумал, умный наш народ,

Лексейка-к(коль...

ПОЛИНА

                            То сорняк такой?..

ЮРОДИВЫЙ

Сорняк? Возможно...

ПОЛИНА

                                Помню за рекой,

премного было к(коля... Он, помнится, цветёт

такими розовыми, тёмными цветками...

ЮРОДИВЫЙ

И, между нами,

его отравленное семя, как слова,

что сеял я в прогнивших душах...

Полина снова смеётся, лицо Юродивого сначала изображает недовольство, потом неожиданно расплывается в улыбке.

                                   Ты права!

Я чересчур высокого был мненья

о собственных способностях...

ПОЛИНА

                             Был? Вон оно как даже...

ЮРОДИВЫЙ

Да был! Был... потому как поглупел мгновенно,

едва тебя узнал... Ах, Даша, Даша...

Даша теряет дар речи.

Я верил... верил? Знал! что непременно,

мы свидимся когда-либо с тобой...

Ах, Даша, Даша, ангел мой родной —

моя начальная любовь, моя печаль...

Хотя тебя, быть может, по-иному

теперь все величают... Ваш месье Пюдаль

имён не уважает русских... Нашу Тому

Симоной обзовёт, Аленом — Алексея...

Ну, а тебя... (ах, бедная на имена Расея)

Анетт или Пол(н...

ПОЛИНА

(в ужасе)

                                   О, боже... Неужели правда то,

что вам, блаженным, истина открыта...

ЮРОДИВЫЙ

(с иронией)

Лгут, право, лгут... А что?

(удивлённо)

Я угадал?.. Что так сердито

взираешь на меня с улыбкой невинной...

ПОЛИНА

Да угадал... Меня зовут Полиной,

а по рожденью Дашей нарекли...

(сбивчиво)

Но, как вы... ты... но как ты.. вы могли

прознать об этом?..

ЮРОДИВЫЙ

(отшучиваясь)

                                А никак...

(серьёзно)

Какой я всё-таки — дурак,

дурак закоренелый, древний...

Тебя искал, болван, в деревне...

(оглядев себя)

Прости мой затрапезный вид,

вглядись в меня, я — твой Кандид...

ПОЛИНА

Ты может и Кандид, но я ведь не ослепла...

Скажи ещё, что Феникс, возродившийся из пепла,

скажи ещё...

ЮРОДИВЫЙ

                               Ах, Даша, Даша,

Меня послушай...

Юродивый, назвавшийся Кандидом рассказывает Полине-Даше историю переселения его души в тело Алена Дюбо. На сцене меркнет свет.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

На авансцену выходят два актёра. Оба сильно пьяны.

ВТОРОЙ АКТЁР

                        ...из закусок... хлеб да каша

ПЕРВЫЙ АКТЁР

А правда точат лясы-де Дельфина,

едва вернулась, с Битовым сошлась?

ВТОРОЙ АКТЁР

Вполне возможно... Битов — он мужчина! —

муж государственный... Влиянье, деньги, сила, власть...

Чё надобно ещё желать в мужчине?

ПЕРВЫЙ АКТЁР

Дельфиночка назабавлялась в своё время всласть —

всё мало ей... утихомирится пора...

ВТОРОЙ АКТЁР

                                             Чего?

Все бабы таковы...

ПЕРВЫЙ АКТЁР

                            А бают-де, благодаря Дельфине,

Кандид обласкан властью и в чести...

ВТОРОЙ АКТЁР

Кандид — талантище!.. Не слушай никого...

Им — сплетникам — лишь языком бы поплести...

Заткнуть бы рты, что так клевещут зло,

безудержно, нарочно...

ПЕРВЫЙ АКТЁР

Закатин — гений, это точно...

Жаль, что женой ему не повезло...

Послушай, может не его ребенок их?..

ВТОРОЙ АКТЁР

(заметив Полину, прикладывает палец к губам)

Мы не одни, идём отсель...

Актёры уходят.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

На сцене загорается свет.

ЮРОДИВЫЙ

(разошедшись, в сердцах)

                                         Он — псих!!!

ПОЛИНА

Псих, псих... но ты его не краше...

Послушай, может быть всё можно изменить?..

