Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы

PER ASPERA

КАЖДУЮ ПЯТНИЦУ, ПЕРЕД ЗАХОДОМ СОЛНЦА

киносценарий

КВАРТИРА ЖЕНИ РОЩИНОЙ. УТРО

Комната в старом московском доме. Это гостиная. У стола в красивой позе сидит НАТАША КАЛЯДИНА. Ей семьдесят пять лет. Она курит сигарету и перебирает фотографии. На ней шёлковый халат, а на голове тюрбан из полотенца. То и дело она смотрится в зеркало.

НАТАША

(снисходительно смеётся)

Ха-ха-ха... Вот, что вас интересует: эти пресловутые чёрные розы. Да-да. Конечно, это не легенда. После каждого спектакля "Дама с камелиями" из посольства мне приносили эти цветы. Он ведь жил в царском дворце. И там, у передней ограды их росло великое множество...

Наташа встаёт, и грациозно ступая, подходит к окну. Она одна в комнате.

Присев на подоконник, Наташа через плечо смотрит в окно.

УТРО. ДВОР ПЕРЕД ДОМОМ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

ЖЕНЯ РОЩИНА (ей под семьдесят) идёт по двору к дому, волоча за собой продуктовую сумку на колёсиках. Она одета, как старушка.

УТРО. КОМНАТА ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа отскакивает от окна. Тушит сигарету в пепельнице, ладонью развеивая сигаретный дым. Хватает со стола фотографии. Плюхается на диван, рассыпав их по полу возле дивана. Вскакивает, кое-как собирает их.

ПРИХОЖАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя втаскивает в квартиру продуктовую сумку. Скидывает боты. Прямо в пальто проходит в комнату.

ЖЕНЯ

Ты знаешь, что сейчас было?

КОМНАТА ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя видит Наташу, спящую на диване. Закрывает рот рукой.

ЖЕНЯ

(шепчет)

Спит.

Женя на цыпочках подходит к дивану, поднимает с пола фотографию. Наташа шевелится, делая вид, что её разбудили.

НАТАША

(стонет)

Ах... Ах...

Женя замирает.

ЖЕНЯ

(шепчет)

Ш-ш-ш... Ш-ш-ш...

НАТАША

(бормочет)

Кто здесь?

ЖЕНЯ

(шепчет)

Спи, спи.

НАТАША

(недовольно)

А, это ты...

ЖЕНЯ

Я ухожу, ухожу. Спи.

Женя на цыпочках идёт к выходу.

НАТАША

(капризно)

Ну-у, разбуди-и-ла...

ЖЕНЯ

Прости, я не хотела тебя будить.

НАТАША

Вечно ты топаешь, как слон в посудной лавке! Знаешь же, какой у меня ответственный день.

ЖЕНЯ

(ласково)

Ш-ш-ш-ш... А ты закрой глаза, может быть, ещё и заснёшь.

НАТАША

Дай пить!

Женя выходит. Наташа стонет, ворочается на диване.

Входит Женя. Подаёт ей стакан воды.

НАТАША

Это что?

ЖЕНЯ

Вода с вареньем.

НАТАША

(подозрительно)

Кипячёная?

ЖЕНЯ

Конечно.

Наташа пьёт воду.

НАТАША

(подобрев)

Ну, как там на улице?

Женя пожимает плечами.

ЖЕНЯ

Да ничего особенного...Так... Не очень.

НАТАША

Народ безмолвствует?

ЖЕНЯ

Да нет. Все, наоборот, разговаривают. Многие даже кричат. Всё грохочет. Слякоть летит из-под колёс.

Наташа потягивается.

НАТАША

Какая красота!

ЖЕНЯ

(обрадовалась)

Вот вышла бы и ты, подышала... А то лежишь целыми днями.

НАТАША

(мечтательно)

Пока грохочущая слякоть

Весною чёрною горит."

ЖЕНЯ

Вот именно. Пойди прогуляйся. А то всё куришь.

Забирает у неё стакан.

НАТАША

(мечтательно)

Весна! Мне вот одного взгляда из окна достаточно, чтобы понять: скоро весна!

ЖЕНЯ

Ты такая впечатлительная. А я вот ничего не поняла, хотя три часа проторчала на улице. Зима и зима... Ноги замёрзли, руки окоченели. (Смеётся.)

НАТАША

Где тебя столько носило?

ЖЕНЯ

Здрасьте! Мы же на сегодня всё заранее запланировали. Сначала за пенсией, потом за покупками.

НАТАША

Но не три же часа шастать.

Наташа поднимается с дивана. Идёт к двери. Женя идёт за ней.

ЖЕНЯ

В сберкассу ещё до открытия пошла. Зато была первая. Потом по "оптовке" ходила, выискивала, где что продаётся на пятьдесят копеек дешевле. У меня такой принцип уже выработался. Сначала составить список, что надо, в граммах. Потом обойти весь рынок, прицениться. Ты знаешь, что разница порой может составить до трёх с половиной рублей! А иногда может быть даже больше, даже шесть рублей может быть.

Наташа выходит в прихожую.

НАТАША

(без интереса)

Что ты говоришь!

ПРИХОЖАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа подходит к Жениной сумке на колёсиках. Роется в ней.

ЖЕНЯ

Отмечаю, где какой продукт стоит дешевле, потом умножаю на граммы, и смотрю, хватает ли мне денег. Если не хватает, то можно всё перетасовать, купить всего на пятьдесят граммов поменьше. Но сегодня так удачно всё сложлось, и я купила...

НАТАША

Салфеток купила?

ЖЕНЯ

Купила... Хватит рыться. Сейчас сядем, да поедим.

Женя пытается отстранить её от сумки. Наташа не сдаётся.

НАТАША

А апельсины? Боже мой! Теперь стало так скучно. Раньше мама приходила из магазина, я сразу же бросалась в прихожую, к сумкам и из каждого свёртка съедала по довеску. А теперь везде электронные весы, на чашу бросается холодный, бездушный кусок какого-нибудь сыра. И ни в одном свёртке уже не найдёшь нежный розовый хвостик...

Наташа отходит от сумки. Женя хватает сумку и тащит её на кухню. Наташа идёт за ней.

ЖЕНЯ

Я в другой раз попрошу специально для тебя.

НАТАША

Специально не интересно. Просто время ушло. Мир изменился.

ЖЕНЯ

(ворчливо)

Да, если бы это было единственным, о чём можно пожалеть. (Насмешливо.)Колбасные обрезки!

КУХНЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа усаживается к столу. Женя разбирает сумку. Наташа с интересом наблюдает.

НАТАША

А апельсины купила?

ЖЕНЯ

Купила. (Торжественно.) Я купила селёдку. Каспийский залом. Вкуснейшая! Будешь?

Женя достаёт из сумки селёдку, кладёт перед Наташей. Наташа брезгливо отодвигает её от себя подальше.

НАТАША

Фу-у...

ЖЕНЯ

Ты что! С репчатым лучком, с постным маслицем, с варёной картошкой! Как хорошо!

Женя придвигает селёдку к Наташе.

НАТАША

Убери.

ЖЕНЯ

Ты же любишь...

Наташа отодвигает селёдку.

НАТАША

Убери пожалуйста, а то меня вырвет.

ЖЕНЯ

Вот ещё новости! Вспомни, как мы голодали.

Женя снова придвигает к неё селёдку.

НАТАША

Я даже в тюрьме её не могла есть. Ты что забыла?

ЖЕНЯ

Но потом же ела! Водку ею закусывала...

НАТАША

У меня сейчас нет аппетита.

Наташа отодвигает селёдку.

ЖЕНЯ

Ну, надо покушать. А то всё куришь.

НАТАША

Волнуюсь. Не могу есть, когда надо сосредоточиться. Я и в дни спектаклей своих никогда не ела. И перед съёмкой. Не могла: кусок не лез в горло.

Наташа берёт на подоконнике пачку с сигаретами. Достаёт одну. Картинно закуривает.

ЖЕНЯ

А я всегда много ем на нервной почве. Особенно в молодости ела. Сейчас уже пенсии не хватит на такие привычки, да и нервов не осталось. Я уже отнервничала своё.

НАТАША

А я - нет. Дольку апельсина, бывало, и то не съем. А уж чтобы есть селёдку перед работой, я и подумать не могла.

Наташа оглядывается, ища, куда стряхнуть пепел. Женя подаёт ей пепельницу.

ЖЕНЯ

Ой, творческие люди, каждый со своим псишком. По мне, например, так нет ничего лучше простой еды: чёрный хлеб, лук, картошка с селёдкой. Сейчас картошечки наварю, да с постным маслицем её наверну, да с лучком!

Женя берёт селёдку. Любуется ею. Потом убирает её в холодильник.

НАТАША

Каким ещё лучком? Я же вечером должна встречаться.

ЖЕНЯ

До вечера весь запах пройдёт.

НАТАША

Всё равно. Не то ощущение.

ЖЕНЯ

А без лука будешь?

НАТАША

Ах, отстань. Сейчас мне надо только одного - сосредоточиться. Что ты лезешь со своей селёдкой? Ты хоть можешь о чём-нибудь другом думать?

Наташа, оставив в пепельнице дымящуюся сигарету, поднимается. Направляется вон из кухни. Женя брезгливо затушивает её сигарету. Кричит Наташе в спину.

ЖЕНЯ

(обиженно)

Я о тебе думаю, а не о селёдке. Покушать же надо. Тебе силы нужны.

Наташа отмахивается.

НАТАША

Я не могу думать о селёдке в преддверии сегодняшнего вечера. Отстань.

Наташа выходит из кухни. Женя идёт за ней следом. Давая понять, что разговор окончен, Наташа хочет закрыть за собой дверь перед носом у Жени. Но Женя просачивается вслед за ней.

ПРИХОЖАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

ЖЕНЯ

А ты не думай, не думай. Я сама буду о ней думать, а ты её просто покушаешь.

Женя снимает, наконец, своё старужечье пальто, вешает его в гардероб. Наташа поворачивается к ней.

НАТАША

(смеётся)

И... сказать что-то? И к тому же на нервной почве у меня каждый раз, как спектакль, так с утра бывал понос. Ещё и поэтому я есть боялась. Чтобы меня прямо на сцене не пронесло.

ЖЕНЯ

(смеётся)

Да ну, не может быть...

НАТАША

Представляешь, я сейчас селёдки поем, журналист придёт, меня пропоносит от волнения, и я буду каждую минуту бегать.

ЖЕНЯ

Ну, тогда, конечно, не надо... Я же не знала такие особенности твоего организма.

НАТАША

Я никому никогда не говорила. Стеснялась.

Женя входит в комнату. Наташа идёт за ней.

ЖЕНЯ

Журналисту сегодня смотри не проболтайся.

КОМНАТА В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа останавливается в дверях.

НАТАША

Обязательно расскажу. Если я сегодня кому-то ещё интересна, то только пикантными подробностями своей жизни. А ты что думаешь, им интересно знать, как я работала над ролью? Ха-ха. Не смеши меня!

Им интересно знать, где я пукнула, где слова забыла, кому из знаменитостей дала, кому - не дала.

Женя подходит к телевизору. Кряхтя, нагибается и включает его в розетку.

ЖЕНЯ

Я думала, наоборот, твоё интервью должно выгодно отличаться от сегодняшней бульварщины в прессе именно мудростью и духовностью.

Экран телевизора загорается. Появляется мутное изображение. Женя переключает программы. Потом ворочает комнатной антенной.

НАТАША

Да ну! Мы в своё время были такими же живыми молодыми людьми. А сейчас у нас просто кишка тонка, вот мы и вопим на каждом углу: "А вот в наше время, а вот в наше время". А что в наше время было лучше, кроме того, что мы были не такими старыми, никто толком сказать не может.

ЖЕНЯ

Ну, почему, я могу сказать.

Женя садится на диван. Смотрит в телевизор.

НАТАША

А тебя никто не спрашивает. Сегодня будут спрашивать меня.

ЖЕНЯ

(поджав губы)

Ну, тебе, конечно, виднее. Но я бы на твоём месте не стала что-то говорить на злобу дня, а уделила бы побольше внимания вопросам вечным.

Наташа входит в комнату и становится между Женей и телевизором.

НАТАША

Мы познакомились, когда мне было шестнадцать. Но я уже снялась в двух фильмах. А он учился на первом курсе, на журналиста. У моей подруги был день рождения, а я была простужена ужасно, и у меня совсем не было голоса. Но всё-таки, она уговорила меня прийти. Я так и пришла: с компрессом на горле. Прихожу, и вижу огромный стол, а в дальнем углу - молодого человека тоже с повязкой на шее. Это и был он. Все стали смеяться. И нас, конечно, посадили вместе. Всё равно мы оба не могли говорить. Мы объяснялись весь вечер знаками. И у нас началась любовь. Он стал моим первым мужчиной. В тот же вечер.

ЖЕНЯ

Отойди, пожалуйста. Сейчас "Антонелла" начнётся.

НАТАША

Мы не виделись пятьдесят четыре года.

ЖЕНЯ

Отойди, пожалуйста, от экрана.

НАТАША

Теперь я стала известная артистка. А он известный журналист, писатель. Правда, он сейчас редко когда пишет, но вот изъявил желание опубликовать интервью со мной. Что ж, это будет очень красивая история.

ЖЕНЯ

Ты не могла бы отойти? Я же ничего не вижу!

Женя вскакивает, пытается отпихнуть Наташу от телевизора. Наташа изо всех сил упирается.

НАТАША

Всё, как у Чехова, помнишь: "Итак, вы стали уже писателем... Вы писатель, я - актриса... Попали и мы с вами в круговорот... Жила я радостно, по-детски - проснёшься утром и запоёшь; любила вас, мечтала о славе, а теперь?"

ЖЕНЯ

(кричит)

Отойди же! Ты что, оглохла? Я же тебя прошу!

Жене всё-таки удаётся оттолкнуть Наташу. Та отлетает в сторону и падает на кресло.

НАТАША

(продолжает цитировать)

...Груба жизнь!

ЖЕНЯ

Ты что, издеваешься?

Женя вновь усаживается перед телевизором. Наташа поднимается с кресла.

НАТАША

Неужели тебе какая-то вымышленная картонная Мануэла...

ЖЕНЯ

Антонелла!

Наташа надвигается на Женю.

НАТАША

...Важнее и интереснее, чем жизнь Наташи Колядиной, твоей подруги ещё по мастерской ГИКа? Наташи Колядиной, которая с тобой пуд соли съела...

ЖЕНЯ

Но я хочу посмотреть!

Наташа становится перед Женей, вновь загораживая ей экран. Женя отсаживается на диване, чтобы видеть телевизор.

НАТАША

(с пафосом)

...Наташи Калядиной, с которой судьба тебя свела даже в тюремной камере...

