Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

Бирюков Иван
Высоцкий Аркадий

ПОХОЖДЕНИЯ ГРАФА ФЕДОРА АМЕРИКАНЦА-ТОЛСТОГО

киносценарий

Пролог:

Один от рождения красив, другой счастлив в игре и сражении. Третий просто богат и знатен. Кому-то суждено с колыбели говорить стихами. Порой благосклонная фортуна соединит эти дары в одном счастливце.

Слава богу и время прекрасное- обновление императорского двора, бурные открытия в науке, ветер перемен в политике и удачи на фронтах. Будь ты хоть на вершок выше травы, тебе открыто блистательное будущее, всеобщее признание и собственное место на скрижалях истории.

Каким же надо обладать особым даром, каким сверхестественным талантом переворачивать с ног на голову все вокруг, чтобы даже в это благословенное время, когда авантюризм и молодечество почиталось за добродетель, прослыть не то что скандалистом и повесой, но сущим разбойником, чуть ли не дьяволом, да так, что эхо этой скандальной и привлекательной славы прокатилось на целые века и лучшие умы грядущего, обильного на таланты века, неизменно выбирали прототипом для своих героев именно Его.

Таков был Толстой Американец. Дуэлист и бретер, кутила и георгиевский ковалер, путешественник, музыкант, изысканный гастроном, дикарь, татуированный с головы до ног, картежный вор, друг Пушкина и Грибоедова. Толстой, убивший на дуэлях одиннадцать человек, отец двеннадцати детей, похоронивший одиннадцать из них, граф, женатый на цыганской певице, лечивший зубную боль наложением руки; Толстой, прошедший чуть ли не пешком всю Россию от Камчатки до Питербурга, дважды разжалованный в солдаты за невозможные выходки, дослужившийся тем не менее до полковника, не боявшийся никого и ничего и внушавший страх самым отпетым негодяям и повесам. Толстой хозяин огромной обезьяны, Толстой, поднимавшийся на воздушном шаре, Толстой, которого алеуты просили стать свим царем, Толстой...

Толстой, который оставил после себя лишь множество легенд и анекдотов, вызывая у потомков легкое сожаление о растраченных в пустую данных Богом необыкновенных свойствах ума и души.

Среди его современников было достаточно людей, не то что ярких или знаменитых, а именно великих- Пушкин, Денис Давыдов, Чаадаев, Лунин, Крузенштерн, Кутузов. Их величие зримо и осязаемо. Американец же не был ни великим поэтом, ни полководцем, ни философом. Он не открывал материки, не писал симфоний, не совершал революций. Саму жизнь свою он превратил в увлекательный авантюрный роман, страницы которого мы с восхищением листаем полтора столетия спустя.

Весной 1803 г. в Москве на берегу Яузы шло народное гуляние. Толпа наиболее плотно окружала рвущийся с привязи большой воздушный шар. В корзине под шаром кричал испуганный козел. Хозяин аттракциона, немец Гарнер, на ломаном русском языке зазывал желающих прокатиться, но никто не решался.

От компании офицеров Преображенского полка отделился молодой кудрявый поручик граф Федор Иванович Толстой, и, провожаемый восхищенными взглядами дам, поднялся в корзину.

За ним неотрывно наблюдала хорошенькая двенадцатилетняя Татьяна Александровна Ергольская, стоящая в толпе со своей старшей сестрой и гувернанткой.

Шар поднялся и натянул канат. Перегнувшись через край корзины. поручик помахал рукой зрителям, огляделся и, вынув саблю, перерубил канат.

Шар взмыл вверх. Толпа ахнула, кто-то из офицеров свистнул. Гарнер заметался по площади, крича что-то по-немецки.

Таня Ергольская побледнела и молча взяла руку гувернантки.

Шар с графом и Гарнером пролетел над Москвой и зацепился за колокольню. Федор выбрался самостоятельно и ушел, а немец провел в казине несколько часов, пока его наконец сняли пожарники. Он написал возмущенную жалобу в Преображенский полк, где в чине поручика служил Федор Иванович. Разразился скандал.

На следующее утро во время развода командир полка полковник Дризен публично отчитал Федора за проделку с воздушным шаром. Молодому поручику тон полковника показался оскорбительным, и он вызвал его на дуэль.

На дуэли полковник был тяжело ранен.

В доме Толстых по этому поводу был срочно созван семейный совет. Полковник находился в тяжелом состоянии и решено было, не дожидаясь окончательного исхода дела, отправить Федора Ивановича волонтером на судне Надежда в кругосветное путешествие под командованием адмирал-лейтенанта Ивана Федоровича Крузенштерна: в состав экспедиции ранее был включен двоюродный брат Федор Ивановича Федор Петрович Толстой, страдовший морской болезнью, и решили, чтобы избавить обоих Федоров от грядущих неприятностей, заменить их одного на другого.

