Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы
 

Басов Александр
Сорокина Елена

ОГНИ МАЛЕНЬКОГО ОСТРОВА

сценарий

Он чувствовал себя чужим на празднике жизни. Все вокруг было прекрасно: солнце, пляж, море... Но застенчивый и немного нескладный он был одинок. И сидя в шезлонге, украдкой наблюдал за хохочущей и безжалостной жизнью. Жизнь швыряла волейбольный мяч, жизнь барахталась в пене прибоя, жизнь бесстыдно целовалась на пляже, жизнь над ним подтрунивала.

— О, по моему готов!

— Кто готов?

— Да этот клоун. Так и ест тебя глазами.

— Не выдумывай, пожалуйста!

— Не выдумываю. А чего ты застеснялась? Может он тебе тоже приглянулся?

— Этот урод?

— Ну почему уже урод? Просто застенчив. Слабо закадрить?

— Да его и кадрить не надо. Пальцем помани...

— Давай на спор — кто сведет его с ума, тому из нас... той... на что бы поспорить? О! Ставлю свой кулон, который тебе так нравился, против твоего браслета...

— Заманчиво, но уж больно он страшен. Здесь есть кандидаты поинтереснее...

— Так не всерьез же... Подразним его, а потом назначим обе в одно время интимное свидание...

— А там соберем большую компанию...

— Свет не зажигать, сидеть всем тихо. Милый, раздевайся и иди ко мне...

— И только он снял штаны, врубаем свет и..! Вот поржем-то!

Примечание автора:

О жестокая бессердечная молодость! О красота беспощадно насмехающаяся над несовершенством! Был и я молод и жесток, все прошло, осталась горечь и раскаяние. П надо мной посмеялась другая юность, как когда-то смеялась моя.

Сидя в шезлонге в черных очках он жадно следил за тем, о чем и не мог и мечтать. Солнце, столь же беспощадное, как и юность, пекло голову, горячий воздух струился перед глазами, и воображение превращало видимое в фантастическое.

Примечание автора:

Точнее: фантастически-эротическое.

Ну, подумайте сами: неужели вам никогда не чудилось на пляже нечто вроде вакхического действа?

Невинный поцелуй парочки в воде преображался в остервенелую сцену страсти. Шествующая мимо, по своим делам, красотка будто нарочно дразнила его малоприличными телодвижениями. А две подружки возлегавшие у самой воды вытворяли вообще черт знает что...

Он тряхнул головой, чтоб прогнать наваждение. Снял очки, прищурился, отер лоб платком... Так недолго и свихнуться.

Примечание автора:

Впрочем, разница между видением и реальностью была не так уж велика, если иметь в виду наряды персонажей.

И только он один героически парился в парусиновом костюме, не решаясь снять даже рубашку... Белая ворона, он выглядел среди этого царства загара и песка голым королем.

Нерешительно встав, он поплелся в бар хлебнуть прохладительного.

Примечание автора:

Барные стулья словно нарочно созданы для длинноногих красавец и красавцев. Они легко вскакивают на них, как потомственные ковбои на диких мустангов. Мустанги, почуяв железную хватку профессионала, тут же не рыпаясь покоряются и переходят с галопа на строевой шаг. Красавцы и красавицы сидят на барных стульях непринужденно, свесив одну ногу и покачивая ей в такт какой-нибудь слюнявой белиберде несущейся из динамика. Тем временем ловкий и лукавый бармен уже взбивает для них напиток любви.

Он карабкался на мустанга мучительно, тот так и норовил сбросить неуклюжего седока.

Бармен смотрел на него с презрением. Презрение возросло еще более, когда выяснилось, что прохлаждаться этот клоун будет кока- колой, да еще и из горла...

Он отпил колы и поперхнулся... Рядом скакала прекрасная амазонка на вороном жеребце... Их кони шли грива в гриву, так близко, что захватывало дух. Неужели опять видение?

— Жаркий день! — проворковала эта помесь ада и рая.

— Да... действительно... Хотите колы? — он сам испугался своей

наглости.

— Я предпочла бы дайквири...

Примечание автора:

Вряд ли в Греции пьют дайквири, но чего-нибудь в этом роде, наверняка, пьют.

Презрение на лице бармена сменилось изумлением, но заказ он выполнил.

И тут голова нашего героя совершила круговращательное движение...

Боже мой!..

Он совсем растерялся.

Одна из них игриво подергивала ногой, другая ревниво пучила губы.

Он зарделся. Он не знал что делать.

— Скажите, а почему вы не купаетесь? Не любите?

— Пх... Почему не люблю?

Две прекрасных девушки, как две капли похожие на тех, что сидели на мустангах. На сцене устроенной в углу бара исполняли немыслимый танец.