Ален Аленом станет, ты...

ЮРОДИВЫЙ

                             Ах, Даша...

ПОЛИНА

Идём к Алену...

ЮРОДИВЫЙ

                                  Да... сейчас...

Ему сегодня вовсе не до нас...

он пополненья ждёт...

ПОЛИНА

                                    И всё равно,

ему от нас не отвертеться,

идём...

ЮРОДИВЫЙ

                      Идём, но...

(машет рукой)

ПОЛИНА

                                  Но?!

ЮРОДИВЫЙ

Мне не мешало бы переодеться...

Занавес

КАРТИНА ШЕСТАЯ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Спальная комната в доме Закатиных. На кровати Дельфина, её бледное лицо искажено мукою. Рядом с ней сидит сиделка (Аггел). Входят Кандид с Кранкеном. Они разговаривают в полголоса.

КРАНКЕН

Ja... фаший мальшика я есть спасать,

но фот Дельфина, кашется, плохой...

потеря крофи, ощень, труг, польшой,

мы ничеко не в силах изменять...

(обращается к сиделке)

Пойтьём, драгуша, пусть они

попутут рятышком отни...

          (Кандиду)

Мы стесь за тферью, коли што...

Сиделка и Кранкен уходят из комнаты. Кандид садится рядом с женой и берет её ослабевшую руку в свои ладони.

ДЕЛЬФИНА

Ну, слава богу, ты поспел... А то

я думала — придётся умереть —

не вымоливши у тебя прощений...

КАНДИД

О чём ты говоришь?.. ты будешь долго жить...

ДЕЛЬФИНА

Постой, не надо лишних утешений,

я ведаю, что я обречена... —

и потому молю меня простить...

КАНДИД

Простить? За что?..

ДЕЛЬФИНА

                                Твоя жена,

тебе, мой милый, неверна...

КАНДИД

Я знал... но это... так легко забыть...

ты не умрёшь... прими бальзам...

ДЕЛЬФИНА

Я приняла, но видно неугодно небесам,

чтоб я в живых осталась... — стало плоше...

КАНДИД

Наверняка сиделка...

             (в сторону)

                                   бес лукавый... я узнал...

             (Дельфине)

Нарочно склянки обменял...

и яду дал...

           (исправляется)

                            дала...

ДЕЛЬФИНА

                                     И что же?

Уж ничего не изменить,

молю простить...

            (стонет)

Еще одно... прости, родной...

но мальчик, сын... он... он... не твой...

(начинается предсмертная агония)

не отдавай... его... в приют...

КАНДИД

(кричит в дверь)

                                    Эгей,

герр Кранкен... люди... все сюда скорей...

В комнату вбегает сиделка...

ДЕЛЬФИНА

А вот и смерть... бери меня... я тут...

           (умирает)

КАНДИД

Уйдите все...

Все уходят из комнаты... Кандид один.

                             За что мне выпало всё это?..

Но почему так не везёт?

Зачем вселилась в телеса поэта

моя душа?..

                 (пауза)

                         Жизнь омерзительна... Всё бьёт

меня по морде, бьёт и бьёт...

Да всё не кончит, не добьёт,

не нанесёт решающий удар?..

                (пауза)

Невыносимо... и зачем я согласился?..

Хотел продлить... Ну, и чего добился?

Продлил мученья... Лучше бы я спился,

заснул и не проснулся боле никогда...

Быть может там, за роковой чертой,

обрёл блаженство и покой...

                 (пауза)

А может нет там ничего... Нет?.. Но...

но всё равно...

когда-нибудь придётся уходить...

Мы — люди — ничего не можем изменить —

ведь мы не боги!

          (подходит к умершей)

Дельфина, ах, зачем меня, зачем

ты возвратила с той дороги,

по кой шествуешь теперь сама?.. Известно всем,

что я с тобой счастлив был и был несчастен...

Мой взгляд на прошлое сегодня беспристрастен,

мы все умны, но задним лишь умом...

(берёт ладонь Дельфины, целует)

Ты отошла, мы все когда-нибудь умрём,

но через это ты уже прошла...

В комнату врывается Битов. Кандид резко оборачивается.

Что за дела?

Извольте, выйти вон...