Наташа тоже делает шаг в сторону, чтобы не дать Жене видеть телевизор. Бьёт себя кулаком в грудь. Женя сдаётся. Поднимает глаза на Наташу.

ЖЕНЯ

(устало)

Не спекулируй, пожалуйста. Это совершенно разные вещи. Конечно, мне важнее твоя жизнь, но разве её нельзя обсудить через полчаса. При чём здесь Антонелла?

НАТАША

Потому что мне сегодня дорога каждая минута. Вот при чём. Ты обещала мне помочь репетировать. А ты хочешь, чтобы я была неподготовленная, да ещё, чтобы луком с селёдкой от меня несло.

ЖЕНЯ

Так мы же сто раз уже репетировали...

НАТАША

Всё равно.

ЖЕНЯ

Ну хорошо, повторим ещё. Я же понимаю, как это важно для тебя. Только давай после сериала.

НАТАША

Нет, давай теперь.

ЖЕНЯ

Я хотела ещё перекусить.

НАТАША

(зло)

Ну, иди жри свою селёдку. Смотри своё "мыло" бесконечное. Я просто забыла, с кем имею дело. А ещё что-то говорила о духовности и вечности.

Наташа направляется к дверям.

ЖЕНЯ

(виновато)

Я же не отказываюсь. Я просто прошу не сию минуту.

Наташа покидает комнату.

ГОЛОС НАТАШИ

(из-за двери)

Конечно, если человек всю жизнь думал только о животе, то в семьдесят пять лет его уже не переучишь.

ЖЕНЯ

(кричит)

Это я-то всю жизнь думала только о животе?

ГОЛОС НАТАШИ

Ну, ладно. Я с тобой спорить не собираюсь.

ЖЕНЯ

(кричит)

Как тебе не стыдно клеветать?

Наташа заглядывает в комнату.

НАТАША

Повторяю: я с тобой спорить на эту тему не собираюсь.

Наташа вновь исчезает. Слышны её шаги по квартире. Потом где-то хлопает дверь. Затем всё стихает. Женя встаёт выключает телевизор. Выходит из комнаты.

ДРУГАЯ КОМНАТА В КВАРТИРЕ ЖЕНИ КОЛЯДИНОЙ.

Наташа лежит на кровати, отвернувшись к стене.

В комнату входит Женя. Она подскакивает к кровати. Хватает Наташу за плечо. Поворачивает её.

ЖЕНЯ

Нет, отвечай! Уж в чём-в чём можно меня обвинить, но только не в том, что я всю жизнь думала о животе. Я всю жизнь думала о душе! Понятно?

Женя трясёт Наташу за плечо.

НАТАША

Ну, хватит меня трясти. Убери руки. Такая обидчивая стала. Слова тебе не скажи. Что ты на людей-то кидаешься? (Насмешливо.) Никто не виноват, что у тебя жизнь не сложилась...

Наташа пытается отцепить от себя Женю.

ЖЕНЯ

У меня прекрасно жизнь сложилась!

Женя не отпукает её. Они борются.

НАТАША

...И что ты в жизни не смогла ничего добиться ни в профессиональном плане, ни как женщина.

ЖЕНЯ

(оторопев)

Я? Я?

От неожиданности она выпускает Наташу. Наташа поправляет на себе халат и съехавшее с головы полотенце.

НАТАША

А что? Надо быть честной хотя бы перед собой. Всем было трудно. Ты всю мою жизнь прекрасно знаешь, с юности. Все мои тернии. И чего я достигла, а чего - ты? Где я, и где - ты?

Женя гордо выпрямляется.

ЖЕНЯ

Я что-то не пойму? А где я? А где ты? По-моему, я как раз у себя дома, а ты у меня проживаешь, потому что тебя собственная дочка выставила.

НАТАША

Да если б я у тебя не жила, ты бы давно сдохла от одиночества и тоски.

Наташа укладывается на кровати поудобнее. Укрывает себе ноги пледом и подпирает голову рукой.

ЖЕНЯ

Не надейся. Я умирать пока не собираюсь. У меня много хороших знакомых. Меня не забывают мои ученики.

А что касается женского счастья, то ты прекрасно знаешь, что у меня даже в моём возрасте есть достойный поклонник.

НАТАША

Неужели? Я что-то не замечала.

ЖЕНЯ

Он тебе прекрасно известен. Это сосед сверху.

НАТАША

Дурочка. Он ходит ко мне.

ЖЕНЯ

Нет, ко мне!

НАТАША

Да ко мне, я тебе говорю...

Женя делает шаг к кровати и срывает с ног Наташи плед.

ЖЕНЯ

Ко мне. Он ещё до тебя ко мне каждый день заглядывал.

Наташе удаётся схватить край пледа одной рукой и она тянет его на себя.

НАТАША

До меня он приходил к тебе. А теперь он ходит ко мне, ко мне! Поняла?

ЖЕНЯ

Не ври!

Пыхтя, они борются за плед.

НАТАША

(дразнится)

Ко мне, ко мне, ко мне, ко мне, ко мне!

ЖЕНЯ

Нет! Нет!

НАТАША

Ко мне! (Показывает Жене язык.) Бе-бе-бе! Поняла? (Показывает язык.) Бе-бе-бе...

ЖЕНЯ

Не смей!

Наташа неожиданно отпускает плед и Женя, потеряв равновесие, падает на ковёр. Наташа смеётся.

НАТАША

(злорадно)

Дурочка! Какая же ты дурочка... Ты всю жизнь такой была. А все они ходили ко мне.

И Радик, и Гена Сидоров, и Володя Захаров, и Алёша. Все!

ЖЕНЯ

Да. Ты всегда мне перебегала дорогу. Всегда у тебя глаза были завидущие. Но никому из них ты не сумела составить счастья. Ты разрушительница, а не созидательница.

Женя садится на ковре. Наташа садится на кровати.

НАТАША

А они все мне были нужны просто как витамины. Как длинноплодные огурцы. И не больше. Разве можно витаминам составить счастье? Их счастье состояло уже в том, что я их поглащала.

Наташа весело болтает ногами.

ЖЕНЯ

Я свою жизнь прожила честно. Я работала всю жизнь. Воспитала сына. Теперь на пенсии. Я - как все. Как большинство в нашей стране. Я ни на что не претендую. Но и от своего не откажусь.

НАТАША

Ты даже белья порядочного себе никогда не покупала. Вот они от тебя все и сбегали.

ЖЕНЯ

Да, я не сыграла в театре ни одной главной роли, а в кино - даже ни одной роли второго плана, только несколько эпизодов. Но ведь не бывает маленьких ролей, бывают только маленькие артисты. Не тебе это объяснять. Ты сама это прекрасно знаешь. Я много озвучивала, работала на радио...

Женя встаёт на колени. Она протягивает к Наташе руки.

НАТАША

(брезгливо)

Вечно ты была с небритыми ногами и подмышками. Я даже во время войны в эвакуации себе такого не позволяла.

ЖЕНЯ

...Я вела драмкружок в доме пионеров и молодёжи...

НАТАША

Никогда ни маникюра, ни педикюра. Да тебе уже в ГИКе давали только роли старух, вспомни! И ты сама в этом виновата.

ЖЕНЯ

Ты сама играла роль Фирса!

НАТАША

Это потому, что я хотела сыграть эту роль. Мне все эти Нины и Офелии, о которых ты только мечтала всю жизнь, но так ни разу и не сыграла, оскомину набили.

ЖЕНЯ

...А какие спектакли мы ставили с ребятами. Я своим ученикам устраивала встречи со всеми известными московскими артистами! Да ты и сама не раз у нас выступала. Ты помнишь, как тебе рукоплескали? Да-да, по-другому и не скажешь, именно рукоплескали!

Женя подползает поближе к Наташе. Наташа с горячностью бьёт себя кулаком в грудь.

НАТАША

Так это мне, мне рукоплескали! При чём тут ты? Мне везде рукоплескали! Я ездила по всей стране со своими фильмами. И мне везде рукоплескали.

Женя смотрит на неё снизу вверх.

ЖЕНЯ

Но не надо специально занижать мною достигнутое. Да, я не ездила по всей стране. Я только организовывали эти рукоплескания и только в нашем драмкружке. Человек должен быть на своём месте. Ты была хороша на своём, а я - на своём.

НАТАША

Да кому он был нужен, этот твой задрипанный драмкружок!

ЖЕНЯ

Это ещё с какой стороны посмотреть! А сколько моих ребят стало артистами - не сосчитать. А Максим Разаев стал режиссёром на телевидении.

НАТАША

Ага. Снимает последние известия про Хрюшу и Степашу.

ЖЕНЯ

И все они выросли очень хорошими, порядочными людьми. И мы... И мы... Ой, мне даже нехорошо стало...

Женя садится на ковёр. Прижимает к груди руки. Наташа перестаёт болтать ногами.

НАТАША

(встревоженно)

Что?

Женя останавливает её рукой.

ЖЕНЯ

Погоди.

НАТАША

Ну, чего ты так разошлась-то? Ещё помрёшь, чего доброго. Кто на вечер будет всё резать?

ЖЕНЯ

Что-то у меня в глазах потемнело.

Женя лезет в карман. Кладёт в рот таблетку. Ложится на полу. Наташа кряхтит, делает вид, что хочет подняться с кровати.

НАТАША

О, господи!

ЖЕНЯ

Не вставай, не вставай. Это ничего. Опять давление резко упало. Полежу немножко...

НАТАША

Точно?

ЖЕНЯ

От этого ещё никто не умер. Просто тошно и ноги как ватные.

Наташа садится обратно. Женя лежит, смотрит в потолок.

НАТАША

Чего ты раскричалась-то? Слова тебе не скажи. А ещё говоришь - нервов не осталось.

ЖЕНЯ

А ты знаешь, что со мной произошло сегодня на улице?

НАТАША

Ну, успокойся. Успокойся...

ЖЕНЯ

Меня узнала одна маленькая девочка. Беженка.

НАТАША

Сумасшедшая.

ЖЕНЯ

Она вдруг показала на меня пальцем и говорит своей маме: "Мама, смотри, Золотая рыбка!"

НАТАША

Успокойся, пожалуйста.

ЖЕНЯ

А ты говоришь, передача Максима Разаева никому не нужна.

НАТАША

Я так не говорила. Успокойся.

ЖЕНЯ

Нет, такие передачи очень нужны детям. Они этим живут... Всё, всё. Мне уже лучше.

НАТАША

(подозрительно)

Что это ты выпила?

ЖЕНЯ

Кофицил плюс.

НАТАША

А говорила, денег на таблетки нет.

ЖЕНЯ

Это мне Людмила Максимовна дала, у неё тоже пониженное давление.

Женя медленно поднимается и опять садится на ковре. Сидит, держится за голову руками.

НАТАША

(понимающе)

А-а...

ЖЕНЯ

Такой светлой души человек!

НАТАША

Вот уж у кого вообще души нет.

ЖЕНЯ

(смеётся)

Я сама её сначала недолюбливала. Она ведь завалила всю работу в кружке. Как только я ушла, стало совершенно не то. Всё, что я нарабатывала годами, все традиции, она отправила коту под хвост за первый же сезон. Но потом я смирилась, ведь времена, правда, изменились. Дети стали другими...

НАТАША

Дети потому и стали другими, что кругом одни Людмилы Максимовны. Лживая ленивая корова!

Женя тихонько поднимается с пола и пересаживается на стул.

ЖЕНЯ

Она не горит на работе так, как я горела. Но не всем это дано. И потом, она, действительно, многое может дать детям.Она, конечно, не артистка, но зато у неё высшее специальное образование "организатор театрального кружка".

НАТАША

Боже мой! В каком мире я живу! Кругом ложь. Никто не хочет посмотреть правде в глаза.

ЖЕНЯ

Какая ложь?

НАТАША

Как ты можешь с ней общаться! Таскаться в этот дом пионеров.

ЖЕНЯ

А что?

НАТАША

Да там же над тобой все смеются!

ЖЕНЯ

(недоверчиво)

С чего это ты взяла?

НАТАША

А ты никак не хочешь этого понять...

Ходишь, ходишь туда, как под гипнозом... Что ты хочешь там высидеть? Твои лекции о великих артистах никому там не нужны.

ЖЕНЯ

Ты просто ревнуешь.

НАТАША

Я?

ЖЕНЯ

Когда я сыграла у Максима Золотую рыбку по Первой программе на всю страну, меня в кружке все поздравляли. И даже пили чай с тортом.

НАТАША

Ты, небось, сама его и купила, этот торт.

Женя отворачивается. Молчит.

НАТАША

Что молчишь? Неправда?

Женя поворачивается к ней.

ЖЕНЯ

Ты просто ревнуешь!

НАТАША

Я просто говорю тебе правду!

ЖЕНЯ

Какую правду? Ведь ты совсем не знаешь, какие у нас отношения.

НАТАША

То, что ты ничего в жизни не добилась, это что - неправда?

ЖЕНЯ

Я многого добилась.

НАТАША

Прославилась среди беженцев в роли Золотой рыбки?

Наташа встаёт с кровати. Нащупывает тапочки. Женя тоже поднимается со стула.

ЖЕНЯ

Я любила свой театр, свой кружок, свои роли, пусть маленькие. И не считаю свою жизнь прожитой зря. Ты же просто всё передёргиваешь, чтобы побольнее уесть человека...

Наташа проходит мимо Жени к выходу из комнаты.

НАТАША

Ну, конечно. Больше мне делать нечего. Ты

такая великая персона, что я ночи не сплю, всё думаю, как тебя уесть.

Наташа выходит из комнаты. Женя идёт за ней. Говорит ей в спину.

ЖЕНЯ

Тебя и дочь из-за этого выгнала.

КОРИДОР В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя идёт вслед за Наташей по коридору.

НАТАША

Я сама ушла. Из воспитательных целей. Потому что со взрослыми детьми лучше не жить. Ей уже пятьдесят шесть лет. Пусть-ка поживёт своим умом...

Наташа открывает дверь в туалет. Усаживается на горшок.

ЖЕНЯ

Ты её довела, что ей пришлось тебя просто выжить.

Наташа сидит в туалете. Женя стоит над ней.

НАТАША

(невозмутимо)

Эта вечная проблема: дочки-матери. Зину саму дочка с зятем выгнали, не выдержали её, вот она ко мне и переехала. Не может Аньке простить её молодости! А мне всё простить не может, что я ей не родная мать, а приёмная. Всё ей кажется, вот была бы её родная мамуля с ней всегда рядом, так у неё жизнь бы по-другому сложилась. Все привыкли друг на друга кивать, никто сам за содеянное в ответе быть не хочет.

Наташа выходит из туалета. Проходит в ванную. Открывает там воду. Женя вступает за ней на порог ванной.

