Rambler's Top100

вгик2ооо -- непоставленные кино- и телесценарии, заявки, либретто, этюды, учебные и курсовые работы
 

Агафонов Андрей
Лагунов Сергей

БУДЕМ ЗНАКОМЫ

Кинотеатр.

Идет сцена из фильма «Молчания ягнят». Героиня Д.Фостер вместе с группой сокурсников смотрит по телевизору обращение матери-сенатору к похитителю дочери.

МАТЬ-СЕНАТОР. Я обращаюсь сейчас к человеку, у которого находится моя дочь Кэтрин. Кэтрин - очень нежная и добрая девочка. Поговорите с ней и убедитесь в этом сами...Она в вашей власти, Вам решать… Уверена, Вы способны на любовь и сострадание. У Вас есть блестящая возможность доказать всему миру, что Вы не только сильны, но и милосердны, и достаточно разумны, чтобы обращаться с Кэтрин лучше, чем с Вами обращались люди… Все это – в вашей власти. Прошу Вас… Мою дочь зовут Кэтрин…

КТО-ТО ИЗ ЗРИТЕЛЬНИЦ. Как здорово придумано!

МАТЬ-СЕНАТОР. Отпустите ее, не причинив зла.

КТО-ТО ИЗ ЗРИТЕЛЕЙ. Она постоянно повторяет ее имя.

ГЕРОИНЯ Д. ФОСТЕР. Если он посмотрит на нее, как на человека, сдирать с нее кожу будет труднее.

МАТЬ-СЕНАТОР. Умоляю Вас, отпустите мою девочку…

Появляются титры фильма. «Будем знакомы»

Микрорайон Сиреневый

Закончился сеанс. Зрители выходят на улицу. Лето. Около двух часов дня. Камера скользит по толпе, останавливаясь на паре. Это Игорь и Катя.

ИГОРЬ. Американцы все-таки – полные дебилы. Им кажется, что если у жертвы появится история… ее будут воспринимать как человека и не будут убивать. Уроды. Все маньяки сентиментальны, все сопли пускают…

КАТЯ. А мне понравилось. Джоди Фостер такая лапочка…

ИГОРЬ. Обычная лесбиянка!

КАТЯ. Они же пробовали все, что могли! Вдруг это помогло бы?

ИГОРЬ. Чем больше знаешь человека, тем больше причин его убить.

КАТЯ. Если такой умный, почему денег нет?

Они идут по стандартному спальному микрорайону. Игорь периодически жестикулирует. Катя поджимает губы. Навстречу проходят парочки с открытыми бутылками пива в руках. Катя выразительно смотрит на Игоря. Он делает вид, что не замечает ее взгляда. Вот они входят в свой подъезд. Лестница. Дверь. Ключи. Щелчок замка. Сверху бегут двое коротко стриженых мужчин. Недоумевающее лицо Кати. Игорь пытается развернуться. Но их уже впихивают в квартиру.

Катина квартира.

Игоря и Катю загоняют в темный закуток совмещенного санузла малогабаритной квартиры. Катя садится на унитаз. Игорь замирает у двери.

ИГОРЬ. Что за ублюдки!

КАТЯ. Ну, хоть на маньяков не похожи!

ИГОРЬ. А ты уже присматриваться к ним стала? Кто тебе больше понравился?

КАТЯ. Псих! Нашел время для сцен!

ИГОРЬ. Что же делать? Что делать?

КАТЯ. Снять штаны и бегать (хихикает).

ИГОРЬ. Хорошо, что твоей мамаши нет. Все бы не поместились.

КАТЯ. Да, ванная маловата.

ИГОРЬ. Тс-с (прислушивается). Что там происходит?

КАТЯ. А ты догадайся, умник.

Игорь дергает дверь. Та не поддается.

КАТЯ. Зачем ты ее трясешь? А если они…

Раздаются звуки по ту сторону двери. И ее открывают. В проеме виден Алексей.

АЛЕКСЕЙ. Ну что, голуби, упарились? Выходите, смена караула.

Троица перемещается в большую комнату. Там уже царит беспорядок. Шкафы выпотрошены, на полу валяются выдвижные ящики, какие-то тряпки, бумаги, невесть откуда взявшийся парик и т.п.

АЛЕКСЕЙ. Посмотри за ними. Я пойду, отолью.

НАПАРНИК АЛЕКСЕЯ. Яже говорил, пить пиво надо после дела.

АЛЕКСЕЙ. Тоже мне дело. Тут и брать-то нечего. Хоть на туалете сэкономлю (уходит).

Катя садится на диван. Игорь пристраивается на полу. Когда он садится, то натыкается на связку писем, валяющуюся на полу. Катя встает с дивана, но тут же валится обратно, остановленная повелительным жестом напарника Алексея. Игорь косится на отлетевшую от его ноги связку и видит надпись: «Катюшеньке». Поднимает связку, смотрит на жену, затем развязывает розовую ленточку и принимается читать.

НАПАРНИК. Во, «ботаник»! Его ощипывают, а ему бы только почитать чего.

Катя молчит, все крепче сжимая губы.

ИГОРЬ. Где это — Чусовой?

КАТЯ. Игорь, отдай.

Напарнику становится интересно. Он не вмешивается.

ИГОРЬ. Милому Сереженьке… Очень мило…

КАТЯ. Это было сто лет назад. Еще до …

ИГОРЬ. Ага, первая любовь… Девичество… Тут и про меня есть: « Если когда-нибудь с ним будет хотя бы вполовину так хорошо, как со мной, можешь считать, что не зря меня предала».

НАПАРНИК. Блин! Санта-Барбара!

КАТЯ. Но ведь все кончилось. Он ведь и мои письма отдал…

ИГОРЬ. А ты их хранила. Зачем? Ты хотела его вернуть?

Игорь быстро поднимается и бьет Катю по лицу. Напарник подбегает к Игорю сзади и ударами сбивает его с ног. Игорь лежит без сознания.

НАПАРНИК. Вот падла. Совсем сдурел…

На шум вбегает Алексей. Он осматривается.

АЛЕКСЕЙ. Неужели этот рохля рыпнулся?

НАПАРНИК. Не-а… Он бабу решил проучить.

АЛЕКСЕЙ. Аты помешал?

НАПАРНИК. Анам шум нужен? А если в раж войдет? Не-а, пока запах крови в башку не ударил, надо гасить.

АЛЕКСЕЙ. Если ты такой умный, почему на такую нищету нарвался?

НАПАРНИК. А унас время было? Наводка? Срочно башли нужны…

АЛЕКСЕЙ (Кате). Эй, подруга, деньги есть?