БИТОВ

                                    Умерьте гнев,

не время и не место для скандала...

КАНДИД

Дельфина умерла, вам этого, знать, мало?

И умерла по вашей... косвенной вине...

БИТОВ

Я попрощаться с (мершей пришел...

КАНДИД

Как хорошо!

Сначала до могилы человека довести,

потом легко дежурное прости

над прахом жертвы, не казнясь, произнести

и позабыть... принявшись за иную...

БИТОВ

Да как вы смеете?! — Дельфину я любил...

КАНДИД

Любил?

Сначала так жестоко оскорбил,

затем, уже совсем больную,

к сожительству склонил...

Ребёнка захотелось?.. Получай!

      (бьёт его по щеке)

БИТОВ

Я так всё не оставлю, негодяй...

КАНДИД

Дуэль?

БИТОВ

                         Зачем дуэль? Мне положенье

не позволяет драться... Я... вас в порошок сотру,

одним движеньем пальца...

КАНДИД

                             Сделай одолженье,

быть может наконец-то я умру...

Битов, бросив взгляд на умершую Дельфину, уходит со сцены. Меркнет свет.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Та же спальная комната. Алексей в образе Кандида сидит возле пустой кровати. Окно приоткрывается в щель просовывается рука с пистолетом. В это самое время открывается входная дверь. Гремит выстрел. Кандид падает. В распахнутую дверь вбегают Полина и Кандид-юродивый, одетый в приличную одежду. Кандид хватает убийцу за руку, завязывается борьба. Он втаскивает в спальню человека в черной маске. Маска сорвана, под ней третий актёр. В это время Полина спешит к Алексею, поднимает его с пола. Дубин ранен в плечо. Полина рвет кружевную простынку и тщательно бинтует рану. Кандид бросает злодея на пол. Он бледен как и раненый Ален. Душа Кандида снова возвращается в собственное тело, а душа Алексея соответственно в своё. Кандид становится Кандидом, а Алексей — Алексеем. Но Полина, забинтовывая рану Кандиду, ещё не догадывается о произошедшем.

АЛЕКСЕЙ (АЛЕН)

Кто приказал тебе убить его?..

Злодей только мычит в ответ...

КАНДИД

(придя в себя)

Оставь, не мучайся, он глух и нем...

его узнал я... Он — Ефрем —

убийца хладнокровный...

Одного

мы не узнаем, кто заказчик...

АЛЕКСЕЙ

                                Пёс безродный,

а ныне генерал... Артём Кузьмич...

КАНДИД

                                  Ему это зачем?

АЛЕКСЕЙ

Три дня назад я оскорбил подонка...

Ему так просто это не сойдёт...

Полина недоумённо смотрит то на одного, то на другого.

КАНДИД

Да, рвётся там — где тонко...

Забудь о нём...

АЛЕКСЕЙ

                             Идёт.

Раскроем карты?

КАНДИД

                                   Я раскрыл частично...

АЛЕКСЕЙ

Ну и отлично...

Раскроем до конца...

КАНДИД

                              Моя любовь,

свершилось то, что ты давно желала,

моя душонка страждущая вновь

вернулась в тело, по которому скучала

без малого двенадцать лет...

АЛЕКСЕЙ

Да, милая, Кандид-поэт —

(указывая на Кандида)

он... Кто же я? Пока не знаю.

Что приобрёл, что потеряю... —

узнаю вскоре... может быть...

Сейчас, позвольте мне, отбыть.

КАНДИД

Куда ты, друг?..

АЛЕКСЕЙ

                                   Подалее куда-нибудь

от этого... всего!

(жмёт руку Кандиду, целует Полину)

Но ничего.

Ещё мы встретимся...

КАНДИД

                                  Ну, будь...

Кандид обнимает Полину и они удаляются в глубину комнаты. Никому ненужный злодей Ефрем неспешно вылазит в окно. Меркнет свет. На авансцену выходит с одной стороны Алексей с другой Аггел.

АГГЕЛ

Куда торопишься?

АЛЕКСЕЙ

                           Туда...

АГГЕЛ

Комедия окончена, finita...

АЛЕКСЕЙ

Что надобно тебе?

АГГЕЛ

                           Я на тебя сердита,

ты карты все мне спутал...