ЖЕНЯ

Ты, конечно, много для неё сделала. Но ты же её и довела, что у неё характер такой несносный.

Наташа моет руки.

НАТАША

Да уж, характер у неё мой, хоть она мне и не родная. Что же ты хочешь, я её воспитывала с трёх лет. Конечно, я ей испортила жизнь, но что-то больше не нашлось желающих взять её на воспитание и содержание, кроме меня.

Наташа поворачивается к Жене и стряхивает со своих рук воду прямо перед её лицом, брызгая на неё. Женя отворачивается.

ЖЕНЯ

Ты прекрасно её воспитала, дала ей образование, профессию, никто не спорит.

Наташа вытирает руки полотенцем.

НАТАША

Нет. Не приведи господь, у кого мать - артистка. Мне жалко всех этих детей.

Наташа берёт крем и намазывает им руки.

ЖЕНЯ

Ну, почему? Вон я читаю, в Голливуде почти ни у одной актрисы не бывает меньше троих детей.

Наташа выходит из ванной, держа перед собой руки с растопыренными пальцами в креме.

НАТАША

Так то в Голливуде. А то - у нас. Но это всё равно лучше, чем детский дом.

Женя идёт за ней. Наташа входит в гостиную.

ЖЕНЯ

Ты - героическая женщина.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа усаживается на диван, прихватив со стола пачку с сигаретами. Женя входит в гостиную.

НАТАША

Нет, ничего в этом не было героического. Так сделал бы каждый, если бы его лучшая подруга погибла.

Наташа достаёт из пачки сигарету. Держит её в растопыренных пальцах.

ЖЕНЯ

Но ты же говоришь, никто её не взял, кроме тебя.

Женя берёт спички и пепельницу со стола и подходит к Наташе.

НАТАША

Просто я оказалась первой. И потом, я не предполагала. Я думала, что Вася с фронта вернётся, её заберёт. А он так и не вернулся. Мы в Москву приехали, стали его ждать, думали, он найдётся. Так почти пятьдесят лет незаметно и прошло...

Женя зажигает спичку. Наташа прикуривает сигарету.

ЖЕНЯ

Тебе надо памятник поставить!

Она садится рядом с Наташей на диван. Подставляет ей пепельницу.

НАТАША

Ничего у меня в жизни не получилось. Даже своего ребёнка не родила. Дура была, молодая. О чём только думала? Всё о творчестве, о творчестве... Ну, и о мужиках, конечно. Тогда это торжественно так называлось - любовь. Это единственное, о чём жалею. Ни о чём больше в жизни не жалею. То, что судьба моя так сложилась, что пять лет в лагере провела, что после лагеря вся моя жизнь кувырком пошла - я об этом не жалею. Это Бог так распорядился, я тут не властна была. А вот тот аборт я себе никогда не прощу. Это мне бог давал, а я не взяла, по-своему рассудила.

Самодостаточная личность! Жалкая идиотка - вот кто я...

Они сидят рядом на диване, две старушки. Наташа стряхивает пепел в подставленную Женей пепельницу.

ЖЕНЯ

Ты к себе несправедлива. Глупо жалеть. Твоей жизни многие бы позавидовали.

НАТАША

Только те, кто видели меня с экрана. А те, кто знали меня близко - ни один дурак бы мне не позавидовал.

ЖЕНЯ

Неправда!

Наташа, встрепенувшись, живо поворачивается к Жене.

НАТАША

Вот ты мне завидовала?

ЖЕНЯ

Я - нет. Но я просто человек такой - независтливый. У меня и запросов больших никогда не было. И я была, повторяю, на своём месте.

НАТАША

А я тебе завидовала.

ЖЕНЯ

(смеётся)

Ну, это на тебя совершенно не похоже. Не сочиняй, пожалуйста.

НАТАША

Я завидовала как раз тому, что у тебя нет никаких амбиций. Ты всем довольна. И дурацкой работой, и дураком-мужем. И бездельником-сыном. Меня всегда восхищала твоя привычка к рабству.

Женя отшатывается от неё.

ЖЕНЯ

(ошарашенно)

Мой сын никогда не был бездельником.

НАТАША

А кем же?

ЖЕНЯ

А ты не знаешь?

НАТАША

Бездельником.

ЖЕНЯ

Спорить с тобой не буду. Это бесполезно.

Наташа тушит окурок сигареты в пепельнице, которую по-прежнему держит в руках Женя.

НАТАША

И не спорь. Сын у тебя был бездельник. Я иногда даже радуюсь, что сама не родила. За Зинку хоть не так стыдно: она не родная. А если бы родная дочь такой беспомощной никчёмной коровой оказалась? Я бы со стыда сгорела.

Наташа двумя пальчиками достаёт из кармана халата салфетки и вытирает ими остатки крема с рук.

ЖЕНЯ

У тебя прекрасная дочь.

Наташа рассматривает свои руки.

НАТАША

Ты привыкла жить в рабстве и этого не стыдилась. А я всю жизнь на всех оглядывалась, потому что мне было стыдно так жить. Я бунтовала. Только всё напрасно. В конце жизни всё равно на одной доске с тобой оказалась. Так ничего себе и не выбунтовала.

Наташа поднимается и идёт к шкафу с зеркалом. Рассматривает в зеркало своё лицо.

ЖЕНЯ

У тебя никогда не понятно, похвалить ты хочешь или обидеть. Всегда надо подвоха ждать.

НАТАША

А ты думала, в жизни так всё просто.

ЖЕНЯ

Знаешь, я не так мало уже прожила, и пришла к выводу, что да, жизнь - это очень просто... Ничего в ней нет сложного.

НАТАША

Ну, что ж, этому выводу тоже можно только позавидовать.

ЖЕНЯ

(устало)

Я тебя прошу: давай повторять твоё интервью, а то мне ещё стол сервировать надо. Переодевайся, пожалуйста. Ты же в халате не захочешь репетировать?

НАТАША открывает дверцу шкафа. Перебирает одежду в шкафу. Женя поднимается с дивана. Бесшумно идёт к двери.

НАТАША

А спорить со мной бесполезно. Я всё равно переспорю. С детства у меня в запасе есть мой главный аргумент: "Ну и что?" Ну и что! Это ещё, когда мне было восемнадцать, моего первого мужа Шишкина очень выводило из себя. Столько лет с тех пор прошло...

ЖЕНЯ

Столько лет прошло, что могла бы уже и поумнеть.

Женя с пепельницей в руках выходит из комнаты. Наташа роется в шкафу.

КУХНЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя выбрасывает окуроки в мусорное ведро из двух пепельниц, а сами пепельницы ставит в пустую раковину. Пускает воду. Моит их губочкой с мыльной пеной.

В дверях появляется Наташа. На ней открытое вечернее платье, кружевная накидка, шляпа, кружевные перчатки и серебристые туфли на высоких шпильках, в руках маленькая серебристая сумочка. В ушах и на шее - сверкающая бижутерия. Вся одежда - остатки былой роскоши. Наташа становится в картинную позу.

НАТАША

Ну, как?

Женя оглядывается на неё. При виде Наташиного наряда она не может сдержать улыбку. Прыскает в мокрый кулачок.

ЖЕНЯ

Ты что, в этом будешь его встречать?

Наташа смотрит на своё платье.

НАТАША

(обиженно)

А что? Я плохо выгляжу? Причёску я попозже сделаю.

Женя, чтобы скрыть свою насмешку, отворачивается к раковине. Закрывает воду, вытирает пепельницы полотенцем.

ЖЕНЯ

Ты выглядишь прекрасно, но это платье, эти украшения совершенно не к месту.

Женя крутится возле раковины. Ставит пепельницы сушиться на полотенце, перевернув их вверх дном.

НАТАША

Почему это?

ЖЕНЯ

Потому что Новый год давно прошёл.

НАТАША

При чём тут Новый год?

Женя поворачивается к Наташе.

ЖЕНЯ

(решительно)

При том, что ты сверкаешь, как новогодняя ёлка.

НАТАША

Зато я чувствую себя женщиной.

ЖЕНЯ

Где ты раскопала эту дребедень?

Наташа безнадёжно машет рукой.

НАТАША

У тебя никогда не было вкуса.

ЖЕНЯ

Надень тёмно-синий брючный костюм.

НАТАША

Ещё чего! Боже мой, с кем я советуюсь? Ты же всегда, даже в молодости, одевалась, как серая шейка.

ЖЕНЯ

Это был мой стиль и он подходил к моему образу жизни.

НАТАША

А это мой стиль. Я актриса, а не банковская операционистка.

ЖЕНЯ

Как хочешь, но ты просто смешна. Лучше одеться, как серая шейка, чем как шлюха времён империализма.

НАТАША

Красивое платье - значит, шлюха! Сколько же в вас лицемерия!

ЖЕНЯ

Ну, хорошо. Дело хозяйское. Давай начинать. Мы когда-нибудь начнём или нет?

НАТАША

Ой, дай водички.

Женя лезет в холодильник, достаёт оттуда кувшин с морсом. Наташа осматривает себя в зеркале, висящем над раковиной, расправляет плечи, прнимает разные позы.

Женя подаёт ей стакан с морсом.

НАТАША

Это что?

ЖЕНЯ

Вода с вареньем. Можно начинать?

Наташа подозрительно осматривает стакан на свет.

НАТАША

А она хоть кипячёная?

ЖЕНЯ

Конечно. Можно начинать?

Наташа пьёт. Женя садится за стол.

НАТАША

Ой, сейчас, только возьму сигарету.

Наташа хватает с подоконника пачку с сигаретами.

ЖЕНЯ

Хватит курить. Ты хочешь, чтобы я задохнулась? Это уже третья сигарета за полчаса.

НАТАША

Но я не могу, это помогает мне сосредоточиться. Что ты мучаешь меня? Когда я курю, у меня мысли начинают роиться. А без сигареты я не человек. Пока я курю - я живу!

ЖЕНЯ

Кто кого мучает?

НАТАША

Нет, я не могу в такой атмосфере. Ты не даёшь мне жить!

ЖЕНЯ

Ну, хорошо-хорошо. Кури!

НАТАША

(саркастически)

Вот спасибо. Добрая моя.

Наташа закуривает сигарету. Женя берёт с кухонного столика только что вымытую пепельницу и, громко стукнув ею об стол, ставит её перед Наташей.

ЖЕНЯ

Ну что, можно начинать?

НАТАША

Что, прямо здесь? На кухне? Здесь совсем не та атмосфера.

ЖЕНЯ

А мне же надо резать.

НАТАША

Успеешь.

ЖЕНЯ

Я хочу, чтобы было с запасом.

Мне надо ветчину, нарезать, колбаску. Я нарезку покупать не стала: дорого и незачем. Я сделаю не хуже.

НАТАША

Кстати, тебе сегодня придётся на вечер куда-нибудь скрыться?

ЖЕНЯ

(в изумлении)

Что-о?

НАТАША

Ну, оставить нас с глазу на глаз...

ЖЕНЯ

Что ты себе вообразила? Что он до сих пор в тебя влюблён? Что это прекрасный принц на белом коне? Да это дряхлый старикашка со своими причудами и болезнями, брызжущий слюной! Вот так вот!

НАТАША

(зло)

Не твоё дело. Тебе сказано - убирайся на вечер!

ЖЕНЯ

(кричит)

Куда? Куда мне убираться?

НАТАША

Иди к своей Людмиле Максимовне. Попей с ней чаю с тортом в честь премьеры Золотой рыбки.

ЖЕНЯ

Мы уже отмечали.

НАТАША

Ещё раз отметьте. Всё равно вам делать нечего.

ЖЕНЯ

Людмила Максимовна только до восьми. В любом случае, я в четверть девятого буду дома. Вы не успеете. Он уже не мальчик.

НАТАША

Ты же говорила, у тебя много хороших знакомых. И все твои ученики тебя помнят. А на самом деле что? Тебе даже в гости зайти не к кому!

ЖЕНЯ

О гостях приличные люди заранее договариваются. Я не бедная родственница.

НАТАША

Ну, хорошо. Шут с тобой. Приходи хотя бы в четверть девятого.

Женя лезет в холодильник. Молча выкладывает оттуда на стол разную снедь.

НАТАША

Ну что, мы долго в молчанку играть будем? Я вся внимание.

ЖЕНЯ

(бубнит)

Наталья Георгиевна, вот в киноэнциклопедии значится, что вы тридцатого года рождения, а вы празднуете своё семидесятипятилетие. Это что - опечатка?

Женя берёт разделочную доску, нож и достаёт из пакетика кусок ветчины.

НАТАША

Нет, мне одолжения делать не надо. Не хочешь мне помочь - так и скажи. А видеть твою кислую физиономию у меня сегодня нет никакого желания.

ЖЕНЯ

Ну, хорошо. Прости.

НАТАША

Ты же сама сказала, что не бывает маленьких ролей, так докажи это в жизни.

ЖЕНЯ

Это не я сказала. Ну, хорошо. Не будем пререкаться. Я же уже извинилась.

Наташа тушит в пепельнице окурок сигареты. Женя брезгливо косится на пепельницу с окурком.

НАТАША

Давай сначала.

ЖЕНЯ

А как вы будете, на "ты" или на "вы"?

НАТАША

На "ты", конечно.

ЖЕНЯ

Ах да, я забыла, что ты даже свидетелей удаляешь, рассчитывая на интимную встречу... Ну, хорошо. (Изображает журналиста). Так сколько же тебе лет, Наташа? В киноэнциклопедии написано, что семьдесят, но я помню, когда мы с тобой познакомились зимой в сорок первом году, тебе было шестнадцать. Это что - опечатка?

Женя с остервененьем режет колбасу. Наташа хватает кусочек. Кладёт себе в рот. Жуёт.

НАТАША

Это хуже, чем опечатка. На самом деле, я родилась в двадцать пятом году. Но мои документы были сожжены в госбезопасности вместе с письмом Сталину, которое я написала ему из лагеря. Поэтому, когда меня освободили, я оказалась человеком без документов, то есть без биографии. Даже все мои фото были уничтожены. Чтобы меня признали, мне нужно было привести три живых свидетеля, что я - это я. А никто не шёл, кроме моей мамы и Зины, но она не в счёт, потому что была ребёнок. Меня на улице узнавали прохожие, а в государственных органах мне не верили. А потом, когда мне всё-таки выдали паспорт, почему-то перепутали год.

ЖЕНЯ

(выходит из роли)

Хорошо, только тебе надо будет сказать членораздельно, что за Зина, а то это непонятно.

Женя раскладывает ветчину на тарелочке. Любуется своей работой.

НАТАША

Надо будет, уточнит сам. Во всём должна быть лёгкая загадочность.

ЖЕНЯ

Ну, ладно. Поехали дальше.

НАТАША

А вы что думали, что я скрываю свой возраст?