КАТЯ. Есть немного. Он вчера зарплату получил (достает кошелек Игоря и передает его Алексею).

АЛЕКСЕЙ (вынимая деньги). Н-да. И как ты с ним живешь?

КАТЯ. Унас общие интересы…

АЛЕКСЕЙ. Когда общие интересы, надо в кино вместе ходить, или в театр.

НАПАРНИК. Тоже мне, проповедник. Надо ноги делать. Пошумели…

АЛЕКСЕЙ. Ачто тут такого? Семейная разборка… (Кате) Часто бил?

КАТЯ. Первый раз.

АЛЕКСЕЙ. Милая, интеллигентная семья… М-да… Будем знакомы.

НАПАРНИК. Брателло, все. Делаем ноги. Здесь ловить больше нечего (он подходит к телефону и обрывает шнур).

АЛЕКСЕЙ (Кате). В следующий раз…

НАПАРНИК (Кате). Заложишь ментам, вернемся, всех порежем (он берет сумку с отобранными вещами). (Алексею) Все, пошли.

Алексей с напарником выкатываются из квартиры.

Микрорайон Сиреневый

Алексей с напарником спускаются по лестнице. Сталкиваются с женщиной средних лет. Алексей кивает ей на ходу. Дверь подъезда. Дорожка между домами. Шоссе. Алексей пытается поднять руку, чтобы остановить машину, напарник оттаскивает его. Еще один двор. За ним другой. Уличный ларек. Напарник тормозит.

АЛЕКСЕЙ. Мы кого-то ждем здесь?

НАПАРНИК. Утебя, что денег много, на тачках ездить? Что, менты из-за тебя весь квартал оцеплять будут? Из-за нескольких бумажек? Моя милиция бережет не спеша… Может, участковый и заглянет завтра…

АЛЕКСЕЙ. Ачто с барахлом делать будем?

НАПАРНИК. Сейчас горло промочим…

Алексей пристраивается с сумками в щель между ларьком и глухой стеной. Напарник подходит к ларьку, что-то заказывает. Из ларька слышатся слова из песни «Любе»: «Екатерина, ты была не права». Возле Алексея появляется пацан лет семи, он проходит мимо и подходит к напарнику.

ПАЦАН. Дяденька. Я есть хочу.

НАПАРНИК. Ичто тебе купить?

ПАЦАН. Конфету…

НАПАРНИК (продавцу). Еще сникерс. (Протягивает полученный батончик пареньку) На держи пока…

Пацан хватает предложенное и мигом исчезает. Напарник забирает несколько бутылок и нехитрую снедь, а затем приносит все это к Алексею.

НАПАРНИК. Ублюдок…

АЛЕКСЕЙ. Что…

НАПАРНИК. Ребенок, зачатый вне брака — ублюдок.

АЛЕКСЕЙ. Аоткуда ты знаешь?

НАПАРНИК. Я таких повидал. Шустрые — ртуть! К пяти годам не то что читать — считать никто не умеет. Вечно хнычут или орут, никогда не улыбаются, всегда дерутся. Всегда жадные. (Говоря, он открывает бутылку, сосредоточенно и тупо). Они родились незаконно — потому и хапают все, что могут. Из пустого места — в пуп земли...

АЛЕКСЕЙ. Ты, что ли, пуп?

НАПАРНИК. Че закипел-то? Что твой пащенок? Расслабься, брателло. Сейчас-то у нас хоть какие-то бабки есть… Не помнишь, что утром говорил?

АЛЕКСЕЙ. Утром… А если подох интеллигент?

НАПАРНИК. Сдвух ударов по башке?! Слушай, давай выпьем…

Открывают бутылки. Пьют из горла.

НАПАРНИК. Ну вот, с боевым крещением.

АЛЕКСЕЙ. Что ты знаешь про бой, урод?

НАПАРНИК. Ишь, как тебя баба завела… К каждому слову цепляешься… А утром такой был…

АЛЕКСЕЙ. Какой?

Напарник вдруг впивается в губы Алексея страстным поцелуем. Алексей вырывается. Его тошнит. Напарник обиженно отшатывается.

Снова появляется пацаненок. Он быстро оценивает ситуацию и бежит в сторону. Мелькают те же дворы, по которым проходили компаньоны. Виден знакомый подъезд. Та же лестница. У Катиной квартиры до сих пор открыта дверь. Паренек заглядывает внутрь.

Катина квартира.

Беспорядок тот же, но на полу не видно писем. Игорь лежит на диване, на лбу у него компресс. Рядом Катя, она поит его из стакана.

КАТЯ. Ну, как, легче?

ИГОРЬ. Тошнит чуть-чуть… Давно они ушли?

КАТЯ. Около часа…

ИГОРЬ. Милицию вызвала?

КАТЯ. Они телефон оборвали. И не бросать же тебя…

ИГОРЬ. Ачто мешает? А… он окончательно с тобой порвал… письма вернул…

КАТЯ. Игорь, ты не о том думаешь! Нас ограбили! Надо вызвать милицию!

ИГОРЬ. Меня не ограбили, меня предали.

КАТЯ. Утебя голова болит?

ИГОРЬ. Уменя здесь болит (показывает на живот).

КАТЯ. Утебя, может, сотрясенье… Надо лежать.

ИГОРЬ (вскакивая). Надо не быть сукой!

КАТЯ. Игорь, пожалуйста… ну не сейчас же…

ИГОРЬ. Хочешь сделать мне больно?

Игорь бежит на кухню, лихорадочно дергает ящики. С металлическим звоном на пол летят ложки, вилки… Игорь хватает нож и возвращается к Кате. Когда он проходит около входной двери, за ней слышится шорох и звук удаляющихся легких шагов. Катя залезает на диван с ногами, и, обхватив колени, тихо раскачивается.

ИГОРЬ. Хочешь сделать мне больно (визжит он и полощет себя ножом по животу, появляется кровь)?

КАТЯ (ровным голосом). Прекращай…

ИГОРЬ (смотрит на нож). Да он тупой! (роняет его).

КАТЯ. Ну вот, было сотрясенье, а теперь будет зараженье (встает с дивана). Не дергайся, дай я обработаю.

Игорь ложится на освобожденный диван и поднятым Катей компрессом вытирает кровь. Катя подходит к коробке на полу, достает йод, затем обрабатывает ссадины на животе. Игорь морщится.

КАТЯ. Ну, вот… самурай. Харакири переносится.