АЛЕКСЕЙ

                                          Что ж, тогда

прошу прощения...

АГГЕЛ

                            Хоть на коленях, шут, моли,

мне надо не прощать — прощаться...

Тебе пора с поверхности Земли

во внутренность её перебираться...

АЛЕКСЕЙ

Наверно, бес, тебе нужна моя душа?

АГГЕЛ

Какая, шут, душа? Душонка,

как детская поношенная распашонка,

она на тряпки лишь годиться...

Молись, буффон...

АЛЕКСЕЙ

                                  А не умею я молится...

АГГЕЛ

Тем хуже для тебя...

АЛЕКСЕЙ

                                 Сие занятье

пустое времяпровожденье...

АГГЕЛ

                                         Не скажи...

Входит Ангел.

АНГЕЛ

Неразрешенное мероприятье!

          (Алексею)

Мне девушку, приятель, на минутку одолжи...

(берет Аггела под руку и отводит в сторонку)

С каких же пор, вдруг, стали кровожадны бесы?

АГГЕЛ

От Сотворенья!

АНГЕЛ

                                Милая, не лги,

хоть с вами мы давнейшие враги,

но на Земле одни имеем интересы...

Оставь Алёшку — сдохнет сам

в трактире либо в сумасшедшем доме...

За душу дранную сейчас я и гроша не дам,

что время зря терять,

чего иголочку златую нам искать

в изжёванной соломе?..

АГГЕЛ

По вероятности, в виду имелось сено...

АНГЕЛ

Какая разница? Одно лишь неизменно,

что здесь нам просто нечего ловить...

АГГЕЛ

Идем отсель...

Ангел и Аггел уходят.

АГГЕЛ

                              Идём.

(повернувшись к Алексею)

                                           Живи!

АЛЕКСЕЙ

Кому скажи — никто ведь не поверит.

Пойду в кабак — пока еще открыты двери

пока еще в кармане есть гроши...

Напьюсь до чертиков, до умопомраченья:

когда все бабы станут хороши;

когда печаль утратит всякое значенье;

когда грядущее не станет тяготить —

тогда спокойно можно опочить.

Занавес

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

КАРТИНА СЕДЬМАЯ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Морозное декабрьское утро. Заснеженный берег какой-то маленькой речушки. Аггел и Ангел, кутаясь в шубы, ждут кого-то...

АГГЕЛ

Какого беса ты меня сюда привёз,

Чай заморозить, мыслишь, супостата?..

В такой неимоверный, дьявольский мороз,

сидели б дома лучше...

АНГЕЛ

                               Се расплата,

за наши старые грехи...

АГГЕЛ

А что дела наши плохи?

А что достойная награда

предуготовлена не нам? Который век,

с тех самых пор, как создан человек,

мы, как последни побирушки,

по свету рыщем, разгребая душки,

во тщетных поисках ДУШИ, какою не надолго

по заблуждению большому Бога,

обременено бысть человечье тело.

Но, видно, тело этого не захотело!

Жизнь на Земле с душой прожить —

се пытка вящая. Такие вот дела,

и се никак не пременить,

ибо премноги человечии тела

души не токмо лишены, но жизни!

АНГЕЛ

Ты так зудишь, будто на тризне

мы ныне пребываем...

АГГЕЛ

                   Ну, а что не так?

Чрез пару часиков, безжизненное тело

Пиита иль бретера...

АНГЕЛ

            Эко дело!

АГГЕЛ

Я у тебя чего хочу узнать:

а стоит ли морозить сопли,

когда ничьей души нам не видать,

как собственных ушей?..

Слышны голоса, ржание лошадей.

АНГЕЛ

                  Ты слышишь чьи-то вопли?

Везут, как агнца на закланье...

АГГЕЛ

Какая чушь! То вьюги завыванье,

мы скоро, враг, оборотимся в снежных баб.

АНГЕЛ

Ответь мне, бес, коль духом ты не слаб:

хотел бы ты родится человеком,

с умом коротким, как и с веком,

родится даб

по свету мыкаться, испытывать лишенья,

ради мифического воскрешенья,

какого, мы с тобой-то знаем, нет?