ЖЕНЯ

(тоном журналиста)

Ну, всё-таки вы женщина, к тому же - актриса. Не многие женщины в открытую говорят, сколько им лет.

Женя вновь склоняется над разделочной доской, нарезая сыр. Наташа хватает большой кусок сыра, грызёт его.

НАТАША

Скрывать свой возраст? Зачем это мне нужно! Так все мне говорят: "В ваши годы вы прекрасно выглядите". А если бы я скрывала или приуменьшала, то за моей спиной бы шептались: "Что-то она в последнее время как-то пожухла".

ЖЕНЯ

За вами пытались ухаживать, но были отвергнуты многие известные личности, в том числе Берия. Не думаете ли вы, что это была личная месть с чьей-то стороны?

НАТАША

(жуя сыр)

Конечно!

ЖЕНЯ

И вы знаете, с чьей именно?

Наташа усаживается на стул. Закидывает ногу на ногу.

НАТАША

О, я никогда не узнаю, кто конкретно на меня донёс. Меня добивались многие, но я могла влепить пощёчину любому, кто осмеливался до меня дотронуться. Но я не думаю, что это был Берия, хотя я наговорила ему много дерзостей в своё время и даже подралась с ним, защищая свою честь.

ЖЕНЯ

И что же, вам удалось защитить себя?

НАТАША

Нет. Но если бы я тогда была мудрее, я бы и не сопротивлялась, я бы сама отдалась ему, я бы кинулась бы ему в ножки и попросила освободить папочку и дедулю, которые тогда уже сидели в тюрьме, а потом...

Женя разгибается. С возмущением смотрит на Наташу.

ЖЕНЯ

(возмущённо)

Что ты несёшь?

НАТАША

Да! Я должна была встать перед ним на колени и умолять его...

ЖЕНЯ

Как можно! Унижаться перед злодеем! Это же значит - умереть как личность.

Женя вскакивает с табуретки.

НАТАША

Кому нужна моя личность? А зато папочку и дедулю не расстреляли бы...

ЖЕНЯ

Не смей так говорить! Ты что, хочешь опозориться перед всем белым светом?

НАТАША

Не вижу, в чём позор? Что я хотела спасти своих близких? Почему я должна это скрывать? Я же не ради удовольствия с ним переспать хотела.

ЖЕНЯ

Всё равно не стоит говорить об этом. Тебя неправильно поймут.

НАТАША

(цинично)

А у меня нет привычки скрывать. Я актриса. У меня есть привычка, наоборот, открывать свою душу. И всё, что в ней самое сокровенное, всё, даже не очень лицеприятное, всё - в актёрскую копилку.

Женя садится перед Наташей на корточки. Заглядывает ей в глаза.

ЖЕНЯ

Я тебя сейчас спрашиваю не как журналист, а как я, я - Женя Рощина: ты что, правда, хотела ему отдаться?

НАТАША

Ну, как тебе сказать... Да, хотела. Но не смогла. Смалодушничала.

Женя гладит её колени.

ЖЕНЯ

Ну, почему, Наташа, почему смалодушничала? Наоборот, ты выстояла. Ты не потеряла себя.

Наташа сбрасывает её руки со своих колен.

НАТАША

(горячо)

Вот именно! Это тогда было для меня самое главное. Не потерять себя! Эка великая персона! Да я должна была десять, сто раз потерять себя, если это давало мне хоть один шанс из тысячи на их спасение. А я не смогла пожертвовать собой...

Женя поднимается. Стоит, отвернувшись.

ЖЕНЯ

Но зато ты не позволила растоптать себя!

НАТАША

Да хватит целку-то строить. Семьдесят лет уже. А ты всё рассуждаешь, как я в двадцать. Всё равно он своего добился, всё равно он меня изнасиловал. Что ж я после-то не попросила его, не встала на колени!

Женя берёт пепельницу, выбрасывает в мусорное ведро пепел и Наташин окурок.

ЖЕНЯ

Хочешь, я тебе скажу? Я попросила, я встала на колени! Когда меня арестовали и брата тоже увезти хотели. А ему было всего-то тринадцать лет. И я умоляла, чтобы его не отправляли в детский дом, а отдали бы родственникам. Я сказала, берите за это всё, что у меня есть. А у меня ничего не было. Была только молодость. А молодое тело всегда у волков в дефиците. И я вымолила брату прощение. Его оставили. Наутро пришла папина сестра тётя Маруся и забрала его...

НАТАША

Ты что, отдалась кому-то?

Женя, стоя к ней спиной, моет в раковине пепельницу.

ЖЕНЯ

Я не хочу сейчас об этом. Я потом когда-нибудь... Я только хочу сказать, что из этого получилось. Утром его забрала тётя Маруся, но через месяц его всё равно отобрали и она несколько лет потом не могла найти его.

НАТАША

Надо знать, под кого ложится.

Женя резко оборачивается к ней.

ЖЕНЯ

Нет! Надо никогда ни под кого не ложится. Это никого не спасает.

НАТАША

Это бог распоряжается. Но ты правильно сделала: ты просто сделала всё, что могла.

Женя берёт полотенце, протирает пепельницу.

ЖЕНЯ

Ты же помнишь моего брата, Костика...

НАТАША

А, так он и был?

ЖЕНЯ

Да, он. И когда я освободилась из лагеря, он уже сидел в тюрьме за грабёж и убийство. Всю жизнь он потом из тюрем не вылезал, так в тюрьме и сгинул. Зачем, спрашивается, я его спасала, зачем унижалась, жертвовала собой?

НАТАША

Ерунда какая! Ты маленького мальчика спасала, а не матёрого убийцу.

ЖЕНЯ

А в том-то и дело, что я не спасла его, а, наоборот, своей слабостью, своим унижением его к самому краю-то и подтолкнула…

НАТАША

Ерунда какая!

ЖЕНЯ

Нет, это не ерунда! Я в этом уверена. Но я не хочу больше разговаривать об этом. Есть вещи, про которые не хочется рассказывать никому. (Улыбается.) Ведь я не такая большая актриса. Рыться в помойке собственной души - это не моя профессия. "Кушать подано" я могла говорить и без этого.

НАТАША

Ну, как знаешь.

Женя подходит к столу, начинает раскладывать сыр на тарелочке.

ЖЕНЯ

Давай дальше. На чём мы остановились? А, ты сказала, что не знаешь, кто конкретно донёс на тебя, но уверена, что это не Берия отомстил тебя. (Изображает журналиста.) Скажи, а как вообще произошло ваше знакомство с Берия?

Наташа опять усаживается на стул.

НАТАША

Очень просто. В тот вечер меня пригласили на кремлёвский концерт после военного совета со Сталиным. За мной должен был заехать Берия. Прибыла роскошная машина. По дороге Берия сказал, что совет затягивается. Надо подождать в его особняке. Там-то и состоялось наше, так сказать, знакомство. Но тюрьма тут ни при чём. Да, я наговорила ему гадостей, очень дерзко себя вела, это потому что я была бесстрашная дура. Меня так воспитал отец. У меня был очень строгий отец. Он порол меня до четырнадцати лет.

ЖЕНЯ

Что ты говоришь!

Наташа открывает сумочку. Достаёт оттуда фотографии. Они с Женей склоняются над ними.

НАТАША

Да. У меня уже кавалеры были, а он меня порол.

ЖЕНЯ

Такую красавицу! А вот эту я никогда не видела.

Женя берёт одну фотографию, рассматривает её, присев на табуретку рядом с Наташей.

НАТАША

Никогда я не думала о собственной внешности. Ни в юности, ни в зрелые годы я не ощущала себя красавицей.

ЖЕНЯ

Но теперь-то ты понимаешь, что ты просто поражала людей своей красотой?

Женя перебирает фотографии.

НАТАША

Я другой человек, пойми, мне это не надо. А теперь я к зеркалу вообще не подхожу. Что мне там смотреть, сколько морщин у меня прибавилось?

ЖЕНЯ

(выходит из роли)

Да уж, не подходишь! Только и вертишься перед зеркалом, да разные позы принимаешь.

НАТАША

А это не то, что ты думаешь. Пойми, я создаю образ. И перед этим журналистом тоже. Это всё компоненты моей профессии. Ты же сама актриса, а таких вещей понять не способна.

ЖЕНЯ

Ну, хорошо. Продолжим. (Изображает журналиста.) Отец вас так строго воспитывал, отсюда, наверное, ваши манеры, ваша стать и правильная речь. Из какой семьи вы были?

Наташа подаёт ей фотографию.

НАТАША

Дед был из купцов. Имел мельницу и две пекарни. А после революции наша семья жила в страшной нищете. Мы были лишенцы. Наша семья жила в коммунальной квартире, в одной комнате ещё с тремя семьями. Правда комната эта была огромная - бывший зал с колоннами в каком-то особняке, сейчас этот дом уже не сохранился. Комнату кое-как перегородили фанерой. Зимой в этой зале был страшный холод. Я была маленькая девочка. Вот, смотри. В нашей части за перегородкой было целых четыре окна. Так их забили фанерой, чтобы не так дуло, и оставили только одно окно.

ЖЕНЯ

Ну, а твой строгий отец был не против, чтобы ты была артисткой?

НАТАША

Да я сама не очень-то рвалась в артистки. Я хотела учиться на архитектора, но с шестнадцати лет я работала, чтобы помочь своей семье прокормиться. И киностудию, на которую меня прямо-таки затащили с улицы, я просто воспринимала, как возможность подработать. А папа, конечно, сначала был категорически против и несколько раз приводил меня с киностудии домой за волосы, но вот он увидел, сколько я получила денег! На сама деле, снимаясь, в то время можно было прилично прокормиться. Скоро папу арестовали. Я рано стала самостоятельной. Мама не могла найти работу. Я должна была кормить маму. Вот моя мама. Вот Лёвушка...

Наташа подаёт Жене несколько фотографий. Женя рассматривает их.

ЖЕНЯ

Ты рано стала самостоятельной. И рано вышла замуж. Твой муж был известный писатель Лев Баянов. У вас была сильная любовь?

НАТАША

Никогда! Никогда я его не любила. Он был уже в возрасте, ну, мне тогда так казалось, что это солидный возраст. Некрасивый, неуклюжий такой. Он встал на колени и сказал: "Будьте моей женой". Мне было очень неловко, я себе всё это совершенно по-другому представляла, своё замужество. Ведь должна быть обязательно любовь. Ему хотелось жениться на молоденькой. Меня все узнавали, мною все восхищались. Хотя папа и дедушка мои были в тюрьме, а он был депутат, и его могли выгнать за это из партии или вообще чего хуже, он не смог устоять и женился на мне.

ЖЕНЯ

Зачем же вы связали с ним судьбу?

НАТАША

Я вышла замуж по расчёту. Все наши арестованы: папа, дедушка, я уже это говорила, потом - моя бабушка, мамина мама. Мой двоюродный брат, Кирюша. Это было очень тяжело психологически. К тому же мы остались совершенно без средств к существованию. Меня выгнали из театра. Мы с мамой очень трудно жили тогда. А Лев был писатель, обласканный Сталиным. Мы переехали к нему в роскошную квартиру, у нас был шикарный трофейный "Мерседес". А потом, когда меня арестовали он, буквально, выкинул маму и Зину на улицу.

ЖЕНЯ

Зина - это ваша дочь?

НАТАША

Зина - моя приёмная дочь. Её мать, моя подруга, артистка Клава Верёвкина, погибла при бомбардировке. Я взяла Зину к себе, в надежде, что отец её, Павлик Верёвкин, вернётся с фронта, но он так и пропал без вести. Пока я была в тюрьме и лагере, дочку воспитывала моя мама. Один мой поклонник, Андрей Фёдорович, помог им устроиться.

ЖЕНЯ

У вас было столько поклонников. И среди них ещё один весьма знаменитый - югославский лидер Броз Тито.

НАТАША

Что вы! Вы всё перепутали. Это совершенно из другой оперы. Он был не моим поклонником, а совсем другой артистки.

ЖЕНЯ

Как! А чёрные розы, которые он вам присылал после каждого спектакля "Дама с камелиями"?

НАТАША

Да вы что! Это не мне.

ЖЕНЯ

(выходит из роли)

Наташа, в чём дело, что ты говоришь?

НАТАША

Ну, хорошо. Спроси меня ещё раз.

ЖЕНЯ

(изображает журналиста)

У вас было столько поклонников, и среди них много именитых людей...

НАТАША

Теперь, когда мне уже семьдесят пять лет, я могу сказать. Я их всех придумала. Ничего этого не было, никаких чёрных роз!

Женя вскакивает с табуретки.

ЖЕНЯ

(выйдя из роли, возмущённо)

Зачем врать, я не пойму? Зачем путать людей? Всё равно ты уже говорила об этом в других интервью, и его все могут прочитать.

НАТАША

(упрямо)

Я всё придумала.

ЖЕНЯ

Ну, тогда уж ври дальше. Держись этой линии. Врать тоже надо уметь. Что написано пером, не вырубишь топором.

НАТАША

Не хочу.

Женя лезет в холодильник. Достаёт оттуда апельсины.

ЖЕНЯ

Ну, ладно. (Изображает журналиста.) Чёрные розы вы придумали. Так что же, у вас вообще не было поклонников, только нелюбимый муж? Вы только что сказали: "Мой поклонник Андрей Фёдорович помог моей маме и дочке во время войны". Вы его тоже придумали?

НАТАША

Это был врач-психиатр, а не поклонник. Я у него лечилась.

ЖЕНЯ

По-моему, тебе, действительно, уже пора обратиться к врачу. Ты что-то стала заговариваться.

Женя кладёт апельсины в раковину. И начинает ожесточённо тереть их щёточкой.

НАТАША

Чтобы помочь бездомной старухе и девчонке-сироте, не надо быть поклонником, надо просто быть добрым человеком. А в то время такие люди ещё не перевелись. Зачем ты моешь апельсины щёткой? Их же всё равно чистить.

ЖЕНЯ

На них обезъяны писали.

НАТАША

Вечно ты придумаешь себе работу!

ЖЕНЯ

(зло)

Но кого-нибудь же ты любила за всю свою долгую жизнь!

НАТАША

(зло)

Да. Любила. В лагере я полюбила одного человека. Я собиралась с ним прожить всю свою жизнь. В первый раз я полюбила по-настоящему и, как теперь выяснилось, это и была любовь на всю жизнь. Но, когда я освободилась из лагеря, он там ещё остался отбывать свой срок, и вскоре погиб. Больше я никого не любила в своей жизни. Больше я не вышла замуж.

ЖЕНЯ

Ты сказала, что из тюрьмы написала письмо Сталину. Ты верили в Сталина?

Женя протирает апельсины полотенцем и укладывает их в вазочку.