В состав экспедиции Федор Иванович попал в качестве "молодой благовоспитанной особы", состоящей в свите торгового посланника Резанова.

За несколько дней до отьезда в Питербург, Федор Иванович и его родной брат Петр Иванович были в доме Ергольских с визитом. Петр, влюбленный в старшую сестру Лизу Ергольскую, был в доме за своего. Любезно приняли и его известного брата. Был день рождения Лизы и в доме были только свои. Федору быстро наскучил светский разговор и он в шутку стал ухаживать за Таней. Таня, восхищенная вниманием графа, смотрела на него влюбенными глазами. Увлекшись игрой, Федор провел с Таней весь вечер.

В один из штормовых вечеров Федор Толстой и другой член посольства Резанова поручик Федор Нос после бурной пирушки в кают-компании затеяли на палубе сабельный турнир. Во время одной из атак Тостого поручик Нос свалился за борт, Толстой, не мешкая, бросился ему на помощь. Пришлось остановить судно, спускать шлюпку и спасать их обоих.

Через месяц "Надежда" и "Нева" бросили якорь в порту Санта-Круца у одного из Канарских островов.

Будучи в городе с группой офицеров, Толстой приобрел самку орангутанга. В ответ на недовольство Крузенштерна он заявил, что до сих пор был ужасно одинок, а теперь, обретя близкое существо, он остепенится и прекратит свои безобразия. Крузенштерн в конце-концов смирился, но велел Толстому не выпускать обезьяну из каюты.

В Москве Таня узнала из разговоров гостей о совершенном выздоровлении полковника Дризена, и это означало, что возвращение не грозит больше Тостому крупными неприятностями. Когда Ергольские всем семейством отправились в церковь, Таня украдкой поставила свечку Николе-Угоднику.

В открытом море "Надежда" встретилась с английским торговым кораблем. Удобно устроившись на рее в компании своей обезьяны и двух кадетов-близнецов Отто и Морица Коцебу, Толстой рассматривал англичан в подзорную трубу. Он завел разговор о пиратстве и предложил кадетам устроить заговор, капитана выбросить за борт и отправиться на Ямайку пиратствовать.

Незадолго до вхождения судна в Южное полушарие в кают-компании собрались офицеры, члены посольства Резанова и другие пассажиры.

Шли приготовления к традиционному празднику пересечения экватора. Федор нарядил обезьяну в треуголку капитана и учил ее ходить, опираясь на трость. Мориц Коцебу, смеясь, заметил, что обезьяна очень похожа на Крузенштерна. В самом разгаре веселья появился капитан. Он заявил, что идеи о пиратстве будоражат команду, и поэтому отменяет праздник. Как моряк и человек военный. он не потерпит на своем корабле никаких тайных подстрекательств и разговоров у себя за спиной. Толстой на это ответил, что он тоже любит прямоту и в доказательство сообщил капитану, что кадет Мориц Коцебу нашел большое сходство между Крузенштерном и обезьяной, после чего удалился, предоставив капитану и кадетам выяснять отношения.

7 мая 1804 г. марсовый "Невы" увидел "Надежду",стоящую на якоре в бухте у острова Нука-Гива Маркизского архипелага.

Капитан Лисянский с двумя офицерами отправился в шлюпке навестить Крузенштерна.

Море вокруг "Надежды" кишело голыми островитянками, которые жестами и телодвижениями предлагали себя матросам. Некоторые из них, заработав на корабле гвоздь или пустую бутылку, прыгали с борта в море и, довольные, возвращались на остров.

Лисянский поднялся на палубу. Корабль был полон туземками и хмельными матросами. Облокатившись о фальшборт, спиной к Лисянскому стоял голый граф Толстой, а какой-то пожилой туземец старательно наносил ему татуировки. Толстой тем временем вел светскую беседу на французском с дочерна загорелым и сплошь татуированным незнакомым европейцем в набедренной повязке. Незнакомец говорил ему, что Толстой слишком вольно обращается с местным королем, и за это может быть с'еден. Граф на это бросал в воду щепку, предварительно плюнув на нее, и кричал "Пиль,Ваше Величество! Аппорт!" Грузный пожилой островитянин подплывал к щепке и хватал ее зубами.