Примечание автора:

Обе они были прекрасны. Обе они были желанны. Это были те самые женщины, которые умели сидеть на барных стульях.

Но в этот момент раздался гудок.

Пароходный.

Теперь следует, наконец, рассказать вам о нашем герое...

Что о нем сказать...

Единственное что у него было — это старый катер, который он каждый вечер вытаскивал на пляж, и на котором он иногда, когда у них было желание, катал туристов по синему-синему морю.

Девчонки вытащили его купаться. Что они вытворяли в воде! Одна подплыла сзади и зубами пыталась снять плавки. Другая кусала его плечи и бедра.

Примечание автора:

Естественно, все это было показухой. Если б я не любил, то, может быть, счел бы это нормальным. Но я любил! И знаю, что любовь живет совсем не на пляже...

Простите, отвлекся...

Итак, ужасно они к нему приставали. И та и эта. Не будем лгать, ему нравилось общество этих двух красавиц...

Ему нравились их ноооги, их сиииськи...

Но пришел теплоход. И куда ни кинешься — дело комиссионера встречать туристов. Он закрывает рукой нос, как и положено по профессии...

Откинем мелочь. На следующий день красотки тащили его в воду. Сдирали с него парусиновые штаны, под смех всего пляжа...

Под ними оказались детские, в цветочек, трусы.

Они плескались. Они купались.

Раз уж он попал в воду, он поплыл.

И, конечно, доплыл бы до Сардинии, если б не этот очередной теплоход.

Он стал истерически грести к берегу.

Думаете потому, что боялся потерять работу?

Дело в том, что на борту теплохода, облокотившись на фальшборт, стояла девушка...

И волосы ее были как лен... И губы ее были как бритва... И глаза ее были...

Он не знал какие у нее глаза...

Конечно, он успел доплыть, и успел схватить тот самый чемодан, который нужно было схватить. Он по чемодану понял, чей он.

И вот, наконец, с трапа сошла она. Она пыталась глядеть по сторонам, робко ступая по робким ступеням. Как он и надеялся, она споткнулась. Он поймал ее. Она сказала:

— Извините.

Он сказал:

— Не за что. Это моя работа.

Ну, короче, он проводил ее в номер. Потом водил ее по длинной извилистой лестнице в бар и пытался заказать ей дайквири. Она просила грейпфрутовый сок.

Он перестал пить кока-колу.

В один прекрасный день русалки, мутившие его, обе назначили ему свидание. Одна так:

— Пляж. Волейбол. Когда мы, наконец, встретимся? Я имею ввиду не песок, не мяч, а нечто другое... Я жду тебя... В полночь...

Вторая подошла иначе.

Взяла его за пуговицу и начала говорить о музыке, о фильмах.

—Ой, прости! Я нечаянно оторвала твою пуговицу. Зайди в полночь. Я пришью.

В этот момент в бар вошла она. И сказала:

— Если можно, грейпфрутовый сок.

Разумеется, просьба была мгновенно им выполнена, к большому возмущению амазонок.

Этой ночью поднялся ветер.

Единственное что у него было — катер.

В тех краях случается любое.

При сильном ветре принято вытаскивать лодки на берег. В песок.

Ему было трудно. По он справился.

Утром, как всегда, он сидел в парусиновом костюме, на том самом пляже и грезил...

Пока не повернул голову... Она сидела рядом, в таком же шезлонге, точно так же щурясь на солнце...

Он спросил:

— Вы действительно ничего не видите?

— Я видела,- ответила она. — Но это было в детстве. С тех пор я только мечтаю увидеть синий цвет. Цвет моря. Когда я слышу шум волны и эти клики — поймите, это для меня синий.

— Ты увидишь синий цвет!

И эта ночь была долгой.

Что она шептала ему с утра? Милый? Любимый? Ты был лучше всех?... Никто никогда не узнает. Да и шепот стоит не дорого.

Самое главное, что она рассказала ему ночью, это то, что она могла бы видеть, если б ей была по карману операция.

Утром она сказала ей:

— Ну, как браслет? А она ответила ей:

— Так же как кулон.

— Ну, что ж,- сказала она, — сегодня вечером все решится. Пойдем напролом.

Наступил вечер.

Первая в своей комнате готовилась к тому, чтоб принять клоуна.

Вторая не отставала.

Он сидел в своем номере и сомневался.

Примечание автора:

Неужели ты, старый дурак, действительно поверил, что эти дивы желают провести с тобой ночь. Не будь дебилом. Куда нам, старым кремням в "Плайбой"?

Примечание персонажа:

Так ты что? Создал меня на муки?

Примечание автора:

Не на муки, а на дело.

Примечание персонажа:

Хорошенькое дело! Сижу здесь на стуле, по твоей милости... И мучусь... Все твои дела.