НАТАША

Конечно! Сталин! Он не мог знать, что за ночь в тюрьмах расстреливают по шестьсот человек. В каких условиях содержатся люди в лагерях! Мы же были "продукты своего времени". Я такая наивная была! Когда я сейчас думаю про Ленина, Сталина, мне просто нехорошо делается. А раньше, когда мы все повально изучали труды Ленина, я не слишком вникала в суть, а чаще просто не понимала написанное, как и большинство из нас...

ЖЕНЯ

Ну, это ты не вникала, а я, например, многое понимала. Ну, не в двадцать лет, конечно...

НАТАША

Я просто зазубривала цитаты, потому что мы все учились в университете марксизма-ленинизма. Каждый артист обязан был иметь диплом университета марксизма-ленинизма. Меня один раз спросили на занятиях в этом университете: "Что такое коммунизм?" А я ответила: "Коммунизм - это когда в магазине всё есть: и ветчина, и ананасы. Как при царе". Мы были обмануты. Мы были как слепые котята. Но это я сейчас только понимаю. Сейчас другие времена, которые идут от Горбачёва. Это он всё-таки сделал, его заслуга: можно говорить всё, что хочешь.

Женя прячет вазочку с апельсинами на подоконник.

ЖЕНЯ

Вот именно, только и можно, что говорить всё, что хочешь. Одна говорильня.

НАТАША

Сейчас можно свободно прочитать любого автора, его мнение. И согласиться с ним или не согласиться.

ЖЕНЯ

Сейчас есть и ветчина, и ананасы, как при царе или при коммунизме, только мало кто может их себе позволить. Я, например, не могу, хотя я и образование имею и проработала больше сорока лет на свою страну.

НАТАША

Кто про что, а вшивый про баню. Тебе лишь бы пузо набить. А я говорю о свободе. Другая категория.

ЖЕНЯ

Скоро прикроют твою категорию, не волнуйся. Это, оказывается, была лишь временная передышка. Во всех прогрессивных газетах уже написали, что будет дальше.

НАТАША

А я уже не узнаю, что будет дальше. Надеюсь, что до этого "дальше" я не доживу. И тебе не советую. Опять пережить всё это. Я просто сойду с ума.

Женя присаживается рядом с Наташей.

ЖЕНЯ

Мне детей жалко. Внуков.

НАТАША

Чьих? Ты счастливая, Женька. У тебя нет ни детей, ни внуков. Так вот их рожаешь, рожаешь, потом воспитываешь. А зачем? Как подумаешь, на какие муки мы их обрекаем ради собственного удовольствия.

ЖЕНЯ

Ты циник!

НАТАША

Я не цинична, а рациональна. Тебе хорошо, у тебя никого не осталось. А у меня Зина - горе моё. Пока ещё умирать не собирается. Моя подлая дочь. Потом - две внучки. Тане-то хорошо, она старая дева, а вот Анка уже правнуков наплодить успела. Данила и Никита, что их ожидает в будущем? Им год и девять месяцев, двойняшки...

ЖЕНЯ

Всё равно лучше жить, чем умереть или вообще на этот свет не появиться.

НАТАША

Жить в рабстве? Никогда! У меня вот тоже, когда мама умерла, я сначала переживала, что одна на белом свете осталась, а потом за мамулю порадовалась. Она хоть больше не увидит весь этот кошмар.

Сидят молча. Потом Женя встаёт.

ЖЕНЯ

Когда Гриша умер, я небо увидела чёрным. Для меня с тех пор пошёл совсем другой отсчёт. Холодный мир стал вокруг меня. А вот здесь, внутри, наоборот, горит, горит, как будто мне всю душу ножом изрезали.

НАТАША

Это потому что ты безбожница, атеистка. Всё лишь бы себе, себе.

ЖЕНЯ

Что себе? Когда Костик погиб, брат, я узнала, так я на нём уж давно поставила крест. Я его, как из тюрьмы вышла в пятьдесят втором году, и видела-то всего два раза, а лучше бы и вообще не видела. Что там могло быть "себе"? А я несколько лет горевала. Хотя, если так рассуждать, что ему эта жизнь, зачем она ему? На что он её потратил?

НАТАША

А ты подумай, как ему там хорошо, да сама потихонько туда готовься. Он там опять в маленького мальчика превратился, каким ты его оставила, когда тебя забрали.

ЖЕНЯ

Правда, что ли?

НАТАША

Клянусь!

Женя садится обратно.

ЖЕНЯ

Ты, прямо, как Лука у Горького. "На дне".

НАТАША

Да. Я на дне.

ЖЕНЯ

Ты не на дне. Сегодня к тебе вон журналист придёт, бывший любовник, будет твоей жизнью интересоваться. Потому что ты жила не зря и оставила свой след на земле.

НАТАША

Нет, я доживаю свои дни в безвестности. Меня помнят только старики семидесятилетние, да и то непонятно почему. Я же ни в одной главной роли сняться не успела. Нет, меня уже давно забыли...

Наташа снимает шляпу. Кладёт её на стол перед собой.

ЖЕНЯ

Тебя очень-очень помнят.

НАТАША

Друг! Не ищи меня! Другая мода!

Меня забыли даже старики."

ЖЕНЯ

Неправда. Вот я всё время спрашиваю у своих знакомых даже не из мира искусства. И тебя все помнят.

Наташа теребит пальцами и без того потрёпанные поля шляпы.

НАТАША

Человек из мира искусства, а особенно артист, хочет признания при жизни. Ему нужна слава сегодня. Это машинист поезда или там олигарх какой-нибудь может довольствоваться сознанием того, что он принёс пользу своему народу, государству.

ЖЕНЯ

Да уж, от них пользы!

НАТАША

А я - актриса, а не банкирша. Мне славу подавай.

ЖЕНЯ

Напиши мемуары. Напиши свои "Детство, отрочество, в людях". Сейчас все пишут воспоминания. И ты могла бы сказать своё веское слово.

НАТАША

Нет.

ЖЕНЯ

Непонятно... Если ты боишься, что не справишься, так я бы тебе могла помочь в этом. У меня очень хороший литературный слог.

НАТАША

У меня просто нет времени. Я занята.

ЖЕНЯ

Чем, интересно знать?

НАТАША

Я? Ну... Я живу.

ЖЕНЯ

Зря. Ты же хочешь славы.

НАТАША

Не то. Я могу написать воспоминания. Но это будет ещё одна среднестатистическая книжка, каких сейчас пруд пруди. Это будет просто... "моча в норме", как сказала бы одна русская писательница. Скажут: "И эта туда же". Писать - это не моё. Ничего нового добавить к уже сказанному другими узниками сталинских лагерей я не могу.

ЖЕНЯ

Ну, а сниматься? Сейчас бы ты сыграла, если бы тебе дали?

НАТАША

А что бы мне дали? Роль в спектакле про половой акт? Спасибо! Кто мне может сейчас предложить что-нибудь стоящее?

ЖЕНЯ

Слушай, Наташка, а давай сами напишем сценарий! Специально роль для тебя выпишем. Ну, что мы, убогие что ли? Хуже всех этих сценаристов? Так и будем сидеть и ждать, пока на нас свалится с неба?

НАТАША

Нужен режиссёр гениальный. А где он? Его нет.

ЖЕНЯ

Как нет? Если бы ты сказала: "Денег нет". А режиссёров вон гениальных - пруд пруди.

НАТАША

Не вижу ни одного.

ЖЕНЯ

(усмехается)

Ну, понятно. Если режиссёр тебе роль не предложил, значит, он не хороший. А если вообще не предлагают, значит, режиссёров вообще нет.

НАТАША

Да. Именно так. Потому что я актриса - гениальная, от бога. И какой-нибудь режиссёр Пупкин или режиссёр Тютькин просто боится моего гения. Он с ним не справляется. И он будет всю жизнь снимать таких же Пупкиных и Тютькиных. По-моему, это очевидно. Они просто боятся меня приглашать.

ЖЕНЯ

Ты так не говори. С таким гонором тебя, конечно, никто не пригласит. Ты, наоборот, скажи журналисту, что хотела бы сняться у молодых. Скажи: "Их так много нынче, талантливых."

НАТАША

Не вижу ни одного. Современное кино, это всего лишь безуспешные потуги. Это - запор просто какой-то.

ЖЕНЯ

Почему? Сейчас много фильмов идут по телевидению. Сколько сериалов сейчас снимают. Снялась бы, к тебе слава пришла бы на всю Россию моментально.

НАТАША

В "мыльной опере"? Никогда! За кого ты меня принимаешь.

ЖЕНЯ

А зритель любит. Чтобы "Санта-Барбару" дальше показывали, даже демонстрация была, я в газете прочитала. И люди добились своего.

НАТАША

Я птица не того масштаба. Не для того я всю жизнь держала себя в узде, чтобы вмиг так опуститься.

ЖЕНЯ

(тоном журналиста)

Вот, кстати, а как вы так удивительно сохранились? Вот гляжу я на вас, и не могу поверить, что вам семьдесят пять. Это, наверное, без конца всякие гимнастики, диеты, пластические операции?

НАТАША

Есть, конечно, и гимнастики, и разные йоги, великие учения, но я скажу вам одно: нужно начать с того, что подмываться два раза в день - утром и вечером.

ЖЕНЯ

(возмущённо)

Ты что, совсем с ума сошла? Это всё равно вычеркнут.

НАТАША

Ещё как напечатают. С руками оторвут.

ЖЕНЯ

Все эти твои скандальные фразочки... Ты всё-таки так и хочешь опозориться!

НАТАША

Да! Два раза в день подмываться и прекратить столько жрать! Вот две вещи, с которых надо начинать. Я человечество не понимаю, сколько оно сжирает. Про наших я вообще не говорю, но американцы-то, американцы. Меня радуют американцы и их жизненные принципы, но то, что они едят и сколько в них помещается- это ужасно!

ЖЕНЯ

А вы сами как питаетесь? Наверное, на какой-нибудь особенной диете сидите всю свою жизнь.

НАТАША

Знаете, что я вам скажу? Ни разу в жизни я не сидела на диете. А моя фигура? Я в своём детстве и юности много голодала. А когда из лагерей вернулась, то весила всего сорок пять килограмм. Может быть, это сказалось? Но просидеть шесть лет в сталинских тюрьмах и лагерях - это может не всем так повезти в жизни. Другим, кто не сидел в тюрьме, я посоветовала бы очень следить за собой.

ЖЕНЯ

Ты любишь высказываться остро, резко, нелицеприятно. Порой, я бы даже сказала, абсурдно. Не все любят слышать такие высказывания в свой адрес. А ты не боишься, что останешься одна, что от тебя все отвернуться? Просто станут бояться общения с тобой.

НАТАША

Я не боюсь одиночества. Наоборот, я наслаждаюсь им, в нём купаюсь. Если бы мне после освобождения сказали: или замуж, или опять в тюрьму - я выбрала бы тюрьму. Когда ты в тюрьме, то свобода и прошлая жизнь далеко. Тюрьма, она и есть тюрьма. А вот когда тебе устраивают тюрьму на свободе, то деваться уже некуда. Полная безнадёжность. Это самое страшное.

ЖЕНЯ

Неужели, ты прямо такая уж мужененавистница?

НАТАША

Я сейчас не столько о мужьях говорю. Ведь когда я освободилась из лагеря, вся моя творческая жизнь пошла кувырком. Я вернулась в свой театр, но главных ролей мне уже не давали. А потом вообще из театра выгнали без объяснения причины. В кино все пробы проходили на "ура", а худсовет не утвердил ни одной. Только в самых маленьких ролях мне позволяли сниматься. В этом смысле уж честнее бы было держать меня в тюрьме.

ЖЕНЯ

История знает примеры, когда личности обретали счастье и покой именно в тюрьме. И мировая литература описывает такие случаи...

НАТАША

В тюрьме с этим трудно. И то! Было счастье, было. И в тюрьме, и в лагере. Вспомни, какие стихи я в тюрьме писала! Всё-таки молодость - великое дело. А в лагере иногда весь день вкалывали на общих, а после смены плясали до самого отбоя. Умоляли инспектора разрешить нам танцы под баян. Откуда только силы брались? Ведь еле ноги волочили. Чудеса!

ЖЕНЯ

(возмущённо)

Тебя послушать, так это были лучшие годы твоей жизни. Ты и любила, и плясала, и веселилась.

НАТАША

(задумчиво)

Да-а... "Принимаю пустынные веси и колодца больших городов, осветлённый простор поднебесий и томления рабьих трудов".

ЖЕНЯ

(настойчиво)

Большинство вспоминает о лагерях совершенно по-другому!

НАТАША

Что ж, "каждый пишет, как он дышит".

Женя поднимается.

ЖЕНЯ

(холодно)

Это просто современная мода на цинизм. Вот и всё. Просто дань моде. Какое уж там счастье! Вспомни, как в тюрьме мы мечтали просто пройти по улице! Думали ли мы, что вообще доживём до такого дня? Просто съесть яблоко! Просто попасть под дождь - вот что для нас было счастье! Вдыхать в себя воздух, смотреть на деревья, цветы - вот это было для нас счастье!

Женя решительно направляется вон из кухни. Наташа тоже вскакивает со стула. Идёт за ней.

НАТАША

Согласна, мне выпала лёгкая судьба. Я не пережила все ужасы тюрьмы и лагеря, которые достались многим. Меня не пытали, надо мной так уж сильно не издевались. Поэтому те годы не кажутся мне сплошным кошмаром. Прошу прощения.

ЖЕНЯ

Глупости не говори.

Женя выходит из кухни.

ПРИХОЖАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя надевает боты. Наташа становится над ней.

НАТАША

Но я говорю то, что чувствую. К тому же - таково устройство моей памяти: я чаще вспоминаю не про доходиловку и непосильный труд, не про карцер или одиночку, а про другое. Грандиозные сюрпризы мне посылала жизнь! В тюрьме я встретила свою подругу ещё по ГИКу, тоже артистку, Женю Рощину. Мы провели с ней четырнадцать месяцев в одной камере. Она научила меня считать волны. Она сказала: "Если ты не будешь спать - тебе конец. Закрой глаза и считай волны прибоя". Все волны я тогда пересчитала, всех морей и океанов. Когда мне после карцера было совсем плохо, она для меня обменяла свои тапочки на пачку папирос. Последнее, что у неё было. Женя пять лет просидела под следствием - это страшнее лагеря. Люди сходят с ума, а она - держалась. И, глядя на неё, я тоже терпела и старалась выжить...

Женя стоит, отвернувшись, держа в охапке своё старушечье пальто.

ЖЕНЯ

Это ты мне рассказываешь или корреспонденту, я не поняла?