По пути к каюте Крузенштерна капитан Лисянский видел еще много недопустимых безобразий но,будучи на чужом корабле, не делал никаких замечаний и только брезгливо уворачивался от назойливо пристающих туземок.

Угрюмый Крузенштерн поделился с Лисянским своими неприятностями. Он считал Толстого зачинщиком и разжигателем всех безобразий. Лисянский посоветовал ему оставить Толстого на острове, или в крайнем случае посадить под арест. Однако дисциплина на корабле настолько упала, что капитан опасался, как бы его строгость не вызвала новый взрыв недовольства среди офицеров и матросов. Проводив Лисянского, Крузенштерн вызвал к себе Толстого, строго отчитал его, деликатно отводя взгляд от татуированного тела и потребовал по выходе в открытое море прекратить хотя бы пьянство и картежную игру. Толстой охотно дал слово, но, как только капитан сошел на берег, он притащил в капитанскую каюту свою обезьяну. Разложив на столе записи Крузенштерна и судовой журнал, он прикрыл их сверху чистым листом бумаги и на глазах смышленой обезьяны принялся марать его чернилами. После этого он убрал листок, дал обезьяне перо и оставил ее в каюте.

Вернувшись на корабль и застав в своей каюте обезьяну, увлеченно работающую над его бумагами, Крузенштерн велел арестовать Толстого и отправить его на "Неву".

Там Толстого с его обезьяной заперли в отдельной каюте, и Лисянский пришел поинтересоваться, нет ли у того каких-нибудь жалоб и просьб.

Кротким голосом Толстой сказал, что жалоб у него нет но есть просьба прислать священника.

Отец Гедеон, корабельный священник, был добрым стариком и с удовольствием общался с молодым графом. Первое время Толстой вел себя вполне прилично, и вскоре Лисянский разрешил ему в сопровождении священника прогуливаться по палубе.Во время первой же прогулки Толстой напоил отца Гедеона до бессознательного состояния и припечатал его бороду к палубе сургучем при помощи украденной у Крузенштерна гербовой печати.

Бороду пришлось обстричь по самый подбородок.

После этой проделки Лисянский не стал церемониться и ссадил Толстого на одном из диких островов Алеутского архипелага.

Во время пребывания на острове Толстой жил среди алеутов, носил их одежду, охотился вместе с ними, учил обезьяну курить трубку. Он построил себе деревянную хижину и научился у местного шамана снимать боль наложением рук. Алеуты предлагали ему стать их царем и давали в жены первую красавицу. Раздумывая над этим предложением, граф бродил среди береговых скал и чуть не свалился в пропасть, но ему явилось лучезарное видение святого, осадило его назад, и он был спасен. Тотчас он увидел проходивший вблизи острова корабль и зажег костер. С корабля заметили огонь и спустили шлюпку.

В доме Ергольских царила суета. Все домашние возбужденно собирались на вечер в дом Толстых, где был прием по случаю возвращения графа Ф.И.Толстого из кругосветного путешествия. Петр Иванович Толстой, уже год,как женатый на Лизе, был здесь и торопил Лизу со сборами. Таня стала проситься с ними, но матушка стала отговаривать ее, убеждая, что Толстой Американец - не лучшая компания для молодой благовоспитанной девушки, говорят, что он настолько одичал в Америке, что убил и с'ел свою обезьяну, и еще много разных ужасов.

Петр вступился за брата, говоря, что Федор, вернувшись из путешествия, образумился, обратился к Богу и даже носит на груди образ святого Спиридония.

Таню взяли к Толстым.

Федор сидел на диване в гостинной и настраивал гитару. Обступившие его гости молча ждали, изредка возбужденно перешептываясь. Об'явив, что слышал эту песню в Сибири от старого бродяги по дороге из Камчатки в Москву, запел:

  • "Не тужи, не плачь детинка,
  • В нос попала кофеинка, -
  • Авось, проглочу!.."

На гитаре он играл при этом, как на балалайке.

Затем он, покуривая алеутскую трубку, стал остроумно рассказывать о своих похождениях, слушатели забрасывали его вопросами а под конец вечера кто-то попросил его показать татуировки. Толстой охотно разделся до пояса, дамы дружно ахнули и с любопытством стали рассматривать цветные узоры на его теле.При этом Федор давал об'яснения, что означает та или иная татуировка. Затем кто-то из гостей попросил его подняться наверх и показать мужчинам все остальное.

Когда мужчины вышли, дамы, оставшиеся в гостинной,стали возбужденно делиться впечатлениями.