ИГОРЬ (всхлипывая). Катечка… (он садится рядом с ней и гладит ее по груди, она сидит как каменная). Тебе ведь было со мной хорошо?

Катя молчит.

ИГОРЬ. Аэтот тебе пишет: маньячка сексуальная… Что-то я этого не замечал!

КАТЯ (терпеливо). Игорь, надо вызвать милицию!

ИГОРЬ. Я сам знаю, что делать!

КАТЯ. Знаешь, как же.

ИГОРЬ (убирает руку с ее груди). Ты такая же отмороженная сука, как и твоя мамаша!

КАТЯ. Какая есть.

ИГОРЬ. Язнаю, что делать. Я сейчас поеду в этот... Чусовой и убью его!

КАТЯ (безразлично). Давай.

Игорь встает, натягивает какую-то рубаху, проходит в прихожую.

КАТЯ (из комнаты). А где ты деньги возьмешь на билет?

ИГОРЬ. Автостопом доеду (хлопает дверью).

Микрорайон Сиреневый.

Привычный калейдоскоп кадров: лестница, двор, одинаковые дома, шоссе. Игорь идет к остановке «Микрорайон Сиреневый». Навстречу ему попадается чуточку бледноватый Алексей, с сумкой в руках. Алексей внимательно смотрит на Игоря, но тот никого не видит вокруг, и отрешенно бредет вдоль шоссе. Алексей останавливается. Потом подходит к остановке и покупает у торгующей старушки букет небольших цветов. Лента «шоссе, двор, подъезд, лестница, дверь» прокручивается обратно. Алексей нажимает на кнопку звонка. Дверь открывает Катя с опухшим от слез лицом.

АЛЕКСЕЙ. Здравствуйте. Вы меня узнаете?

КАТЯ. Да, где-то я Вас видела…

АЛЕКСЕЙ (вручая цветы). Разрешите войти…

КАТЯ. Унас неубрано…

АЛЕКСЕЙ. Язнаю, я помогу…

Катя покорно дает завести себя в квартиру.

Катина квартира.

Алексей проходит в комнату, ставит сумку на пол.

АЛЕКСЕЙ. Неужто и впрямь не узнали? Я тут был часа два назад…

Катя начинает смеяться.

АЛЕКСЕЙ. Свами все нормально?

Он бежит на кухню, наполняет стакан с водой и приносит его Кате.

АЛЕКСЕЙ. Выпейте…

КАТЯ. Не-е-ужели Вы не поняли, что здесь нечего брать?

АЛЕКСЕЙ. Вы меня не так поняли. Я принес Ваши вещи обратно (показывает на сумку).

КАТЯ. Это Вы Игоря били?

АЛЕКСЕЙ. Нет, другой. Он же ниже на целую голову.

КАТЯ. Явсе-таки не понимаю, зачем Вы пришли?

АЛЕКСЕЙ. Я первый день в этом городе… и решил, что такое начало не для меня.

КАТЯ. АВаш партнер?

АЛЕКСЕЙ. Мы утром познакомились. Мы расстались с ним. У нас оказались разные… общие интересы.

КАТЯ. Ацветы Вы на мои деньги купили?

АЛЕКСЕЙ. Других у меня нет.

КАТЯ. Ну и что дальше?

АЛЕКСЕЙ. Может, выпьем?

Достает бутылку водки и снедь, купленную в ларьке.

КАТЯ. Пошли на кухню.

Алексей с Катей на кухне.

АЛЕКСЕЙ (поднимая стакан). Будем знакомы. Меня зовут Алексей. Дмитриевич.

КАТЯ. За знакомство. Меня – Катя. Екатерина. Дмитриевна.

АЛЕКСЕЙ. Прекрасное совпадение.

Поднимают стаканы, чокаются. Еще один раз. Катя смеется. Алексей улыбается. Третий раз наливают. Курят. На столе появляется еще одна бутылка. Лица теряют напряжение. Пепельница наполняется.

АЛЕКСЕЙ. Что это за история с письмами?

КАТЯ. Какая разница? У меня осталось одно желание: чтобы меня оставили в покое.

АЛЕКСЕЙ. Зачем ты их хранила?

КАТЯ. Я не знаю.

АЛЕКСЕЙ. Нет, ты честно скажи, кого ты любишь.

КАТЯ. Никого я не люблю.

АЛЕКСЕЙ. Вы с Игорем спите?

КАТЯ. Ага, регулярно: раз в полгода.

АЛЕКСЕЙ. Почему?

КАТЯ. Я не хочу, он мне неприятен.

АЛЕКСЕЙ. Акак ты это ему объясняешь?

КАТЯ. Ну, не спать всегда причина найдется.

Они смеются. Неожиданно Алексей целует Катю. Она отвечает. Задранный подол. Расстегнутая рубашка. Объятия. Спальня. Смятые простыни. Катя с Алексеем лежат по разным сторонам кровати. Горит светильник.

КАТЯ. Я тебе нравлюсь?

АЛЕКСЕЙ. Азачем бы я возвращался?

КАТЯ. Уменя такое ощущение, что я тебя знала раньше.

АЛЕКСЕЙ. Я впервый раз здесь. Полгода как из армии, работы нет… Лежал на диване, книжки читал… Вот решил попытать счастья. Мать там… а! (машет рукой).

КАТЯ. Аотец что, умер?

АЛЕКСЕЙ. Ушел… через два года после моего рождения. Потом мне мать рассказала, что это не мой отец.

КАТЯ. Акто был твой отец?

АЛЕКСЕЙ. Я никогда его не видел. Он меня – тоже.

КАТЯ. Слушай, как похоже! Хочешь, я про своего расскажу?

Алексей кивает. Катя встает, находит альбом, приносит его на кровать.

КАТЯ. Я редко его смотрю, боюсь фото. Такое ощущение, что они все – мертвые. Вот мой отец. Видишь, глаза блестят, рот открыт…

Рейсовый автобус.

Пьяный Алексей с длинными волосами едет в автобусе «Икарус». Дышит на стекло, щурится на кондукторшу, встает, болтается по пустому салону, подходит к кондукторше, дышит и на нее, снова щурится — что-то рассказывает, размахивая руками. Кондукторша отворачивается и кивает. Затем она отходит к водителю. Кроме них, в салоне сидит еще парнишка в натянутой на уши черной шапочке, в невзрачной куртке. Потом автобус встает.

АЛЕКСЕЙ (вытаскивает из внутреннего кармана бутылку и прикладываясь) Который час?

ПАРЕНЬ. Нет часов.

АЛЕКСЕЙ. Ну, восемь, девять, десять? Сколько примерно?