НАТАША

Корреспонденту. (Воображаемому корреспонденту). Вот сейчас мы с ней подруги. Я живу у неё, с тех пор, как меня выгнала Зина. Уже больше года. (С пафосом.) Что это? Тюремное братство такое? Или актёрское содружество...

Женя надевает пальто. Хватает платок с вешалки, надевает на голову.

ЖЕНЯ

Но я что-то не помню никакие тапочки. Ты меня с кем-то перепутала, Наташа.

НАТАША

Нет, я всё прекрасно помню. Не перепутала.

ЖЕНЯ

Столько лет прошло, ты забыла, кто тебе дал папиросы.

НАТАША

Вот именно. Столько лет прошло: ты забыла.

ЖЕНЯ

(холодно)

Я - ничего не забыла.

НАТАША

На этом я хочу закончить наше интервью.

ЖЕНЯ

Спасибо за интересную беседу.

НАТАША

Не стоит благодарности.

ЖЕНЯ

Я скоро приду.

Женя открывает замок.

НАТАША

Чего ты взъелась?

ЖЕНЯ

Пойду, пройдусь.

Наташа хватает её за руки, мешая открыть дверь.

НАТАША

Куда?

ЖЕНЯ

Хочу прогуляться минут тридцать.

НАТАША

Ты же с утра три часа шастала. Говоришь, замёрзла...

ЖЕНЯ

Устала я с тобой, Наташа. Ты мне всю душу вымотала. Отпусти меня маленько.

НАТАША

Ну, давай, дуй. А я сделаю причёску.

Наташа толкает её в спину.

ЖЕНЯ

Сначала тоже ляг полежи. Ты не перевозбудилась от всех этих воспоминаний?

НАТАША

Вот именно. Ни за что меня теперь не уложишь.

ЖЕНЯ

Ты пока тут сама побудь. Есть, пить захочешь - на кухне всё есть.

Наташа отступает.

Женя открывает дверь. Выходит.

НАТАША

Ладно. Как-нибудь выживу.

Наташа поворачивается, идёт по коридору.

КУХНЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа берёт со стола свою шляпу, сигареты. Через плечо бросает взгляд в окно.

ЛЕСТНИЧНАЯ КЛЕТКА В ДОМЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя спускается по лестнице. Она слышит шаги кого-то, кто поднимается снизу. На площадке она останавливается, вытирает слёзы и смотрит через перила вниз. Видит приличного пожилого мужчину с цветами, который, оглядываясь, медленно поднимается по лестнице. Женя поднимает воротник пальто, пряча лицо, отворачивается и быстро проскальзывает мимо него вниз.

Выходит из подъезда.

ДВОР ПЕРЕД ДОМОМ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя выходит из дома на улицу. Останавливается у дверей. Немного стоит, о чём-то вспоминая. На её лице отражается беспокойство. Женя оглядывается на дверь своего дома. Пожимает плечами. Делает несколько шагов от дома, поворачивается и, задрав голову, смотрит вверх, на окна своей квартиры. Потом опускает голову. Опять пожимает плечами. Медленно идёт через двор, то и дело оглядываясь. С ней здоровается какой-то прохожий, Женя машинально отвечает, даже не взглянув на него. В задумчивости идёт прочь.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа ложится на диван. Закуривает. Выпускает дым в потолок. Слышит два коротких звонка в дверь. Удивлённо вскидывает брови. Хочет подняться с дивана, но тут она слышит, как в квартиру кто-то входит. Наташа пожимает плечами. Отвернувшись, выпускает в потолок струйку дыма. Слышит чьи-то тихие шаги по коридору. Шаги замирают.

НАТАША

(кричит сердито)

Эй, я здесь!

Наташа надевает шляпу. Слышит шорохи. Открывается дверь. Входит ГАРРИ КОТЛЯР (ему семьдесят три года) с цветами в руках. Он останавливается на пороге гостиной.

ГАРРИ

Есть тут кто живой?

НАТАША

Не дождёшься, старый хрыч. Так и мечтаешь, чтобы я вмэрла, чтобы на моих поминках салатиков поесть.

ГАРРИ

(испуганно)

Я... (Кашляет.) Я не тот, за кого вы меня принимаете...

Наташа оглядывается на Гарри.

НАТАША

(вскрикивает)

Ой! Ой...

ГАРРИ

(нерешительно)

Я...

Гарри делает шаг в комнату. Протягивает к Наташе руку. Наташа вскакивает с дивана и в мгновенье ока прячется за шкафом. Гарри отступает назад к двери.

ГАРРИ

Я прошу прощения.

Наташа выглядывает из-за шкафа.

НАТАША

(испуганно)

Это ты?

Гарри стоит, как вкопанный, с протянутой рукой.

ГАРРИ

(дрожищим голосом)

Узнала?

Наташа вновь прячется за шкаф.

НАТАША

(из-за шкафа)

Д-да.

ГАРРИ

Я тоже тебя узнал: двери, как всегда нараспашку.

Гарри кивает головой на двери в коридор.

НАТАША

(из-за шкафа)

Только по этому признаку?

ГАРРИ

(мнётся)

Ну, и вообще...

НАТАША

(горько)

Что, так сильно изменилась за шестьдесят лет?

ГАРРИ

(горячо)

Ты прекрасно выглядишь. Эти кружева, эта шляпка...

НАТАША

(возмущённо)

Кружева! Так это я хорошо выгляжу или кружева?

ГАРРИ

Так вот ты какая стала? Я думал, честно говоря, что ты только на сцене можешь создать такой образ. В жизни это тебе было не свойственно.

Наташа появляется из-за шкафа.

НАТАША

Ты меня совсем не помнишь...

ГАРРИ

Я тебя прекрасно помню, но... честно говоря, не очень узнаю.

НАТАША

Мне нравится, что ты не врёшь. Да, жизнь меня не украсила. Если хочешь, можешь подойти поближе, посмотреть. Но только не очень близко.

Гарри делает по направлению к ней один шаг. Всматривается Наташе в лицо.

НАТАША

(с надеждой)

Ну что, теперь узнаёшь?

ГАРРИ

(с трудом)

Ты стала... брюнетка?

Наташа безнадёжно машет рукой.

НАТАША

Теперь и я тебя узнаю. Ты всегда рубил правду-матку. И не умел говорить комплименты.

ГАРРИ

Я-а-а?

НАТАША

Да.

ГАРРИ

Я...

Наташа лёгкой походкой проходит по комнате и садится на диван в изящную позу.

НАТАША

(игриво)

А я думала, это наш сосед этажом выше. Это его фразочка - "есть тут кто живой". Он всегда так говорит, когда приходит. Шутит, мерзавец, на эту животрепещущую тему.

ГАРРИ

(улыбается)

Значит - сосед?

НАТАША

Да. (Игриво.) А ты почему так рано заявился?

ГАРРИ

Я сейчас тебе всё объясню. Я могу пройти?

Наташа указывает ему рукой на стул возле стола.

НАТАША

Ну, заходи уж, раз пришёл...

Наташа вновь прикуривает потухшую сигарету. Гарри проходит в комнату, садится на стул и машинально кладёт цветы на стол.

ГАРРИ

Хотя, я, конечно, понимаю, насколько тут любые объяснения будут не к месту и банальны.

Наташа поправляет шляпу и платье.

НАТАША

Да, я очень не люблю, когда меня застают врасплох.

ГАРРИ

Я прошу прощения... (Задумывается.) Как бы выразиться, чтобы выглядело торжственно, но не глупо? Я прошу прощения за своё столько долгое отсутствие и столь неожиданное появление.

Наташа сердито грозит ему пальцем.

НАТАША

Это всё ваши штучки и приёмчики. Вы все готовы кожу с человека содрать и вывернуть её наизнанку.

ГАРРИ

Я несколько лет назад задумал эту встречу и к ней готовился. Может быть, излишне долго... Но, как все люди моего возраста, я чужд поспешности. Поэтому всё, что я буду говорить, ты должна воспринимать, как

обдуманное, взвешенное и наболевшее.

НАТАША

Ты несколько лет готовился, а появился, как снег не голову. Это что, тоже запланировано много лет назад?

ГАРРИ

Я вообще не знал, жива ли ты...

НАТАША

Нетрудно было узнать.

ГАРРИ

Я решил ничего не узнавать заранее. А просто прийти без предупреждения и всё узнать на месте. Да, это тоже входило в план.

Наташа ёрзает на диване.

НАТАША

(сердито)

Но ты хоть понимаешь, в какое положение ты меня поставил? У меня даже к чаю ничего не готово...

ГАРРИ

(перебивает её)

Скажи... Ты сейчас одна?

НАТАША

Моя подруга ушла.

ГАРРИ

Ну, а вообще в жизни? У тебя сейчас есть муж, или просто какой-то мужчина, друг, с которым ты связываешь свою жизнь?

НАТАША

О, господи! Это что, интервью?

ГАРРИ

(настойчиво)

Ответь!

НАТАША

(Закатив глаза)

Это всё, что ты хотел узнать, после стольких лет разлуки?

ГАРРИ

Нет, это не всё. Но с чего-то надо начинать...

НАТАША

(просто)

У меня никого нет.

ГАРРИ

(заметно обрадовался)

Так... Так... Это хорошо.

НАТАША

(бурчит)

Ничего хорошего.

ГАРРИ

Ты ничего не понимаешь! Это прекрасно!

НАТАША

Все вы собственники проклятые, собаки на сене... Хотя, и мы, конечно, не намного лучше!

ГАРРИ

Видишь ли, я планировал эту встречу на лето, но судьба распорядилась немного по-другому, и я неожиданно оказался здесь проездом на несколько дней... По делам бизнеса. Так что моё появление неожиданно и для меня самого. Ты должна это понять. Может быть, моя речь невнятна и косноязычна...

НАТАША

Нет-нет, у тебя хорошая, правильная речь.

ГАРРИ

А вся суть моей речи сводится к тому, что я тоже одинок, годы мои ушли, жёны умерли, и ты - единственная женщина, из оставшихся в живых, которую я вспоминаю с теплотой...

Гарри умолкает и неподвижно сидит. Наташа тоже молчит, но вскоре не выдерживает.

НАТАША

Та-ак... И что же?

ГАРРИ

Всю свою жизнь я любил тебя.

НАТАША

Что же ты мне за столько лет ни разу не позвонил?

ГАРРИ

Я тебе звонил.

НАТАША

Когда это? Я не помню твоего звонка.

ГАРРИ

Но ты же сама просила не звонить... Впрочем, теперь это уже не имеет значения. И вообще, у меня было много дел.

НАТАША

(насмешливо)

А-а...

ГАРРИ

...Но теперь, если ты, также как и я, не имеешь какой-либо сердечной привязанности и тебя ничто здесь не держит, я предлагаю тебе поехать со мной ко мне на Родину и прожить там рука об руку остаток своей жизни. Ну и, конечно же, умереть в один день. Я хотел бы, чтобы ты приняла какое-то решение за те полтора дня, что я буду здесь проездом...

НАТАША

(растерянно)

Но...

ГАРРИ

...Но я считаю, что так даже лучше, когда у тебя так мало времени на размышления. Нам осталось вообще не так много, чтобы затягивать с решением этого вопроса...

НАТАША

А...

Наташа ёрзает на диване.

ГАРРИ

...Ты только не говори сразу категорическое "нет". Сначала лучше вообще ничего не говори. Поговорим об этом завтра. А сегодня просто поговорим о нас с тобой. Ведь мы, действительно, очень давно не виделись.

УЛИЦА ГОРОДА. ДЕНЬ.

По улице медленно идёт Женя. Её руки засунуты глубоко в карманы. Её брови нахмурены. Её то и дело толкают прохожие. Но Женя ничего не замечает. Она что-то усиленно обдумывает.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа курит сигарету.

НАТАША

А я могу хотя бы узнать, куда ехать?

ГАРРИ

Туда, где я живу, на мою Родину. На Святую Землю, в Иерусалим. Я имею там небольшую виллу. Вилла средних размеров, но для двоих она пригодна вполне. Кроме того, я имею пенсию, немного накоплений и кое-какой бизнес. Нам хватит до конца дней.

НАТАША

(в шоке)

В Иерусалим?.. А... Но... Что я там буду делать?

ГАРРИ

Кушать авокадо и каждый вечер, в то мгновение, когда солнце скрывается за горизонтом, загадывать своё самое заветное желание!

НАТАША

Очень мило...

ГАРРИ

О, я уверен, что тебе там очень понравится.

НАТАША

(возмущённо)

Нет, это очень мило! Значит, ты обдумывал своё предложение несколько лет, а я должна

всё решить за полчаса?

Гарри смотрит на часы.

ГАРРИ

За... (Подсчитывает в уме.) За сорок три часа. Это не так уж мало.

Наташа ухмыляется.

УЛИЦА В ГОРОДЕ. ДЕНЬ.

Женя идёт по улице, что-то бормоча. Вдруг она останавливается, как вкопанная.

ЖЕНЯ

(бормочет)

Нет, не может быть. Это не он.

Она резко поворачивается и идёт в обратную сторону. Но вдруг опять останавливается.

ЖЕНЯ

(бормочет)

Но этого не может, просто не может быть... Это не он!

Она срывается с места, почти бежит по улице.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. ДЕНЬ.

Наташа и Гарри сидят в прежних позах. Наташа - на диване. Гарри - у стола. Принесённые им цветы так и лежат, брошенные, на столе. Машинально Гарри обрывает листочки с их стеблей.

НАТАША

Ты просил, чтобы я сегодня не говорила категорически "нет"?

ГАРРИ

Да.

НАТАША

Ну, хорошо. А я могу сказать прямо сегодня категорическое "да"?

ГАРРИ

Да, конечно. Я был бы счастлив.

НАТАША

(тихо)

Да.

ГАРРИ

Прости, что ты сказала?

НАТАША

(решительно)

Да!

ГАРРИ

Что - да?

НАТАША

Категорическое "да". Я еду с тобой!

УЛИЦА В ГОРОДЕ. ДЕНЬ.

Женя бежит по улице. Заворачивает к себе во двор.

ДВОР ДОМА ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя подбегает к своему дому. Открывает дверь.

ЛЕСТНИЦА В ДОМЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя вызывает лифт. Задрав голову, смотрит наверх, как медленно он приближается. Потом не выдерживает и начинает подниматься вверх по лестнице пешком.

Женя быстро поднимается по лестнице. Мимо неё вниз медленно проплывает лифт.

На лестничной площадке Женя останавливается. Она тяжело дышит. Смотрит вниз, в лестничный пролёт. Видит и слышит, как на первом этаже останавливается вызванный ею лифт.

Поднимается дальше, но уже не так быстро.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Гарри сидит у стола. Наташа входит, держа в руках большую вазу с водой. Она ставит её на стол перед Гарри, берёт цветы, разворачивает их. Гарри наблюдает за ней, провожая её одними глазами.