Таня не принимала участия в общем разговоре. Через некоторое время вернулся Американец в сопровождении мужчин, и Таня непроизвольно вскочила. Федор обратил на нее внимание и попросил представить их друг другу. Петр подвел его к Туанет и тут выяснилось, что они давно знакомы. От разговора с Туанет Федора отвлекло появление новых гостей - прибыли его друзья по Преображенскому полку.

Вскоре после этого Ергольские откланялись.

15 октября 1808г. в разгар Шведской компании в сражении под Иденсальме Толстой Американец с несколькими казаками завязал перестрелку с шведами, чтобы не допустить разборки моста через реку. В тот же день у него на глазах был убит ядром его покровитель князь Долгоруков. Американец взял его шпензер и поклялся, что не станет смывать кровь, пока она не исчезнет. При этом присутствовал его новый товарищ Иван Липранди. Вдвоем с Липранди они отвезли тело князя в Петербург. На заставе его остановили и предупредили, что после церемонии погребения он должен тотчас же выехать из Петербурга к Преображенскому батальону, находившемуся в Абове.

Вечером в доме гвардейца Алексеева составилась партия в бостон. Играли Алексеев, Липранди, Американец и Нарышкин. За игрой, обидевшись на неразборчивую шутку Американца, Александр Нарышкин, сын обер-церемониймейстера, вызвал его на дуэль. Их пытались помирить, Американец даже принес письменные извинения, но Нарышкин непременно хотел стреляться. На другой день Нарышкин получил смертельную рану в пах.

За эту дуэль Американец был арестован и помещен в крепость Выборгской заставы.

В крепости заключенного Американца посетили одиннадцатилетние лицеисты Пушкин Кюхельбекер и Дельвиг. Они принесли ему вина, хорошего голландского табаку несколько книг. По их просьбе Американец рассказал им истории о своей обезьяне и показал свои татуировки.

Накануне Бородинского сражения Американца на позициях посетили его друзья- Иван Липранди, Федор Глинка и Денис Давыдов. Разогретые вином, они решили сделать вылазку.

На подходе к французским позициям, они встретили разьезд вражеских драгун, завязался бой. Перебив драгун, офицеры одели их мундиры, пробрались в неприятельский штаб и захватили в плен французского полковника. Там же состоялась курьезная встреча Толстого с французом-людоедом, знакомцем его по кругосветному плаванью.

Под Бородиным Американец был тяжело ранен в бедро и отправлен обозом в Москву. Здесь, не застав никого из родных, он остановился в доме Ергольских. Туанет ухаживала за ним. Она открыла ему свои чувства. Ее любовь и красота произвели сильное впечатление на раненого Американца.

В Москве начались пожары. В город вошли французские войска.

Когда Американец поправился, в Москве уже были русские и он поспешил догонять свой полк.

В начале 1821 года, живя в Москве, Толстой вел бурную жизнь кутилы, картежного шулера и забияки. Его компанию составляли ветераны войны 1812 года, молодые светские бездельники и всевозможная богема. Граф был тогда близок с одной молодой цыганской певицей Авдотьей Тугаевой и часто с товарищами по английскому клубу после очередной шумной гулянки отправлялся к цыганам.

В один из вечеров молодой Александр Пушкин поссорился с кем-то из приезжих аристократов и вызвал того на дуэль. Толстой был в соседней комнате за карточным столом. Пушкин пришел к нему и просил быть на дуэли его секундантом. Граф согласился и спросил, когда дуэль. Пушкин сказал, что заедет за ним утром в девять часов. Граф простился с поэтом и продолжал как ни в чем не бывало играть.

Утром Пушкин застал Американца в постели. Он возмутился его забывчивостью, но Толстой обьяснил, что спешить некуда. Он еще вчера придрался к обидчику Пушкина, назначил дуэль на шесть утра, и теперь уже успел вернуться с дуэли, где убил своего противника.

В английском клубе Федор Иванович встретил своего двоюродного брата Николая Ильича. Николай Ильич был веселым простодушным человеком, прямым и горячим. Он поведал Федру о своей истории с одной девушкой, уже не столь юной, которая безумно любит его. И он не может ответить на ее любовь, так как уже женат, и при этом не хочет оскорбить чувства влюбленной девушки. Считая Толстого большим мастером сердечных дел, он спросил у него совета.

Толстой остроумно прошелся насчет немолодой девушки, влюбленной в Николая. Кстати, спросил ее имя. Николай, доверяя Федору, сообщил, что девушку зовут Туанет Ергольская.

Федор как-то растеренно переспросил имя. Услышав его во второй раз, он невпопад извинился перед Николаем, сказав, что его ждут за карточным столом.