ПАРЕНЬ. Да хуй его знает! Часов девять. У нас автобусы рано перестают ходить.

АЛЕКСЕЙ. Мы где вообще? Мне в роддом надо.

Парень в куртке гогочет, плюет на пол и выскакивает наружу.

КОНДУКТОРША. Эй, алкаш. Конечная. Автобус дальше не пойдет.

АЛЕКСЕЙ. Уменя сын сегодня родился. Сын!

КОНДУКТОРША. Ты уже сказал. Все равно из автобуса надо выйти.

АЛЕКСЕЙ. Но за сына моего дома все-таки выпейте (выходит наружу).

КОНДУКТОРША. Давай, давай!

Микрорайон Сиреневый.

Алексей идет по темному шоссе. Несмотря на большое число многоэтажек, огней в окнах почти нет. Рядом черный провал. Возле шоссе обрыв, за которым видны гаражи. Он закуривает.

ПАРЕНЬ (сзади). Слышь, браток, притормози!

АЛЕКСЕЙ (оборачиваясь). А …

ПАРЕНЬ. Чё, заблудился?

АЛЕКСЕЙ. Темно.

ПАРЕНЬ (после паузы, улыбаясь). Чё, у тебя деньги-то есть?

АЛЕКСЕЙ (тоже улыбаясь). Да есть...

ПАРЕНЬ. Ну, давай!

АЛЕКСЕЙ. Уменя сын сегодня родился.

ПАРЕНЬ (неприятно ощериваясь). Сы-ы-ы-н… а не пиздишь?

Алексей осматривается по сторонам. Никого нет. Тогда он нелепо размахивается и бьет парня по лицу. Тот легко отбивает удар.

ПАРЕНЬ (певуче). Бля-а… Ну, сука, пидор...

На Лешу сыплются удары. Руками. Ногами.

АЛЕКСЕЙ (стоя на коленях). Ну, ты чё ... (и после очередного удара ложится).

После пинка ботинком в висок Алексей вырубается. Парень садится рядом с ним на корточки, быстро обшаривает карманы, достает кошелек, встает, харкает на лежащего. Затем быстро уходит в глубину микрорайона. Черные провалы между зданиями. Двор. Неожиданно загораются фары милицейского уазика. Грабитель жмурится, он ослеплен. К нему приближается милиционер.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Стоять, тихо, ноги врозь.

ПАРЕНЬ. Гражданин начальник, за что?

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Было бы за что, убили бы…(Хлопает по карманам) А зачем тебе два кошелька?

ПАРЕНЬ. На всякий случай.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Ну, давай подъедем в отделение. Там и разберем случай (подталкивает парня в спину по направлению к машине).

Милиционер вталкивает задержанного в заднюю дверь уазика, обходит машину и садится рядом с водителем. Машина урчит и выезжает на шоссе.

Милицейский уазик

ВОДИТЕЛЬ - МИЛИЦИОНЕР. Ну и что с этим?

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Два кошелька.

ВОДИТЕЛЬ - МИЛИЦИОНЕР. Гробанул?

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Или пьяного обшманал.

ВОДИТЕЛЬ - МИЛИЦИОНЕР. Эх, пивка бы сейчас.

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Мечтать – не вредно.

ВОДИТЕЛЬ-МИЛИЦИОНЕР. Смотри, там еще кто-то копошится…

Микрорайон Сиреневый.

Между шоссе и обрывом темнеет фигура. Это Алексей. Он запустил руку во внутренний карман, вытащил бутылку, выпил. Скривился, закашлялся. Рядом останавливается уазик. Из него выходит милиционер.

АЛЕКСЕЙ (улыбаясь). Закурить не будет?

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Когда вы только накуритесь!

АЛЕКСЕЙ. Да у меня сегодня сын родился!

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Много сегодня выпили, молодой человек?

АЛЕКСЕЙ. Да меня ограбили только что!

ПЕРВЫЙ МИЛИЦИОНЕР (ласково). Сейчас сядем, доедем до отделения, разберемся.

АЛЕКСЕЙ. Да мне в роддом надо!

Алексей рванулся к обрыву, милиционер повис на нем, сразу зверея. Оба покатились вниз. Клубок тел. Руки в захвате на шее у Алексея. Дно обрыва. Камни. Неестественно задранная голова милиционера. Алексей мазнул по лицу пальцем. Пробует на язык. С испугом смотрит на тело. Наверху включается сирена и мигалка. Шорох рации. Звук открывающейся двери. Звук шагов.

ВОДИТЕЛЬ-МИЛИЦИОНЕР. Миша, ты где?

Алексей неумело вцепился в кобуру на поясе у трупа, и начал, обрывая ногти, расстегивать ее.

ВОДИТЕЛЬ-МИЛИЦИОНЕР. Стой! Стрелять буду!

Алексей вырвал пистолет из кобуры. Вспышка и звук выстрела сверху. Алексей вытягивает руку в сторону шоссе и тоже стреляет. Пистолет вырывается из руки и падает на землю. Милиционер стреляет еще два раза. Алексей подбирает пистолет двумя руками и нажимает на курок. И снова. Вдруг воцаряется тишина. Алексей замирает, смотрит на пистолет, и срывается в бег.

Тяжелое дыхание. Высокие еле горящие фонари. Дворы многоэтажек. Детские городки - высокие и пустые. Таксофон. Крутящийся диск. Пока идут гудки, Алексей приплясывает.

ТЕНОР В ТРУБКЕ. Да?

АЛЕКСЕЙ. Дима! Але, Дима! Это Алексей!

ТЕНОР. А, Алексей, Алешенька, сынок! Ты откуда?

АЛЕКСЕЙ. Хрен знает. К тебе можно?

ТЕНОР. Можно-о-о… Видел роженицу? И как она тебе?

АЛЕКСЕЙ. Пока не видел.

ТЕНОР (с покровительственным смешком). Поздравляю, старик, поздравляю! От тебя?

АЛЕКСЕЙ (натужно улыбаясь). Да надеюсь!

ТЕНОР. Как наз...

АЛЕКСЕЙ. Слушай, Дима, ты можешь ко мне приехать?

ТЕНОР. Что?

АЛЕКСЕЙ. Мне нужна помощь!

ТЕНОР. Ты пьяный, что ли?

АЛЕКСЕЙ При чем тут пьяный! Я на улице! Дима! Я вляпался!

ТЕНОР. Слушай, Леш, у меня тут планы…

АЛЕКСЕЙ. Да блин, кого волнуют твои планы! Я мента замочил! Ты выйди, встреть меня где-нибудь, только...