ГАРРИ

Анемоны. Как ты любишь.

НАТАША

(нежно)

И всё-таки, ты меня забыл. Я всю жизнь люблю только розы.

На лице Наташи застыла мягкая улыбка.

ГАРРИ

(озадаченно)

Розы?

Гарри и Наташа слышат, как в прихожей гремит замок. Скрипит, а потом хлопает, закрываясь, входная дверь. Всё смолкает. Наташа ножницами подрезает стебель цветка. Гарри смотрит на её руки.

НАТАША

(зовёт)

Женя!

Наташа замирает, прислушиваясь. Гарри удивлённо взглядывает Наташе в лицо. Потом наморщивает лоб.

ГАРРИ

(настороженно)

Женя?

НАТАША

(весело объясняет)

Это пришла моя подруга. Она выходила пройтись.

Наташа ставит один цветок в воду. Берёт другой. Обрезает ему стебель.

НАТАША

(кричит)

Женя!

Гарри вздрагивает. Наташа ставит в вазу второй цветок. Поправляет его лепестки. Любуется цветами.

ГАРРИ

Женя?

Гарри трёт лоб. Оглядывается на дверь.

ПРИХОЖАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя стоит, прислонившись спиной к входной двери. Она часто дышит, успокаиваясь после быстрой ходьбы по лестнице.

ГОЛОС НАТАШИ ИЗ КОМНАТЫ

Женя, иди скорее сюда. Я уезжаю!

Женя медленно отталкивается спиной от двери.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Наташа ставит третий цветок в воду. Берёт оставшиеся цветы.

НАТАША

(весело)

Да где же она там? Сейчас я вас познакомлю. (Кричит сердито.) Женя, иди, наконец, сюда!

ГАРРИ

(заикаясь)

Женя Рощина?

НАТАША

Ну, да. Женя Рощина. Моя подруга ещё с ГИКа. Она ужасно стеснительная, хотя тоже артистка...

Наташа, с цветами в руках, идёт к дверям.

ГАРРИ

А... А ты?

НАТАША

А что - я? Ну, что я могу с ней поделать? Характер такой.

Наташа распахивает дверь в коридор. На пороге стоит Женя. Гарри вскакивает со стула.

НАТАША

(Жене, укоризненно)

Вот ты вся в этом. У тебя нет какого-то чутья, интуиции. Взяла, ни с того, ни с сего куда-то убежала. Оставила меня одну. Где-то шастала и, как всегда, всё пропустила...

Женя стоит, как вкопанная. Смотрит на цветы в руках у Наташи.

ЖЕНЯ

(осторожно)

А что такое?

Гарри заворожённо смотрит на Женю, протягивает руку и делает нерешительные шаги в её сторону.

НАТАША

(просветлённо)

Я уезжаю, Женечка!

Наташа берёт Женю за руку и втаскивает её в комнату. Тут же бросается ей на шею, обнимает, спрятав голову у Жени на груди. Женя через Наташино плечо смотрит в комнату и видит Гарри, стоящего посреди неё с протянутой вперёд рукой.

ЖЕНЯ

(испуганно)

Гарри?

ГАРРИ

(испуганно)

Женя?

ЖЕНЯ

(кричит)

Гарри!

ГАРРИ

(тоже кричит)

Женя!

Наташа поднимает голову, разжимает объятья и в недоумении крутит головой. Гарри бросается к Жене. Наташа отступает, прижимается к дверному косяку.

ЖЕНЯ

(смеётся)

Гарри!

ГАРРИ

(смеётся)

Женька!

Они хватают друг друга за руки. Потом обнимаются. Женя плачет.

ЖЕНЯ

(всхлипывая)

Наташа!

НАТАША

Что это?

Женя пытается освободиться от объятий Гарри.

ЖЕНЯ

Это же Гарри приехал, мой первый муж! Ты что, его не узнала?

Лицо Наташи перекашивается.

НАТАША

(дрогнувшим голосом)

А я смотрю, что-то знакомое...

Гарри отпускает Женю. Женя достаёт платочек, вытирает слёзы.

ЖЕНЯ

(Наташе, встревоженно)

А куда ты уезжаешь?

Наташа проходит в комнату, бросает цветы на стол.

НАТАША

(злобно)

Куда-куда? На кудыкину гору.

Женя идёт за ней.

ЖЕНЯ

Нет, а серьёзно?

НАТАША

Да к Зинке, куда же ещё.

ЖЕНЯ

Погоди, а интервью? Скоро придёт этот писатель, твой старый знакомый. Я ничего не понимаю...

Наташа закуривает сигарету, стоя у стола.

НАТАША

Надоело! Всё надоело...

ЖЕНЯ

(расстроенно)

Ну нет, так нельзя! Как же так? Мы столько готовились. Это такой замечательный шанс напомнить всем о себе: публике, режиссёрам... (Поворачивается к Гарри.) Гарри, скажи ей.

Гарри чешет в затылке и мычит что-то нечленораздельное.

ЖЕНЯ

(убеждённо)

Вот видишь, и Гарри так считает! А мы тебе мешать не будем, мы сейчас пойдём погуляем. Я покажу ему, какая у нас Москва стала красавица. Погода сегодня уж больно хорошая. Уже во всём чувствуется дыхание весны.

Наташа, опустив глаза в пол, ни на кого не глядя, быстро проходит к двери и выходит из комнаты.

МАЛЕНЬКИЙ РЕСТОРАНЧИК. ВЕЧЕР.

Играет небольшой оркестрик.

За одним из столиков сидят Женя и Гарри.

Женя одета в нарядный тёмно-синий брючный костюм. На голове у неё маленькая шляпка. На шее - шёлковый шарф. Женя и Гарри хохочут.

ГАРРИ

А вот ещё. Абрам спрашивает у Сары: "Ты знаешь, кто потопил "Титаник"?" Сара говорит: "Нет, не знаю". Абрам говорит ей: "Айсберг". Тогда Сара говорит: "Ай-ай-ай... Неужели и к "Титанику" кто-то из наших руку приложил?"

Женя смеётся. Гарри доволен.

ЖЕНЯ

Но вот если так подумать: встретились бывшие муж и жена, у которых был сыночек, да умер, и которые не виделись почти пятьдесят лет. И о чём же они говорят? Рассказывают друг другу новые анекдоты.

ГАРРИ

А мы, Женечка, ещё успеем с тобой обо всём наговориться. У нас впереди всё-таки ещё есть немного времени. Раз уж нам мы с тобой посчастливилось встретились через сорок с чем-то лет, то я думаю, что там об этом распорядятся.

Гарри закатывает глаза к потолку.

ЖЕНЯ

Где?

Гарри кивает головой на потолок.

ГАРРИ

Там, там...

ЖЕНЯ

Ну, тогда расскажи что-нибудь ещё.

ГАРРИ

Ну вот, например. Рабинович звонит в отдел кадров и говорит: "Это Рабинович. Скажите, пожалуйста, вам нужны такие специалисты?"

ЖЕНЯ

(улыбаясь)

Ну, это старый анекдот.

ГАРРИ

(в растерянности)

Не может быть!.. Как же так - старый. Я раньше его не слышал.

Гарри чешет в затылке. Женя успокаивает его.

ЖЕНЯ

Но всё равно, это хороший анекдот. И вообще давно я так не смеялась, как с тобой сегодня.

ГАРРИ

В Иерусалиме ты будешь хохотать с утра до вечера. Я тебе обещаю.

Женя лезет в сумочку. Достаёт носовой платочек и пудреницу.

ЖЕНЯ

Я вот ресницы в кои-то веки намазала. Сделала макияж. И всё насмарку.

ГАРРИ

(гордо)

Там тебе будет не до макияжа. Я знаю очень много анекдотов. И даже выступаю с ними публично.

ЖЕНЯ

Что ты говоришь! И где же это?

Женя открывает пудренницу, смотрится в зеркальце на её крышке и вытирает глаза уголком платочка.

ГАРРИ

Да в нашей синагоге по праздникам.

Женя захлопывает пудреницу.

ЖЕНЯ

И на каком же языке ты рассказываешь анекдоты?

ГАРРИ

На иврите.

ЖЕНЯ

(огорчённо)

Ой, я же ничего не пойму... (Опомнившись.) Ой, что это я глупости несу? Как будто я уже куда-то собралась ехать. (Бодро.) Но всё равно, Гарри, ты большой молодец!

ГАРРИ

(польщён)

Ну вот, а ты меня всё время ругала, что у меня шутки не смешные.

ЖЕНЯ

(удивлённо)

Я-а?..

ГАРРИ

Ну, да.

ЖЕНЯ

Когда это я тебя ругала?

ГАРРИ

Всё время ты меня ругала.

ЖЕНЯ

(сердито)

Никогда я тебя не ругала.

ГАРРИ

(упрямо)

Всегда!

ЖЕНЯ

Никогда я никого не ругала.

ГАРРИ

Вспомни. Когда мы с тобой жили.

ЖЕНЯ

Ты забыл. Это не я тебя ругала. Ты всех своих жён перепутал.

ГАРРИ

(обиженно)

Никого я не перепутал. Ты всегда меня пилила и унижала, что у меня шутки не смешные! А людям-то, оказывается, они нравятся. Люди-то смеются...

ЖЕНЯ

(обиженно)

Ну, хорошо. Я тебя унижала, ты от меня уехал за тридевять земель почти на пятьдесят лет. Зачем же ты приехал, раз я тебя пилила?

ГАРРИ

(примирительно)

Потому что ты, в общем-то, была права: мои шутки совсем не смешные.

ЖЕНЯ

Ну, не все. Некоторые смешные.

ГАРРИ

Очень мало смешных шуток.

ЖЕНЯ

Ну, всё-таки... Не надо уж слишком умалять свои достоинства.

ГАРРИ

А знаешь, что я вспомнил?

ЖЕНЯ

Что же?

ГАРРИ

Одну песенку, которую мы любили петь. Не помнишь?

ЖЕНЯ

Песенку? Что-то я не помню, чтобы мы любили петь песенки...

ГАРРИ

А я очень хорошо помню.

ЖЕНЯ

Да это опять, наверное, было не со мной.

ГАРРИ

А я сейчас тебе её спою. И ты вспомнишь.

Женя пожимает плечами. Гарри встаёт и идёт между столиками к фортепьяно. Он подходит к пианисту и делает ему знак. Пианист склоняется к Гарри. Гарри что-то объясняет и тихонько напевает ему. Пианист кивает. Гарри подходит к микрофону. Пианист играет сложный витиеватый проигрыш. А потом играет очень простой мотив детской песенки.

ГАРРИ

(поёт в микрофон)

Лялечки, Лялечки, Ляли-Ляли-Ля-ли,

Лялечки, Лялечки, Ляли-Ляли-Ля-ли.

Лялечки-Ляли, Лялечки-Ляли.

Лялечки-Ляли, Лялечки-Ляли.

Услышав песенку, Женя вскакивает со стула. Потом садится. Потом опять вскакивает. И стоит возле стола.

ГАРРИ

(продолжает петь в микрофон)

Нянечки, нянечки, няни-няни-ня-ни,

Нянечки, нянечки, няни-няни-ня-ни.

Нянечки-няни, нянечки-няни,

Нянечки-няни, нянечки-няни.

В время проигрыша к Гарри подходит певица. Гарри что-то говорит ей. Певица занимает его место у микрофона.

Гарри идёт между столиками назад, к Жене.

ПЕВИЦА

(поёт в микрофон)

Мамочки, мамочки, мамы-мамы-ма-мы,

Мамочки, мамочки, мамы-мамы-ма-мы.

Мамочки-мамы, мамочки-мамы.

Мамочки-мамы, мамочки-мамы.

Папочки, папочки, папы-папы-па-пы,

Папочки, папочки, папы-папы-па-пы.

Папоччки-папы, папочки-папы.

Папочки-папы, папочки-папы.

Гарри подходит к столику. Видит, что по лицу Жени текут слёзы.

ГАРРИ

(встревоженно)

Ты что, плачешь?

Женя со слезами бросается к нему на шею.

ЖЕНЯ

(плачет)

Если бы ты знал его, если бы ты знал, какой у нас был сыночек. Ну, почему, почему у меня его забрали?

Гарри гладит её по спине.

ГАРРИ

Ничего, ничего, моя малышка. Не надо плакать. Ты у меня ещё будешь счастлива. Ты увидишь всех моих детей и внуков, увидишь моего правнучка. Каждую пятницу, перед заходом солнца, они все собираются у меня во дворе за большим столом под двумя старыми гранатами. Мы зажигаем свечи и читаем молитвы. А потом едим вкусную еду и пьём красное вино. Каждую пятницу, перед заходом солнца...

Гарри усаживает Женю за стол.

ЖЕНЯ

А знаешь, какая мелодия мне часто вспоминается? Помнишь, у Гришеньки был музыкальная юла. Я часто-часто напеваю эту песенку. Не помнишь? (Поёт.) Ля-ля-ля-ля-ля, Тра-ля-ля-ля-ля, Ля-ля-ля-ля-ля, Тра-ля-ля-ля-ля... Ля-ля-ля, Ля-ля-ля,

Тра-ля-ля, Тра-ля-ля, Ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля.

ГАРРИ

(поёт с Женей хором)

Тра-ля-ля-ля. Тра-ля-ля-ля, Тра-ля-ля-ля.

Тра-ля-ля. Ля-ля! А ты помнишь, как мы его называли?

Женя машет рукой.

ЖЕНЯ

Ой, как мы его только не называли...

ГАРРИ

Нет, ну ты помнишь?

ЖЕНЯ

Конечно, помню!

ГАРРИ

Верещагин - помнишь?

ЖЕНЯ

Ага. Потому что он верещал. А "творожная фабрика" - помнишь?

ГАРРИ

Ага. Потому что у него какашки творожком пахли. А какался он каждые пять минут в три смены. А "Обсосанная карамелька" - помнишь.

ЖЕНЯ

(недовольно)

Помню. Это ты его так называл.

ГАРРИ

Ну, конечно! Потому что у него глазки были зелёные-зелёные, прозрачные-прозрачные. А ещё мы его называли просто - Какуся.

ЖЕНЯ

А ещё - Писюся.

ГАРРИ

А ещё - Срыгуся.

ЖЕНЯ

А ещё - Ватруся.

Гарри и Женя замолкают и сидят неподвижно, каждый погружённый в свои воспоминания.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. ВЕЧЕР.

Наташа курит, стоя у окна. Она одета в какой-то старый, выцветший, похожий на больничный, халат. Кутается в старушичий платок. На ногах - шлёпанцы и дырявые шерстяные носки. Наташа смотрит в окно. Слышит шум подъехавшей машины. Привстаёт на цыпочки, чтобы лучше рассмотреть происходящее за окном.