Вернувшись за карты, граф был рассеян и задумчив, и как-то вдруг проиграл огромную сумму. Нимало не смутившись, он оставил карты и попросив записать за ним долг, быстро покинул клуб.

Из клуба он поехал к цыганам. Там были его знакомые офицеры, но он сразу прошел к Дуне и просил ее спеть для него. Тугаева запела. Толстой не слушал песню.

Цыганка, видя, что с графом творится неладное, подсела к нему и стала расспрашивать, что случилось. Граф отвечал, что не случилось ничего, однако он проигрался в прах и за невыплату в срок будет выставлен на черную доску.

Цыганка спросила, сколько в проигрыше. Граф назвал какую-то большую сумму и вдруг поднявшись, вышел из ресторана.

На дворе он остановил извозчика, дал ему денег и забрав его лошадь, и голопом поскакал вон из города.

Приехав в Покровское недалеко от Москвы, граф, весь запорошенный снегом, вбежал в господский дом и попросил барышню. Татьяна вышла к нему и граф без лишних вступлений попросил ее руки. Она предложила ему раздеться и подняться наверх. В гостинной она деликатно об'яснила ему, почему не может принять его предложения. Она сказала, что он опоздал на восемь лет.Той Туанет, которая любила его в 1812 году в горящей Москве, уже нет,она умерла, а есть другая, 30-летняя Татьяна Александровна, которая любит Николая Ильича.

Под утро Американец вернулся к себе в Москву. Войдя в кабинет, он достал футляр с дуэльными пистолетами и принялся заряжать один из них.

Вошла Дуня. Увидя в руках Федора пистолет, она по-своему поняла происходящее и поспешила успокоить его, сказав, что принесла нужную сумму. Она об'яснила, что это деньги, которые он ей дарил.

10 января 1821 года они венчались.

Эпилог:

В том же году граф завел синодник. В списке было одиннадцать фамилий убитых им на дуэли. В 1836 году умерла от чахотки одиннадцатая дочь Федора Ивановича, Полина, и граф вычеркнул в своем синоднике последнее имя, вписав напротив него слово "квит". После похорон Полины он, будучи проездом в Туле, встретился с Татьяной Александровной Ергольской. Для чего была эта встреча?

Знаменитый Американец умер на наш взгляд 10 января 1821 года. Граф же Федор Иванович Толстой, которого все принимали по привычке за Американца, прожил значительно дольше, до 1846 года и похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Все эти годы граф вел обычную жизнь тогдашнего дворянина, обремененного поместьем, семейством, мелкими и крупными хлопотами, с этим связаннами. Понемногу играл, устраивал дела друзей и родственников, в меру пил и изредка с удовольствием демонстрировал любопытным доставшееся ему в наследство татуированное тело Американца.

Причиной смерти славного Американца явилось известие о смерти Туанет, которую он любил. А Татьяна Александровна Ергольская, старая дева, проводила свои дни приживалкой в Ясной Поляне, исправно пестуя будущего автора "Войны и Мира".

ПЕРСОНАЖИ и ГЕРОИ

Граф Федор Иванович Толстой, прозванный Американцем /1782-1846/

Граф Иван Андреевич Толстой /1747-1811/ отец Американца в 1794 кологривский предводитель дворянства, генерал-майор

Графиня Анна Федоровна Толстая /Майкова/ /1761-1834/ мать Американца, к ее роду принадлежал святой Нил Сорский /1433-1508/, дочь сержанта Семеновского полка

Братья и сестры Американца: Мария 1779, Вера 1783, Петр 1785, Януарий 1792, Екатерина, Анна

Севербек- известный учитель фехтования времен молодости Американца

Дризен Георг Вильгельм, полковник, командовал Преображенским полком, в который поступил Американец. Имел дуэль с Толстым, но остался жив.

Гарнер, поднимался на воздушном шаре. Американец отправился с ним. Когда это было? Вероятно до 1903 года.

Татьяна Александровна Ергольская /Туанет/, сестра жены брата Американца, Петра Ивановича. Очень красивая женщина, Любила всю жизнь Николая Ильча Толстого, отца Льва Николаевича. Не была замужем. Американец был влюблен в нее не задолго до своей женитьбы на Авдотье Максимовне Тугаевой /1796-1861/. Отчасти это послужило сюжетом для эпизода с романом Сони Ростовой и Долохова.

Круз Александр Иванович, вице-адмирал, предок Американца, его кумир юности.

РЕАЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ и анекдоты современников

Родился Американец 6 февраля 1782 года в Кологривском уезде Костромской губернии.