ТЕНОР. Слушай, перезвони попозже, а?

АЛЕКСЕЙ. Уменя может не быть попозже!

ТЕНОР. Старик, мне тут в дверь звонят, перезвони попозже!

Короткие гудки

АЛЕКСЕЙ. Да ёб твою мать!

Улицы пусты. Стены домов. Номера, названия улиц. Железные двери подъездов. Все одинаковы. За спиной Алексея - шум голосов. Он вздрагивает, пытается не обернуться. Замер на месте. Поддатая компания проходит мимо него. Наступает тишина. И в тишине слышно, как скрежещет дверь подъезда в доме на той стороне пустыря - там, откуда эта компания вышла. И гулко хлопает на ветру. Алексей бежит через пустырь. Заходит внутрь подъезда. Он сидит на площадке. Его трясет. Он хватается за уши руками и тихонько воет, раскачиваясь, как будто молится. Постепенно вой становится громче. Лязг железной двери секции - и новая порция поддатых людей обоего пола, примерно его ровесников, выходит, шумя, на площадку, к лифту. Алексей замолкает. Компания смотрит на него. Он - на компанию. Меньше всех ему нравится тот, который вышел в тапочках. Вероятно, хозяин квартиры, жилец. Ему Алексей не нравится тоже: он брезгливо морщится и что-то говорит одной из женщин. Та кивает. Другая смотрит на Алексея, игриво улыбаясь. Пока не пришел лифт, все молчат. Когда створки раскрываются, уходящие наперебой благодарят... и дверца лифта закрывается. Хозяин, оставшись один, делает шаг в сторону Алексея, хочет что-то сказать... разворачивается и с грохотом закрывает за собой дверь секции. Алексей опять закрывает уши руками. И слышит, как открываются и закрываются еще две двери - в квартиру. Алексей поет. "Черного ворона", тихонько. Вдруг опять гремят запоры, он смолкает. На площадку опять выходит жилец, с мусорным ведром, в халате.

ЖИЛЕЦ. Земляк, это, конечно, не мое дело, но шел бы ты отсюда.

АЛЕКСЕЙ. Закурить не будет?

ЖИЛЕЦ (пожимает плечами и роняет снисходительно). Ну что, милицию вызвать?

И поворачивается спиной. И усмехается, слыша, как Алексей встает.

АЛЕКСЕЙ. Ну, вот что бы тебе, мужик, меня просто не заметить! Сижу, никому не мешаю... Что я у тебя, тепло из батареи украл?

ЖИЛЕЦ. Давай, давай... (оборачиваясь, видит наведенный на него пистолет).

АЛЕКСЕЙ. Будем знакомы. А ну, пошел (кивая стволом в сторону квартиры).

Катина квартира.

Из прихожей видна большая комната, одна дверь в ванную и дверь на кухню. Квартира прибрана и сверкает чистотой. На столе в кухню видна горка вымытой посуды.

АЛЕКСЕЙ (открывая дверь ванной). Это что у тебя? Великовата для тебя, но посиди…

Алексей подталкивает пистолетом хозяина квартиры, запирает его в ванной. Проходит на кухню. Смотрит на стопки чисто вымытой посуды.

Выглядывает в коридор, прислушивается. Возвращается. Открывает холодильник, достает водку. Наливает в чистую рюмку, пьет. Садится за стол. Видит перед собой пепельницу и пачку сигарет «Союз-Аполлон». Слышатся шаги в большой комнате (из спальни выходит Катя). Алексей хватает пистолет и бежит на шум. Катя с распущенными волосами без видимого волнения смотрит на Алексея.

КАТЯ. Привет.

АЛЕКСЕЙ. Здрасьте.

КАТЯ. Агде …

АЛЕКСЕЙ. Он заперт.

ЖИЛЕЦ (кричит из ванны). Катя, вызови милицию.

АЛЕКСЕЙ. Будем знакомы. Я грабитель. Понимаешь (показывает пистолет)? (Кричит) А ты, Дима, заткнись.

КАТЯ. Вы что, знакомы?

АЛЕКСЕЙ. Аего Димой зовут?

КАТЯ. Димой.

АЛЕКСЕЙ. Все таки имя – это судьба.

КАТЯ. Значит, знакомы…

АЛЕКСЕЙ. Значит, знакомы… Вы не будете против, если я позвоню?

КАТЯ. Уменя есть выбор?

АЛЕКСЕЙ. Боюсь, нет.

КАТЯ (подвигает телефон). Распоряжайтесь, чего там, разве можно отказать грабителю?

АЛЕКСЕЙ (набирая телефон). Садись.

Катя садится. Длинные гудки.

ТЕНОР В ТРУБКЕ. Да?

АЛЕКСЕЙ. Дима? Не разбудил?

ТЕНОР. Кто это?

АЛЕКСЕЙ. Уже не узнаешь?

ТЕНОР. Что тебе надо?

АЛЕКСЕЙ. Ну, что … хочу сказать - сука ты, Дима. Как и все вы здесь. Твари жеманные. Пока у гостя столицы деньги есть, его и потерпеть можно, а как у него проблемы, так и все, да? Голосом можно не играть, перспектив не рисовать, да? Ска-тина!

ТЕНОР. Пошел ты!

АЛЕКСЕЙ. Осторожней, Дима. У меня ствол. И адрес я знаю.

ТЕНОР. Чего ты хочешь?

АЛЕКСЕЙ. Яхочу в роддом!

ТЕНОР. Я тебя держу?

АЛЕКСЕЙ. Я не знаю адреса и телефона.

ТЕНОР. Посещение начинается с девяти. Запиши телефон…

АЛЕКСЕЙ (Кате). Возьми ручку и бумагу.

Катя подходит к стенке, достает ручку и бумагу.

ТЕНОР. Скем это ты?

АЛЕКСЕЙ. Что забздел? Со мной люди. Я с кем-то. Вот когда я тебе с автомата звонил, ты понимал - звонит никто!

КАТЯ. Что писать?

АЛЕКСЕЙ (в трубку). Давай телефон.

ТЕНОР. 555-25-25. Да…

АЛЕКСЕЙ. Нет. Понадобишься, позвоню или приеду! Сидеть и ждать ( вешает трубку)!

КАТЯ. Скем это ты…

АЛЕКСЕЙ. СДимой. У меня такое ощущение, что в жизни ты общаешься максимум с девятью. Лица разные, а по сути… Да и имена совпадают

КАТЯ. Все знакомо. Ничего не меняется. Завтра будет то же, что вчера.