АГГЕЛ

Ты помышляешь обрести ответ

иль надо мной надумал посмеяться?

АНГЕЛ

Что за дурацкая привычка: отзываться

вопросом на вопрос, да ты...

АГГЕЛ

                    Не надо,

национальности у бесов нет,

как нету тела и...

АНГЕЛ

(перебивая)

Да, к сожаленью это правда...

Чего, прости, у бесов нет?

АГГЕЛ

      Того же, свет

мой безприкладный, ворог бессердечный,

чего и ангелам подчас не достает...

АНГЕЛ

Постой, лукавый, вроде кто идет...

Схоронимся в кустах?

АГГЕЛ

                      Конечно...

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Ангел и Аггел спешно скрываются в кустах. Появляются Ален Дюбо и Кандид Закатин.

АЛЕН

Не надоело, друг, играть со смертью,

теперь, когда вернул и тело, и любовь?

Не счесть сколь жизнь тебя хлестала плетью

и ряху разбивала в кровь.

Теперь, когда с тобою рядом Даша,

ты ничего и не предпринял даже,

чтоб воспрепятствовать дуэли -

ведь не прошло, приятель, и недели!

Сдался тебе бретёр-старпёр Артем.

КАНДИД

Да дело, брат, совсем не в нем.

АЛЕН

А в ком?

КАНДИД

Во мне... Николиже счастливым,

по дефиниции, не волен быть поэт.

АЛЕН

Каким ж он должен быть? Плаксивым?

В забвенье должен отойти в рассвете лет?

Как это глупо, право, знать напрасно

тебе судьба столь даровала благ.

(в сторону)

А я, как прежде, сир и наг.

КАНДИД

(услышав последние слова Алена)

Зато умен ты! Непритворно, страстно

влюблен в девицу— по прозванью жизнь,

да и она — несчастная, кажись —

тебе взаимностью на чувства отвечает.

Пусть не всегда, как должно привечает,

но порет исключительно за дело...

АЛЕН

Как можешь ты трунить так смело,

одну ногy в могилу опустив?..

КАНДИД

Смени, велеречивец, свой мотив,

вперед саней не стоит забегать,

быть может и не мне сегодня помирать

предуготовлено макиавеллевской судьбою.

АЛЕН

А что Артем?..

КАНДИД

(задумавшись)

Артем? Да демон с ним...

Да мы, Алешка, мы еще с тобою

театер новомодный создадим.

Я пьесу черкану — а ты поставишь,

хотя, ты сам писать приноровился...

АЛЕН

А как Артем?..

КАНДИД

(не слушая Алена)

                      Чего-то Битов припозднился.

Студено ныноче, не лето, чай.

(хлопая Дюбо по плечу)

Пойдем, Лексей, здесь рядом есть трактир,

чего-нибудь дерябнем. Учиним, брат, пир —

холодной водкою запьем горячий чай.

АЛЕН

А что про нас помыслит Битов?

КАНДИД

А мы оставим здесь кого-нибудь...

(Завет слугу)

Эй, Пров,

Поди сюда...

Слуга Кандида Пров(третий актер) нехотя появляется из кустов. Он одет в изрядно поношенный зипун с залатанными локтями.

...давно ль, стервец, ты не был битым?

ПРОВ

Давно... Вестимо, на Покров

изволили вы барин рассерчать

да запустили вазой...

КАНДИД

                   Здесь нас ждать

ты остаешься, а приедут господа,

скажи, мол, отлучились по нужде.

Понятно...

ПРОВ

Что тут понимать? Когда

оне приедут... сообчить им де...

Вы... енто, как жа...

(замолкает, пытаясь что-то вспомнить)

КАНДИД

                           Лиходей,

решу мерзавца — ну, рожай скорей...

ПРОВ

Де, тама... де, на двор, до ветру... отошли...

КАНДИД

Кто отошел? Типун те на язык.

Вот беспонятливый мужик,

стой здесь и жди, и более не зли,

а то тебя — скотину— пристрелю...

(обращаясь к Алену)

Идем, Алеша... Как я не люблю,

весь этот скудоумный сброд...

АЛЕН

Опомнись, братец, се народ,

какой тебя и поит, и питает...