Учился в морском корпусе. В семье это было традицией. С ним вместе учился его двоюродный брат и тезка Федор Петрович Толстой, отец Марии Федоровны Каменской, написавшей обширные мемуары, в частности и об Американце.

Поступил в гвардию в Преображенский полк.

Поднимался на воздушном шаре вместе с Гарнером

9 сентября 1798 года произведен из полковых "портупей-прапорщиков" в офицеры

5 марта 1799 г. выписан в гарнизонный Вязьмитинский полк за какую-то проделку

19 марта 1799 г. возвращен в полк

Во время службы в гвардии "наплевал на полковника Дризена" последствием чего была дуэль /по свидетельству Д.В.Грудева/

В морском корпусе с Американцем учился его родственник Федор Петрович Толстой, в последствии художник, человек, не выносивший морской качки. Он должен был отправляться в экспедицию с Крузенштерном. Вместо него отправился Федор Иванович, в качестве "Молодой благовоспитанной особы" в чине поручика гвардии. Он был в свите камергера Николая Петровича Резанова, торгового посланника в Японию. Кроме него в свите были: майор свиты Ермолай Фридерицкий, надворный советник Ф. Нос, сержант артилерии Алексей Раевский и кадеты Сухопутного кадетского корпуса Отто и Мориц Коцебу. Кроме них на борту "Надежды" находились 52 человека команды, капитан-лейтенант Иван Крузенштерн, естествоиспытатели Тилезиус и Лансдорф, астроном Горнер, живописец Степан Курляндцев, доктор Бринкен и приказчик американской компании Ф.Шемелин. На "Неве" находились: Капитан-лейтенант Юрий Лисянский, команда в 45 человек, иеромонах Гедеон, приказчик американской компании Коробицын, доктор и несколько японцев, потерпевших крушение у русских берегов, собиравшиеся добраться до Японии.

7 августа 1803 года отплыли из Кронштадта

14 ноября пересекли экватор. Матрос Павел Курганов изображал Нептуна с трезубцем, но праздника не получилось- Крузенштерн боялся, что команда выйдет из повиновения

Два месяца стояли у берегов Бразилии, чинили грот-мачту на Неве, но на берег Крузенштерн никого не отпускал.

2 февраля у берегов Патагонии встретили до 20 китов

3 марта обогнули мыс Горн

7 мая "Надежда" бросила якорь у острова Нука-Гивы Вашингтонского архипелага /Маркизские острова/, на острове жили англичанин и француз. Англичанин жил уже семь лет и был женат на аборигенке. Француз враждовал с ним и совсем одичал. Его взяли на борт. Крузенштерн разрешил пустить на корабль местных женщин, которые плавали вокруг корабля, завлекая команду жестами. Женщины провели на борту два дня. Американец заставлял туземного царя по имени Танега Кеттонове прагать за борт и ловить в воде зубами щепку, которую сам бросал с криком: "Пиль, апорт!" Естествоиспытатель тилезиус записал слова и музыку одной песни нукагивцев, воспевающую печаль родственников сьеденного мужчины. Один островетянин делал членам команды татуировки.

У Гавайских /Сандвичевых/ островов корабли расстались: Надежда отправилась к Камчатке а Нева- в Русские американские колонии. Толстой за выходку с обезьяной, испортившей судовой журнал Крузенштерна, был пересажен на борт Невы. Там он устроил шутку со священником Гедеоном, напоив его и припечатав бороду к палубе сургучем, за что был ссажен Лисянским на одном из Алеутских островов. Здесь обитало племя Колошей, прозваных так за то что женщины племени носили на нижней губе украшения /колюжки/, сами же они называли себя Тлинкит и предлогали Толстому быть у них царем. Вместе с графом на остров была высажена обезьяна.

12 декабря ему явилось во сне видение святого Спиридония- покровителя рода Толстых: во сне святой остановил графа на краю пропости. С тех пор Толстой носил на груди образ святого Спиридония.

В начале 1805 года Толстого подобрало какое-то судно, увидев на берегу острова его костер. Его доставили в Камчатку и от туда он добрался до Петербурга. В июне он уже был в стране Вотяков и встретился там с Вигелем. Они встретились на станции и некоторое время поговорили. Спутники Вигеля боялись Толстого. Вигель же испытал к нему интерес. толстой говорил простые вещи и подарил Вигелю смородиновый сироп.

В столицу его не пусили и за хулиганство в экспедиции отправили в отдаленный гарнизон Нейшлотской крепости поручиком, где он прослужил два года. Толстой рвался на войну, желая иметь шанс отличиться и заслужить прощение. Генерал Илья Иванович Алексеев, зять Вигеля просил о нем в Петербурге, но с выговором получил отказ. Потом за Толстого просил князь Михаил Петрович Долгоруков, давно уже знавший Американца. Это прошение было удовлетворено и Толстой отправился на войну со шведами в качестве адьютанта Долгорукова.