АЛЕКСЕЙ. Уменя такое чувство… Что и через двадцать лет будут такие же квартиры, машины и люди.

КАТЯ. Не тяжело? (Кивает на пистолет).

АЛЕКСЕЙ. Ничего, я здоровый. А пожрать есть чего-нибудь?

КАТЯ. Пошли на кухню.

Они переходят на кухню. Алексей присаживается за стол. Катя открывает холодильник и достает салаты, закуски и т.д.

АЛЕКСЕЙ. Вот против чего не буду возражать, так это против повторов блюд.

КАТЯ. Попробуй студень. Кажется, получился.

АЛЕКСЕЙ. Присядь рядом. Давай выпьем.

КАТЯ (присаживается). За что пить будем?

АЛЕКСЕЙ. Первую - за знакомство.

КАТЯ (чокается). Будем знакомы!

АЛЕКСЕЙ. Между первой и второй. А теперь за моего сына! У меня родился сын!

КАТЯ. Да, хорошо отметил.

АЛЕКСЕЙ. Хорошо. Меня сегодня успели по этому поводу избить, ограбить, кинуть и почти арестовать. Плюс я человека убил. А может быть, двух.

КАТЯ. Хороший пример для подрастающего поколения.

АЛЕКСЕЙ. Может, вырастет – человеком станет. Да и все равно у него фамилия не моя.

КАТЯ. Как так?

АЛЕКСЕЙ. Она мне не жена.

КАТЯ. Аоткуда знаешь, что от тебя?

АЛЕКСЕЙ. Да он с ней год не спит.

КАТЯ. Почему?

АЛЕКСЕЙ. Не подпускают его.

КАТЯ. Акак объясняет?

АЛЕКСЕЙ. Ну, не спать всегда причина найдется.

Они смеются. Неожиданно Алексей целует Катю. Она отвечает. Задранный подол. Расстегнутая рубашка. Объятия. Спальня. Смятые простыни. Катя с Алексеем лежат по разным сторонам кровати. За окнами светло.

КАТЯ. Что ты собираешься делать?

АЛЕКСЕЙ. Ядосижу до девяти. Позвоню в роддом. Затем… Не знаю. Пойду сдаваться.

КАТЯ. Не расстраивайся. Может быть, он жив.

АЛЕКСЕЙ. Который из них?

КАТЯ. Да тебя все равно никто не знает! Даже если ты и убил кого-то, кто тебя найдет?

АЛЕКСЕЙ. Ты. Твой муж.

КАТЯ. С ним я улажу...

АЛЕКСЕЙ. И это уладишь? (Он поворачивается, она съеживается в постели) ладно, пора. (Он встает) Ты думаешь, у меня есть шанс?

КАТЯ. Шанс есть всегда.

Алексей выходит в большую комнату, находит клочок бумажки, садится на диван, кладет рядом пистолет, оборачивается к телефону и, смотря в бумажку, набирает номер.

АЛЕКСЕЙ. Девушка, можно Яковлеву из второй палаты?

ГОЛОС МЕДСЕСТРЫ. Сейчас посмотрю.

Алексей ждет. Катя выходит из спальни и протягивает ему брюки. Он кивает и, зажав трубку ухом, пытается влезть ногой в брючину. Поворачивается к ней спиной. Катя, держа у шеи простыню, другой рукой берет пистолет, осторожно и медленно. Вдруг она вздрагивает, Алексей весь подбирается.

АЛЕКСЕЙ. Здравствуй, рыбонька. Как ты? (Наступает долгая пауза) ты меня еще любишь?

ЯКОВЛЕВА. Не знаю...

АЛЕКСЕЙ. Слушай, я тут такого натворил, чтоб до утра дожить... Жанночка, ты не можешь теперь меня бросить. У нас же ребенок. Я приехал за вами, понимаешь?! Ты мне снишься каждую ночь...

ЯКОВЛЕВА. Ярада за тебя.

АЛЕКСЕЙ. Жаночка (он плачет). Ты не можешь к нему вернуться.

ЯКОВЛЕВА. Я от него и не уходила.

АЛЕКСЕЙ. Но это же мой ребенок!

ЯКОВЛЕВА. Вкаком смысле?

АЛЕКСЕЙ. Я его отец.

ЯКОВЛЕВА. Отец тот, кто кормит.

АЛЕКСЕЙ. Вы это с ним придумали? Ах ты (шарит рукой, он ищет пистолет, не находит, поворачивается к Кате – и видит пистолет в ее руках) Сука (и Катя спускает курок)!

Он падает замертво. Катя глядит на него. Недолго. В телефонной трубке слышатся гудки отбоя. Из-под тела Алексея выбегает красный ручеек. Запертый в ванне Дмитрий начинает выбивать дверь ванной.

Катина квартира, почти двадцать один год спустя.

Алексей в парике лежит на полу квартиры среди беспорядка, оставшегося после ограбления. Катя с ужасом смотрит на него.

КАТЯ. Ты кто?

АЛЕКСЕЙ. Откуда фотография?

КАТЯ. Мать выпросила у эксперта, когда узнала, что беременна. Отец там мертв.

АЛЕКСЕЙ. Почему она не сделала аборт?

КАТЯ. Не знаю. Не хотела.

АЛЕКСЕЙ. Амуж что сказал по этому поводу?

КАТЯ. Аон ушел потом. Года через два где-то.

АЛЕКСЕЙ. Тебя назвали в честь матери?

КАТЯ. Атебя?

Алексей кивает. Катя и Алексей молчат, вглядываясь друг в друга.

КАТЯ. Боже, грех-то какой…

АЛЕКСЕЙ. Все мы братья и сестры во Христе, а живем во грехе.

КАТЯ. Что же теперь делать?

АЛЕКСЕЙ. Ждать. Живем один раз – страдать недолго.

КАТЯ. Какие же мы ублюдки!

АЛЕКСЕЙ. Акто еще может родиться у бляди?

КАТЯ. Не смей так говорить о моей матери!

АЛЕКСЕЙ. Агде она?

КАТЯ. На даче.

Алексей подходит ближе к Кате. Звонок в дверь.

АЛЕКСЕЙ. Это она?

Катя недоуменно пожимает плечами. Идет открывать. На пороге появляется пьяный милиционер. Он не входит в квартиру.

ПЬЯНЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Ето квартира Истоминой Екатерины Паловны?

КАТЯ. Да, а что случилось?

ПЬЯНЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Игорь … здесь проживает?

КАТЯ. Да. А что случилось?

ПЬЯНЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Героическая женщина!