КАНДИД

Жаль, что никто, кроме меня не знает:

сколь крови у меня народец сей сцедил?

АЛЕН

Кандидушка, ну кто бы говорил?

КАНДИД

(не слушая Алена)

Идем в трактир, идем, пока

противник не явился, а моя рука

еще не обрела былую твердость...

Ален и Кандид уходят.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Пров какое-то время стоит. Потом начинает прыгать, пытаясь согреться, но скоро, окончательно замерзнув, скрывается в кустах. Появляются Ангел и Аггел.

АГГЕЛ

Кандид, как кролик убежал, забыв про гордость,

про честь, заметь...

АНГЕЛ

Нет, бес, все проще, ведь

в подпитии, бишь подшофе, и околеть

не так уж пакостно и жутко...

Аггел молчит, задумавшись. Ангел хлопает его по плечу.

Не дуйся, это шутка...

АГГЕЛ

Ужасная страна —

ужасна и страннa!

Непредсказуемы: ни люди, ни деяния.

Всё шиворот-навыворот! Здесь злодеянья —

возводятся в ранг подвигов, геройство —

здесь нарекают трусостью. Дешевая одежка

здесь выше ценится, чем царственный наряд.

Родство не чтут, не знают, что творят!

Черта характера такая, как насмешка

над недостатком и бедой —

здесь выше ценится, чем подчинение...

Здесь заливают злополучье не водой,

а дьявольским напитком "самогон".

АНГЕЛ

Довольно, бес, читать нравоученья,

с такими взглядами тебе б на Альбион...

АГГЕЛ

Причем здесь он?..

АНГЕЛ

Шучу, противник...

АГГЕЛ

(не расслышав последного слова)

Сам противный!

Чего ж мы ждем?

АНГЕЛ

Артем

сейчас прикатит...

АГГЕЛ

А нам-то что? Убёг, как трус Закатин,

прочь убежал, испортив ужин дивный,

ложится спать придется натощак...

АНГЕЛ

Какой ты бес? Вампир иль вурдалак,

Нет! — душегуб...

АГГЕЛ

Точнее душеед!

АНГЕЛ

Молчи, лукавый, сей секрет,

не волен оглашать ты принародно.

АГГЕЛ

Здесь ни души.

АНГЕЛ

Но уши есть у стен.

АГГЕЛ

Здесь нету стен...

АНГЕЛ

Ну, как тебе угодно.

Ты можешь все болтать — тебя я упредил,

коль, чаешь, что забвение и тлен

лишь ожидает человеков смертных!

Гляди, как сам бы ты не угодил

в расставленные нa души капканы,

причем, в количествах несметных...

АГГЕЛ

Твои слова нескладны, враг, и странны.

Ты прямо запугал меня...

Слышен шум подъехавших саней.

АНГЕЛ

Какой, черт, страх?

Явился Битов, скроемся в кустах.

Ангел и Аггел скрываются в кусты. Слышны крики, треск ломаемых ветвей, раздается два выстрела.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Выходит Артем Битов. Он одет в белый, парадный генеральский мундир с золотыми погонами. Сам он сед, как лунь, и с седой, окладистой бородой, каким изображают Бога-Отца на иконах. В его руках два дымящихся пистолета. С другой стороны выходит герр Кранкен. Он одет во все черное, черный котелок на голове и черные очки на переносице. В правой руке у него черный саквояж и окровавленный скальпель. В левой отрезанные две пары крыльев (черные и белые) с не запекшейся кровью.

АРТЕМ

С такими лоботрясами и пo миру пойдешь.

КРАНКЕН

(уже без акцента)

Хотел, чай, молвить: с голоду помрёшь?

АРТЕМ

Едино всё.

КРАНКЕН

Однако за двоих

      зачем решил? За что ты дьяволицу

мою убил? Карай своих:

руби, стреляй, сажай на спицу,

но, а моих не трожь!.. прошу...

АРТЕМ

Ну, хорошо! в другой раз приглашу,

когда

замыслю ново наказанье...

Теперь, зови, Мефисто, всех сюда,

на новое Венчание

на Царство Божье и...

(презрительно)

твоё...

КРАНКЕН

(про себя)

О, да...