ДВОР ПЕРЕД ДОМОМ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. ВЕЧЕР.

Из подъехавшего к дерям автомобиля выходит Гарри. Он открывает другую дверцу автомобиля и помогает выйти Жене. Гарри снова садится в автомобиль. Женя машет ему рукой и направляется к двери своего дома.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. ВЕЧЕР.

Наташа тушит сигарету. Шаркая ногами, она тащится к дивану и ложится на него. Отворачивается к стене.

ПРИХОЖАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. ВЕЧЕР.

Женя входит с лестницы в квартиру. Снимая пальто, она прислушивается к тишине в квартире. Вешает пальто, снимает боты.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ.

Женя тихонько отворяет дверь и заглядывает в гостиную. Видит Наташу, лежащую на диване.

ЖЕНЯ

(тихо)

Спишь?

Наташа лежит молча.

ЖЕНЯ

(тихо)

Спит... А я уезжаю.

Женя снимает с себя шляпку, шарф, расстёгивает пуговицы жакета.

ЖЕНЯ

(сама с собой)

Я уезжаю. Я уезжаю.

Женя кружится по комнате. Вдруг резко останавливается.

ЖЕНЯ

(удивлённо)

Или я сошла с ума? Что я несу? Куда это я уезжаю? Совсем сошла с ума... (Задумывается, потом решительно встряхивает головой.) Ну и пусть. Всё равно - я уезжаю.

Женя снимает жакет. Вешает его на спинку стула. Наташа стонет. Ворочается на диване.

ЖЕНЯ

Ч-ч-ч-ч-ч...

НАТАША

(хрипло)

Это ты? Господи! Никакого покою...

Женя бросается к ней.

ЖЕНЯ

Ты спишь?

НАТАША

Уже нет.

ЖЕНЯ

Ну, так поспи. Ты устала.

НАТАША

С тобой поспишь. Где ты шастаешь весь день?

ЖЕНЯ

(смеётся)

Видишь, не знала, как дотянуть до четверти девятого, чтобы не помешать вашей беседе, а сама пришла в двенадцать...

Наташа ворочается на диване, поворачивается лицом к Жене.

НАТАША

Не было никакой беседы.

ЖЕНЯ

(в ужасе)

Почему?

НАТАША

Я почувствовала себя ужасно, была совершенно не в форме. Позвонила ему и всё отменила.

ЖЕНЯ

Боже мой! Столько денег потратили на угощение.

НАТАША

Мне моё здоровье дороже.

ЖЕНЯ

Да что случилось? Ты же была с утра в прекрасной форме. Уже нарядилась. Оставалось только причёску сделать. Мы ушли, чтобы тебе не мешать.

НАТАША

(упрямо)

Мне стало плохо.

ЖЕНЯ

(встревоженно)

Плохо? А что болит?

НАТАША

А тебе-то что? Ты же уезжаешь. Вот и уезжай.

ЖЕНЯ

(сокрушаясь)

Но эта публикация была бы такой нужной для тебя.

НАТАША

Мне здоровье важнее, чем какая-то пустая встреча ради каких-то сомнительных благ.

Женя встаёт со стула. Пересаживается к Наташе на диван. Берёт её за руку.

ЖЕНЯ

Что? Сердце? Давление? Что?

Наташа отнимает у неё свою руку. Садится на диване.

НАТАША

(насмешливо)

А чего ты так испугалась?

ЖЕНЯ

Ну как же? Это так на тебя не похоже. Ты даже с температурой недавно ходила на запись передачи на телевидении. Я волнуюсь, что это что-то серьёзное.

Наташа поднимается с дивана. Проходит к шкафу. Открывает его.

НАТАША

Не волнуйся. Я не стану препятствием твоему отъезду. Я сама уезжаю.

Наташа выволакивает из шкафа огромный чемодан.

ЖЕНЯ

Куда?

НАТАША

Я тебе уже сказала - к Зине.

ЖЕНЯ

Но почему вдруг? Какая муха тебя укусила?

Наташа вытаскивает из шкафа одежду на плечиках и бросает её в чемодан.

НАТАША

Да просто! Пожила - и будет. Пора и честь знать.

ЖЕНЯ

Наташа, нам надо серьёзно поговорить!

НАТАША

(безразлично)

Говори.

ЖЕНЯ

Я уезжаю!

Наташа пожимает плечами.

НАТАША

Уезжай.

ЖЕНЯ

Я уезжаю...

НАТАША

Уезжай поскорей. Я устала от тебя. Хочу отдохнуть.

Женя встаёт с дивана.

ЖЕНЯ

Почему ты не спрашиваешь: "Куда?"

НАТАША

Да по мне - хоть куда, лишь бы ты оставила меня в покое.

ЖЕНЯ

Не шути. Всё очень серьёзно. Я уезжаю в Иерусалим, с Гарри.

НАТАША

Поздравляю.

ЖЕНЯ

Но я не могу уехать просто так. Нам надо решить сначала все проблемы, связанные с тобой.

НАТАША

А у меня нет никаких проблем.

ЖЕНЯ

Где ты будешь жить? То есть пока ты можешь жить здесь. Но вообще-то я хочу продать квартиру, или поменять её на меньшую, чтобы у меня были с собой хоть какие-то деньги.

НАТАША

Я буду жить с Зиной, я же тебе сказала.

ЖЕНЯ

Но она же тебя бьёт! Запирает тебя в комнате!

НАТАША

Да пусть она меня поскорее вообще убьёт! Я не хочу больше жить.

Женя опускается на стул возле стола.

ЖЕНЯ

Ну вот, приехали! А что случилось?

НАТАША

Вокруг безумный мир. Все сошли с ума. И ты - в первую очередь.

ЖЕНЯ

Я?

НАТАША

Ты!

ЖЕНЯ

Да, сошла с ума. Но я могу хоть раз в жизни совершить поступок? И посмотреть, каково это... Хотя бы на почве безумия. (Смеётся.) Представляешь, Гарри говорит, что в той стране каждую пятницу, перед закатом солнца дети навещают своих родителей. На улице не видно ни одного человека, потому что все уезжают в гости к своим родителям и сидят там все вмесе за столом, зажигают свечи и читают молитвы.

НАТАША

(заинтересовалась)

А как же сироты?

ЖЕНЯ

Там нет сирот.

НАТАША

Это ужасная страна. Там военщина! Там очень плохой климат. Горячие ветры из пустыни. Ты не выдержишь. И потом - там же страшная грязища. Дикий Восток! Никакой цивилизации. Гругом лежат горы мусора, селёдочные хвосты, арабы, гнилые овощи.

ЖЕНЯ

(недоверчиво)

Ты фантазёрка!

НАТАША

(убеждённо)

Никто не выдерживает там жить. Все возвращаются!

ЖЕНЯ

Кто это?

НАТАША

Все ! Все вернулись!

ЖЕНЯ

Ну, так и я вернусь.

НАТАША

А тебя уже никто не выпустит оттуда. Ты же отдаёшься в рабство, как ты не поймёшь! У тебя отберут паспорт и будут заставлять работать день и ночь. Ты будешь драить трёхэтажную виллу, без конца готовить фаршированную рыбу. А сама ты будешь кушать одну мацу! Даже хлеба тебе не подадут. Обыкновенного чёрного хлеба.Ты что думаешь, он всю жизнь любил тебя и только и мечтал опять на тебе жениться?

ЖЕНЯ

А почему бы и нет! Чем я не хороша? (Смеётся.) Ты представляешь, я почему-то всегда была уверена, что меня ждёт ещё что-то впереди. Я никогда не верила, что всё вот так скучно закончится. Я, ты не поверишь, сидела и ждала принца. В мои-то годы! И вот - дождалась...

НАТАША

Дура! Какая же ты дура.

Наташа утрамбовывает вещи в чемодане. Закрывает его крышкой.

ЖЕНЯ

Возможно.

НАТАША

Ему нужна бесплатная домработница и кухарка.

ЖЕНЯ

Ну, и пусть. А тебе-то что!

НАТАША

Да просто мне за тебя обидно!

ЖЕНЯ

Да просто тебе обидно их потерять в моём лице.

НАТАША

Да кому ты нужна!

Женя снимает с себя брюки. Протягивает их Наташе.

ЖЕНЯ

Вот это не забудь.

НАТАША

Можешь оставить себе этот костюмчик. Дарю!

ЖЕНЯ

Нет, я не могу принять. Ты актриса, тебе нужнее. Ты в нём можешь где-нибудь появиться...

НАТАША

Я больше его не надену: он всё равно уже вышел из моды.

ЖЕНЯ

(удивлённо)

Разве?.. Ну, тогда ладно. Спасибо. Тогда я в нём и поеду.

Женя откладывает брюки. Подходит к шкафу. Тоже достаёт чемодан. Складывает вещи.

НАТАША

(насмешливо)

Ты же у нас невеста.

ЖЕНЯ

Завтра рано утром мы едем в посольство, чтобы оформить мне визу, а послезавтра я улетаю. Без оглядки. Какое счастье, что у меня есть заграничный паспорт!

НАТАША

Послушай, он же тебе никто. Неужели, у тебя нет никакой гордости? Стоило появиться первой ширинке на твоём пути, как ты, задрав хвост и выпучив глаза, бежишь за ней!

ЖЕНЯ

(смеётся)

Он мой муж. Отец моего ребёнка.

НАТАША

Он тебя бросил сорок пять лет назад.

ЖЕНЯ

Я сама с ним тогда не поехала. Потому что для меня, для дуры такой, в те времена освобождение с поселения и возможность вернуться в Москву было вершиной счастья. Как же! Наша страна начала жить по-новому! Меня реабилитировали! Передо мной открылись такие горизонты! А их, польских евреев, очень быстро начали выпускать в Израиль.

НАТАША

Что же он раньше не появлялся, если всю жизнь тебя любил?

ЖЕНЯ

У него были обстоятельства. Да и потом, я сама просила его не звонить и не писать мне, потому что в те годы, даже просто получая письма из Израиля, я имела неприятности в театре. Я сама лишила Гришеньку отца. Страна моя лишила его отца...

Женя бросает свои вещи в чемодан.

НАТАША

(зло)

Он предатель.

ЖЕНЯ

(зло)

Он уехал к себе на Родину.

НАТАША

На Родину, на которой он не родился!

ЖЕНЯ

Пусть так. Это его историческая Родина.

НАТАША

И ты тоже предательница. Жидовка!

ЖЕНЯ

(растерянно смеётся)

Наташа, да ты что?

НАТАША

(кричит)

Ненавижу! Ненавижу тебя! Убирайся вон из моей страны!

Наташа набрасывается на Женю с кулаками.

ПРИХОЖАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. РАННЕЕ УТРО. ЕЩЁ НЕ РАССВЕЛО.

Женя и Наташа сидят на чемодане. Женя в брючном костюме, с причёской. Наташа, наоборот, сильно опустилась. Одета кое-как, нечёсана.

ЖЕНЯ

Ты всё запомнила? Все квитанции в буфете, в правом ящике. Там же доверенность на получение пенсии. Все телефоны в записной книжке, в прихожей. Она привязана возле аппарата. Не отвязывай, а то потеряется. Там всё: как вызвать сантехника, как - электрика. Телефон Людмилы Максимовны. Звонить ей не стесняйся. Она светлой души человек. Если что, обращайся также к верхним соседям. Они хорошие люди, помогут. Вот, я тебе план нарисовала, как пройти на оптовую ярмарку, и крестиком отметила, в каких контейнерах, что дешевле купить...

Женя достаёт из кармана листок бумаге. Подаёт его Наташе.

НАТАША

Ступай. Тебе пора.

ЖЕНЯ

(неуверенно)

Уже? За мной ещё не пришли...

НАТАША

Ну, не будь трусихой. Ты же решила.

Наташа поднимается с чемодана. Помогает Жене подняться.

ЖЕНЯ

Так, ты всё запомнила?..

НАТАША

Почему он не приехал за тобой? Почему поставил такое условие, что ты сама должна добираться до аэропорта? Только денег дал на такси и на носильщика...

ЖЕНЯ

Он всё правильно делает. Он хочет, чтобы это было моё добровольное решение - ехать с ним или не ехать. Не хочет меня на аркане тянуть.

НАТАША

Хитрый! Умный! Жидовская морда!

ЖЕНЯ

Перестань. Эти твои словечки... Они обижают людей.

НАТАША

Выглядишь ты прекрасно.

ЖЕНЯ

У меня коленки трясутся.

НАТАША

Да брось ты. Воспринимай всё это просто как романтическое путешествие. Не понравится, через неделю вернёшься.

ЖЕНЯ

Нет, я чувствую, что назад мне дороги уже не будет.

Звонят в дверь. Женя вздрагивает. Наташа открывает дверь. Входит носильщик. Наташа указывает ему на Женин чемодан. Наташа и Женя обнимаются. Носильщик берёт чемодан. Выходит. Наташа подаёт ей пальто.

ЖЕНЯ

Ну, прощай!

НАТАША

Пока-пока.

ЖЕНЯ

Помнишь, как у Чехова: "Сестра моя, сестра моя..."

НАТАША

Только давай, пожалуйста, без этого... Уже попрощались. И не будем сюда впутывать Антона Павловича.

Наташа уходит в комнату.

ЖЕНЯ

В последний раз взглянуть на стены, на окна... По этой комнате любила ходить покойная мать... Моя жизнь, моя молодость, счастье моё, прощай!.. Прощай!..

Женя выходит из квартиры.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. РАННЕ УТРО.

Наташа стоит у окна. Поднявшись на цыпочки, она рассматривает происходящее во дворе.

ДВОР ПЕРЕД ДОМОМ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. РАННЕЕ УТРО.

Женя садится в такси. Такси уезжает.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. РАННЕЕ УТРО.

Наташа отходит от окна. Подходит к двери. Трогает за ручку.

НАТАША

Заперто. Уехали... Про меня забыли... Ничего.. я тут посижу... (Проходит в комнату. Садится на диван. Бормочет что-то нечленораздельное.) Жизнь-то прошла, словно и не жила. (Ложится на ковёр.) Я полежу... Силушки-то у тебя нету, ничего не осталось, ничего... Эх ты... недотёпа!

Наташа лежит неподвижно.

ГОСТИНАЯ В КВАРТИРЕ ЖЕНИ РОЩИНОЙ. ЗАКАТ СОЛНЦА.

Наташа лежит на ковре в той же позе. Бесшумно открывается дверь. Входит Женя. Она в белой одежде. Голова её повязана белым платком. Она неслышно идёт по комнате, неся в руках большой подсвечник с двумя свечами. Ставит их на стол. Зажигает свечи. Смотрит, как они разгораются.

Потом Женя бесшумно выходит из комнаты.

Москва, 2000

PER ASPERA

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 5 февраля 2001 - Can't open count file