КАТЯ. Что случилось?

ПЬЯНЫЙ МИЛИЦИОНЕР (кричит вниз). Лексеич, тяни зятя наверх.

Снизу поднимается пьяный и возбужденный Игорь.

ПЬЯНЫЙ МИЛИЦИОНЕР. Апаспорт… Как все-таки Вы на мамашу похожи. Ну ладно. Совет да любовь. (Игорю) Часиков через пять заеду.

Игорь входит в квартиру. Милиционер козыряет, как может, и начинает спускаться вниз. Дверь захлопывается. Игорь и Катя стоят в прихожей.

ИГОРЬ. Да здравствует Екатерина-заступница!

КАТЯ. Что происходит? Ты из Чусового?

ИГОРЬ. Не добрался. Был неосторожен.

КАТЯ (констатирует факт). Ты напился и попал в вытрезвитель.

ИГОРЬ. Ага, без денег и ксивы.

КАТЯ. А скакой радости они тебя домой привезли?

ИГОРЬ. Слушай, Катька, у них там культ твоей мамочки: мстящая Екатерина разит супостата. Портрет мамаши на стенде…

КАТЯ. Значит, опять мама помогла?

ИГОРЬ. Да, она у тебя вездесущая и всеблагая… (проходит в комнату, видит Алексея, тот уже полностью одет, но все еще в парике). А это кто?

КАТЯ. По-моему, мой брат.

ИГОРЬ. Еще один подарочек от тещи?

КАТЯ. От отца…

АЛЕКСЕЙ (стаскивая парик). Будем знакомы.

ИГОРЬ (Кате). А как у него с ориентацией?

АЛЕКСЕЙ. Проверено, лишних дыр нет.

ИГОРЬ. Подожди…

АЛЕКСЕЙ. О, кажется, признавать стал.

ИГОРЬ (вытаскивая «Макаров»). Ах ты, сука…

КАТЯ (кричит) Откуда у тебя?

ИГОРЬ (наводя пистолет на Алексея). У Лексеича вытащил. Он пьяный, не заметил.

АЛЕКСЕЙ. Ты хоть знаешь, куда нажимать?

ИГОРЬ. Хочешь проверить?

КАТЯ. Успокойтесь!

ИГОРЬ. Давай-ка, родич, двигай в ванну.

АЛЕКСЕЙ (пятясь в ванну). Нет, предначертание есть и у вещей.

ИГОРЬ. Блядь, без разговоров!

Загоняет Алексея в ванную. Возвращается к Кате.

КАТЯ. Ичто ты собираешься делать?

ИГОРЬ. Приедут поклонники твоей мамаши, пусть они и разбираются.

КАТЯ. Азачем они приедут?

ИГОРЬ. Обещали помочь. Нас же ограбили!

КАТЯ. Он все вернул.

ИГОРЬ. Но все ли вернулось?

КАТЯ. Опять умствуешь?

ИГОРЬ. Боже, как я тебя ненавижу! Почти так же, как люблю!

КАТЯ. Игорь, успокойся.

ИГОРЬ. То-то ты всегда спокойная. Такая же отмороженная, как твоя мамаша!

КАТЯ. Оставь в покое мою мать!

ИГОРЬ. Сука!

КАТЯ. Это все, что ты обо мне знаешь?

ИГОРЬ. Боже, как я тебя знаю!

КАТЯ. И язнаю. Ты обыкновенный неудачник и импотент!

ИГОРЬ (поднимая пистолет). Хочешь сделать мне больно?

КАТЯ. Я ничего не хочу!

ИГОРЬ. Ничего и не будет (подносит пистолет к виску).

КАТЯ. Игорек, пули тупыми не бывают, имей в виду!

ИГОРЬ. Буду иметь.

Выстрел. Игорь падает. Алексей начинает выбивать дверь ванной. Катя присаживается рядом с Игорем, подбирает пистолет. Алексей с трудом выбирается наружу.

АЛЕКСЕЙ. Милая интеллигентная семья.

КАТЯ. Сними заклятие!

АЛЕКСЕЙ. Какое заклятие?

КАТЯ. Да будь ты проклят!

АЛЕКСЕЙ. Я-то при чем?

КАТЯ. Ну, а из-за кого он?..

АЛЕКСЕЙ. Сестричка…

КАТЯ. Какая я тебе сестричка?! Как я теперь все это объясню?!

АЛЕКСЕЙ. А, вот что тебя волнует.

КАТЯ. Дурак! Чего тебе надо? Чего ты приперся?!

АЛЕКСЕЙ. Я пришел за тобой.

КАТЯ. Я тебя здесь раньше не видела...

АЛЕКСЕЙ. Я только недавно обратился к Богу

КАТЯ. В каком смысле?

АЛЕКСЕЙ. В таком смысле, что я от этого и сбежал. Силушки-то много во мне... было... но дурной. Нехорошей.

КАТЯ. Я тебя сейчас убью.

АЛЕКСЕЙ. Так убивай! Только, если ты меня убьешь, от проклятия не избавишься. Оно только сильнее станет...

КАТЯ. Что же делать?

АЛЕКСЕЙ. Жить!

КАТЯ. Где?

АЛЕКСЕЙ. Везде. Бог тебя нигде не потеряет, а милиция искать не будет. Она тебя любит.

КАТЯ. Чего тебе надо?!

АЛЕКСЕЙ. Блин, ты не поверишь... Я хочу, чтоб хоть кто-то на этой сраной земле был счастлив.

КАТЯ. Откуда ты знаешь, какое счастье для другого?

АЛЕКСЕЙ. Счастье - оно одно. Вы только все накручиваете: свое…. Вы же по канату над пропастью километр пройдете, а на последнем шаге обосретесь — из принципа. Чтобы доказать свободу воли.

КАТЯ. Ты – наркоман?

АЛЕКСЕЙ (закуривая). Не надо наркотиков. Грибы, кактусы — это для животных. Животное — от слова «живот». Оно есть то, что оно ест. Человек — это голова, а голове нужен свет, и больше ничего ей не нужно.

КАТЯ (разгоняя дым пистолетом). А дым?

АЛЕКСЕЙ. Это временно. Маскировка... Я летаю без дыма.

КАТЯ. Идавно…

АЛЕКСЕЙ. Я не спал несколько ночей. То есть, спал, но урывками, клочками. И вот к утру третьего, что ли, дня я сидел, курил и вдруг ощутил что-то новое.

КАТЯ. Бога?

АЛЕКСЕЙ. Я понял что-то должно произойти. Что-то уже произошло. Что-то сдвинулось в мире, и меня должны забрать.