Примечание автора:

Прежде, чем ругаться, оглянись вокруг. Поверь мне, я создал тебя не зря. И, вообще, хочу сказать...

Автор осекся, потому что появилась она.

Она прошла по коридору гостиницы. Он смотрел ей вслед.

Примечание автора:

Дурак ты все-таки! Ты же продал свой катер ради синего цвета. Надеешься, что она вернется?

Примечание персонажа:

Я люблю ее.

Примечание автора:

Я этого не задумывал. Впрочем, посмотрим.

.

— Все-таки, девочки, мне эта затея не нравится. Ну, смешной. Ну, слабый. А мне он, кстати, чем-то даже симпатичен. Из темного угла раздался голос:

— И мне тоже.

— Юрик, ты педик.

— При чем здесь? Он то нормальный мужик. Катер тут продал, чтоб этой, убогой, операцию сделали...

Они сидели в полной темноте.

Им даже запрещено было куритьь, потому что огонек сигареты обозначал присутствующего...

И тут вошла она. Вошла спокойно. И села на колени к Юрику.

И только когда Юрик, по дурости, облапал ее, она испугалась:

— Боже мой! Простите. Я опять ошиблась номером. Я не вижу. Проводите меня в мою комнату, если вам не трудно.

Он возник в проеме двери, в своей дурацкой рубашке и нелепой красной бабочке, и сорвав ее, промолвил:

— Я провожу Вас.

Какая тут началась возня! Как они обсуждали, смеялись, улюлюкали...

И когда они уже целовались одни, в этой гнусной комнате, которая на всех языках называется "люкс", он сказал:

— Я хочу видеть твои глаза.

— Не надо,- прошептала она,

Он ничего не ответил и снял черные очки.

— Волосы твои — лен. Глаза твои — талый лед. На губах твоих играет май. Глаза твои — апрель. Волосы твои — весна. Сердце твое — зима.

— Почему зима? — спросила она, повернувшись на подушке.

— Потому, что не любишь меня, — ответил он.

Прошло три года.

Пляж несколько оскуднел. Купальщиков стало поменьше.

Не потому что обеднел хозяин, а просто Греция перестала быть единственным престижным курортом для СНГ.

Но старая компания, которая полюбила это место, возвращалась неизменно.

И две ундины, что плескались здесь три года назад, уже вышедшие замуж, точно так же мочили свои задницы в кислой воде Средиземного моря.

Они давно поменялись игрушками. И браслет ушел за кулон — только так.

Он сидел в своем изрядно драном парусиновом костюме и глядел в море. У него давно не было катера.

Теперь он работал в баре.

Дымок теплохода.

Примечание автора:

Если б вы знали, господа, что сошло с теплохода!

С теплохода сошло все, что хотело жить, смеяться и давать сдачи.

Но он этого не видел.

Он видел только как по трапу уверенно сошла она, и спросил:

— Ваши чемоданы, мэм?

— Знакомый голос, — удивилась она. И взглянула на него. Глаза ее были синими, как море.

— Блу, — пробормотал он.

— Не поможете ли вы мне устроиться в этом городе, — сказала она, — Я приезжая.

— Конечно, мэм.

Примечание автора:

Я бы на его месте поступил совсем иначе. Но поскольку, персонаж иногда выходит из под опеки автора, и начинает твориться черт знает что, то я снимаю с себя всякую ответственность за этот сценарий.

Итак. Она сказала:

— Вы работаете в этом отеле?

— Да, мэм. С тех пор как я продал свой катер, я работаю в этом отеле.

— Я хочу найти одного человека. Его имя Хуан Родригес. Я должна ему деньги. Сейчас я в состоянии вернуть их.

— Конечно, мэм, я помогу Вам. Ваши чемоданы поставить у двери или в комнате?

— У двери.

Наутро. На пляже длинноногий красавец, попивая кока-колу, говорил ей:

—Да бросьте вы! Что значит "не пью, не пью"? "Кровавая Мэри" и по талию в воде — это то, что надо. Официант!

Он подошел:

— Чего изволите?

— Я хочу заказать, кретин, своей девушке коктейль..

И тогда он бросил поднос, бросил полотенце, оттягивающее руку.

И она схватила его за запястье, чтоб он не успел ударить по лицу.

И, схватив его за запястье, она узнала его.

И как-бы не бесилась на пляже молодость. Как-бы не светило жаркое солнце. Они не могли помешать им.

Их ночь была долгой. Я бы даже сказал, бесконечной.

И счастливой.

Примечание автора:

Я к этому никакого отношения не имею.

.

Басов Александр
Сорокина Елена

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

Счетчик установлен 17 янв 2000 - Can't open count file