С тобой опасно, враг, не токмо вздорить,

но даже спорить

по пустякам...

АРТЕМ

Зови не то...

КРАНКЕН

Зови, враг, сам,

а я пойду оплакивать подругу...

Кранкен бросает к ногам Артема окровавленные крылья и пытается уйти.

АРТЕМ

Не уходи, постой, дай руку,

изображать не стоит муку

не перекошенной самодовольством морде

да душегубство мне вменять в вину...

Из кустов медленно, крадучись выходят актеры и актрисы в различных маскарадных костюмах. Чуть позже выходит Полина (Даша) в белом платье невесты с короной на голове. Она подходит к брошенным крыльям, грациозно поднимает их. И молча встает в стороне.

Давно пора пойти на мировую. Вроде

мы работенку делаем одну

пусть методами разными:

я чистоплотными, ты грязными...

ПЕРВЫЙ АКТЕР

Се дело движется, кажись к финалу...

ВТОРОЙ АКТЕР

Да, мал помалу,

К концу идет.

АРТЕМ

Не дуйся, идиот.

КРАНКЕН

От идиота слышу.

ПЕРВАЯ АКТРИСА

Вчерась мой кот полез, блудник, на крышу.

Упал, скотина, и разбился.

ВТОРАЯ АКТРИСА

Кандид на Даше так и не женился?

АРТЕМ

Чего надулся?

КРАНКЕН

         Хоть бы извинился...

ТРЕТИЙ АКТЕР

Скорей бы дали занавес, внутрях горит.

ТРЕТЬЯ АКТРИСА

А где Пюдаль?

КРАНКЕН

Пюдаль убит!

Начинает звучать громкая танцевальная музыка. Все пускаются в пляс. Появляются Ален и Кандид. Актеры окружают их. Полина тожественно несет крылья, входит круг. Мигает свет. Актеры бегают вокруг друзей. Раздаются крики. Свет вспыхивает во всю мощь. Все становятся полукругом. В центе полукруга Артем и Кранкен. Ален и Кандид стоят на коленях перед ними. У них на спине по паре крыльев. Одно белое, другое черное. Звучит торжественная музыка и медленно гаснет свет.

Занавес.

ЗОНГИ к ПЬЕСЕ

Ария Безродного Пса (Битова)

Пес безродный храбрый мал,

Сильный и дородный

Как-то суку повстречал

С крупной... родословной.

Прыгал глупый да скакал

Подле энтой суки.

И такое предлагал -

Что у дам в округе

Все повяли ухи...

Та ж хвостом не повела!

Охмурив евонного,

В свою будку повела

Кобелька зеленного.

Тут-то пса тоска взяла,

У столба оправился.

И помыслив: "Ну, дела!

Вот жа позабавился!",

Он в кабак отправился...

Был ли прав он иль не прав -

Мозговать не будем мы.

Но красотки сучий нрав

Вряд ли позабудем мы.

Не нужон ей песий "гав"

Ясным днем погодистым.

Подавай L'amur иль Love

С кобельком породистым -

Бирюзово-кровистым.

Молитва Кандида

Припадаю ко устам я - калuка бедный!

Господи Христе - милосердный,

Со своим велеречивым учением

Снизойди-ко ты к моим злоключениям,

Что вершатся от тваго имени.

В бытии своем маловернаго мя убеди!

Из духовной пyстыни мене выведи.

Да о злополучиях упреди.

Припадаю ко стопам - любомудр убогой я!

Господи Христе - укажи дорогу мя,

Со своим велитерпивым мучением

Одари неколебимым терпением,

Яже у тебе да премножечко.

Ко стези до счастия проводи!

Разутешь мене, Христе - божечко,

Да во всепрощении убеди.

Песенка Юродивого Куколя

В рваненьком платьице

Под бел березками

Расея плачет все

Горькими слезками:

"Смутные, невзрачные

Времена настали

Иноземцы алчные

Вздули, обобрали!

Да цари-правители,

Истощили бедную.

В Горней скор Обители

Славно отобедаю!"

В рваненьком платьице

Под бел березками

Расея плачет все

Горькими слезками:

"Заедая коркою,

Мужики убогие

Запивают горькою

Злоключенья многие.

Что же пить - не наливать...