В штабе Толстой разливал суп и клеил конверты, пока не продставился случай отличиться: 15 октября 1808 года во время сражения под Иденсальме чтобы не дать времени шведским драгунам разобрать мост, князь поручил Толстому с несколькими казаками завязать с ними перестрелку. В этот день князь был убит в присутствии Толстого и Липранди. Липранди был с планом позиции в руках. Толстой с огромной пенковой трубкой. Князь держал в руке зрительную трубу. Его убило ядром и сбросило в траншею. Толстой сказал, что не смоет с себя кровь князя и забрал себе его шпензер /мундир без фалд/. Тольстой и Жадовский повезли тело в Петербург, но Толстому снова не разрешили остаться в столице и сразу после окончания похорон он был отослан к Преображенскому полку, находившемуся в Абове. 31 октября он прибыл на место.

Находясь в Абове, Толстой по приказанию Князя Голицына, командира корпуса, провел удачную разведку пролива Иваркен, дошел до годденского маяка и сообщил, что путь возможен, хотя и труден. В результате Барклай де Толли, принявший командование корпусом, перешел с трехтысячным отрядом по льду Ботнического залива и занял Вестерботнию.

Когда полк стоял в Парголове, Толстой стрелялся с капитаном генерального штаба Бруновым и потом с прапорщиком лейб-егерского полка Александром Ивановичем Нарышкиным, сыном обер-церемонемейстера И.А.Нарышкина. Обоих ранил, причем Нарышкина смертельно. С Бруновым стрелялся из-за сестры последнего: он сказал о ней что-то унизительное в шутку. Брунов стал собирать сведения об этой шутке и эти сведения ему дал Нащекин. После дуэли через несколько дней играли в бостон. Толстой держал банк. Нарышкин просил туза. Толстой показал ему кулак и сказал "Изволь!" Нарышкин обиделся. Толстой пытался извиниться, но Нарышкин хотел стреляться. Толстой смертельно ранил его с первого выстрела. Толстого арестовали и отправили в Выборгскую крепость. Здесь он забрасывал тюремное начальство жалобами и просьбами об освобождении. осле крепости он был разжалован в солдаты, но затем прощен и восстановлен в звании.

2 октября 1811 года Американец вышел в отставку подполковником. Жил частным человеком в Калужской деревне.

В 1812 году он ратником московского ополчения снова поступил на службу, вернул себе чин и ордена и заслужил храбростью Георгия 4-ой степени. При Бородине он был тяжело ранен в ногу. Перед сражением на батарее Раевского Американец встретился с Липранди: он как раз ходил в цепь посмотреть французов. После сражения 28-го ночью они снова встретились. Толстой был уже ранен, ехал в обозе и предложил Липранди мадеры. Липранди помог выбраться ему из ряда повозок. Войну толстой закончил полковником.

Поправившись после ранения, Толстой вновь возвращается на фронт, видимо в Саксонии догоняет полк и в последствии попадает в Париж. Здесь он возможно встречался с Липранди, который работал на тайную полицию. Возможно в Саксонии он был свидетелем знаменитой дуэли на саблях между Голицыным и Шиковым, проходившей во время боя. Одним из свидетелей был Федор Николаевич Глинка /1786-1880/.

По окончании войны Американец поселился в Москве в Староконюшенном переулке.

Живя в Москве, американец играл в карты. Ходили слухи, что он играет нечестно и он сам говорил, что "Только дураки играют на счастье". У него были "шавки", которые обрабатывали и поставляли ему клиентов для шулерской игры. Часто он стрелялся.

Один раз Толстого пргласил секундантом приятель, поэт и остряк, на остроту которого обиделся какой-то офицер. Толстой согласился, затем затеял ссору с этим офицером и убил его еще до назначеной приятелем дуэли. Возможно, этим приятелем был П.А.Нащокин.

Однажды, играя с Нащокиным, Американец сжульничал при записи долга, партнер заметил ему это и отказался платить. Толстой достал пистолет и пригрозил, что убьет его. Нащокин достал часы и бумажник и сказал что это все, что получит Толстой, если убьет его. А чтобы скрыть преступление, придется заплатить гораздо больше. Толстой сказал ему: "Молодец! Наконец я нашел человека". С тех пор они стал друзьями.