КАТЯ. Забрать?

АЛЕКСЕЙ. Ну да! Не то в другой город, не то в другое время... Это было очень странное ощущение. Я не мог понять, то ли я бесконечно счастлив сейчас, то ли запредельно несчастен. Ясно было только, что я очень одинок, как никто в мире. Никто...

КАТЯ. Ты, наверное, был счастлив.

АЛЕКСЕЙ. Не знаю! Я повис в каком-то сером пространстве, и мне было чудовищно легко. Но меня так никто не забрал и на рассвете

КАТЯ. Ну, заберут когда-нибудь...

АЛЕКСЕЙ. Бог действует через других людей. И никуда не спешит.

КАТЯ. Ты - сатанист?

АЛЕКСЕЙ. Не знаю.

КАТЯ. Помоги мне.

АЛЕКСЕЙ. Конечно, я помогу.

КАТЯ. Сними заклятье.

АЛЕКСЕЙ. Как?

КАТЯ. Надо разорвать круг!

АЛЕКСЕЙ. Какой?

КАТЯ. Неужели ты не понимаешь: когда-нибудь я убью тебя. И я рожу ублюдка.

АЛЕКСЕЙ. Ну и что? Может быть, для этого я и был призван

КАТЯ. Неужели ты не понимаешь: когда-нибудь я убью тебя. И рожу очередного ублюдка.

АЛЕКСЕЙ. Ну и что? Может быть, так и задумано.

КАТЯ. Живем один раз – страдать недолго. Помоги. Я не могу сама. Я не хочу (берет пистолет в рот и предлагает рукоятку Алексею).

АЛЕКСЕЙ (берет рукоятку). Я люблю тебя.

КАТЯ. М-м-м.

АЛЕКСЕЙ. До скорой встречи (нажимает на спуск). А ты красивая (проводит ладонью по щеке Кати, она никак не откликается на его прикосновение.)

Звонок. Алексей застывает. Звонок. Он идет к выходу, открывает дверь, за ней стоит женщина средних лет.

ЖЕНЩИНА. Кто Вы?

АЛЕКСЕЙ (всматривается в нее). Вы меня не узнаете?

ЖЕНЩИНА (после паузы). Кажется, я Вас уже видела вчера.

АЛЕКСЕЙ. Я– Катин брат.

ЖЕНЩИНА. Ачто у Вас были за хлопки?

АЛЕКСЕЙ. Пробки взорвались.

ЖЕНЩИНА. Лучше бы купили новые, а то «жучки» до добра не доведут.

АЛЕКСЕЙ. Вернется Екатерина Павловна, я посоветую…

ЖЕНЩИНА. Язайду вечером.

АЛЕКСЕЙ. Пожалуйста (закрывает дверь).

Он подходит к лежащим. Лицо его перекашивается, будто он готов разрыдаться. Но он справляется с собой. Слушает. Тишина.

АЛЕКСЕЙ. Ну, все, ребятки. Вот и познакомились. Совет вам да любовь, а мне пора (выходит).

Микрорайон Сиреневый.

Алексей закрывает квартиру. Дверь подъезда. Дорожка между домами. Еще один двор. За ним другой. Шоссе. Остановка. Он садится на лавочку. Смотрит вниз на асфальт. Поднимает глаза. Видит девушку. Она смотрит на него и не отводит взгляд, когда встречается с ним глазами. Он поднимается.

АЛЕКСЕЙ (двигаясь). Вы, наверное, сесть хотите?

ДЕВУШКА. Что?

АЛЕКСЕЙ. Вы, наверное, сесть хотите?

ДЕВУШКА (улыбаясь). Нет.

АЛЕКСЕЙ (вставая). Давайте хоть сумку подержу (берет сумку). Тяжелая… Я никогда не знакомился с девушками на улице. Не знаю, почему. Вроде бы не стеснительный.

ДЕВУШКА. Какая сегодня погода!

АЛЕКСЕЙ. Ага (он взмахивает сумкой). Я просто понял, что, если не заговорю с тобой сейчас, это будет самый большой грех на моей совести.

ДЕВУШКА. Аты большой грешник?

АЛЕКСЕЙ. Ну, как... Я грабил, убивал... Но это все в прошлом! Ты чего?!

Девушка хохочет.

АЛЕКСЕЙ. Я серьезно!

ДЕВУШКА. Хорошо, хорошо...

Он толкает ее плечом. Она толкает его в ответ.

ДЕВУШКА. Не тяжело (касается его руки)?

АЛЕКСЕЙ. Ничего, я здоровый (стискивает ее пальцы). Будем знакомы, меня зовут Алексей…

Со стороны за ними наблюдает знакомый пацаненок. Он бросает в их сторону последний взгляд и бежит к уличному ларьку. Там стоит небольшая стайка зевак. Два милицейских уазика. Идет осмотр трупа напарника Алексея.

КРИМИНАЛИСТ (оперу). Бытовуха, скорее всего.

ОПЕР. Пускай следователь разбирается. Он умный. Как меня это все достало…

Подъезжает машина с тележурналистами.

ОПЕР. Ну что, трупные мухи? Прилетели?

ЖУРНАЛИСТ. Да ладно тебе, Лексеич. У тебя своя работа, у меня своя.

ОПЕР. Ине надоело?

ЖУРНАЛИСТ. Пока людям нравится смотреть дерьмо, всегда будут те, кто это дерьмо показывает.

ОПЕР. Да ведь этого дерьма уже выше крыши. Хоть бы что доброе показали. Светлое, блядь!

ЖУРНАЛИСТ. Закажут, покажем. (В сторону оператора) Ну что, готов?

ОПЕРАТОР. Хоккей.

ЖУРНАЛИСТ (развязным тоном, глядя в камеру). Очередная пьяная разборка в микрорайоне Сиреневый закончилась плачевно…

КОНЕЦ .

Агафонов Андрей
Лагунов Сергей

родился 25.11.68, живет в Екатеринбурге

.

copyright 1999-2002 by «ЕЖЕ» || CAM, homer, shilov || hosted by PHPClub.ru

 
teneta :: голосование
Как вы оцениваете эту работу? Не скажу
1 2-неуд. 3-уд. 4-хор. 5-отл. 6 7
Знали ли вы раньше этого автора? Не скажу
Нет Помню имя Читал(а) Читал(а), нравилось
|| Посмотреть результат, не голосуя
teneta :: обсуждение




Отклик Пародия Рецензия
|| Отклики

Счетчик установлен 24.02.2001 - Can't open count file