Бабам пало чище

Жеребцов зануздывать

Да тушить жилища!"

В рваненьком платьице

Под бел березками

Расея плачет все

Горькими слезками.

Русская песня Даши

Обронила я кольцо,

закатилось за крыльцо...

Как бы мне его найти,

с чем мне к дролечке пойти?

Он допытывать начнёт,

не поверит, не поймёт...

Станет он бранить меня,

своего седлать коня.

Он уедет ко другой —

мой любимый, дорогой.

Приголубит он другу,

а меня отдаст врагу.

Стану я в плену страдать,

мне любови не видать...

Обронила я кольцо,

закатилось за крыльцо...

Романс Дельфины

Мои волосы пахнут не мятою,

едким дымом моих папирос,

ветерок газетёнкою мятою

разыгрался, должно быть, всерьёз.

То купает её в волнах клевера,

то возносит почти к облакам...

я словам твоим прежде не верила,

поверяю сегодня рукам.

Наши губы — источник забвения,

сладострастья криница — тела...

будто тень от луны в час затмения —

ночь над нами раскрыла крыла.

Мы сплелись, словно ветви и корни —

два истока в единый слились...

Сумасбродства крылатые кони

над мирской суетой вознеслись...

. . . . . . . . . . . . .

Ветерок газетёнку на части

разорвал и пустил по реке...

Ошалев от любви и от счастья,

мы нагие лежим на песке.

ровно Ева с Адамом, вкусившие

с древа страсти запретнейший плод,

и навечно потом загрустившие,

осознав, что любовь их пройдёт...

. . . . . . . . . . . . .

Мои волосы пахнут не мятою,

едким дымом моих папирос...

Точно ветер газетою мятою,

жизнь и нами играет всерьёз...

Куплеты Алешки

И не друг тебе, но не враг...

Я — Алешка-шут, я — дурак!

Возлелеял л я показную дурь —

дуракам легко в пору бед и бурь.

Но коришь: "Кончай дурью маяться!

Поголовно все просвещаются..."

Не таи тоску в сердце девичьем —

так и быть схожу во царевичи.

Но гляди: не жди, что, взойдя на трон,

стану я мудрей — лучше брось, не тронь.

Царска власть она безграничная,

безграничность вещь непривычная.

Ой, взойду на трон да зачну чудить —

подлецов ласкать, честной люд казнить...

Самому мне в то, ой, не верится,

да спочую власть — все изменится!

Погляжу-ка я, да махну рукой,

дураком дурак, да башка с мозгой,

распущу-ка слух будто помер я

да пойду с сумой рваной по миру.

Лучше мой колпак с бубенцом,

чем корона, да топор палача.

Не хочу я слыть подлецом,

Беспокойно спать по ночам.

Уж такой уж я — не взыщи.

Ты во мне царя не ищи.

Я - Алешка-шут, я - дурак! —

и не друг тебе, но не враг!

Страдания фон Кранкена

Ротной покинув Муттерланд,

свою уменью и талант

Кумекал я продат, турак, в Расею.

Есчо не федал я токда -

какой меня постиг беда,

что перво тронусь, чем разбогатею.

Россия - это не страна,

В ней мноко водка и вина,

здесь часто пьют и пьют до дна,

при этом не косея.

Здесь много мяса и зерна,

Копнешь же - нету ни хрена,

Коротче, это не страна -

А чорт знат што - Расея!

Я люттей захотел лечить -

Желая теньги получить.

Но те не любятся лечиться.

А коль приспичится, токда

Они лечиться, но беда,

Совсем не думают платиться.

Россия - это не страна,

В ней мноко женщин для жена -

Они мужик лишают сна

И брешут, не краснея.

Здесь жизнь нелепый и трудна,

Но лутче всяких стран она,

Поскольку, это не страна -

А милый труг - Расея!

Чугунов Сергей Петрович,

заместитель редактора журнала "Вокруг смеха",

ИД "Калейдоскоп".

198005, Санкт-Петербург,

13 Красноармейская, ул. 26 кв. 3

Телефоны: (812) 251-78-01 (дом.)

275-34-32 (служ.)

E-mail: chugunoff@mail.ru

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 5 февраля 2001 - Can't open count file