В Москве Американец дружил с: князем Петром Андреевичем Вяземским, Боратынским, В.Жуковским, К.Н.Батюшковым, А.С.Пушкиным, его дядей Василием Львовичем Пушкиным, переводчиком Вольтера и автором шуточных стихов Алексеем Михайловичем Пушкиным, поэтом и издателем "Дамского журнала" князем Шаликовым, давним своим товарищем по Преображенскому полку и автором известных тогда комедий князем А.А.Шаховским, баснописцем И.И.Дмитриевым, Денисом Давыдовым, князем Сергеем Ивановичем Гагариным, женатом на сестре Алексея Михайловича Пушкина, Павлом Алексеевичем Ржевским, сыном известного массона и писателя.

В начале двадцатых годов Федор Толстой гостил в Покровском, где собрались многие молодые Толстые и среди них Татьяна Ергольская. Она была начитанной и серьезной девушкой. Увлекалась греками. Толстой с товарищами раскалил металлическую линейку и предложив ей проверить свою стойкость, приложил линейку к ее руке выше локтя. Шрам остался на всю жизнь. Толстой же влюбился в Ергольскую, но без взаимности. Она любила Николая Ильича Толстого. Много лет спустя, после смерти Сарры, Федор встречался с Ергольской. Она знала, как тяжело он переживает смерть дочери и согласилась встретиться с ним.

10-го января 1821 года Американец женился на Авдотье Максимовне Тугаевой, цыганской певице. Он до того долго жил с ней без венчания. Однажды он проиграл крупную сумму денег и хотел застрелиться, боясь быть выставленным на черную доску за неплатеж проигрыша в срок. Видя его намерение, Тугаева продала драгоценности, которые он ей до этого дарил и дала ему деньги. После этого Американец венчался с нею. После венчания он поехал с визитами, в некоторых домах его не приняли из-за того, что он женился не на женщине из света. В эти дома Толстой никогда с тех пор не ездил.

В том же 1821 году у Американца родилась дочь Сарра.

В 1820 году в письме Шаховскому Толстой нелестно отозвался о А.С.Пушкине. Пушкин узнал об этом уже в ссылке и написал на Толстого обидную эпиграмму, которую затем повторил почти дословно в послании к Чаадаеву. Толстой ответил на нее еще более обидной и грубой эпиграммой. Живя в Михайловском, Пушкин тренировался стрелять из пистолета, готовясь к дуэли с Толстым. В 1826 году Пушкин получил разрешение жить в столицах. По приезде в Москву, он, еще не переодевши дорожного платья, просил С.А.Соболевского назавтра ехать к Толстому и вызвать его. Толстого не было в Москве.

Соболевский и другие общие приятели помирили их.

В 1829 году Пушкин поручил Толстому сватать за него Наталию Николаевну Гончарову. Сватовство было не удачным, но не по вине Толстого, а из-за неуверенности в разумности этого брака матери Натальи Николаевны.

В 1836 году Федор Иванович отправился за границу. В Москве в гостиннице Копа на Тверской накануне отьезда он встретил Пушкина.

АВТОРЫ, ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ ОБ АМЕРИКАНЦЕ

В.И.Саитов, примечания к переписке кн. Вяземского с А.И.Тургеневым т. 1 с 518-521

Лернер "Пушкин и его современники" Спб., 1911 с 1-20

Вигель Ф. "Записки" М., 1892

Липранди "Замечания на записки Ф. Вигеля"

Фаддей Булгарин "Воспоминания" Спб., 1848 Т.5 с 201-210

Вяземский П.А. Соч. Т.3 с 161-163, Т.4 с 8, 282, Т.8 с 37, 58, 350, 369, 375, 461, 505

Лернер "С кого Пушкин писал Зарецкого" Русская старина 1908, февраль

Новосильцева "Рассказы Нащокина" Русская старина 1878 XVIII с 718, XXI с 538-539, XXII с 282-283, 334 и возражения П.Ф. Перфильевой XVIII с 718

Стахович А. "Клочки воспоминаний" Литературный вестник VII кн. 2, 43

Каменская М.Ф. Исторический вестник 1894 Т.57 с 41-45

Записки адмирала Крузенштерна Т.1 Спб., 1810

Лисянский "Записки о плаваньи на Неве" Спб., 1812

Девять писем гр. Ф.И.Толстого к кн. В.А.Гагарину /рукопись/

Д.В.Грудев Русский архив 1898 N2

В.Жуковский Соч. 7-е издание Т.6 с 572

Батюшков Соч. Т.3 с 37

Бирюков Иван
Высоцкий Аркадий

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики


Счетчик установлен 8.12.99 - Can't open count file